Вторник, 28.02.2017, 02:00
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие движение транспортных средств

Ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие движение транспортных средств

По своей конструкции ст. 263 УК является бланкетной. Инкриминируемое виновному нарушение должно носить конкретный характер, подтверждаться соответствующей нормой, закрепленной в действующем нормативном акте.

Количество таких нормативных актов, а тем более содержащихся в них позиций весьма велико, разнообразно и охватывает все требования к безопасности на железнодорожном, воздушном, морском и речном транспорте, включая и нормы общего характера.

Важно при этом, чтобы норма была действующей, ее исполнение возлагалось на субъекта и именно ее нарушение, а возможно, одновременно и нарушение других норм повлекло вредные последствия. Если же субъекту вменяется нарушение правила, которое не могло повлиять на возникновение происшествия, то это будет объективное вменение, и уголовная ответственность должна быть исключена. На виновное лицо за такое нарушение может быть наложено административное или дисциплинарное взыскание.

В отношении первого компонента объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 263 УК РФ, как уже отмечалось, необходимо исходить из того, что ее диспозиция носит бланкетный характер. Таким образом, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации может быть признано таковым только при условии, что имеется документальное подтверждение того, какая позиция и какого нормативного акта была нарушена.

Как уже отмечалось, на всех видах транспорта, о которых говорится в ст. 263 УК РСФСР, действует множество нормативных актов различного уровня, начиная с федеральных законов, постановлений правительства, ведомственных правил и кончая инструкциями, приказами руководителей отдельных подразделений. Если в них заложены положения, касающиеся безопасности движения и эксплуатации, то они являются составной частью правил, о которых говорится в диспозиции данной статьи.

Назовем некоторые наиболее важные документы, регламентирующие безопасность движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта.

На железнодорожном транспорте определяющими, помимо «Устава железных дорог», являются «Правила технической эксплуатации железных дорог Российской Федерации», «Инструкция по сигнализации на железных дрогах Российской Федерации» и «Инструкция по движению поездов и маневровой работе на железных дорогах Российской Федерации» и др.

На воздушном транспорте – «Воздушный кодекс Российской Федерации», «Конвенция о международной гражданской авиации», «Правила производства полетов», «Наставление по производству полетов в гражданской авиации», «Наставление по технической эксплуатации воздушных судов в гражданской авиации», «Федеральные правила использования воздушного транспорта и федеральные авиационные правила», «Правила перевозки пассажиров, багажа и грузов по воздушным линиям» и др.

На морском и речном транспорте – «Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации», «Международные правила предупреждения столк¬новения судов, уставы службы на морских и речных судах», «Общие правила морской перевозки грузов, пассажиров и багажа», «Правила технической эксплуатации судов», «Положение о государственных морских лоцманах», «Правила технической эксплуатации речного транспорта», «Правила плавания по внутренним судоходным путям» и др.

Не нуждается в комментарии тот факт, что нарушение может быть допущено как действием, так и бездействием. Иными словами, речь идет о том, что виновное лицо либо совершает неправильное, ошибочное действие или бездействует, не совершает необходимых действий, которые могли бы предотвратить наступление тяжких последствий. Понятно, что и в том и другом случае имеются в виду нарушения, допущенные лицом, действующим в силу выполняемой работы или занимаемой должности.

Более сложным является вопрос о разграничении правил безопасности движения и правил эксплуатации. Связано это с тем, что, во-первых, нормы и тех и других нередко содержатся в одних и тех же нормативных актах, а во-вторых, по сути, движение транспортного средства и управление им является одной из форм его эксплуатации. Нередко и те и другие правила нарушаются одновременно.

И все-таки проведение такого разграничения целесообразно и необходимо, так как распространены случаи, когда ответственность по ст. 263 УК РФ наступает за нарушение только правил эксплуатации. Это, прежде всего случаи, когда нарушение предшествовало движению транспортного средства. Преступления, связанные с выпуском в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств, по действующему УК должны квалифицироваться по ст. 266 УК РФ. Однако только такими деяниями возможные нарушения правил эксплуатации не исчерпываются. Они могут выражаться также в нарушении правил загрузки транспортных средств, в нарушении режима работы отдельных агрегатов (например, авиационных двигателей), в несоблюдении периодичности профилактических осмотров и контроля за исправным состоянием транспортных средств, путей сообщения и средств сигнализации и связи, в нарушении требований, предъявляемых к комплектованию экипажей и контролю за состоянием лиц, управляющих транспортными средствами, и т.п.

Нарушения правил эксплуатации по времени обычно предшествуют началу движения транспортного средства, а реализуются в преступные деяния с наступлением предусмотренных в законе вредных последствий в процессе движения, когда из-за них нарушается безопасность этого движения.

Типичными и распространенными практически на всех видах транспортных средств подобными нарушениями являются нарушения правил загрузки.

В случаях, когда нарушение правил эксплуатации совершается лицами, которые непосредственно осуществляют движение транспортных средств, то ими, как правило, одновременно допускаются и нарушения правил движения.

Второй элемент объективной стороны - наступление реальных вредных последствий позволяет считать состав преступления, предусмотренного ст. 263 УК РФ, материальным.

В ст. 263 УК РФ говорится о причинении тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1), либо о смерти человека (ч.2) и о смерти двух или более лиц (ч. 3).

Причинение смерти по неосторожности упоминается во многих составах преступлений, содержащихся в Особенной части Уголовного кодекса, начиная со ст. 109, которая так и озаглавлена «Причинение смерти по неосторожности». Умышленное лишение жизни человека определяется в Кодексе как убийство. Независимо от формы психического отношения субъекта к наступившим последствиям и вида совершенного преступления факт смерти (во всех этих случаях - насильственной) имеет единое понятие как «прекращение жизнедеятельности организма и вследствие этого гибель индивидуума как обособленной живой системы».

Общий порядок констатации факта наступления смерти (гибели) pacпространяется и на уголовно наказуемые случаи, включая ст. 263 и другие статьи, содержащиеся в гл. 27 УК, где среди тяжких последствий упомина¬ется «причинение смерти по неосторожности». Во всех этих случаях не имеет значения классификация происшествий на отдельных видах транспорта и в результате какого именно происшествия оказался лишенным жизни человек (погибли люди). Словом, применительно к транспортным преступлениям проблемы констатации смерти потерпевшего практически не существует.

Нет специфики и в определении тяжести телесных повреждений. Так, если при квалификации преступлений против личности существует целый ряд вопросов по отграничению умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), от убийства (ст. 105) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109), то в «транспортных» преступлениях эти вопросы фактически отсутствуют.

Тяжесть телесных повреждений определяется на основании заключения судебно-медицинской экспертизы в ходе расследования или судебного разбирательства дела.

Третьим обязательным элементом объективной стороны транспортных преступлений является причинная связь между нарушением правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного или воздушного транспорта и наступившими вредными последствиями. Установление причинной связи по делам рассматриваемой категории является, пожалуй, наиболее трудоемким и ответственным элементом. Это объясняется в первую очередь сложным характером самих причинно-следственных связей в меха¬низме транспортных происшествий. Констатация факта допущенного нарушения и того обстоятельства, что это нарушение по времени предшествовало происшествию, далеко не всегда свидетельствует о наличии между ними причинной связи. Проблема установления причинной связи часто усложняется тем, что виновным лицом (или лицами) допускается не одно, а несколько нарушений и что одновременно проявляются неблагоприятные условия и факторы, способствующие наступлению вредных последствий.

Причинная связь - это объективная реальность, наличие которой позволяет сделать вывод о присутствии объективной стороны преступления в требуемом для уголовной ответственности объеме, а ее отсутствие «разрушает» состав преступления и исключает уголовную ответственность. При этом следует учитывать, что причинная связь должна не просто присутствовать в общем комплексе причинно-следственных связей, но быть их необходимым компонентом. Независимо от того, будет ли она главной второстепенной, непосредственной или опосредствованной связью между нарушением и последствием, главное условие заключается в том, что при ее отсутствии вредные последствия не наступили бы.

Не вдаваясь в теоретические споры в отношении наличия причинной связи между бездействием и наступившим результатом, отметим, что существование такой связи одинаково реально как при нарушении в форме активного действия, так и при нарушении, совершенном путем бездействия. Отрицание этого означало бы отрицание бездействия как причины наступления результата и ставило бы под сомнение возможность применения уголовного наказания по целому ряду преступлений, совершаемых из-за нераспорядительности, халатности лица, на котором лежали обязанности действовать таким образом, чтобы вредные последствия не наступили.

В одном случае рулевой судна производит неправильный маневр, в результате чего совершает столкновение с встречным судном. В другом случае рулевой не производит необходимых действий, которые он мог и должен был совершить, и также совершает столкновение с встречным кораблем. В обоих случаях рулевые допускают нарушения правил судовождения.

Именно неправильные действия одного и непозволительное бездействие другого явились причиной столкновения судов.

При сложном механизме транспортных происшествий в них нередко одновременно проявляются активные и пассивные нарушения, а когда виновными оказываются несколько человек - такие ситуации возникают особенно часто. Так, в одной из крупнейших морских катастроф, в результате которой затонул заполненный пассажирами теплоход «Адмирал Нахимов», его капитану М. и капитану сухогруза «Петр Васев» Т. были вменены различные нарушения. В частности, и тот и другой не приняли соответствующих мер предосторожности и не координировали надлежащим образом действий своих экипажей по предупреждению столкновения. В то же время принятие таких мер хотя бы одним из них могло предотвратить катастрофу. Суд усмотрел наличие причинной связи между нарушениями, допущенными М. и Т., и наступившими тяжкими последствиями, признал их виновными и осудил. Отметим, кстати, что большое количество жертв среди пассажиров теплохода «Адмирал Нахимов» и быстрота его полного погружения в воду были обусловлены и тем, что состояние судна не соответствовало последним конвенциям по обеспечению безопасности на море. На момент аварии техническая безопасность теплохода «Адмирал Нахимов» не отвечала, в частности, требованиям по стандарту непотопляемости, по расположению иллюминаторов и по оборудованию спасательными средствами.

Заключение

Причины совершения преступлений на транспорте определяются целым рядом обстоятельств. Назовем главные из них. Первое - это массовость того или иного вида транспорта (водного, железнодорожного, воздушного, автомобильного и трубопроводного). Второе - среда и условия их функционирования, определяющие возможность причинения ущерба окружающим. Третье - характер и тяжесть последствий нарушения безопасности движения и эксплуатации транспорта. Все эти составляющие взаимосвязаны и, в конечном счете, суммарно определяют степень общественной опасности рассматриваемых деяний.

Морские катастрофы исторически первыми потребовали правового регулирования, включая установление ответственности за нарушение правил судоходства. Железнодорожный транспорт возник во второй четверти XIX в. Зарождение авиации происходило в конце XIX - начале XX в.

Во все времена транспортные средства и перевозимые на них грузы были объектом хищений, а транспорт использовался как средство передвижения для совершения различного рода имущественных преступлений и преступлений против личности, для транспортировки похищенного, сокрытия с места происшествия и т.п.

Уголовная ответственность за совершение транспортных преступлений установлена ст. 263 УК РФ которая предусматривает нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта лицом, в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязанным соблюдать эти правила, если это деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть человека, а также, смерть двух или более лиц.

Объектом данного преступления является безопасность движения и эксплуатации перечисленных в этой статье видов транспортных средств, а непосредственным объектом - жизнь и здоровье людей.

Субъектом рассматриваемого преступления является лицо, в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязанное соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта.

Субъективная сторона преступления определена в диспозиции ст. 263 УК РФ, где говорится о неосторожном причинении перечисленных в ней вредных последствий.

Объективной стороны анализируемого преступления являются нарушения правил безопасности движения и эксплуатации, наступившие вредные последствия, перечисленные в законе, и причинная связь между ними.

По своей конструкции ст. 263 УК РФ является бланкетной. Количество нормативных актов, регламентирующих движение транспортных средств весьма велико, разнообразно и охватывает все требования к безопасности на железнодорожном, воздушном, морском и речном транспорте, включая и нормы общего характера.

На железнодорожном транспорте определяющими являются: «Устав железных дорог», «Правила технической эксплуатации железных дорог Российской Федерации», «Инструкция по сигнализации на железных дрогах Российской Федерации» и «Инструкция по движению поездов и маневровой работе на железных дорогах Российской Федерации» и др.

На воздушном транспорте – «Воздушный кодекс Российской Федерации», «Конвенция о международной гражданской авиации», «Правила производства полетов», «Наставление по производству полетов в гражданской авиации», «Наставление по технической эксплуатации воздушных судов в гражданской авиации», «Федеральные правила использования воздушного транспорта и федеральные авиационные правила», «Правила перевозки пассажиров, багажа и грузов по воздушным линиям» и др.

На морском и речном транспорте – «Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации», «Международные правила предупреждения столкновения судов, уставы службы на морских и речных судах», «Общие правила морской перевозки грузов, пассажиров и багажа», «Правила технической эксплуатации судов», «Положение о государственных морских лоцманах», «Правила технической эксплуатации речного транспорта», «Правила плавания по внутренним судоходным путям» и др.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (14.01.2013)
Просмотров: 1676 | Теги: средств, акты, Ведомственные, транспортных, движение, регламентирующие, нормативно-правовые | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017