Вторник, 06.12.2016, 05:51
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ (ДОКТРИНА И ПРАКТИКА)

А.Е. ШЕРСТОБИТОВ

 

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ (ДОКТРИНА И ПРАКТИКА)


Шерстобитов А.Е., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права МГУ им. М.В. Ломоносова.


В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, подготовленной в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, указывается, что развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей. В этих целях в Концепции "предлагается широкий спектр мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования, - введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, конкретизация лишаемых правовой защиты "иных форм злоупотребления правом"..." <2>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2008. N 29 (ч. 1). Ст. 3482.

<2> Одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. // Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 26.


В связи с этим ст. 10 ГК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

"Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления, полностью или частично отказывает лицу в защите принадлежащего ему права, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, когда злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, если иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (статьи 15, 1064).

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Материалы Международной научно-практической конференции "Проблемы совершенствования гражданского законодательства", проводившейся 22 ноября 2010 г. Исследовательским центром частного права, Российской школой частного права и Торгово-промышленной палатой РФ. М.: Статут, 2010. С. 7 - 8.


В новой редакции ст. 10 ГК РФ в отличие от прежней содержится иная трактовка категории "злоупотребление правом", что требует ее теоретического осмысления, которое вряд ли возможно без тщательного анализа истории развития данного института, а также сложившейся за более чем 15-летний период действия части первой ГК РФ судебной практики.

В теории гражданского права были высказаны различные точки зрения по вопросу о том, был ли известен римскому праву запрет злоупотребления правом в качестве общего принципа. Одни исследователи считали, что римское право не знало такого принципа, и вопрос сводился, по существу, к отказу в защите права применительно к конкретным случаям, упоминавшимся в древних источниках права <1>. Другие ученые полагали, что римскому праву данный принцип был известен, а в источниках речь шла лишь о частных случаях <2>.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (серия "Классика российской цивилистики"). М.: Статут, 2003. С. 114; Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав (серия "Классика российской цивилистики"). М.: Статут, 2000. С. 26 - 27; и др.

<2> См., например: Барон Ю. Система римского гражданского права / Пер. с нем. Л. Петражицкого. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический Центр-Пресс", 2005. Кн. 1. С. 227 - 228; Виндшейд Б. Учебник пандектного права / Пер. с нем.; под ред. и с примеч. С.В. Пахмана. СПб., 1874. С. 306; Доманжо В. Ответственность за вред, причиненный путем злоупотребления правом: Уч. зап. Казанского Императорского университета. Казань, 1913. С. 4.


Начиная с XVIII в. большинство законодательных актов европейских государств уже предусматривали ответственность за вред, причиненный при осуществлении права. Недопустимость злоупотребления правом была признана вначале в Прусском земском уложении 1794 г., затем в Саксонском гражданском уложении 1863 г. и, наконец, в Гражданском уложении Германской империи 1896 г. Кроме того, нельзя не отметить большой вклад в разработку принципиального правила о запрете злоупотребления правом во французской цивилистической науке и судебной практике <1>.

--------------------------------

<1> Подробно см.: Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность. М.: Статут, 2003. С. 15 - 78; Волков А.В. Теория концепции "злоупотребление гражданскими правами". Волгоград: Станица 2, 2007. С. 31 - 46.


Заслугой немецкой правовой мысли XIX в. стало введение в научный оборот самого термина "шикана", ставшего впоследствии общепризнанным для обозначения такого пользования правом, которое осуществляется исключительно для того, чтобы причинить вред другому лицу <1>. Кроме того, после принятия в 1896 г. Германского гражданского уложения (ГГУ), когда была осознана и воплощена в законе необходимость безоговорочного запрета шиканы, без преувеличения началась новая эпоха в понимании ее сущности <2>. За все время существования ГГУ никакие изменения не коснулись содержания § 226, который достаточно часто применяется судами Германии. Германское право оказало очевидное влияние на становление данного института в России <3>.

--------------------------------

<1> До XIX в. подобные действия лица обозначались в немецкой юридической литературе как rechtsmissbrauch (см.: Доманжо В. Указ. соч. С. 6).

<2> Яценко Т.С. Указ. соч. С. 26 - 29.

<3> Там же.


В ст. 2 Швейцарского гражданского уложения запрет злоупотребления правом был сформулирован наиболее широко и не исчерпывался запретом шиканы. "Всякий при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей должен поступать по доброй совести, очевидное злоупотребление правом недопустимо" <1>.

--------------------------------


КонсультантПлюс: примечание.

Монография О.А. Поротикова "Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом" включена в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.


<1> См.: Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. М.: Волтерс Клувер, 2008.


В Российской империи в конце XIX - начале XX в. в ряде научных работ по частному праву, а также в некоторых судебных решениях, в том числе и Кассационного департамента Сената, обнаруживаются попытки обосновать необходимость ограничения принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав, в частности пользование правами, единственной целью которого являлось причинение вреда другому лицу. Данные предложения обосновывались положениями римского права и ссылками на нормы гражданских законов зарубежных государств, устанавливавших ответственность за такое осуществление права <1>.

--------------------------------

<1> См.: Доманжо В. Вопрос об ответственности за вред, причиненный при осуществлении права, в проекте нашего Гражданского уложения // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича (серия "Классика российской цивилистики"). М.: Статут, 2005. С. 421 - 450.


Кроме того, в начале XX в. была сделана попытка отразить категорию шиканы в законодательстве путем закрепления ее в Гражданском уложении Российской империи. Однако революционные события 1917 г. не позволили принять Уложение. Таким образом, в дореволюционной России общий запрет злоупотребления правом не был законодательно закреплен.

После Октябрьской революции категория злоупотребления правом не предусматривалась в российском законодательстве вплоть до принятия в 1994 г. части первой Гражданского кодекса РФ. Однако проблема злоупотребления правом была известна советскому гражданскому праву и активно исследовалась в работах многих выдающихся ученых-цивилистов <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия АН СССР, отделение экономики и права. 1946. N 6; Рясенцев В.А. Условия и юридические последствия отказа в защите гражданских прав // Советская юстиция. 1962. N 9; Братусь С.Н. О пределах осуществления гражданских прав // Правоведение. 1967. N 3; Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав (серия "Классика российской цивилистики"). М.: Статут, 2000; и др.


Пределы осуществления гражданских прав устанавливались в ст. 1 ГК РСФСР 1922 г. следующим образом: "Гражданские права охраняются законом, за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социально-хозяйственным назначением" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданский кодекс РСФСР с постатейно-систематизированными материалами / Под ред. С. Александровского. 3-е изд. М., 1928; Грибанов В.П. Указ. соч. С. 64 - 103.


Категория шиканы не только исследовалась в научной литературе, но и была известна судебной практике 20 - 50-х годов XX в., которая применяла к лицам, осуществлявшим свое право с целью ущемления чужих интересов, ст. 1 ГК РСФСР, отказывая на ее основе в защите принадлежащего им права. Следовательно, Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., не закрепляя непосредственно категорию "злоупотребление правом", охватывал ее своим запретом.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. был провозглашен аналогичный принцип. Согласно ст. 5 Основ и ст. 5 ГК РСФСР 1964 г. он применялся к лицам, допустившим злоупотребление при осуществлении права собственности, неимущественных прав, в обязательственных отношениях. В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. <1> также предусматривался этот принцип. Его содержание составлял запрет осуществления гражданских прав в противоречии с их социальным назначением, под которым понималось в том числе и злоупотребление правом.

--------------------------------

<1> Утверждены Законом СССР от 31 мая 1991 г. // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.


Невозможно с точностью определить каждую ситуацию, в которой имело бы место злоупотребление правом в том значении, в котором о нем идет речь в ст. 10 ГК РФ. Не вызывает никаких сомнений то, что ст. 10 ГК РФ по объему шире принципа Schikanerverbot (запрет шиканы). В п. 1 ст. 10 ГК РФ речь идет как о шикане, так и об иных формах злоупотребления правом. Кроме того, в ч. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ указывается на недопустимость использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Но даже в этой сфере ст. 10 ГК РФ начинает действовать только там, где нет других конкретных применимых норм в антимонопольном законодательстве. Так, В.С. Ем, перечисляя случаи злоупотребления доминирующим положением, нашедшие отражение в антимонопольном законодательстве, справедливо подчеркивает, что таковые являются простыми правонарушениями, поэтому при их совершении будет применяться не относительно определенная санкция, предусмотренная п. 2 ст. 10 ГК РФ, а конкретные санкции, установленные этим законодательством <1>.

--------------------------------


КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Общая часть" (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).


<1> Гражданское право: Учебник: В 4 т. Общая часть / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. Т. 1 (серия "Классический университетский учебник"). С. 541 - 542.


Таким образом, понятие "злоупотребление правами в иных формах" охватывает случаи злоупотребления правом, которые выходят за рамки шиканы. Оно предполагает осуществление права таким образом, что причиняется вред без какого-либо конкретного намерения его причинить. Чтобы определить, имело ли место в каком-либо конкретном деле злоупотребление правами, требуется, с одной стороны, очень тщательное изучение всех фактов и обстоятельств, в частности, в отношении элемента общего намерения управомоченного лица, а с другой стороны, установления признаков злоупотребления правом.

Злоупотребление правом является специальным видом гражданского правонарушения, которое совершается обладателем субъективного права во время или в процессе осуществления этим лицом такого права. Оно заключается в осуществлении права конкретным образом, который является несовместимым с социальным назначением права и причиняет вред другому лицу, либо в силу наличия исключительного умысла причинить вред (шиканы), либо как следствие осуществления права таким образом (иные формы злоупотребления правом).

Злоупотребление правом является гражданским правонарушением, характеризующимся следующим образом:

во-первых, с объективной точки зрения всегда имеется конкретная форма осуществления субъективного гражданского права, не соответствующая цели, с которой субъективное гражданское право предоставляется участникам соответствующих гражданских правоотношений;

во-вторых, с субъективной точки зрения злоупотребление правом всегда представляет собой виновное действие. При этом различают две формы злоупотребления правом: в первом случае - шикана - действие, которое было совершено с исключительным намерением причинить вред другому лицу; во втором случае - действие, которое было совершено без исключительного намерения причинить вред, однако оно объективно причиняет вред другому лицу, например по неосторожности;

в-третьих, лицо, допускающее злоупотребление правом, является обладателем субъективного гражданского права. Потерпевшим при злоупотреблении правом должно быть лицо, отличное от обладателя субъективного гражданского права, которому в результате ненадлежащего осуществления данного права был нанесен ущерб;

в-четвертых, в отсутствие вредных последствий считается, что злоупотребление правом не имело места;

в-пятых, необходимо наличие причинно-следственной связи между конкретной формой использования субъективного гражданского права, несовместимой с целью, с которой это субъективное право было предоставлено его обладателю, с одной стороны, и причинением вследствие этого ущерба потерпевшему, с другой стороны.

Вопрос отнесения конкретного действия к категории "злоупотребление правом", допущенного без намерения нанести ущерб, но которое объективно привело к нанесению ущерба, - иными словами, установления существования злоупотребления правом в иных формах, - должен решаться на основе анализа объективных и субъективных факторов, которые имели место во время осуществления рассматриваемого субъективного права. В любом случае необходимо установить, что применение рассматриваемого права осуществлялось в противоречии с целью, для которой это право предоставляется. Следовательно, для выявления злоупотребления правом необходимо определить конкретные доказательства того, что применение права на практике привело к такому очевидному и недвусмысленно неверному его использованию, что оно представляется не соответствующим самому назначению указанного права.

Весьма важно подчеркнуть, что в действующей в настоящее время редакции п. 1 ст. 10 ГК РФ под злоупотреблением правом понимается особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм поведения в рамках дозволенного общего типа поведения <1>. Как шикана, так и другие формы злоупотребления правом должны обладать ранее описанными признаками. Разница обнаруживается только в их субъективной стороне.

--------------------------------

<1> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 63.


В предлагаемой проектом Федерального закона о внесении изменений и дополнений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ <1> редакции п. 1 ст. 10 ГК РФ законодатель совершенно справедливо уточняет смысл категории "злоупотребление правом", заменяя "действия граждан и юридических лиц" на "осуществление гражданских прав". Вместе с тем происходит отказ от использования термина "злоупотребление правом в иных формах", который заменяется на "действие в обход закона, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав". При этом, как указывается в Концепции, это сделано для конкретизации лишаемых правовой защиты "иных форм злоупотребления правом". Прежде всего обращает на себя внимание то обстоятельство, что отказ от термина "злоупотребление правом" в иных формах вовсе не случаен, так как ни действия в обход закона, ни иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав таковыми не являются. Так, действия в обход закона далеко не всегда связаны с осуществлением гражданских прав. Лучшим примером тому может служить п. 2 ст. 170 ГК РФ о ничтожности притворной сделки. Кроме того, под категорию "злоупотребление правом" подводятся разноплоскостные понятия: шикана, которая традиционно трактуется как осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, т.е. его осуществление с целью, не соответствующей назначению указанного права, и действия в обход закона, которые служат средством для достижения какой-то цели. Следует учитывать, что такие действия могут не быть направлены на осуществление права с целью, не соответствующей его назначению.

--------------------------------

<1> В настоящее время проект Федерального закона о внесении изменений и дополнений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ обнародован, в частности, на портале частного права (www.privlaw.ru).


Точно так же и с "иным заведомо недобросовестным осуществлением гражданских прав". Применение этого критерия может значительно усложнить применение п. 1 ст. 10 ГК РФ в судебной практике. Так, в п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> объясняется, что суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении иска о признании недействительным решения совета директоров акционерного общества, признав предъявление истцом указанного требования злоупотреблением правом на оспаривание, поскольку нарушение устава общества при принятии оспариваемого решения вызвано недобросовестными действиями самого истца.

--------------------------------

<1> Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2008 г. N 127 // Вестник ВАС РФ. 2009. N 2.


Генеральный директор АО обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным решения совета директоров, которым были досрочно прекращены его полномочия и избран новый генеральный директор. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, исковое требование было удовлетворено, поскольку уставом общества предусматривалось, что решения совета директоров по вопросам назначения и досрочного прекращения полномочий генерального директора общества принимаются не менее чем пятью голосами при обязательном присутствии на заседании всех членов совета директоров. Оспариваемое решение принято на заседании совета директоров, в котором не участвовал один его член. При таких обстоятельствах оспариваемое решение совета директоров является незаконным как принятое с нарушениями требований, содержащихся в уставе общества.

Суд кассационной инстанции названные судебные акты отменил, в удовлетворении иска отказал, обратив внимание на то, что в рассматриваемом случае в заседании совета директоров не принял участие сам истец, который, будучи генеральным директором общества, являлся также членом совета директоров. Судом установлено, что истец был надлежащим образом извещен о месте и времени проведения заседания совета директоров, а также о его повестке дня, при этом им не оспаривалось отсутствие уважительных причин неучастия в заседании. Таким образом, истец, являясь лицом, напрямую заинтересованным в непринятии советом директоров решения по вопросу о досрочном прекращении своих собственных полномочий как генерального директора, воспользовался указанным положением устава общества, для того чтобы посредством неявки в заседание совета директоров блокировать принятие данного решения. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд кассационной инстанции признал действия истца злоупотреблением правом на оспаривание решения совета директоров, поскольку нарушение устава общества при принятии оспариваемого решения вызвано недобросовестными действиями самого истца (неучастием без уважительных причин в работе совета директоров). С учетом названных обстоятельств иск не подлежал удовлетворению в силу положений абз. 1 п. 1 и п. 2 ст. 10 ГК РФ.

Из приведенного примера видно, что применение положений абз. 1 п. 1 и п. 2 ст. 10 ГК РФ здесь связано вовсе не с недобросовестными действиями самого истца, а с тем, что он использовал конкретную форму осуществления права на оспаривание (истец, надлежащим образом извещенный о месте и времени проведения заседания совета директоров, а также о его повестке дня и не оспаривавший свое отсутствие в заседании без уважительных причин, являясь лицом, напрямую заинтересованным в непринятии советом директоров решения по вопросу о досрочном прекращении своих собственных полномочий как генерального директора, использовал право на оспаривание, для того чтобы посредством неявки в заседание совета директоров блокировать принятие данного решения). Были ли при этом действия истца заведомо недобросовестными или нет, имеет значение только для квалификации их в качестве шиканы или злоупотребления правом в иной форме. Немаловажно и то, что в приведенном случае речь идет действительно об осуществлении права на оспаривание в противоречии с его назначением. Но ведь существуют примеры, когда заведомо недобросовестное осуществление права составляет состав конкретного правонарушения, а не случай злоупотребления правом по ст. 10 ГК РФ. Так, согласно ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Наконец, использование термина "заведомо" неизбежно наводит на мысль о том, что такие действия должны совершаться исключительно с прямым умыслом, а потому могут подпадать под понятие "шикана" <1>.

--------------------------------

<1> Не следует также забывать, что принцип добросовестности в гражданском праве может пониматься как в субъективном, так и в объективном смысле (об этом подробнее см.: Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права (серия "Классика российской цивилистики"). М.: Статут, 2002; Скловский К. Применение норм о доброй совести в гражданском праве // Хозяйство и право. 2002. N 9; Михайлов С.В. Значение категории добросовестности для обязательственных отношений и последствий недействительности договоров цессии // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей. М.: Статут, 2006; Самойлов Е.Ю. Добросовестность как предпосылка защиты приобретателя в гражданском обороте // Вестник гражданского права. 2009. N 3; Маковская А.А. Добросовестность участников залогового правоотношения и распределение рисков между ними // Основные проблемы частного права. М.: Статут, 2010; и др.


Вопрос о действиях в обход закона имеет еще одну сторону, которая должна учитываться при рассмотрении проблем злоупотребления правом. Прежде всего следует иметь в виду, что обход закона относится к применению и толкованию правовых норм, а не к осуществлению субъективных гражданских прав. По справедливому замечанию А.И. Муранова, объединение понятий "обход закона" и "злоупотребление правом" расширяет значение понятия "злоупотребление правом" и придает ему новый смысл. "Злоупотребление правом" предстает в этом случае как совершение действий, которыми лицо хотя и реализует свое основанное на законе право, но которые не отвечают цели (смыслу, интересу) закона <1>.

--------------------------------

<1> См.: Муранов А.И. Попытка внедрения в Гражданский кодекс РФ понятия "обход закона" и российская адвокатура // Адвокат. 2011. N 4. С. 5 - 9.


Большой интерес в этом смысле представляет также Заключение Института зарубежного и международного частного права имени Макса Планка, подготовленное профессором Ю. Базедовым и доктором права Е. Курцински-Сингер, содержащее комментарии новой редакции ст. 10 "Пределы осуществления гражданских прав" ГК РФ, в котором авторы, говоря о понятии "обход закона", подчеркивают, что данное понятие описывает ситуацию, когда действия адресата нормы, хотя и не совпадают с прямо запрещенными данным законом действиями, все же, однако, ведут к результату, на предотвращение которого данная норма направлена. Следовательно, обход закона имеет место тогда, когда посредством избранного юридического оформления действий лица цель правовой нормы подрывается <1>. Обход закона отличается от злоупотребления правом тем, что при обходе закона имеет место претензия на обоснование действующего права, когда посредством частных усилий создаются правоустанавливающие факты, но с точки зрения правопорядка это обоснование является искусственной конструкцией, и эти факты не могут иметь последствий, которыми их должна была бы наделить предписанная норма права. Таким образом, правопорядку противоречит не осуществление субъективного права, а способ его оформления <2>.

--------------------------------

<1> MAX-PLANK-INSTITUT FUR AUSLANDISCHES UND INTERNATIONALES PRIVATRECHT. Prof. Dr. Dr.h.c. Jurgen Basedow, Dr. Eugenia Kurzynsky-Singer Gutachten (Den Gegenstand der Begutachtung bildet der Vjrschlag zur Anderung des Art. 10 des russischen Zivilgesetsbuchs (ZGB RF). Hamburg, den 02.02.2011. S. 1 - 2. Следует отметить, что, по мнению авторов Заключения, если в германской юриспруденции проводится четкое различие между злоупотреблением правом и обходом закона, то в практике Европейского суда эти понятия иногда смешиваются.

<2> Ibid. S. 3.


Итак, обход закона представляет собой проблему или аргументационный подход при толковании правовых норм. То есть обход закона - это не особая причина для ничтожности юридического действия и не самостоятельный правовой институт, а случай применения телеологического толкования и, следовательно, вопрос применения права, связанный с действием права и реализацией регулятивного содержания самой нормы <1>.

--------------------------------

<1> Ibid. S. 7, 9. Перевод Заключения подготовлен преподавателями кафедры международного частного и гражданского права МГИМО (У).

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (26.03.2016)
Просмотров: 394 | Теги: право, гк | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016