Пятница, 09.12.2016, 12:42
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ ПРИ НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ИСПОЛНЕНИИ ТОРГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И ЕГО АЛЬТЕРНАТИВЫ

Предыдущая страница    Читать дальше

ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ ПРИ НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ИСПОЛНЕНИИ ТОРГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И ЕГО АЛЬТЕРНАТИВЫ

С.Ю. ФИЛИППОВА

Филиппова С.Ю., кандидат юридических наук, доцент кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

В соответствии с общепринятым пониманием возмещение убытков представляет собой универсальную форму гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства <1>. Вместе с тем, несмотря на длительный срок ее существования, влияние возмещения убытков на исполнение обязательства и вообще на существование правовой связи между контрагентами наукой гражданского права не изучается. Возмещение убытков в качестве предмета научных исследований подвергается изучению с позиций догматической юриспруденции - путем выявления основания и условий применения этой формы ответственности, содержания нормативного правового регулирования и толкования отдельных законодательных положений о возмещении убытков. В то же время юриспруденция не исчерпывается только лишь догматической своей частью, помимо которой она включает и социологию права, предполагающую исследование действия права, влияние правовой нормы на поведение субъектов, положительный и негативный эффект, порождаемый использованием тех или иных законодательных решений <2>. Этот блок юридических исследований вообще сравнительно мало распространен в современной частноправовой науке, однако понимание права как регулятора общественных отношений, призванного обеспечивать баланс интересов различных субъектов права, требует изучения не только норм, но и деятельности субъектов, без которой реализация права немыслима. Игнорирование юридической наукой хозяйственных последствий применения возмещения убытков, функций, выполняемых этим видом ответственности, связано с тем, что в гражданском праве договор, как правило, порождает одно-единственное простое обязательство, исполнение которого исчерпывает действие договора (с исполнением обязательства договор прекращается), в связи с этим необходимости поддерживать (сохранять) правовую связь нет. В таком случае неисполнение гражданско-правового договорного обязательства должно влечь возмещение убытков - как способ восполнения потерь потерпевшего. Видимо, при изучении проблем возмещения убытков ученые забывают, что простыми разовыми гражданско-правовыми обязательствами гражданский оборот вовсе не исчерпывается.

--------------------------------

<1> См., например: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. М., 2001. С. 8; Мякинина А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве Российской Федерации // Убытки и практика их возмещения. М., 2006. С. 278.

<2> См.: Керимов Д.А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. М., 2009. С. 26 - 41.


Для торговых отношений характерны долгосрочные связи между контрагентами, которые выстраиваются в течение многих месяцев и лет, а поэтому реакция на нарушение обязательства не всегда может быть такой же, как и на нарушение разового обязательства, изучаемого наукой гражданского права. Потерпевшему при нарушении торговых обязательств приходится тщательно соизмерять пользу от привлечения контрагента к ответственности в виде взыскания возмещения убытков с риском разрушения установленной долгосрочной связи (например, налаженной системы сбыта товара). При таком сопоставлении большое значение приобретает выявление причин и условий нарушения торгового обязательства. Эти вопросы юридической наукой не исследуются.

Само понятие убытков в гражданском праве многопланово, оно включает в себя как имущественные потери от правомерных действий лица в общеполезных целях, от принятия законов, прекращающих право собственности, и целый ряд иных случаев <1>, так и потери от противоправных действий. По мнению В.В. Васькина, любой ущерб, который может быть выражен в деньгах, относится к убыткам <2>. Подобного мнения придерживаются Н.С. Малеин и другие ученые. В контексте данного исследования нас интересует возмещение убытков при нарушении обязательства, а в этом качестве возмещение убытков всегда выступает как мера ответственности.

--------------------------------

<1> См., например: Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М., 2009. С. 9 - 12.

<2> См.: Васькин В.В. Возмещение убытков в гражданско-правовых обязательствах: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 9.


Понятие убытков дается в ст. 15 ГК РФ, где под ними понимаются "расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)", однако оно критически оценивается в литературе. В частности, исследователи отмечают, что возмещению должны подлежать не только расходы лица, которое оно понесло для восстановления нарушенного права, но и любые затраты, вызванные нарушением. Отсутствие такой возможности, по мнению Б.И. Пугинского, создает неопределенность в хозяйственной и судебной практике <1>. Определенные сомнения вызывает также и возможность взыскания с нарушителя неполученных доходов - ставится вопрос о том, не приводит ли это к неосновательному обогащению потерпевшего, в связи с чем ученые предлагают говорить не о возмещении неполученных доходов, а только о неполученной прибыли, что соответствовало бы тенденциям коммерческой практики и, в частности, ст. 9:502 Принципов европейского договорного права (далее - ПЕДП). Это обстоятельство отмечается судебными органами, в частности п. 2 Постановления Пленумов ВАС РФ и ВС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И. Проблемы ответственности в частном праве // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2010. N 4. С. 16.


Для торговых обязательств появляется дополнительная разновидность убытков - так называемые абстрактные убытки, возможность применения которых в действующем Гражданском кодексе предусмотрена только для договора поставки (ст. 524 ГК РФ) и соответствует ст. 76 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г. Под абстрактными убытками принято понимать разницу между договорной и текущей ценой товара, которая может быть взыскана при расторжении договора поставки вследствие нарушения обязательства одной из сторон с нарушителя. В Концепции развития гражданского законодательства предлагается расширить область применения абстрактных убытков, пока они используются только в сфере торговли. Так, в п. 5.1 разд. "Законодательство об обязательствах (общие положения)" указывается, что "широкому применению такой формы ответственности, как возмещение убытков, причиненных нарушением договорных обязательств, не в последнюю очередь мешает отсутствие в главе 25 ГК положений о "конкретных" и "абстрактных" убытках" <1>. Развитие идея абстрактных рынков получила в ст. 393.1 Проекта изменений в разд. III ГК РФ, обнародованного в ноябре 2010 г.

--------------------------------

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. сл. А.Л. Маковского. М., 2009. С. 115.


Поскольку правовой целью лица, достигаемой посредством заключения договора и исполнения возникшего на его основе обязательства, является получение некоего блага, то возмещение убытков, т.е. денежный эквивалент неполученного в силу обязательства блага, не служит достижению поставленной правовой цели субъекта права. Сущность возмещения убытков заключается в том, что лицо, полагавшее свою правовую цель достижимой, вступив в договор и рассчитывая (обоснованно и на законных основаниях) получить надлежащее исполнение обязательства, просчиталось, его планы не реализовались и необходимое благо не получено, несмотря на принятые для этого разумные меры. Вместе с тем потребность, лежавшая в основе постановки соответствующей правовой цели, не удовлетворена, но за истекшее в ожидании исполнения время удовлетворение этой потребности удорожало. Это удорожание возлагается на неисправного должника.

В связи с этим отметим замечание В.С. Евтеева о том, что "цель возмещения убытков - не замена исполнения обязательства, а формирование такого имущественного положения потерпевшей стороны, как если бы эти обязательства были исполнены" <1>. Подобная мысль была высказана также О.Н. Садиковым, отметившим, что "назначение института возмещения убытков состоит в защите прав участников рыночного оборота путем восстановления того имущественного положения, которое было бы в случае надлежащего исполнения его участниками возложенных на них обязанностей" <2>. Вместе с тем восстановленное имущественное положение всего лишь приводит кредитора в состояние, при котором он может снова попытаться достичь своей правовой цели - избрав другого контрагента или другое правовое средство.

--------------------------------

<1> Евтеев В.С. Возмещение убытков как вид ответственности в коммерческой деятельности. М., 2005. С. 10.

<2> Садиков О.Н. Указ. соч. С. 9.


Ф.И. Гавзе справедливо отметил, что "возмещение убытков не может быть в полной мере действенным способом удовлетворения потерпевшей стороны, так как неисправность должника всегда болезненно отражается на хозяйственной деятельности кредитора" <1>. В связи с этим позиция о том, что возмещение убытков заменяет исполнение, ставя сторону в положение как если бы обязательство было исполнено, не вполне соответствует действительности именно по причине недостижения правовой цели субъекта при возмещении убытков взамен исполнения обязательства. Таким образом, не служа непосредственно достижению правовой цели кредитора, все же косвенным образом возмещение убытков способствует таковому, предоставляя кредитору имущественные ресурсы для еще одной попытки получить желаемое благо. Именно в этом, как видится, знаковое различие гражданского и торгового обязательства. Получив возмещение убытков, субъект гражданского обязательства разорвет (прекратит) правовую связь с контрагентом, найдет другое лицо, способное предоставить ему требуемое благо, и вступит с ним в другую правовую связь. В торговом обязательстве создание новых правовых связей - сложное и дорогостоящее дело. Понимание того обстоятельства, что возмещение убытков не заменяет исполнения для торгового обязательства, приводит к выводу, что потерпевшему от ненадлежащего исполнения нужны не деньги на замену неисполненного, а в первую очередь то благо, ради получения которого обязательство создавалось. И выплаченной в возмещение убытков денежной суммы вряд ли будет достаточно для того, чтобы вновь выстроить ряд правовых связей, обеспечивающих сбыт товара. В связи с этим полезность возмещения убытков от неисполнения или ненадлежащего исполнения гражданского и торгового обязательства различна.

--------------------------------

<1> Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972. С. 157.


Теоретически возмещение убытков может применяться при любом ненадлежащем исполнении или неисполнении обязательства. В литературе отмечается, что это наиболее справедливый вид ответственности, поскольку при его применении должник возмещает "ровно ту сумму, на которую нанес ущерб кредитору" <1>. Возмещение убытков носит всегда имущественный (денежный) характер, однако, по нашему убеждению, обязательство может быть и неимущественным по содержанию <2>. В неимущественном обязательстве возмещение убытков особенно явно не соответствует правовой цели кредитора, не способствуя ее достижению. В торговой деятельности к неимущественным относятся организационные, рамочные договоры, целью которых является не перемещение определенных материальных благ, а упорядочение деятельности контрагентов. Соответственно ненадлежащее исполнение таких торговых обязательств вообще вряд ли может сопровождаться возмещением убытков как формой ответственности, что еще более заставляет усомниться в универсальности этой формы ответственности в торговых отношениях.

--------------------------------

<1> Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. М., 1991. С. 222.

<2> См. об этом: Филиппова С.Ю. Неимущественные обязательства: к дискуссии о существовании и содержании // Российский судья. 2007. N 11. С. 27 - 30.


Неспособствование достижению правовой цели субъекта делает возмещение убытков хоть и универсальным, но нежелательным вариантом динамики обязательства. По справедливому утверждению Б.И. Пугинского, "меры имущественной ответственности призваны играть вспомогательную роль по отношению к другим, более значимым инструментам организации исполнения договоров" <1>, тем, которые будут способствовать достижению сторонами поставленных ими правовых целей.

--------------------------------

<1> Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М., 2008. С. 165.


В практике арбитражных судов иски о возмещении причиненных убытков встречаются сравнительно нечасто (во всяком случае, несоразмерно тому ущербу, который кредиторы претерпевают вследствие неисполнения обязательств, - общее количество арбитражных дел о возмещении убытков составляет всего 2 - 3% от общего числа дел, что чрезвычайно мало при общем количестве нарушений договоров). В литературе в качестве причин такой ситуации отмечают ненадлежащую организацию работы по взысканию убытков, отсутствие методических рекомендаций подсчета суммы убытков, слабость юридической службы, отсутствие надлежащего документирования факта нарушения обязательств, отсутствие слаженности работы разных подразделений организации и пр. <1>. В этой части отметим, что расчет суммы убытков требует сложной и организованной работы многих структурных подразделений организации <2>, координируемой юридической службой (по оценке В.С. Евтеева, в этом процессе задействованы шесть отделов организации, предоставляющих по нескольку десятков документов для одного расчета убытков <3>), требуются значительные трудозатраты на эту деятельность. Вместе с тем, как видится, это только одна сторона явления. Все обозначенное представляется лишь внешней формой внутренних причин, которые и мотивируют соответствующее поведение работников организаций, вызывающее непринятие мер по применению данного вида юридической ответственности. Если бы деятельность по возмещению убытков действительно приносила бы полезный эффект кредитору в торговом обязательстве, стимулировала бы его контрагента к соблюдению договорной дисциплины, тем самым позитивно сказывалась бы на процессе осуществления торговой деятельности, соответствующие организационные ресурсы удалось бы изыскать, необходимые справки были бы составлены, структурные подразделения организации действительно бы занимались сбором доказательств убытков и их размера. Но приведенная выше статистика показывает незаинтересованность субъектов торговых обязательств в применении этой меры ответственности. И ссылки на отсутствие у них желания и слабую организованность вряд ли достаточно убедительны.

--------------------------------

<1> См. об этом: Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Указ. соч. С. 222 - 223.

<2> См. об этом: Неверов О.Г., Пугинский Б.И. Правовая работа. М., 2004. С. 110 - 123.

<3> См.: Евтеев В.С. Возмещение убытков как вид ответственности в коммерческой деятельности. С. 164 - 166.


Здесь следует выделить следующие обстоятельства. Во-первых, в ситуации наличия между контрагентами долгосрочного договора, предполагающего многолетнее эффективное (взаимовыгодное) сотрудничество (а как мы уже отмечали, для торгового обязательства именно долгосрочный характер связей между сторонами наиболее характерен), неисполнение одного (нескольких) конкретного обязательства рассматривается сторонами как некое недоразумение, и до той поры, пока нарушения не приобретут систематический характер, сопоставляя "пользу" от возмещения причиненных нарушением обязательства убытков, выражающуюся в получении денежного эквивалента причиненному ущербу, с одной стороны, и "вред", выражающийся в усложнении и без того непростых отношений между контрагентами, переводе латентного конфликта между сторонами в открытую стадию, создающую риск разрушения отлаженной системы отношений, основанной на долгосрочном договоре, - с другой, разумный коммерсант примет решение в пользу "прощения" ущерба и, действуя осознанно, исходя из своих интересов, откажется от предъявления требования о возмещении убытков. Обусловлено это тем, что связи между субъектами права не следует воспринимать и исследовать изолированно друг от друга, как некие математические абстрактные модели. Именно такой подход, как видится, вызывает существенный отрыв работы юридических служб от потребностей реальной практики, приводя к тому, что фактические отношения не опосредуются юридическими инструментами. Юристы в связи с этим, явно переоценивая значимость своей деятельности, предлагают подстраивать фактические жизненные реалии под сконструированные догматические формы, а субъекты правореализационной деятельности предпочитают в такой ситуации обойтись вовсе без юридической поддержки. Последнее обстоятельство должно особенно настораживать. Роль юриста в организации заключается в том числе в правовой работе, сущность которой - в обеспечении законности деятельности организации, а также в активном применении правовых средств для решения задач, стоящих перед организацией <1>. Если какой-то инструмент (правовое средство), предлагаемый юридическими службами, не решает стоящих перед организацией задач, более того, мешает эффективной хозяйственной деятельности и приводит к сокрытию фактов нарушения обязательств от юристов, дабы избежать применения такого инструмента, следует задуматься, а верно ли избран данный инструмент. Любое правовое средство может использоваться, только если оно пригодно для достижения какой-либо правовой цели субъекта (в нашем случае - организации, осуществляющей торговую деятельность) и избрано самим субъектом (включено им в свою правореализационную деятельность).

--------------------------------

<1> См., например: Неверов О.Г., Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 13 - 14.


В литературе очень точно подмечено, что "составление первичных документов воспринимается каждой из служб (бухгалтерией, отделами снабжения, сбыта, плановым, производственным и др. - С.Ф.) как чуждое и ненужное занятие" <1>. Однако надлежащий анализ этого обстоятельства, как правило, не проводится, ученые ограничиваются простым осуждением этого обстоятельства. Вместе с тем такая оценка обусловлена тем, что положительное действие долгосрочных договоров заключается в синергетическом эффекте связи между сторонами, основанном в том числе на постоянном сотрудничестве, и исполнение разовых обязательств в первую очередь должно приносить пользу общей деятельности, а не просто служить перемещению материальных благ от одних лиц к другим.

--------------------------------

<1> Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Указ. соч. С. 223.


В рассматриваемой ситуации между субъектами имеются долгосрочные отношения (интегрированные общей целью и предполагающие сотрудничество между сторонами) и разовые договоры, являющиеся частными правовыми средствами достижения общей правовой цели. Рассмотрение изолированно от разовых договоров и возникших из них обязательств, в отрыве от имеющихся долгосрочных отношений порождает рекомендацию неотвратимого возмещения убытков в любом случае нарушения обязательства. Но скрупулезный анализ всей системы отношений такую однозначную рекомендацию исключает. В подобной ситуации о возмещении убытков уместно ставить вопрос лишь при разрушении системы отношений вследствие действия внутренних и внешних факторов. Необходимость учета всего характера торговых отношений приводит к целесообразности широкого распространения альтернативных способов разрешения споров, в ходе которых возможно более гибкое разрешение возникшего между субъектами конфликта. В качестве альтернативы к возмещению убытков возможны применение "позитивной ответственности", установление договором возможности уменьшения неустойки при устранении нарушения обязательства в скорейшие сроки <1> и пр.

--------------------------------

<1> См. об этом: Пугинский Б.И. Проблемы ответственности в частном праве. С. 14 - 16.


Во-вторых, систематическое, без достаточных фактических (а не юридических) оснований предъявление к контрагентам исков о возмещении убытков, неумение и нежелание идти на компромиссы, обсуждать сложности, возникающие при исполнении обязательства контрагента, выявлять хозяйственные причины ненадлежащего исполнения обязательств, формализованное отношение к контрагенту и взыскание возмещения убытков в обязательном порядке приводят к отрицательной деловой репутации такого субъекта и вызывают опасения у контрагентов, существующих в реальной, а не в сконструированной правовой ситуации, вступать в договорные связи с таким субъектом. Такая ситуация должна насторожить субъекта и привести его к выводу о разрушении отношений в связи с явным преобладанием силы конфликта над силой сотрудничества.

Все эти соображения приводят к выводу о неоднозначности рекомендаций по неотвратимому привлечению к ответственности в форме возмещения убытков неисправного должника. Отнюдь не всегда это приближает к достижению правовой цели кредитора, а вполне возможно, и отдаляет от нее. В связи с этим обоснованной представляется критика Б.И. Пугинского и Д.Н. Сафиуллина установлений законодательных требований обязательности применения санкций <1>. Оценивать "вред" и "пользу" от применения санкции должен субъект права, поскольку именно на него падают риски неверного выбора, и требовать от него выполнения за свой счет идеологических решений государства по обеспечению высокого уровня договорной дисциплины в стране, воспитания в массах общей правовой культуры представляется несправедливым. Государству следует изыскивать иные средства повышения общего уровня правосознания своих граждан, не связанные с чрезмерным обременением предпринимателей решением несвойственных им воспитательных задач.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Указ. соч. С. 193.


Для того чтобы предлагать альтернативы непопулярному среди субъектов торгового оборота возмещению убытков, следует выяснить, а на что этот альтернативный способ должен воздействовать, какую функцию выполнять. Для ответа на этот вопрос в первую очередь необходимо выявить причины нарушения торговых обязательств, ведь именно они служат основанием для возмещения убытков. Как видится, не вполне честно сводить их лишь к низкой правовой культуре, недостаткам правовой работы и безразличию государства и общества <1>. Причинами неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств могут быть просчеты в планировании, организации производства, перебои и неполадки в производстве, причем чем сложнее деятельность, тем больше вероятность таковых. Следует дифференцировать неисполнение и ненадлежащее исполнение торговых обязательств по их систематичности и причинам, и если ненадлежащее исполнение имеет разовый, случайный характер и обосновано такими обстоятельствами, которые свидетельствуют о том, что контрагент стремится сохранить долгосрочную связь с контрагентом и готов приложить усилия к максимально быстрому и полному натуральному исполнению нарушенного (неисполненного) обязательства, то целесообразнее отказаться от применения к такому неисправному должнику мер ответственности (в том числе и возмещения убытков). Если же нарушения обязательств приобретают массовый, систематический характер, не обоснованы объективными причинами, то эта ситуация свидетельствует о том, что долгосрочная связь разрушается и дальнейшее ее поддержание вряд ли целесообразно. Именно в этом случае можно ставить вопрос о возмещении причиненных нарушением торгового обязательства убытков. И как раз тогда все проблемы, связанные с исчислением размера причиненных убытков, встают перед потерпевшим во всей полноте.

--------------------------------

<1> См., например: Цветков И.В. Договорная дисциплина в хозяйственной деятельности предприятия: теория и практика. М., 2006. С. 99 - 112.


Для облегчения процедуры расчета размера подлежащих возмещению убытков в литературе предлагаются альтернативные традиционным убыткам правовые средства. К таковым можно отнести "заранее исчисленные", или "твердые", убытки <1>. Критические оценки этой позиции высказываются на протяжении нескольких десятилетий, однако конструктивных возражений не содержат. Фактически только повторяются доводы Л.А. Лунца о том, что "твердые" убытки генерируют концепцию фикций, оторванную от конкретной хозяйственной ситуации <2>. Вместе с тем довод о том, что "нельзя при заключении договора определить размер возможных убытков", а значит, "нарушается принцип, в соответствии с которым убытки должны быть возмещены потерпевшей стороне в полном объеме" <3>, включает уже отмеченную ранее переоценку значения догмы, неумение применять правовые средства для решения задач (достижения правовых целей) своего клиента. Если сторонам проще и удобнее установить "твердые" убытки, чем расходовать свое время и силы на подсчет реального ущерба и упущенной выгоды, то почему не предусмотреть такую возможность, даже если такие "твердые" убытки и займут промежуточное положение между убытками и неустойкой? В отличие от неустойки договорный размер "твердых" убытков представляет собой прогнозируемые потери на случай нарушения обязательства и приблизительно отражает имущественные потери потерпевшего <4>. Отметим, что применение "твердых" убытков соответствует практике международного коммерческого оборота, что, в частности, закреплено в ст. 9:509 ПЕДП. В отличие от возмещения убытков, исчисление которых может вызывать споры, "твердые" убытки, заранее оговоренные в соглашении между сторонами, не могут вызывать в последующем споры между контрагентами, их применение проще и не углубляет конфликт между сторонами, вызванный нарушением обязательства. Вместе с тем взыскание "твердых" убытков имеет тот же недостаток, что и возмещение убытков по ст. ст. 15, 393 ГК РФ: оно разрушает долгосрочную хозяйственную связь между субъектами. И в этой части его действие может оказываться еще более разрушительным, чем действие обыкновенного возмещения убытков. Это связано с тем, что, упрощая процесс доказывания размера убытков (а точнее, вовсе освобождая потерпевшего от необходимости доказывания), тем самым введение "твердых" убытков может стимулировать лицо обратиться за их взысканием и в тех случаях, когда долгосрочную связь можно было сохранить, если бы удалось избежать обращения в суд. В этом смысле кажущаяся простота взыскания таких убытков таит в себе значительную опасность.

--------------------------------

<1> См., например: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991; Неверов О.Г., Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 112 - 113.

<2> См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательствах. М., 1950. С. 238.

<3> Бессолицын Д.А. Возмещение убытков как средство правовой защиты при нарушении договора международной купли-продажи товаров // Юрист-международник. 2006. N 4; СПС "КонсультантПлюс".

<4> См.: Евтеев В.С. Проблемы применения "заранее исчисленных убытков" в российском праве // Законодательство. 2003. N 8. С. 38.


Перспективной альтернативой возмещению убытков представляется установление договором стимулирующих мер, в частности предоставление привилегий контрагентам, не допускавшим в определенный период нарушения торгового обязательства, например, в виде скидок от цены товара в следующем периоде.

Зачастую информирование участников коммерческого оборота о нарушениях, допускаемых лицом, имеет большее воздействие, чем взыскание с нарушителя денежных сумм в возмещение причиненных убытков и уплату неустойки; в этой части перспективным является развитие соответствующего направления, предлагаемого в юридической литературе <1>. С введением норм Федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" об обязанности ведения реестра (п. 4 ст. 20 Закона) вполне возможно включение в этот реестр также и сведений о долгах данного лица перед контрагентами, причем как само ведение реестра является добровольным, так и включение сведений о долгах также могло бы производиться добровольно - по инициативе кредитора при условии подтверждения долга вступившим в законную силу решением суда. Представляется, что такое информирование о долгах может иметь более стимулирующий эффект, чем взыскание с контрагента возмещения убытков.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И. Проблемы ответственности в частном праве. С. 15 - 16.


В целом хотелось бы отметить, что правильно организованная долгосрочная связь между субъектами торговой деятельности приводит к взаимной заинтересованности контрагентов в сохранении ее в течение максимально длительного времени. В этой части, исходя из действия сотрудничества сторон, каждая из них прилагает силы по максимальному устранению возникающих препятствий к достижению правовой цели. Нормально организованная связь сама есть лучший стимул для надлежащего исполнения обязательств, и роль юриста в большей степени заключается в организации, надлежащем оформлении и поддержании работоспособности этой связи, нежели в ее разрушении, в том числе с помощью предъявления исков о возмещении убытков.

 

Предыдущая страница    Читать дальше

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443 (01.03.2016)
Просмотров: 123 | Теги: ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016