Четверг, 08.12.2016, 03:07
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Заявление ходатайств, представление доказательств

УЧАСТИЕ АДВОКАТА В СУДЕ

Заявление ходатайств, представление доказательств

Одним из достаточно важных обстоятельств при осуществлении адвокатом защиты в ходе судебного следствия является правильный выбор момента заявления тех или иных ходатайств, представление суду доказательств. В таких случаях следует учитывать, в какой момент заявленное адвокатом ходатайство будет наиболее эффективным, получит удовлетворение со стороны суда. Преждевременное или несвоевременное заявление того или иного ходатайства, в том числе о представлении суду доказательств, может нарушить дальнейшую линию защиты. Напротив, своевременное заявление ходатайства может оказаться неожиданным для гособвинителя, в связи с чем последний может не найти по нему обоснованного возражения и ходатайство будет удовлетворено судом.

К примеру, ходатайства о признании доказательств недопустимыми уместнее всего заявлять после изучения в ходе судебного следствия того доказательства, на которое направлено такое ходатайство, иначе оно (ходатайство) будет признано судом преждевременным либо будет отказано в его удовлетворении, что, правда, не лишает возможности заявить его в дальнейшем. Однако эффект неожиданности уже будет утрачен, а гособвинитель сможет своевременно подготовиться на будущее к возражениям на планируемое адвокатом ходатайство.

Рассмотрим некоторые случаи заявления ходатайств о признании доказательств недопустимыми, как полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Иногда встречаются случаи, когда один или оба понятых участвуют в целом ряде следственных действий в рамках одного уголовного дела. Такое участие может быть, к примеру, в ходе проведения нескольких опознаний. Участие одних и тех же понятых в различных следственных действиях по одному уголовному делу может привести к признанию доказательств, полученных в результате проведения указанных действий, недопустимыми, как полученными с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Так, согласно п. 2 ч. 2 ст. 60 УПК РФ понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники. Таким образом, приняв участие в одном следственном действии, понятой становится участником уголовного судопроизводства и не может принимать участие в качестве понятого в других следственных действиях.

...С. и М. признаны виновными в покушении на присвоение чужого имущества, вверенного виновным, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения.

Преступление совершено в ночь на 04.07.2005 при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора.

Вину свою С. и М. не признали.

В кассационном представлении прокурор, считая назначенное С. и М. наказание мягким, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Л.Н. Ефимова в кассационной жалобе просит приговор отменить, считая вину С. и М. недоказанной. Указывает, что показания В. и Т. являются противоречивыми. Полагает, что все следственные действия проведены с нарушением закона.

В возражениях на жалобу прокурор Верхотурского района просит оставить жалобу адвоката Ефимовой без удовлетворения, приговор отменить по доводам представления.

Обсудив доводы кассационного представления, кассационной жалобы, Судебная коллегия считает вину С. и М. в совершении преступления доказанной.

Суд обоснованно положил в основу обвинительного приговора показания свидетелей Т. и В., которые подтвердили в суде, что видели, как С. и М. сливали с тепловоза дизельное топливо в бочки.

Оснований не доверять показаниям данных свидетелей у суда не имелось, поскольку они последовательны и непротиворечивы на протяжении всего предварительного и судебного следствия.

Свидетель Б. в суде показал, что видел в 20 метрах от тепловоза под управлением С. бочки.

Из следственного эксперимента усматривается, что с тепловоза возможно произвести слив дизельного топлива с помощью шланга.

Специалист Р. подтвердил, что слить топливо из тепловоза возможно путем подсоединения шланга к фильтру тонкой очистки топлива.

Доводы о непричастности С. и М. к совершению преступления, аналогичные доводам кассационной жалобы, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными.

Вместе с тем Судебная коллегия находит обоснованным довод адвоката о признании протоколов осмотра места происшествия с участием Л. недопустимыми доказательствами.

Согласно ст. 60 УПК РФ понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники.

Как видно из материалов дела, Л., участвовавшая в качестве понятой при осмотре места происшествия, является женой В., который был свидетелем преступления.

Таким образом, Л. не могла участвовать в качестве понятой при осмотре места происшествия, в связи с чем Судебная коллегия признает протоколы осмотра места происшествия с участием Л. недопустимыми доказательствами.

Однако факт нахождения бочек и шланга возле тепловоза не оспаривают и сами осужденные.

Судебная коллегия считает, что обстоятельства дела исследованы всесторонне, объективно, полно.

Правовая оценка действиям М. и С. судом дана правильная.

Довод представления о мягкости назначенного осужденным наказания Судебная коллегия считает несостоятельным.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона. При этом суд учел смягчающие обстоятельства: положительные характеристики с места работы и жительства, а также то, что ранее к уголовной ответственности С. и М. не привлекались, у С. на иждивении находится несовершеннолетний ребенок.

Отягчающих обстоятельств суд не усмотрел.

С учетом смягчающих обстоятельств суд пришел к правильному выводу о том, что исправление С. и М. возможно без изоляции от общества.

Судебная коллегия считает назначенное осужденным наказание справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила: приговор Верхотурского районного суда Свердловской области от 07.05.2007 в отношении С. и М. изменить: признать недопустимыми доказательствами протоколы осмотра места происшествия с участием в качестве понятой Л.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, кассационное представление прокурора и кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения <1>.

--------------------------------

<1> Извлечение из Определения Свердловского областного суда от 13.07.2007 по делу N 22-7266/2007 // СПС "КонсультантПлюс".

 

Оперативно-розыскные мероприятия являются процессуальными действиями, но не являются следственными, в связи с чем требования к их проведению несколько иные, нежели к следственным действиям. При выдаче закупщику денежных средств, а затем при добровольной выдаче закупленного товара и личном обыске лица, у которого закупался товар, как правило, участвуют понятые, о чем указывается в соответствующих протоколах процессуальных действий. В Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности" такого определения, как "понятой", не содержится, а согласно ст. 17 названного Закона отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту.

И хотя участие понятых в проведении оперативно-розыскных мероприятий не предусмотрено законом об оперативно-розыскной деятельности, а само проведение оперативно-розыскных мероприятий не регламентировано уголовно-процессуальным законом, все же участие одних и тех же понятых в ходе проведения разных процессуальных действий (например, выдача денежных средств, добровольная выдача закупленного товара и т.п.) в рамках одного ОРМ либо наличие родственных отношений понятого с одним из участников ОРМ все же имеет процессуальное значение и может рассматриваться как основание недопустимости полученных в результате проведенных ОРМ доказательств.

Так, согласно ст. 4 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция РФ, названный Закон и другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные акты федеральных органов государственной власти. При этом ч. 2 ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" прямо указывает на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Уголовно-процессуальный закон (ст. 89 УПК РФ) запрещает использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом.

...А.В. Сыроватский и Н.А. Шестаков обвинялись в получении взятки группой лиц по предварительному сговору в крупном размере в виде денег через посредника за действия в пользу взяткодателя, входящие в его служебные полномочия, а Шестаков еще и с вымогательством.

Согласно предъявленному обвинению Шестаков, работавший старшим оперуполномоченным отделения оперативно-розыскной части Управления налоговых преступлений УВД <...>, имевший специальное звание капитана милиции, с 11.12.2006 по 10.01.2007 на основании постановления заместителя начальника УВД <...> от 11.12.2006 проводил проверку финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности ООО "<...>", директором которого был М.

Узнав об этом, А.В. Сыроватский, являвшийся старшим оперуполномоченным отделения по организации раскрытия умышленных убийств, убийств по найму и с применением взрывных устройств отдела организации раскрытия преступлений против личности и оперативно-розыскной работы оперативно-розыскной части криминальной милиции и находившийся в дружеских отношениях как с Шестаковым, так и с М., 20.12.2006 предложил Шестакову вступить в преступный сговор, направленный на вымогательство и получение взятки в сумме <...> рублей у директора вышеназванного предприятия М., на что Шестаков согласился.

Согласно распределенным ролям Н.А. Шестаков изъял в ходе проверки в ООО "<...>" бухгалтерскую документацию и ноутбук, содержащий сведения о финансово-хозяйственной деятельности предприятия, выявил нарушения налогового законодательства, допущенные М., и сообщил об этом Сыроватскому, который, в свою очередь, потребовал от М. за прекращение проверки финансовой деятельности предприятия, укрывательство выявленных в ходе проверки нарушений и за отказ в возбуждении уголовного дела <...> рублей.

После этого А.В. Сыроватский и Н.А. Шестаков в два приема (28.12.2006 и 18.01.2007) получили от М. часть оговоренной суммы - <...> рублей и <...> рублей. При передаче Сыроватским в его автомашине <...> рублей Шестакову были задержаны сотрудниками ОСБ при УВД <...>.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны недоказанными фактические обстоятельства получения взятки.

На основании данного вердикта судом постановлен оправдательный приговор в отношении обоих подсудимых за неустановлением события преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель И.А. Фадейкина со ссылкой на нарушения уголовно-процессуального закона, связанные с ограничением права государственного обвинителя, потерпевшего и его представителя на представление доказательств, повлиявшее на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, ставится вопрос об отмене оправдательного приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в суд.

В этой связи государственный обвинитель оспаривает обоснованность решения суда от 22.12.2008 об исключении из числа допустимых к судебному разбирательству доказательств: протоколов осмотра и пометки денег от 16.01.2007, осмотра места происшествия от 18.01.2007 и п. 3 протокола осмотра предметов от 29.01.2007; задержания Шестакова от 18.01.2007 в части производства личного обыска и п. 14 протокола осмотра от 29.01.2007. По мнению государственного обвинителя, участие понятых в проведении оперативно-розыскных мероприятий не предусмотрено законом об оперативно-розыскной деятельности, а само проведение оперативно-розыскных мероприятий не регламентировано уголовно-процессуальным законом. С учетом изложенного государственный обвинитель считает, что наличие родственных отношений понятого К. с одним из участников следственного действия не имеет процессуального значения и не может рассматриваться как основание недопустимости указанных выше доказательств...

...Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе, Судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Согласно ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по уголовному делу не имеется.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей в судебном заседании были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Государственный обвинитель не был лишен возможности представлять доказательства для исследования с участием присяжных заседателей, часть из которых обоснованно с вынесением мотивированного постановления признаны недопустимыми к судебному разбирательству.

Ссылка государственного обвинителя на то, что участие понятых при производстве оперативных экспериментов Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" не предусмотрено, не соответствует закону.

Согласно ст. 4 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция РФ, названный Закон и другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные акты федеральных органов государственной власти. При этом ч. 2 ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" прямо указывает на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Уголовно-процессуальный закон (ст. 89 УПК РФ) запрещает использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом.

Судом установлено, что указанные в кассационном представлении оперативно-розыскные мероприятия (осмотр и пометки денег от 16.01.2007, осмотр места происшествия от 18.01.2007) осуществлены с понятым К., который является родственником К., осуществлявшего эти действия. При таких обстоятельствах и с учетом требований ст. ст. 75, 166, 170, 177 УПК РФ об участии в таких следственных действиях не менее двух понятых председательствующий судья обоснованно признал оспариваемые протоколы оперативно-розыскных действий недопустимыми доказательствами. С учетом этого обстоятельства председательствующий обоснованно признал недопустимыми доказательствами и иные доказательства, указанные в постановлении, как производные от указанных выше оперативно-розыскных действий...

...При таких обстоятельствах Судебная коллегия не усматривает обстоятельств, свидетельствующих о систематическом незаконном воздействии стороны защиты и подсудимых на присяжных заседателей.

Оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Шестакова и Сыроватского, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила: оправдательный приговор Сахалинского областного суда от 06.07.2009 в отношении А.В. Сыроватского и Н.А. Шестакова оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения <1>.

--------------------------------

<1> Извлечение из Определения Верховного Суда РФ от 23.09.2009 по делу N 64-009-40СП // СПС "КонсультантПлюс".

 

Итак, ходатайства о признании тех или иных доказательств недопустимыми следует заявлять после исследования самого доказательства в ходе судебного следствия, на которое будет направлено ходатайство адвоката. Заявленное ходатайство до исследования судом доказательства приведет к отказу судом в его удовлетворении, как преждевременно заявленное. Как было указано ранее, стадия исследования материалов дела с учетом уголовно-процессуальных норм и сложившейся правоприменительной практики, как правило, является заключительной на судебном следствии.

Таким образом, чтобы заявить ходатайство о признании какого-либо доказательства недопустимым ранее исследования материалов дела, соответственно, в ходе рассмотрения дела следует заявить ходатайство об исследовании конкретного доказательства либо предложить суду свой порядок исследования доказательств. В первом случае доказательство (протокол следственного действия, заключение эксперта, письменное/вещественное доказательство и т.п.) можно исследовать непосредственно в ходе допроса кого-либо из лиц, принимавших участие в уголовном деле (понятого в качестве свидетеля либо просто свидетеля, специалиста/эксперта, потерпевшего, обвиняемого и т.д.), если такое ходатайство непосредственно относится к допрашиваемому лицу (экспертное заключение при допросе эксперта или протокол предъявления лица для опознания при допросе понятого). Скорее всего суд удовлетворит заявленное ходатайство, после чего станет возможным заявить ходатайство о признании доказательства недопустимым (или неотносимым к уголовному делу, недостоверным). Во втором случае адвокату на начальной стадии судебного следствия при выяснении судом порядка исследования доказательств необходимо предложить исследовать материалы дела хотя бы после представления всех доказательств стороной обвинения (с исследования материалов уголовного дела суд однозначно не начнет судебное следствие).

Статьей 229 УПК РФ предусмотрены основания проведения предварительных слушаний, где в п. 1 ч. 2 указано, что предварительное слушание проводится при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявленного в соответствии с частью третьей настоящей статьи. Однако, как было отмечено ранее, ходатайство об исключении доказательства имеет смысл заявлять только после исследования самого доказательства. Разумеется, на стадии предварительного слушания суд никакие из доказательств исследовать не станет, в связи с чем данное ходатайство останется без удовлетворения.

Достаточно часто встречаются случаи, когда в обвинительном заключении (обвинительном акте, если дело расследовалось органом дознания) приводятся доказательства, которые таковыми являться не могут в силу требований ст. 74 УПК РФ. Так, например, следователь в качестве доказательства стороны обвинения может сослаться на постановление о признании и приобщении к материалам дела в качестве вещественного доказательства, на рапорт сотрудника полиции и т.д. Такие документы являются процессуальными, но к доказательствам их отнести нельзя, поскольку ими не устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а лишь фиксируется определенная информация, мотивирующая необходимость проведения какого-либо следственного и иного процессуального действия. В таком случае целесообразно заявить ходатайство об исключении из числа доказательств тех документов, на которые следователь неосмотрительно сослался в обвинительном заключении. Момент заявления указанного ходатайства адвокат, разумеется, должен избрать самостоятельно, но следует учитывать все вышеизложенное, поскольку ранее изучения материалов дела суд вряд ли мотивированно и объективно рассмотрит заявленное ходатайство.

По вопросу приобщения к материалам уголовного дела какого-либо письменного доказательства, например, заключения специалиста, ответов от госучреждений, организаций на адвокатские запросы и т.п., следует отметить, что с такими ходатайствами также не следует спешить. Если судебное следствие продлится более одного заседания по делу, то заявлять ходатайства о приобщении доказательств к материалам дела следует на завершающей стадии судебного следствия. Причин тому несколько: во-первых, тем самым у гособвинителя существенно снижаются шансы проверить приобщенное доказательство; во-вторых, гособвинитель уже не представит суду от того же госучреждения или иной организации совершенно противоположный ответ ранее данному по адвокатскому запросу; в-третьих, исследовав большую часть доказательств, будет проще обосновать относимость к уголовному делу того доказательства, в отношении которого адвокат ходатайствует перед судом о приобщении к делу.

В случае необходимости приобщения на стадии судебного следствия к материалам уголовного дела заключения специалиста наиболее подходящий момент для этого возникнет непосредственно после допроса того специалиста, который дал соответствующее заключение в судебном заседании. Другим вариантом приобщить заключение специалиста к материалам дела может являться заявление ходатайства о назначении повторной судебной экспертизы по исследуемому объекту с приложением имеющегося у адвоката заключения специалиста к ходатайству и обоснованием по тексту ходатайства со ссылкой на имеющееся заключение специалиста о противоречиях с экспертным заключением. Даже в случае отказа в удовлетворении заявленного адвокатом ходатайства само ходатайство и приложение к нему - заключение специалиста останутся в материалах дела (по крайней мере так должно быть).

Другие статьи по теме:

Особенности допроса адвокатом в суде

Особенности допроса адвокатом понятых

Участие адвоката на стадии судебных прений

Вопросы реабилитации за незаконное уголовное преследование

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (07.03.2015)
Просмотров: 1955 | Теги: адвокат, суд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016