Понедельник, 05.12.2016, 11:28
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ИМУЩЕСТВО И БРЕМЯ ЕГО СОДЕРЖАНИЯ

Л.В. КУЗНЕЦОВА

ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ИМУЩЕСТВО И БРЕМЯ ЕГО СОДЕРЖАНИЯ

1. Действующее гражданское законодательство не содержит легального определения понятия "вещное право". Конечно, стало уже общим правилом в юридической литературе ссылаться на то обстоятельство, что вещные права недостаточно оценены отечественным законодателем. По сути в гл. 13 ГК РФ подавляющее большинство правовых норм посвящено исключительно праву собственности. Иным, кроме права собственности, вещным правам посвящена только одна ст. 216 ГК РФ, поименованная как "Вещные права лиц, не являющихся собственниками". Именно этим, видимо, обусловлено и то обстоятельство, что в рамках работы по совершенствованию и развитию гражданского законодательства значительная часть ее была посвящена разработке вопросов развития законодательства о вещном праве.

Вместе с тем категория вещных прав традиционно имеет чрезвычайно важное, не только прикладное, но и теоретическое значение, поскольку проблемы, обусловленные существованием таких прав, гораздо шире и разнообразнее, чем только вопросы, связанные с регулированием отношений собственности. Вещные права - это целая группа субъективных гражданских прав, имеющих общие черты, характеризующихся едиными признаками. И определяется в теории вещное право именно через перечисление этих особенных черт как "абсолютное субъективное гражданское право лица, предоставляющее ему возможность непосредственного господства над конкретной вещью и отстранения от нее всех других лиц, защищаемое специальными гражданско-правовыми исками" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учеб.: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2005. Т. 2. С. 7.

Особенностью любого вещного права, в том числе отраженной в приведенном выше определении, является в первую очередь то, что вещное право всегда складывается в отношении имущества и характеризует принадлежность имущества (вещей) определенному лицу, хотя, конечно, существует благодаря встречной обязанности неопределенного круга лиц (в определенных случаях и собственника) воздерживаться от нарушений правомочий (возможностей) обладателя вещного права владеть, пользоваться и распоряжаться соответствующим имуществом. Таким образом, любое вещное право юридически закрепляет непосредственное, абсолютное или ограниченное господство лица над вещью.

Собственность, как известно, наиболее полное вещное право, являющееся при этом только одной из составляющих этой довольно многочисленной категории субъективных гражданских прав. Как отмечается в литературе: "...исследования вещного права практически всегда начинаются с исследования собственности. Однако понятие вещного права связано не с собственностью, а с тем, что существуют права в чужой вещи, т.е. самостоятельные права на чужую вещь, защищаемые такими же средствами, как и собственность, и даже против собственника" <1>.

--------------------------------

<1> Германов А.В. От пользования к владению и вещному праву. М.: Статут, 2009. С. 592.

Действующее гражданское законодательство содержит указание на целый ряд вещных прав как прав на чужую вещь, т.е. прав, принадлежащих лицам, не являющимся собственниками имущества. Здесь прежде всего следует упомянуть ст. 216 ГК РФ, содержащую неисчерпывающий перечень прав, признаваемых законодателем вещными, наряду с правом собственности. Таковыми, в частности, являются право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265), право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268), сервитуты (ст. ст. 274, 277), право хозяйственного ведения имуществом (ст. 294), право оперативного управления имуществом (ст. 296). Другие виды вещных прав установлены и в ГК РФ, и в других федеральных законах. К указанным правам можно отнести, в частности, право пользования имуществом по завещательному отказу (ст. 1137 ГК РФ), право пользования жилым помещением членом семьи собственника помещения (ст. 31 ЖК РФ), право ограниченного пользования земельным участком (ст. 36 ЗК РФ) и многие другие. В теории гражданского права отмечается, что "перечень (виды) и содержание вещных прав императивно, исчерпывающим образом (numerus clausus) определяются законом, исключающим какие-либо возможности появления новых, неизвестных ему видов вещных прав либо какого бы то ни было изменения их содержания" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учеб.: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. С. 6.

Вещные права принято классифицировать по различным основаниям. Так, одна из классификаций подразделяет вещные права на (1) вещные права юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника, (2) права сервитутного типа, (3) вещные права по использованию земельных участков, (4) правомочия залогодержателя <1>.

--------------------------------

<1> См.: Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М.: БЕК, 1996. С. 19.

Другая существующая классификация включает следующие группы: "1) права по использованию чужих земельных участков (сервитуты, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного бессрочного пользования); 2) права по использованию чужих жилых помещений (главным образом в силу завещательного отказа); права на хозяйствование с имуществом собственника (хозяйственное ведение и оперативное управление), объектами которых являются имущественные комплексы предприятий и учреждений, причем недвижимостью закон прямо признает только имущество предприятия, а не учреждения; 4) "обеспечительные права" - залог и удержание, вещная природа которых широко оспаривается" <1>.

--------------------------------

<1> Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М.: Статут, 2008. С. 81.

Несколько иная классификация предлагается Е.А. Сухановым, подразделяющим вещные права на (1) вещные права некоторых юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника, (2) ограниченные вещные права по использованию чужих земельных участков, (3) права ограниченного пользования иным недвижимым имуществом (главным образом жилыми помещениями), (4) обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств права залога (залогодержателя) и удержания <1>.

--------------------------------

<1> Бабаев А.Б. Система вещных прав. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 207 - 208.

Как верно отмечает по поводу существующих классификаций вещных прав А.Б. Бабаев, все они страдают отсутствием единого критерия, положенного в основу каждой из данных классификаций: "...критериями оказываются в одном случае субъект, во втором и третьем - предмет, в четвертом - цель существования права" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 208.

Отмеченная особенность, на наш взгляд, обусловлена тем, что указанные права слишком различны и неоднородны по содержанию, а объединяют их в действительности только общие характерные признаки, первым и главным из которых следует считать производность любого ограниченного вещного права от права собственности. Именно поэтому иные, кроме права собственности, вещные права всегда ограничены по содержанию по сравнению с правомочиями собственника. Еще одним важным для дальнейшего исследования признаком вещных прав является так называемое право следования, характерное для любого ограниченного вещного права и выражающееся в том, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество (п. 3 ст. 216 ГК РФ). Наконец, для ограниченных вещных прав характерна еще и та особенность, что состав и содержание образующих их правомочий, равно как и перечень самих вещных прав, определяются исключительно законом <1>. Последняя черта позволяет, в частности, отличать вещные права от прав обязательственных, содержание которых во всех случаях основано на договоре и определяется им. Однако, как отмечалось ранее, любое вещное право, в том числе и право собственности, главной своей особенностью имеет то, что это всегда право на вещь, свою (в случае с правом собственности) или чужую (в случае с ограниченными вещными правами).

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учеб.: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. С. 144. Данный признак вещных прав, на наш взгляд, не является безупречным, поскольку конкретное содержание, например, сервитута может и должно определяться договором с собственником имущества (ст. 274 ГК РФ).

Далее. В контексте проводимого исследования, исходя из приведенного выше определения вещного права и тех характерных черт, которые в совокупности позволяют объединять субъективные гражданские права в одну категорию ограниченных вещных прав, можно утверждать, что любое такое право обеспечивает удовлетворение интереса управомоченного лица в извлечении тех или иных благ из вещей, являющихся объектом указанных прав. Такой интерес удовлетворяется владением и пользованием вещами или распоряжением ими в пределах и на условиях, установленных законом.

С точки зрения названных правомочий, их объема и содержания право собственности как право полное и неограниченное объединяет собой все перечисленные выше правовые возможности (правомочия владения, пользования и распоряжения). То же нельзя сказать об ограниченных вещных правах как правах на чужую вещь. По своему содержанию ограниченные вещные права могут быть основаны на отдельных правомочиях или их комбинациях с теми или иными установленными законом ограничениями.

Так, некоторые вещные права составляются лишь одним из названных правомочий. Как верно отмечается в литературе, "существуют случаи, когда право на владение является единственным вещным правом лица. Такими лицами, к примеру, являются хранитель и закладодержатель" <1>. В других случаях вещное право составляется только правовыми возможностями пользования. К последним можно отнести, например, некоторые виды сервитута. Наконец, есть вещные права, которые сопряжены с принадлежностью управомоченному лицу правомочия распоряжения (например, право хозяйственного ведения или оперативного управления имуществом) и даже до известной степени ограничивают в соответствующих возможностях собственника.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учеб.: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. С. 216.

Поэтому если о праве собственности можно говорить как о наиболее полном вещном праве, включающем правомочия владения, пользования и распоряжения, то сказать то же о любом вещном праве нельзя. Вместе с тем для целей настоящего исследования важно учитывать, что содержательно характеризовать любое вещное право, как и право собственности, можно через правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом.

2. Общеизвестно, что оборотная сторона правомочий владения, пользования, распоряжения и того положительного для управомоченного лица эффекта, которым названные правовые возможности обладают, представляет собой необходимость для такого лица нести риски и обязанности, связанные и обусловленные обладанием соответствующим имуществом. Как отмечается в литературе, собственник наделен в силу закона не только "благом" обладания имуществом как следствием своего хозяйственного господства над имуществом, но одновременно принимает на себя и бремя содержания собственных вещей, в том числе: 1) необходимость осуществления их ремонта и охраны; 2) несение риска случайной гибели или порчи от причин, за которые никто не отвечает (например, при стихийных бедствиях); 3) несение риска возможных потерь от неумелого или нерационального ведения своих дел (вплоть до разорения и банкротства). В этом смысле наличие бремени собственности обязывает владельца имущества быть настоящим заботливым хозяином своих вещей и расчетливым коммерсантом <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учеб.: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 2. С. 19.

Глава 13 ГК РФ, посвященная праву собственности и иным вещным правам, регулирует названные вопросы применительно исключительно к праву собственности, устанавливая правило, согласно которому право собственности предполагает не только возможность реализации собственником составляющих это право правомочий, но и несение бремени содержания принадлежащего ему имущества. Это положение имеет прямое нормативное закрепление в ст. 210 ГК РФ, согласно которой "собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором".

Представляется, что данное нормативное положение в полной мере можно отнести и к любому другому вещному праву. Хотя такой вывод трудно сделать из содержания норм гл. 13 ГК РФ. Как верно отмечается в проекте Концепции о вещном праве, "к сожалению, ГК РФ не содержит принципиальных положений, которые могли бы служить фундаментом для всей системы правового регулирования вещных прав" (п. 2.4 разд. "Общие положения о вещных правах"). Естественным следствием отмеченного является то, что многие вопросы, связанные с вещными правами в целом или с отдельными их видами, помимо права собственности (с ограниченными вещными правами на чужую вещь), не находят надлежащего юридического разрешения.

При допускаемой законом возможности установления вещного права не только в рамках ГК РФ как основополагающего в гражданском праве нормативного акта, но и в рамках других федеральных законов, отсутствие общих положений о вещных правах в рамках ГК РФ имеет, безусловно, отрицательное значение. Поэтому общие выводы, которые в равной мере должны быть применимы и к праву собственности, и к любому другому вещному праву, можно делать лишь на основе теоретического анализа, подкрепленного соответствующими положениями судебной практики. В связи с этим безусловно положительно необходимо оценивать предложения, высказанные в проекте Концепции о вещном праве, о важности выделения в рамках ГК РФ отдельного подраздела, посвященного общим положениям о вещных правах. Наличие таких общих положений позволит успешно решать многочисленные вопросы, связанные с регулированием вещных прав в целом, безотносительно к их отдельным разновидностям.

Одним из таких вопросов должен стать вопрос о бремени содержания имущества, неотрывно сопровождающем любое вещное право, в том числе и право собственности, в силу положений ст. 210 ГК РФ.

Прежде всего необходимо ответить на вопрос о том, почему именно проблемы бремени содержания имущества так важны для правового регулирования правоотношений собственности, что законодатель даже посвятил указанному вопросу отдельную статью в ГК РФ. Для этого в первую очередь нужно оценить само нормативно употребляемое понятие "бремя содержания имущества".

Согласно Толковому словарю В. Даля слово "бремя" в русском языке обозначает "тяжесть, ношу, груз", нечто отягчающее и даже удручающее человека. В большей мере отвечает юридическому смыслу этого слова, например, английское "burden", что означает одновременно и обязанность (burden of contract (бремя договора как обязанность его исполнения) и tax burden (налоговое бремя) и т.п.). На наш взгляд, с точки зрения вопросов содержания имущества термин "бремя" следует рассматривать именно в качестве соответствующей обязанности.

Таким образом, понятие "бремя" в контексте имущественных отношений необходимо оценивать как гражданско-правовую обязанность субъекта права по содержанию имущества. Что касается понятия "содержание", то с гражданско-правовой точки зрения под ним правильно понимать совершение обязанным лицом определенных действий и несение расходов, которые связаны с обладанием имуществом, его использованием или возможностью распорядиться им по своему усмотрению.

Исходя из изложенного, можно утверждать, что под бременем содержания имущества в гражданском праве понимается гражданско-правовая обязанность субъекта права совершать определенные действия (а равно воздерживаться от совершения некоторых действий), а также нести расходы, обусловленные и связанные с обладанием имуществом, пользованием или в некоторых случаях с возможностью распоряжения им.

Содержательно оцениваемое понятие может составляться различными по характеру и составу конкретными обязанностями, а вернее - набором обязанностей, предусматривающих необходимость совершения действий как фактического, так и юридического свойства. При этом бремя содержания имущества может быть выражено как в необходимости нести расходы, связанные с обладанием имуществом, так и в обязании субъекта совершать в отношении такого имущества те или иные действия. Так, несение бремени содержания имущества может предусматривать необходимость совершения следующих действий: обеспечение сохранности имущества (охрана, хранение в условиях, соответствующих свойствам и особенностям имущества, страхование имущества и т.п.), несение расходов по поддержанию имущества в надлежащем состоянии (проведению текущего и капитального ремонта зданий, сооружений и т.п.), уплата предусмотренных законом налогов, сборов, иных платежей, связанных с обладанием имуществом, соблюдение в отношении имущества норм и правил пожарной, санитарно-эпидемиологической безопасности и т.п.

Отдельные особенности предусмотрены действующим законодательством в отношении таких, например, объектов, как земельные участки. Обладатель прав на земельный участок обязан, в частности, использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением, сохранять межевые, геодезические и другие специальные знаки, осуществлять за свой счет мероприятия по охране земель, лесов, водных объектов и других природных ресурсов, не допускать загрязнения, захламления, деградации и ухудшения плодородия почв на землях соответствующих категорий и т.п. В случае с жилыми помещениями собственник или обладатель иного вещного права на них обязан своевременно вносить платежи за коммунальные услуги, содержать жилое помещение таким образом, чтобы не допускать его разрушения, не нарушать прав и законных интересов соседей и т.д.

Таким образом, можно утверждать, что конкретные особенности несения бремени содержания имущества зависят в первую очередь не от субъекта соответствующих обязанностей, а от вида и характеристик имущества, в отношении которого такие обязанности устанавливаются.

В контексте рассматриваемой проблемы важным является и вопрос о том, включаются ли в объем понятия "бремя содержания имущества" и различные имущественные риски, и если нет, то как соотносятся данные значимые для гражданского права явления.

Риск в гражданском праве - понятие многогранное и неоднозначное, не имеющее общей, универсальной трактовки. В литературе выделяют три теории, объясняющие такое правовое явление, как риск в гражданском праве: "субъективная теория (В.А. Ойгензихт, С.Н. Братусь, В.А. Плотников и др.); объективная теория (А.И. Омельченко, Б.Л. Хескельберг, О.А. Красавчиков, А.А. Собчак); смешанная теория (Б.Н. Мезрин, В.А. Копылов)" <1>.

--------------------------------

<1> Мартиросян А.Г. К вопросу о риске в гражданском праве Российской Федерации // Современное право. 2009. N 9. С. 7.

Согласно первой теории риск понимается как психическое отношение субъекта права к возможным отрицательным имущественным последствиям собственных действий, - действий третьих лиц или объективного случая. Допущение таких невыгодных последствий и означает принятие соответствующего риска. Вторая теория основана на понимании риска как объективно существующей опасности наступления неблагоприятных для субъекта права имущественных последствий. Авторы третьей теории исходят из того, что риск представляет собой вероятный вред, предвидение риска понимается ими как субъективная категория, в то время как сам риск представляет собой объективную реальность. Другими словами, последняя теория объединяет в себе две предыдущие <1>. На наш взгляд, именно последняя теория в наибольшей степени соответствует правильному и всестороннему пониманию такой категории гражданского права, как риск.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 7 - 10.

Риск, представляется, следует понимать как вероятное, возможное или даже предполагаемое событие, с фактическим наступлением которого для субъекта права связываются те или иные (в зависимости от конкретного содержания риска) неблагоприятные имущественные последствия. С точки зрения того, что указанное событие может оцениваться участником гражданских правоотношений как потенциально допустимое оно, конечно, имеет определенную субъективную составляющую (сторону). Однако как возможное событие наступления негативных имущественных последствий оно всегда должно носить объективный характер, т.е. не быть обусловленным лишь субъективным восприятием соответствующего лица - носителя риска.

Как уже отмечалось, в литературе существует авторитетное мнение о том, что понятие бремени содержания имущества охватывает собой в том числе и несение субъектом права риска случайной гибели или порчи имущества от причин, за которые никто не отвечает (например, при стихийных бедствиях, неумелом или нерациональном ведении своих дел).

Таким образом, сам риск, конечно, не входит в юридическое содержание понятия "бремя содержания имущества". Категория риска сама по себе означает лишь предполагаемое событие, другими словами, возможность наступления соответствующего юридического факта, с которым связаны те или иные отрицательные имущественные последствия. Поэтому, учитывая сделанный выше вывод о том, что бремя содержания имущества представляет собой обязанность субъекта, нельзя утверждать, что риск является составной частью указанной обязанности. Понятие "несение риска" имеет, конечно, иное содержание. Если под ним понимать обязанность лица претерпевать последствия фактического наступления события, возможность которого составляет содержание данного риска, то оцениваемое понятие может и должно рассматриваться как элемент бремени содержания имущества. Ведь возлагаемое законом или договором на то или иное лицо бремя содержания имущества, естественно, предполагает и обязанность данного лица нести расходы, сопряженные с повреждением такого имущества или его гибелью (необходимостью его утилизации, замены и т.п.). Что это, если не несение риска случайной гибели или повреждения соответствующего имущества? Поэтому точку зрения на то, что бремя содержания имущества логически объединяет и несение риска случайной гибели или повреждения имущества, следует признать верной. Кроме того, несение риска должно одновременно подразумевать и обязанность соответствующего субъекта права по совершению действий, предупреждающих наступление негативных имущественных последствий, поскольку это соответствует интересу лица - обладателя вещного права на имущество в сохранении последнего. Указанная обязанность также охватывается понятием "бремя содержания имущества".

Вместе с тем проблема несения риска случайной гибели или повреждения имущества имеет и иной аспект. Не случайно поэтому вопросы несения указанных имущественных рисков вынесены законодателем в отдельную норму. Согласно ст. 211 ГК РФ риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором. Дело в том, что проблема возложения указанных рисков имеет большое значение и в обязательственных отношениях, и в правоотношениях, связанных с гражданско-правовой ответственностью. Так, как отмечается в теории, "понятие риска случайной гибели или случайного повреждения имущества сопряжено с понятием ответственности третьих лиц за ущерб, причиненный данному имуществу. Риск наступает тогда, когда нет субъективных оснований для возложения ответственности за гибель или повреждение имущества на третьих лиц (см. ст. ст. 393 и 401). Риск... может быть перенесен собственником на другое лицо. Таковое возможно, например, при просрочке должника в исполнении обязательства (п. 1 ст. 405), а также в случаях, когда по договору купли-продажи риск случайной гибели или повреждения имущества переходит от продавца к покупателю до или после перехода к последнему права собственности" <1>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2002. С. 494.

Таким образом, все изложенное выше позволяет утверждать, что всесторонняя оценка понятия бремени содержания имущества невозможна без одновременного рассмотрения в рамках содержания данного понятия и вопросов несения риска случайной гибели или случайного повреждения имущества.

Значение нормативного закрепления обязанности собственника обеспечивать по общему правилу содержание имущества обусловлено в первую очередь тем, что отношения собственности безусловно шире субъективного гражданского права собственности и предполагают наличие у собственника не только соответствующего субъективного гражданского права, но и ряда обязанностей, основной из которых и является обязанность по содержанию имущества, принадлежащего собственнику. По существу, именно наличие такой обязанности и делает право собственности полным и абсолютным, т.е. правом собственности в действительном смысле этого слова. Как верно отмечается по данному поводу в литературе, "именно сочетание блага и бремени собственности характеризует положение настоящего собственника, а отсутствие бремени забот, риска и потерь имущества никогда не сделает его подлинным хозяином. Убедительное подтверждение этому дали попытки объявления трудовых коллективов "хозяевами" имущества государственных предприятий, предпринимавшиеся у нас в конце 80-х гг. XX века, а в настоящее время - статус унитарного предприятия, имущество которого теперь заботливо "охраняется" от других участников оборота его учредителем-собственником, а не самим владельцем". Именно поэтому экономические отношения собственности представляют собой отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания <2>.

-------------------------------

<2> См.: Там же.

Такая позиция в полной мере отвечает и международному пониманию собственности, где благо собственности, как и получаемые от нее плоды и доходы (benefit), рассматривается неразрывно с бременем собственности (burden), точно так же, как права и обязанности участника обязательства составляют единство любой торговой сделки <1>.

--------------------------------

<1> См.: Gray K. Property in Thin Air // The Cambridge Law Journal. 1991. P. 292 - 295.

3. Как уже отмечалось выше, прочие, кроме права собственности, вещные права имеют характер ограниченных прав на чужую вещь, производных от права собственности. Учитывая отмеченное, как решается вопрос о несении бремени содержания имущества, в том числе рисков его утраты или повреждения, применительно к таким ограниченным вещным правам?

Прежде всего, возможность возложения обязанности по содержанию имущества и обеспечению его сохранности как на собственника, так и на обладателя иного вещного права, владеющего и пользующегося таким имуществом, очевидна и находит подтверждение в судебной практике <1>. Так, в Постановлении по одному из дел Федеральный арбитражный суд специально указал, что ГК РФ "предусматривает возможность возложения обязанности по содержанию имущества как на собственника, так и на других лиц, владеющих жилищным фондом на основании иного вещного права (права хозяйственного ведения или оперативного управления), а также лиц, которым жилищный фонд передан по договорам о передаче имущества (управляющие компании, жилищно-эксплуатационные организации, наниматели, арендаторы)" <2>.

--------------------------------

<1> См., в частности: Определение КС РФ от 18 июля 2006 г. N 373-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сеничкина Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав статьями 209, 210 и 219 Гражданского кодекса Российской Федерации".

<2> Постановление ФАС Уральского округа от 8 апреля 2009 г. по делу N Ф09-1983/09-С1.

Не случайно поэтому в п. 1.1 разд. "Общие положения о вещных правах" проекта Концепции о вещном праве отмечается: "В известном смысле могут быть признаны общими положениями, направленными на регулирование как права собственности, так и иных вещных прав, правила, содержащиеся в статьях 210 - 211 ГК РФ: о бремени содержания и риске случайной гибели имущества, - имея в виду действие общего принципа возложения того и другого на собственника, если иное не установлено законом (т.е. правовыми нормами об ограниченных вещных правах) (выделено мной. - Л.К.)".

Проблему представляет вопрос о том, какие именно правовые механизмы позволяют переносить бремя содержания имущества с лица, наделенного правом собственности, на субъектов иных вещных прав. Ответ на этот вопрос следует искать в содержании все той же ст. 210 ГК РФ. Дело в том, что бремя содержания имущества, по общему правилу отягощающее собственника, может быть перенесено на иное лицо только в случае, если это прямо предусмотрено законом или договором (ст. 210 ГК РФ). Учитывая, что действующее законодательство не допускает возможности существования ограниченного вещного права на имущество, не имеющее собственника, и вещное право на чужую вещь во всех случаях является производным от права собственности на такую вещь, а также, принимая во внимание то обстоятельство, что вещные права не могут быть основаны на договоре, бремя содержания имущества и риски его случайной гибели или повреждения могут переноситься на обладателя того или иного вещного права только на основании закона. Другими словами, только тогда можно говорить о возложении на обладателя вещного права рассматриваемых обязанностей и рисков, когда это прямо предусмотрено нормативно, на уровне законодательного акта.

Впрочем, исключительно законодательный (как и договорный, согласно ст. 210 ГК РФ) характер распределения бремени содержания имущества не является строго обязательным. При этом соответствующие изъятия являются прямо и нормативно установленными. Так, ст. 543 ГК РФ предусматривает, что в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, обязанность обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность энергетических сетей, а также приборов учета потребления энергии возлагается на энергоснабжающую организацию, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Таким образом, вопрос о распределении бремени содержания имущества может решаться и на уровне иных правовых актов, не являющихся составляющими гражданского законодательства в узком, буквальном понимании этого термина.

Кстати, коллизия норм ст. ст. 210 и 543 ГК РФ, устанавливающих взаимоисключающие правила и сформулированных при этом таким образом, что предполагает возможность изменения на той или иной юридической основе заложенного в них правового регулирования, была предметом рассмотрения в КС РФ.

Так, гражданин, являющийся абонентом энергоснабжающей организации и потребляющий энергию для бытовых нужд, обратился в КС РФ с требованием о признании ст. ст. 210 и 543 ГК РФ неконституционными в той части, в которой они допускают возможность возложения энергоснабжающей организацией на абонента-потребителя обязанностей и расходов по содержанию, обеспечению сохранности и безопасности энергетических сетей и приборов учета потребляемой энергии. В рамках указанного дела, по мнению заявителя, ст. 210 ГК РФ и ряд других законоположений, обусловленных названной статьей, нарушают его права, гарантированные ст. ст. 1, 2, 10, 15 (ч. ч. 2 и 4), 17, 18, 19, 45, 46, 54 (ч. 2), 55 (ч. 3), 94, 105 (ч. 1), 114 (п. "е" ч. 1), 115 (ч. 1) и 123 (ч. 3) Конституции РФ, поскольку в результате их применения на него было возложено бремя несения расходов, связанных с проверкой газового счетчика. КС РФ в связи с данным обращением, в частности, указал, что п. 2 ст. 543 ГК РФ, предусматривающий общее правило о возложении бремени содержания имущества (энергетических сетей и приборов учета потребляемой энергии) на энергоснабжающую организацию, если иное не установлено нормативно, не может быть истолкован как освобождающий гражданина от обязанности поддерживать в исправном состоянии механическое, электрическое и иное оборудование, находящееся в жилом помещении (т.е. оборудование, находящееся в собственности абонента), а также от бремени несения расходов по содержанию данного оборудования.

При этом КС РФ сослался, в частности, на свое Постановление от 31 мая 2005 г. N 6-П, согласно которому право собственности предполагает не только возможность реализации собственником составляющих это право правомочий, но и несение бремени содержания принадлежащего ему имущества. Правило о несении собственником такого бремени закреплено в ст. 210 ГК РФ и является базовым для дальнейшего законодательного и договорного регулирования обязанностей собственника, что само по себе не может нарушать конституционные права заявителя.

Кроме того, согласно п. п. 2 и 4 ст. 3 ГК РФ гражданское законодательство состоит из данного Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, при этом Правительство РФ вправе на основании названного Кодекса и иных федеральных законов, а также указов Президента РФ принимать постановления, содержащие нормы гражданского права. КС РФ в своем Определении от 12 ноября 2008 г. N 974-О-О отметил, что Правительство РФ, осуществляя исполнительную власть в Российской Федерации согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 110, п. п. "б", "ж" ч. 1 ст. 114, ч. 1 ст. 115) и ФКЗ от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", обязано действовать в соответствии с конституционно-правовым смыслом закона и в обеспечение его адекватной реализации (ст. ст. 10, 18, п. п. "а", "б", "е" ч. 1 ст. 114, ч. 1 ст. 115 Конституции РФ), в том числе издавать постановления и распоряжения, обязательные к исполнению в Российской Федерации (ч. 2 ст. 115 Конституции РФ). Соответствующее полномочие Правительства РФ в сфере правового регулирования отношений по энергоснабжению закреплено в п. 2 ст. 543 ГК РФ. Это законоположение, не исключающее возможность судебной проверки правовых актов Правительства РФ, изданных в рамках реализации указанного полномочия, не может, вопреки мнению заявителя, нарушать конституционные права граждан <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 16 апреля 2009 г. N 495-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федорюка Сергея Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 210 и 543 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 15 Закона Российской Федерации "Об обеспечении единства измерений", статей 376, 381, 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

Другими словами, КС РФ в рамках указанного дела установил два существенных для настоящего исследования обстоятельства: во-первых, признал законность и конституционность возложения на собственника имущества бремени его содержания независимо от установленных законом возможных исключений и потребительского характера спорных отношений, а во-вторых, подтвердил возможность разрешения вопроса о возложении бремени содержания имущества, а соответственно и рисков его случайной гибели или повреждения на уровне иных, кроме законов, правовых актов, в частности правовых актов Правительства РФ.

Однако во многих случаях вопросы возложения бремени содержания имущества на субъекта ограниченного вещного права решаются именно законом. Например, для вещных прав, установленных действующим законодательством в отношении земельных участков (в частности, упомянутые в ст. 216 ГК РФ право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265) и право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268)), вопросы несения бремени содержания решены в ЗК РФ <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

Так, ст. 42 ЗК РФ устанавливает обязанности, общие как для собственников, так и для обладателей иных вещных прав на земельные участки, среди которых есть такие, как осуществление мероприятий по охране земель, использование земельных участков в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, своевременное внесение платежей за землю, недопущение загрязнения, захламления, деградации и ухудшения плодородия почв на землях соответствующих категорий.

Вместе с тем необходимо учитывать, что закон не всегда решает вопрос о возложении на обладателя того или иного ограниченного вещного права бремени содержания принадлежащего ему имущества. Такая ситуация, в частности, имеет место с правом хозяйственного ведения или оперативного управления. Согласно ст. 294 ГК РФ государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с ГК РФ. Согласно ст. 296 ГК РФ казенное предприятие и учреждение, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением этого имущества.

Регулированию указанных отношений посвящен ФЗ от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <1>. Однако в рамках данного Закона вопрос о несении бремени содержания имущества не решен. Единственное упоминание об обеспечении сохранности имущества, закрепленного за лицом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, содержит подп. 11 п. 1 ст. 20 названного Закона, согласно которому собственник имущества унитарного предприятия в отношении указанного предприятия осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего унитарному предприятию имущества.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746.

Такая нормативная неопределенность порождает, в свою очередь, соответствующие судебные споры. Так, по одному из дел страховая компания обратилась в суд с иском к предприятию "Водоканал" о взыскании убытков, понесенных страховщиком в связи с выплатой страхового возмещения физическому лицу <1>. Как было установлено материалами дела, между страховой компанией и физическим лицом был заключен договор добровольного страхования транспортного средства. В результате аварии, произошедшей на водопроводе, указанному транспортному средству был причинен ущерб затоплением. Предприятие "Водоканал", не признавая предъявленные исковые требования, основывало свои доводы на том, что обязанность по содержанию, обеспечению сохранности и надлежащего функционирования водопровода несет собственник данного вида имущества - муниципальное образование, поскольку, согласно ст. 210 ГК РФ, бремя содержания имущества несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором. Так как иное, по мнению ответчика, прямо предусмотрено не было, противоправность и вина предприятия "Водоканал" в действиях последнего отсутствовали.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Уральского округа от 22 октября 2008 г. по делу N Ф09-7768/08-С5.

Как указал суд, довод ответчика о том, что бремя содержания имущества должен нести собственник имущества, а предприятие "Водоканал" не является собственником водопроводных сетей, подлежит отклонению. Согласно уставу предприятия "Водоканал" ответчик является коммерческой организацией, не наделенной правом собственности на имущество, закрепленное за ней собственником. Таким образом, имущество предприятия "Водоканал" находится в собственности муниципального образования и принадлежит ответчику на праве хозяйственного ведения, в связи с чем расходы по содержанию этого имущества, обеспечению его сохранности, надлежащей эксплуатации и своевременного ремонта должны возлагаться именно на предприятие "Водоканал".

Таким образом, в рассматриваемом деле суд среди прочего руководствовался и общим положением о том, что субъект права хозяйственного ведения, наиболее близкого содержательно к праву собственности, самостоятельно несет бремя содержания принадлежащего ему имущества. Без определенного указания закона, на чем именно может основываться подобное убеждение?

Представляется, что необходимость данного решения определяется, во-первых, общим требованием гражданско-правовой справедливости, выраженной в том, что лицо, наделенное благом, определяемым наличием у него правомочий в отношении определенного имущества, должно быть связано и обязанностями в отношении этого имущества, поскольку без соблюдения данного требования невозможно будет полное и беспрепятственное осуществление прав в отношении такого имущества.

Во-вторых, причиной подобного решения является и его рациональность. Дело в том, что только при фактическом владении имеется реальная возможность осуществления необходимых хозяйственных действий для поддержания имущества в надлежащем состоянии, обеспечения его сохранности и т.д., т.е. возможность несения бремени содержания имущества. Именно поэтому в случае, например, передачи имущества по договору, следует признавать лицом, отвечающим за содержание и сохранность такого имущества, фактического его владельца еще до перехода права собственности или возникновения какого-либо ограниченного вещного права на это имущество.

Удачной демонстрацией приведенной точки зрения в судебной практике можно считать следующий пример. Так, в Определении КС РФ от 18 июля 2006 г. N 373-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сеничкина Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав статьями 209, 210 и 219 Гражданского кодекса Российской Федерации", в частности, указано, что решением мирового судьи с гражданина в пользу ТСЖ были взысканы задолженность по оплате коммунальных услуг и проценты за пользование чужими денежными средствами в связи с допущенной просрочкой в оплате коммунальных платежей.

Гражданин обратился в КС РФ, оспаривая конституционность ст. ст. 209, 210 и 219 ГК РФ о содержании права собственности, бремени содержания имущества и возникновении права собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество.

Заявитель указал, что названные законоположения нарушают его права и свободы (ст. ст. 34 и 35 Конституции РФ), поскольку позволяют судам истолковывать их как предоставляющие право пользования жилыми помещениями только с момента государственной регистрации права собственности на него, а возлагающие обязанности по его содержанию - до такой регистрации.

КС РФ, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, отметил, что "момент возникновения данной обязанности был определен судом не моментом государственной регистрации права собственности заявителя на квартиру, а датой приемки объекта строительства в эксплуатацию и внесения заявителем оплаты по договору долевого строительства с учетом того, что обязанность по оплате коммунальных услуг в равной мере распространяется на лиц, использующих жилое помещение как на праве собственности, по договору найма жилого помещения, так и на иных законных основаниях" <1>.

--------------------------------

<1> Определение КС РФ от 18 июля 2006 г. N 373-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сеничкина Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав статьями 209, 210 и 219 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Надо отметить, что приведенное Определение КС РФ заложило основу широкого распространения изложенной в нем правовой позиции в рамках сложившейся судебной практики. Несмотря на это, до недавнего времени в литературе можно было встретить точку зрения, согласно которой отсутствие государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество освобождает лицо, владеющее и пользующееся таким имуществом, от бремени его содержания, поскольку данное лицо не имеет правового статуса собственника. Так, С.П. Гришаев по этому поводу, в частности, пишет: "...ст. 130 ГК не указывает на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество как обязательный признак недвижимого имущества. Вопрос о том, с какого момента и у кого возникает право собственности на вновь возводимый строительный объект, который является разновидностью недвижимого имущества в силу наличия такого признака, как неразрывная связь с землей, не решен в действующем законодательстве достаточно четко. Таким образом, если придерживаться буквального толкования ст. 219 ГК, уже созданный и принятый заказчиком объект недвижимости до момента государственной регистрации не имеет собственника. Соответственно, последний не несет бремя содержания имущества, находящегося в собственности (уплата налогов и т.д.). Это особенно актуально для жилых домов, принадлежащих гражданам. Известны многочисленные случаи, когда на уже построенные коттеджи и дачи не регистрируется право собственности" <1>.

--------------------------------

<1> Гришаев С.П. Правовой режим недвижимого имущества // СПС "КонсультантПлюс".

Из вышеизложенного, можно, на наш взгляд, сделать вывод о том, что существуют определенные общие правила, позволяющие говорить о возможности возложения на субъекта вещного права бремени содержания имущества независимо от наличия или отсутствия соответствующих, прямо выраженных нормоположений. Таким общим правилом следует считать законное и фактическое владение и пользование имуществом управомоченным лицом - обладателем ограниченного вещного права (а равно и иным законным владельцем). Другими словами, благо извлечения полезных для лица свойств и качеств имущества посредством владения (имения в своем хозяйстве) и пользования последним создает для данного лица необходимость несения обязанностей, связанных с содержанием такого имущества (бремя его содержания). Как верно отмечается по этому поводу в литературе, нести бремя сохранности имущества должно лицо, имеющее непосредственное и реальное владение имуществом, подтверждая тем самым свой интерес в отношении последнего <1>.

--------------------------------

<1> См.: Commercial law: text, cases, and materials / L.S. Seasly, R.J.A. Hooley. Oxford UP, 2009. P. 77.

Любопытным является и то обстоятельство, что для собственника фактическое владение и пользование имуществом не служат обязательным условием несения бремени его содержания. В этом смысле интерес представляет следующий пример. Муниципальное предприятие ЖКХ обратилось в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании расходов на содержание общего имущества жилого дома <1>. Предметом иска является отнесение на собственника нежилого помещения (магазина) соответствующей части расходов на содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома. В состав платы истцом были включены ремонт конструктивных элементов здания, ремонт и обслуживание внутридомового оборудования (ремонт холодного водоснабжения и водоотведения), содержание подъезда, содержание придомовых территорий, капитальный ремонт объектов общего пользования. В качестве основания иска указывалось на то, что часть магазина, принадлежащего индивидуальному предпринимателю, расположена в жилом доме.

--------------------------------

<1> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 апреля 2009 г. по делу N А74-318/08-Ф02-6081/08.

Удовлетворяя исковые требования, суд со ссылкой на ст. ст. 210, 307, 781 ГК РФ, ст. ст. 36, 37, 39, 153, 154, 155, 157, 158 ЖК РФ исходил из обязанности ответчика нести соразмерно его доле расходы по содержанию общего имущества в многоквартирном жилом доме, так как ответчик является собственником части нежилых помещений в этом доме. При этом суд подчеркнул следующее: собственник в силу требований ст. 210 ГК РФ обязан нести бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором; собственникам квартир и собственникам нежилых помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование; в издержках по содержанию этого имущества обязаны участвовать как собственники квартир, так и собственники нежилых помещений (ст. ст. 249 и 290 ГК РФ). С учетом сказанного, несмотря на то, что индивидуальный предприниматель не использовал общее имущество дома (подъезд, коммуникации), имел отдельный выход и только часть принадлежащих ему нежилых помещений являлась частью многоквартирного дома, суд признал за ответчиком обязанность по участию в содержании общего имущества дома.

В отношении ограниченных вещных прав можно говорить о том, что бремя содержания имущества как обязанность всегда следует за самим правом. При возникновении права возникает и соответствующая обязанность.

Значение данного условия так высоко, что в судебной практике встречаются случаи, в которых прямо признается тот факт, что при отсутствии оснований считать, что у субъекта возникло ограниченное вещное право на имущество, недопустимо возлагать на него и бремя содержания такого имущества.

В частности, принятие решения собственника (акта государственного органа) о передаче имущества в хозяйственное ведение или оперативное управление (ст. 11 ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях") без фактической передачи имущества в имущественно-экономическую сферу (область хозяйствования) соответствующего субъекта права не может влечь за собой ни возникновения ограниченного вещного права, ни переноса обязанностей по содержанию такого имущества.

Так, Управление пенсионного фонда обратилось в арбитражный суд с иском к федеральному государственному унитарному предприятию (ФГУП) о взыскании расходов по обеспечению сохранности имущества, уплаты налогов в отношении имущества, переданного ответчику в хозяйственное ведение <1>. Решением суда иск был удовлетворен. Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал. При этом суд отметил факт принятия компетентным органом решения о закреплении федерального имущества за ФГУП на праве хозяйственного ведения и отсутствие фактических мероприятий по передаче имущества ответчику. Руководствуясь этим, апелляционный суд указал, что право хозяйственного ведения без передачи имущества у ответчика не возникло, а согласно ст. 210 ГК РФ, бремя содержания имущества несет его собственник.

--------------------------------

<1> Постановление Девятого ААС от 9 сентября 2009 г. по делу N 09АП-15624/2009-ГК.

Еще одна проблема, представляющая интерес в рамках исследования о возможностях и условиях возложения бремени содержания имущества на субъектов ограниченных вещных прав, - проблема возможности использования при этом механизма договорного регулирования. Выше уже отмечалось, что в случае с вещными правами бремя содержания имущества и риски его случайной гибели или повреждения, возложенные на собственника, не могут быть перенесены на другого субъекта права на основании договора. Возможность перенесения таких обязанностей договором с собственника на иное третье лицо существует исключительно в сфере обязательственных правоотношений.

Впрочем, и в данном случае можно говорить об известном исключении - сервитутах. Сервитуты - группа ограниченных вещных прав, представляющих собой субъективные гражданские права объективно необходимого ограниченного пользования чужой вещью, вне связи с владением и пользованием данным имуществом, прежде всего земельными участками. Установление сервитута осуществляется на основании соглашения сторон - собственника имущества (обладателя иного вещного права на имущество), с одной стороны, и сервитуария, осуществляющего ограниченное пользование чужой вещью, - с другой.

В случае с сервитутом вопрос о распределении бремени содержания имущества решается соответствующим соглашением. Так, соглашением может быть предусмотрено, что сервитуарий обязан возместить причиненные собственнику обремененной недвижимости убытки, в том числе расходы на рекультивацию земельного участка, ремонт (восстановление) дороги, содержание и ремонт здания, если убытки были связаны с пользованием недвижимостью. Сервитуарий также обязан внести плату за сервитут по требованию собственника обремененной недвижимости <1>.

--------------------------------

<1> См.: Малеина М.Н. Договор о частном сервитуте // Вестник гражданского права. 2008. N 4. С. 11.

Однако несение бремени содержания имущества сервитуарием осуществляется, как правило, только путем возложения на него обязанности по возмещению расходов собственника на содержание данного имущества в части, определяемой соглашением с собственником и соразмерной объему пользования. Основной, как представляется, причиной этого является то, что сервитут не предоставляет владения, а только пользование имуществом. На это обстоятельство, в частности, обращается внимание и в проекте Концепции о вещном праве. При этом нужно учитывать, что несение бремени содержания имущества предполагает в первую очередь фактическое осуществление действий, направленных на обеспечение содержания соответствующего имущества, что без владения невозможно. Тем самым еще раз подчеркивается значимость фактического владения для проблемы несения бремени содержания имущества.

Таким образом, изложенное выше позволяет сделать следующие выводы: а) правила о несении бремени содержания имущества в равной мере применимы и к праву собственности (ст. 210 ГК РФ), и к другим вещным правам - ограниченным вещным правам на чужие вещи; б) конкретный состав обязанностей, составляющих бремя содержания имущества в каждом отдельном случае определяется именно особенностями имущества, являющегося объектом прав и обязанностей данного субъекта; в) возложение бремени содержания имущества на обладателя ограниченного вещного права осуществляется, как правило, на основании закона, однако может быть основано и на иных правовых актах, договоре и даже на самом факте законного владения и пользования имуществом; г) ключевым правомочием с точки зрения возложения бремени содержания имущества следует признать именно владение, поскольку наличие последнего и дает возможность фактического осуществления действий, обеспечивающих поддержание имущества в надлежащем состоянии, его сохранность и иные действия, составляющие бремя содержания имущества.

Основным недостатком существующего сегодня правового регулирования вопросов бремени содержания имущества в отношении обладателей ограниченных вещных прав на чужие вещи является то, что в рамках ГК РФ отсутствуют общие положения о вещных правах и, как следствие, общие положения о возложении бремени содержания имущества на субъектов вещных прав: не только права собственности, но и иных вещных прав на имущество. В связи с изложенным представляется необходимым включить в ГК РФ правила о распространении бремени содержания имущества на всех обладателей вещных прав. Это может найти выражение в статье, устанавливающей требование о том, что собственник и обладатели ограниченных вещных прав на чужие вещи несут бремя содержания принадлежащего им имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Такое же правило должно быть установлено и в отношении несения рисков случайной гибели или случайного повреждения имущества, тем более учитывая, что несение таких рисков, как уже отмечалось, должно признаваться составной частью бремени содержания имущества.

Читайте также:

ИСТОРИЯ О ЗАДАВНЕННОЙ ВЕЩИ

ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ЖИЛЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ

О ВЛАДЕНИИ ПО КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

СЛОЖНАЯ ВЕЩЬ КАК ОБЪЕКТ ВЕЩНОГО ПРАВА

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (01.03.2016)
Просмотров: 347 | Теги: вещные права | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016