Вторник, 21.11.2017, 09:07
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ВЛАСТЬ, МАССМЕДИА И ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ВОЗМОЖНЫЕ ГРАНИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

ВЛАСТЬ, МАССМЕДИА И ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ВОЗМОЖНЫЕ ГРАНИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

С.Г. Сизов

В заглавии статьи обозначены три составляющие, но если посмотреть немного глубже влиятельные масс-медиа (прежде всего, телевидение) сегодня не являются полностью самостоятельной общественно-политической силой. Они в значительной степени контролируются властью. Некоторые известные деятели масс-медиа влиятельны, имеют определённые возможности воздействия на население, но они опять-таки привязаны к власти и одно лишнее слово, которое власти не понравиться, может привести к тому, что эти деятели просто на следующий день потеряют работу. О негативном влиянии нынешних масс-медиа на жизнь общества разговор ещё будет дальше. Но пока отметим, что это негативная деятельность происходит по воле и благоволению власти или как минимум при её равнодушном отношении.

Если взять интеллигенцию в целом, то нетрудно заметить, что она неоднородна ни по своему социальному статусу, не по идеологическим ориентациям, ни по характеру отношений с власть имущими. Вероятно, разрыв между различными группами нынешней интеллигенции даже намного глубже, чем между западниками и славянофилами XIX века. Элементы духовного разложения и предательства национальных культурных ценностей особенно ярко продемонстрировали некоторая часть представителей столичной художественной интеллигенции, тесно связанной и с властью и западными либеральными ценностями. Увы, эта «зараза» либерально большевизма не миновала и научно-педагогической интеллигенции. Именно поэтому мы встречаем вновь и вновь людей столь «беззаветно преданных» либерализму, оправдывающих политику Ельцина и гайдаровские реформы, восхищающихся Чубайсом и т.п. Это они рассказывают молодёжи, как тяжко жилось людям в годы застоя: ведь невозможно было свободно ездить за границу. Зато вот сейчас… Похороны Ельцина были своеобразным апофеозом подобного цинизма.

К счастью, осталась и та интеллигенция, которая, не занимаясь избыточным народопоклонством, кровно связана с народом и не мыслит своей судьбы без него. Основу её позиции составляют отнюдь не либеральные, а консервативные ценности. Такие как патриотизм, глубокое уважение к отечественной истории, культурным и духовным традициям России, желание сохранить Россию как самобытную цивилизацию. В нынешних условиях, как показывает опыт, только этот здоровый консерватизм может быть основой патриотизма. И у этой патриотической интеллигенции остаются всё ещё серьёзные возможности для влияния на подрастающее поколение, возможность нести собственное видение происходящего в стране и за рубежом. Есть пусть и весьма ограниченные возможности влияния и на формирование общественного мнения. Этот потенциал надо активно использовать.

Теперь давайте взглянем на власть. Власть сегодня тоже не обладает полной однородностью (там существуют разные группировки, отличающиеся в том числе и видением путей развития России).  Естественно, в задачу этого выступления не входит анализ всех тенденций происходящих ныне во властных структурах, но две из них совершенно очевидны. С одной стороны, путинское руководство продолжает линию Ельцина на укрепление отношений с Западом любой ценой, сдачу ряда геополитических позиций России, насаждение у нас в стране либерального капитализма, приватизацию, распродажу земель и лесов, сокращение социальных обязательств государства. Сохраняются и некоторые знаковые одиозные фигуры прежней поры (Абрамович, Чубайс и т.п.). С другой стороны, это же самое руководство продемонстрировало волю в решении чеченского конфликта, прилагает некоторые усилия для укрепления российской государственности, увеличения финансирования обороны и безопасности, улучшения демографической ситуации в стране. Все эти позитивные мероприятия явно совершенно недостаточны, нередко вообще носят характер откровенной имитации, «показухи», и всё же не замечать их нельзя.

Самые простые объяснения происходящему заключаются не только в том, что у путинской элиты развеялись некоторые либеральные иллюзии, а то, что заметная её часть уже понимает, что на Западе их никто не ждёт и подарков никаких не будет. Поэтому надо надолго обустраивать собственный бизнес здесь. А с Западом торговаться, а не просто сдавать всё как при Козыреве. (Ведь даже рядовой предприниматель понимает, что если перемрут все его работники, бизнесу настанет конец). Позитивным тенденциям способствует и то, что в страну сейчас идёт большой приток денег от продажи нефти и газа. Денег пока хватает на многое (кроме образования и науки, конечно). Народ рад и этим небольшим позитивным подвижкам после ельцинской катастрофы и потому голосует за партию власти. Тем более, что ему усердно промывают мозги.

Интеллигенция патриотическая и либеральная

Патриотическая интеллигенция критикует Путина давно, но её критика, порой весьма резкая, всё же конструктивна. Именно патриотически мыслящие учёные-гуманитарии А. Зиновьев, В. Кожинов, С. Кара-Мурза, А. Панарин, Н. Нарочницкая, А Паршев действительно интересны. А некоторые публицисты даже призывают к его поддержке, если он соберётся строить «пятую империю» (А. Проханов). И, кстати говоря, жизнь показывает, что власть вынуждена, хоть и не признаваясь в этом, применять некоторые рецепты патриотической оппозиции. Применять просто потому, что они верны. Отсюда и усиление государственнических начал. Немногочисленные ультралевые оппозиционеры ещё мечтают о Сталине, но, думаю, вряд ли бы захотели при нём жить. Другое дело, что социальная несправедливость нашего общества не может бесконечно игнорироваться. Она реально мешает нашему выживанию как нации и потому движение в направлении социальной справедливости необходимо. (Примечательно, что даже партия власти вынуждена это признать, создав партию «Справедливая Россия»).

А что же либеральная интеллигенция? Как складываются её отношения с властью? Большая часть с властью дружит, хотя и ворчит иногда. Но проблема социальной несправедливости общества её мало беспокоит. А ничтожная часть прозападной интеллигенции (воистину: «низкопоклонники перед Западом»), «вечные диссиденты», питающиеся почти исключительно от западных грантов объявляют власти «войну» от имени всей интеллигенции, зовут народ на баррикады, готовя очередную «оранжевую революцию». Это абсолютная провокация, которая, впрочем, обречена на провал.

Ностальгировать по временам Ельцина и желать возвращения их сегодня могут только негодяи и циники. Сколько может получить на выборах лидер либеральной оппозиции М. Касьянов, известный в узких кругах за неумеренную жадность как «Миша - два процента». Примерно те же самые два процента голосов. Жонглирование словами «свобода» и «демократия» уже так просто не проходит. Мы уже хорошо знаем, что не всё, что зовётся демократией, ею в действительности является. И не всякая «демократия» нам желанна, как и не всякая свобода (вспомним, пресловутые «гей-парады», на необходимости которых в России западные деятели настаивают).

Таким образом, либеральная интеллигенция оказалась расколотой. Самая её радикальная часть призывает к «России без Путина». И сразу вопрос возникает: а с кем же? Россия во главе с Касьяновым, которая неизбежно станет западным охвостьем, может показаться привлекательной только людям, наплевавшим на нашу страну. Я называю вещи своими именами и, может быть, кому-то это покажется интелерантным, но о проблеме толерантности ещё скажу.

Информационная война против России

Когда слышу разговоры о свободе и демократии, точнее о нехватке их в России, о том, что у нашей страны нет на Западе врагов, невольно вспоминаю пророчества И.А. Ильина, писавшего и о «соблазнении свободой», и о реальных врагах России. Он много жил на Западе и пришёл к выводу: «В мире есть народы, государства, правительства, церковные центры, закулисные организации и отдельные люди — враждебные России, особенно православной России, тем более императорской и нерасчлененной России. Подобно тому, как есть «англофобы», «германофобы», «японофобы» — так мир изобилует «русофобами», врагами национальной России, обещающими себе от ее крушения, унижения и ослабления всяческий успех. Это надо продумать и прочувствовать до конца.

Поэтому, с кем бы мы ни говорили, к кому бы мы ни обращались, мы должны зорко и трезво измерять его мерилом его симпатий и намерений в отношении к единой, национальной России и не ждать от завоевателя — спасения, от расчленителя — помощи, от религиозного совратителя — сочувствия и понимания, от погубителя — благожелательства и от клеветника — правды»[1]. Этого наши ультралибералы признать не смогут ни при каких обстоятельствах. Но непризнание реальности заставляет их вольно или невольно вводить население в заблуждение.

Мы оказались в ситуации, когда должны решать сразу множество социально-экономических проблем. Но главная − проблема выживания как нации и как государства. Именно это, на мой взгляд, и должно объединить власть, интеллигенцию и масс-медиа. Против нас идёт война экономическая, информационная, культурная. (Эту войну Александр Зиновьев назвал «тёплой войной», но, похоже, в последнее время она становится всё более прохладной). И эта не какое-то преувеличение.

Для меня совершенно очевидно и ощущаемо это состояние войны против России. И не только против России, а против всех, что отрицает постмодернизм, «гламур», распущенность, в том числе и гомосексуализм, девиантность и бесконечное потребительство как образ жизни. Русская культура, русская духовность являются одними из главных объектов этой войны. И для того, чтобы добиться контроля над нашим обществом, (молодёжью в первую очередь), развязана настоящая информационная агрессия. Цели здесь очевидны − превращение нашей молодёжи в манкуртов, адептов масс-культуры и асоциальных индивидов, уничтожение патриотизма, исторических традиций, духовности. Именно информационная победа масс-культуры даст возможность поставить Россию на колени, продолжить её разграбление, превратить в верного западного вассала. К сожалению, значительная часть интеллигенции сегодня не только аполитична, но и, по сути дела, не готова активно отстаивать традиционные культурные ценности.

Масскультура как средство деградации

Не стоит недооценивать масс-культ. Об этом писалось немало и в советские времена, но тогда мы могли рассуждать об этом скорее гипотетически. Когда же  всё свалилось на наши головы и души, стало ясно как это разрушительно. Массовая псевдокультура, развившаяся как уродливое проявление технократической цивилизации, основанной на культе потребления, создаёт систему ложных ценностей, где почти не остается места здоровому человеку с благополучной семьей. Активно навязываясь в СМИ и рекламе, болезненно искажает картину мировосприятия и мироощущения, патологически влияет на душу человека. Тенденции работы СМИ сегодня - это отбор преимущественно отрицательных, сомнительных фактов, событий, связанных с разрушительными проявлениями, направленных на сильные переживания и острые отрицательные эмоции страха, ужаса, либо на шокирующие зрительные образы и описания, связанные с областью секса. Это отражает концепцию работы СМИ: информация должна вызывать очень сильный, резкий отклик человека, она должна его выводить из уравновешенного состояния, будоражить.

Всё это приводит к торможению интеллектуальной, творческой, нравственной активности человека, замедляет или искажает его личностный рост и формирование независимой индивидуальности. Таким образом, выполняется заказ на человека потребительской цивилизации – «невротизированного» человека, тревожного, постоянно чем-то неудовлетворенного, завидующего и алчущего, - для того, чтобы он постоянно искал способы купирования духовной неустойчивости, которая в нём должна поддерживаться. Инстинкты должны не просто развязаться в человеке – они должны бушевать в нем: жажда успеха, экзотических сексуальных впечатлений, напитков и продуктов, тяга к сверхкомфорту и погоня за модой. Идеальный потребитель для рынка – человек не просто мечущийся, потерянный в вихре неограниченных возможностей, а раздавленный и охваченный шквалом соблазнов - патологический - больной.

Культура формирует потребности. Высокая культура влияет на повседневность человека таким образом, что она сокращает, преобразует его физиологические потребности, развивая потребности информационные, эмоциональные, интеллектуальные, нравственные, эстетические и т.д. Многие потребности, развиваемые культурой, оказываются внебиологическими, культура высвобождает человека из плена инстинктов, возводя его в сферу прозрений и сопереживаний. Многие культуры напрямую табуируют физиологическое потребление, вводя, например, посты или запреты на определенного рода еду, отношения, одежду или поступки. Такой самодостаточный, аскетичный человек в принципе не подходит цивилизации безудержного потребления, она вступает с ним в глубинное противоречие, поведенческий и ценностный конфликт[2].

Интеллигенция, мне кажется должна, рассказывать об этом молодёжи и вести активный диалог с властью по этой теме. Это одна из центральных задач и гражданский долг. У нас есть в этом плане и влиятельные союзники, которых не стоит избегать, например, такие как Церковь, которая в последние годы иногда пытается поднимать свой голос против всех вышеназванных явлений. Есть у нас и другие союзники в этой борьбе − Армия и Флот (единственные настоящие союзники России, по мнению Александра III), офицерство. Активно свой голос поднимает против западной масскультуры патриотическая печать и левая оппозиция.

Да, эта битва пока несоизмерима по количеству возможностей патриотической интеллигенции и интеллигенции прозападной. Именно вторая при прямой поддержке власти сейчас контролирует всё на телевидении. Есть даже такое понятие «голубая мафия», заправляющие в шоу бизнесе представители сексуальных меньшинств. Какая может быть толерантность с подобного рода мафией? Отдельно надо сказать и о «непотопляемых фигурах» в сфере масс-медиа. Швыдкой, Познер и Сванидзе − символы либеральной русофобии, должны быть изгнаны с телеэкрана.

Нам нужна политика защиты национальной культуры

В своё время я провёл научное исследование о компании по борьбе с «низкопоклонством перед Западом», кампании, которая была в конце 1940-х гг. Всем известно, что это одна из целой серии кампаний, начиная с  кампании против литераторов, потом деятелей искусства, «космополитов» и т.д. Причины этих кампаний понятны, не буду на этом останавливаться. Эти мероприятия закончились «делом врачей» и оттолкнули интеллигенцию от власти, было сделано колоссальное количество ошибок и даже преступлений. Но сегодня размышляя над тем что происходит в массовой культуре прихожу к выводу, что нам нужна новая, совершенно другая по сути, кампания по борьбе с «низкопоклонством перед Западом», а точнее глобализмом и его массовой культурой, а также её российскими идеологами и покровителями. Эта работа идёт в патриотической печати уже давно, но нужно менять акценты и масштаб.

Речь идёт, подчёркиваю не о топорном запугивании тех, кто интересуется западной культурой. Мы это уже проходили и печальные уроки должны быть извлечены. Нам нужна, в общем-то, и не просто кампания. Это должна быть долгосрочная и хорошо финансируемая государством политика, развивающая национальную культуру и защищающую страну от культурной агрессии. Политика спокойная, без ненужных запретов. Ну, а раз государство пока не готово на это, надо вести её на уровне общественном, на уровне интеллигенции. И постепенно информационно и идеологически готовить к этому и государство, и население. Многие знают, что во Франции на телевидении установлен лимит американских передач и фильмов. Что там немыслимо встретить такое количество вывесок на английском языке, как в любом крупном российском городе. Почему мы не используем этот опыт?

Надо подумать и об Интернете. Речь, конечно, идёт не о том, чтобы превратиться в какую-то Северную Корею. Но надо закрывать часть сайтов, это уже и делается. Есть опыт Китая. Этот опыт нам не во всём подходит, но там к Интернет-пространству подходят более серьёзно. Есть вероятность, конечно, что под лозунгом борьбы за русскую культуру будут преследоваться инакомыслящие, под предлогом введения нравственной цензуры будет вводиться цензура политическая. Эта опасность серьёзная и она реально существует. И всё-таки те разрушительные процессы, которые происходят, требуют введения ограничительных и даже запретительных мер. И, вновь подчеркну, прежде всего это касается телевидения.

Главный критерий отношения к власти

Как же всё-таки относиться к нынешней власти? Где критерии правильности её поведения? Где пределы критики и взаимодействия с ней? Мы должны учиться на опыте прошлого. Конструктивная критика власти необходима. И главным критерием суждения о власти должна стать не приверженность к неким «демократическим ценностям», которые порой трактуются настолько широко, что чуть ли не поощряют различные извращения. Главным критерием оценки действий должны стать реальное духовное и физическое состояние народа. Если так будет продолжаться далее, то гибель России состоится не в ядерном пожаре, не в экологической катастрофе и даже не в демографической. Не исключено, что одна из основных угроза состоит в том, что мы можем раньше исчезнуть духовно, а потом уже и физически. Именно духовное здоровье нации определяет наше будущее. И за это духовное здоровье интеллигенция должна вести борьбу вместе с Церковью, патриотической частью политиков и чиновничества, офицерством, предпринимателями.

Мы закрываем некоторые сегменты рынка, чтобы сохранить отечественное производство. И мы должны закрыть доступ разрушающей информации, чтобы спасти души людей. В первую очередь это касается телевидения как самого доступного и влиятельного медийного средства. В нынешних условиях власть должна временно перейти к нравственной цензуре на телевидении. Я не призываю к тотальной предварительной цензуре, а лишь к реакции власти, если какие-то люди систематически развращают народ. Должны быть полностью запрещены (для начала в доступном бесплатном эфире) все эти так называемые «гламурные передачи» и откровенные шоу. Такого уровня разнузданности нет даже во многих западных странах. Должно быть прекращено общедоступное вещание МТВ и Муз ТВ, закрыты «Камеди клаб», «Наша Раша» и прочие передачи «помойного и туалетного типа», некоторые из которых являются прямым вызовом общественному мнению, осмеивая между делом даже подвиги героев Великой Отечественной войны. «Его препохабие» доллар должен знать своё место и не им должна измеряться ценность телепередачи или фильма.

Стране нужно новое законодательство, которое позволит принимать такие решения. Матерщина в эфире, пусть и «запиканная», должна однозначно приводить к серьёзной административной ответственности. И пусть ограничения не будут полными: сегодня есть Интернет, есть продажа DVD-дисков. Кто не может жить без туалетного юмора, пусть покупает его на дисках. Всё это несравнимо с бесплатным и общедоступным телевидением.

Прекрасно понимаю, что высказанное мной может быть воспринято с сомнением. И особенно прозападной частью интеллигенции. Сегодняшняя западническая интеллигенция не просто более агрессивна, она имеет в своём арсенале колоссальные медийные возможности, которые и способны поколебать основы русской духовности. И мне бы хотелось, перефразируя известный вопрос, спросить: «С кем Вы мастера культуры, науки, образования? С теми, кто перевирает нашу историю, с теми, кто глумится над нашими героями и святынями, теми, кто готов заставить нас каяться только за то, что мы русские?» Одумайтесь!

Ненасильственное сопротивление информационно агрессии

Какою ценой мы должны войти в это пресловутое «мировое сообщество»? Ныне ответ очевиден: разрушение культуры, деградация, вымирание народа. Разве можно такое, с позволения сказать, «развитие» называть «модернизацией»? Понятно, что даже если выполним всё, что требует от России Запад, нас в «золотом миллиарде» никто не ждёт. Помните? «Хороший индеец − мёртвый индеец». У глобалистов, вариант похожий: «хорошая Россия», в лучшем случае − полумёртвая Россия. Может ли это принять здоровая часть интеллигенции? Конечно, нет. Зачем нужны совершенно необоснованные реформы ради реформ (например, в сфере образования)? Но если мы не можем этого принять, почему мы должны молчать?

Возможно, кто-то мне возразит, что от нас ничего не зависит, но это расхожая формула самоуспокоения для тех, кто ничего не хочет делать. Да, многое зависит от власти, и далеко не всегда власть готова прислушаться к общественному мнению, особенно к мнению патриотической интеллигенции. Но в наших силах делать всё, чтобы интеллектуально и морально воздействовать на власть и тех людей, с которыми мы общаемся. Во власти тоже есть разумные люди и патриоты России, которые стремятся найти выход из духовного тупика. Есть такие люди и в предпринимательской среде.

Никого не хочу ни к чему призывать, просто делюсь своими мыслями. Возможность ненасильственного сопротивления влиянию информационной агрессии доступна любому преподавателю. Поскольку здесь собрались историки нельзя не сказать о том, что телевидение нередко поставляет огромной аудитории образы прошлого и формирует представления об облике той или иной исторической эпохи, её важнейших событиях и их смыслах. Это имеет место и в художественных фильмах и в некоторых передачах на исторические темы (достаточно вспомнить передачи Сванидзе)

Речь идёт не о сопротивлении власти, а противодействии той мутной волне, которая захлёстывает нас. И если власть порождает эту волну надо давать ей соответствующую оценку. Думаю, что в меру своих скромных сил это и сегодня может сделать каждый. Моральное сопротивление выражается в простых формуле: «Нельзя участвовать в разрушении, нельзя отмалчиваться». Солженицынское «жить не по лжи» сегодня не менее актуально, чем в брежневские времена. Соблазнов сегодня больше. В том числе и соблазна сберечь свои нервы и свою позицию не озвучивать.

Если против России идёт война, а с моей точки зрения это так, то отсиживаться на печке людям, которые занимаются наукой и образованием, особенно стыдно. «Кому много дано с того много и спроситься». У нас есть главное оружие − слово, идущее от души. У нас есть научное знание. И идеологией сопротивления уже сегодня становится своеобразный «новый интеллигентский фундаментализм», в котором уже превалируют не либеральные ценности, а ценности культурные, национальные  и патриотические.

И всё это должно быть использовано в борьбе за сердца и умы молодых людей. Пусть наши возможности не идут ни в какое сравнение с возможностями телевидения, но личный контакт по-прежнему имеет огромное значение. Если будет заложено умение критически мыслить, умение воспринимать и анализировать информацию через призму важнейших ценностей, то всё объяснять уже не потребуется.

Противостоять культурной агрессии глобализма, этому разрушению обязан каждый, но при этом пусть каждый найдёт ту форму, которая ему по силам. И это довольно ярко демонстрируют наши ведущие учёные, среди которых и Нобелевский лауреат Жорес Иванович Алфёров. И он не одинок. Академик РАН, главный научный сотрудник Института динамики геосфер Владимир Николаевич Страхов в конце апреля провёл голодовку в защиту отечественной науки. (А этому человеку 75 лет!). Трижды в 1992, 1999, 2002 г. отказывался от представления к орденам[3]. Широко известен заместитель комитета образования Государственной Думы Олег Николаевич Смолин, профессор Омского педуниверситета, сделавший очень много для сохранения нашего образования. Начиная с 1990 г., он избирался депутатом высших законодательных органов России (съезда народных депутатов РСФСР, а позднее Государственной Думы) по территориальному округу. А ведь это совершенно слепой человек. И его деятельность укор тем зрячим, которые ведут себя как слепцы и трусы.

Мне кажется, сегодня нельзя себе позволить, занимаясь образованием, забывать о воспитательной работе. И, конечно, эта работа со студентами должна выходить на иной уровень: стандартные формы прошлого времени слабо работают. Но остаётся древняя форма: когда ты стоишь перед студентами, и идёт прямое общение. Надо реально влиять на формирование мировоззрения молодых людей. Надо представлять свою позицию, они этого ждут с большим интересом, если позиция действительно серьёзно обосновывается. У нас в Конституции (1993 г) записана свобода преподавания. И это надо использовать в полной мере. Причем, не навязывая какие-то взгляды, а помочь студентам сформировать собственное мировоззрение на основе понимания ценностей науки, образования, культуры. Кто, если не мы?

Необходима не столько политическая, сколько «культурная оппозиция». Мы должны, насколько хватит сил, знаний, умений сохранить связь времён, донести до студенчества лучшие интеллектуальные наработки прежних поколений. Разоблачать ложь о советской эпохе и методы манипуляции. Не допустить люмпенизации культурной сферы и образования.

И скажу ещё. Порой так складывается ситуация, что наиболее сильным вариантом культурной оппозиции власти становится политическая оппозиция. Так было во времена Ельцина, в определённой мере это актуально и сейчас. Конечно, сами представители интеллигенции должны выбрать уровень взаимодействия с властью и уровень противостояния ей. Там где возможно нужно поддерживать власть, в других случаях − противостоять как культурная оппозиция, ну и в радикальных вариантах − занимать место рядом с реальной политической оппозицией. Убеждён, что сегодня такой оппозицией, близкой к решению задач, стоящих перед страной является отнюдь не либеральная, а лишь левопатриотическая оппозиция.

«Толерантность к чужому и нетерпимость к своему?»

Отдельно хочется сказать о проблеме толерантности. Терпимость к иному мнению не является для интеллигенции чем-то новым. Даже в брежневские времена бывали вполне толерантные дискуссии в научной и вузовской среде. (Не говоря уже о знаменитых «московских кухнях»). Сегодня эта проблема, как мне кажется, специально и искусственно заостряется. И далеко неслучайно Запад так озабочен воспитанием у нас толерантности. Я бы сформулировал нынешний аспект проблемы таким образом: «Толерантность к чужому и нетерпимость к своему». Нас призывают терпимо относиться к национальным, религиозным и даже сексуальным меньшинствам. Забывая при этом призвать самых агрессивных их представителей к уважению права большинства. Нас призывают толерантно относиться к тем, чьё мнение не просто иное, а порой оскорбительно. И оскорбляющий, что удивительно, очень болезненно реагирует на попытку ему возразить. То есть ведёт себя далеко не толерантно.

Немало исследователей озабочены проблемой выработки «толерантного отношения» к тем или иным острым проблемам отечественной истории. Но замечаю весьма опасную тенденцию: проблемы, которые должны решатся в научных дискуссиях историков, выносятся чуть ли не в школьные классы. И юное сознание сталкивается с большим количеством негативной информации, причём, особо подчеркну ложной информации о собственной истории и народе. В результате наших детей лишают уважения к отечественной истории и культуре.

Сегодняшний кризис российского общественного сознания ставит уже и другую, более масштабную проблему: как не допустить потери национальной исторической памяти, связующих нитей с прошлым, потери ряда элементов национального самосознания. Некоторые представители прозападной интеллигенции занимаются систематическим заимствованием и перенесением на отечественную почву чужих, нередко враждебных, разрушительных для нашей исторической памяти оценок и интерпретаций событий русской и мировой истории. Покушение на святыни не проходит бесследно. Укрепляется цинизм и космополитизм в молодёжной среде.

Потеря исторической памяти, национального мироощущения - это следствие элементарного невежества, которое процветает на фоне почти полного забвения государством своей воспитательной функции. Это вирус, который может поразить самые основы национального самосознания, способствовать укоренению национального комплекса неполноценности, потери гордости за славные дела предков. На мой взгляд, либеральная часть интеллигенции всё ещё не понимает той национальной трагедии, которую переживет народ в постсоветское время. Эта часть интеллигенции всё ещё сводит счёты с советской системой за имевшие место догматизм, зажим, жёсткую цензуру, преследование инакомыслящих. И небезуспешно пытается в это критике опереться на нынешнюю власть, которая использует либералов в раздувании антикоммунистической истерии, чтобы в очередной раз ослабить позиции левопатриотических сил. В конечном счёте, это способствует не столько преодолению ошибок прошлого, сколько укоренению циничного отношения к собственной истории.

Эта позиция, увы, не нова. Ещё Ф.И. Тютчев в 1867 г. написал о радикальных либералах:

Напрасный труд – нет, их не вразумишь,–

Чем либеральней, тем они пошлее,

Цивилизация – для них фетиш,

Но недоступна им её идея

Как перед ней ни гнитесь господа,

Вам не снискать признания от Европы!

В её глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.

Примеры такого рода дают в первую очередь те, кто непосредственно обслуживает власть.

В средствах массовой информации проблема толерантности стоит особенно остро. Даже сравнительно объективные журналисты в погоне за сенсационностью нередко пренебрегают исторической достоверностью, не осознают необходимости крайне бережного отношения к своей истории. Дело доходит до оскорбления самого святого - победы в Великой Отечественной войне. Например, на щит вновь и вновь поднимаются весьма сомнительные с точки зрения исторической правды писания перебежчика Резуна («Суворова»).

Не менее остро стоит проблема изучения в школе истории и литературы - ключевых предметов, формирующих национальное самосознание, историческую память. Сокращение часов этих предметов приводит к упущениям, которые наверстать весьма сложно.

Ситуация, в которой оказалось наше общество, действительно требует от преподавателей и исследователей толерантности, но не только по отношению друг к другу, а, в первую очередь, к собственной истории, к делам наших предков, оставившим нам великую культуру и неисчислимые примеры мужества, вдохновенного творчества, духовных подвигов и подвигов на поле брани.

Ещё раз повторю. Излишнее акцентирование на негативной информации, которой, увы, в нашей истории (как и в  истории любой другой страны!) немало, способно породить поколение циников, презирающих родную историю и культуру. И ответственность нынешнего поколения интеллигенции в том, чтобы сохранить преемственность интеллектуальной и духовной традиции, привить молодёжи гордость за историю России. И чтобы каждый мог искренне произнести прекрасные пушкинские строки, которые многие молодые люди сегодня и не знают:

Два чувства дивно близки нам -

В них обретает сердце пищу -

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

____________________

[1] Ильин И.А. Против России // Ильин И.А. О грядущей России. − М., 1993.− С. 131.

[2] Марков Н.Е. Культуринтервенция.− М., 2002. (http://www.wco.ru/).

[3] Академик Страхов: сила в бесстрашии // Отечественные записки (приложение к газете «Советская Россия»). 2007.− №129.− 3 мая.− С. 2 − 3).

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (08.02.2016)
Просмотров: 241 | Теги: МАССМЕДИА | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь