Пятница, 26.05.2017, 08:33
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: НРАВСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ КРИТЕРИИ ЕЕ ОЦЕНКИ

АНТОНОВ И.А.,
доктор юридических наук, доцент,
Советник Губернатора Ленинградской области


УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:
НРАВСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ КРИТЕРИИ ЕЕ ОЦЕНКИ


Совершенствование  правовых  основ
и  системы  нормативного  регулирования
правоохранительной  деятельности  на  со-
временном  этапе  развития  российского  го-
сударства  сопровождается  актуализацией
нравственных  критериев  уголовного  судо-
производства,  что  в  полной  мере  отвечает
задачам  становления  правового  государ-
ства.  И  это  закономерно,  поскольку  право
не  может  развиваться  вне  нравственных
категорий гуманизма и социальной справед-
ливости, добра, свободы и ответственности,
совести, чести и человеческого достоинства.
Право  закрепляет  не  только  юридические,
но  и  нравственные  ценности  и  тем  самым
способствует  их  утверждению  в  реальных
общественных отношениях.
Общность  уголовно-процессуальных
и  нравственных  норм  приводит  к  тому,  что
часть  требований  нравственности,  регули-
рующих  сферу  производства  по  уголовным
делам,  получает  нормативно-правовое  за-
крепление. И в этой связи уместно говорить
о  нравственно-правовых  критериях  уголов-
но-процессуальной деятельности.
Нравственно-правовые  критерии
применительно  к  уголовно-процессуаль-
ной деятельности  - это нравственные нор-
мы, правила поведения, на основании кото-
рых дается оценка деятельности участников
уголовного процесса с точки зрения ее спра-
ведливости и гуманизма, добра, свободы и
ответственности,  совести,  чести  и  челове-
ческого достоинства. Это те критерии, кото-
рыми  регулируется  их  деятельность,  на  ко-
торые  должны  опираться  государственные
органы  и  должностные  лица  при  осущест-
влении производства по уголовному делу, а
также лица, вовлекаемые в сферу уголовно-
го судопроизводства.
Основываясь на уже имеющихся клас-
сификациях  (Т.Н.  Москалькова,  Н.А.  Кома-
рова, Н.А. Сидорова), развивая их и допол-
няя, следует, на наш взгляд, в зависимости
от объекта оценки выделять два типа нрав-
ственно-правовых  критериев  уголовно-про-
цессуальной деятельности:
1.  Нравственные  нормы,  базируясь
на которые дается оценка уголовно-про-
цессуальной деятельности;
2. Нравственные нормы, опираясь на
которые дается оценка личности лица, осу-
ществляющего уголовно-процес суаль ную
деятельность.
В отношении данных типов, исходя из
нормативного  закрепления  нравственных
норм, можно выделить два подтипа:
  а)  нравственные  нормы,  реализо-
ванные в праве.
В сфере уголовно-процессуальной де-
ятельности их следует классифицировать по
видам  нормативных  документов,  в  которых
они закреплены, и разделить на следующие
формы:
1) нравственные нормы, закрепленные
в международных документах;
2)  нравственные  нормы,  получившие
закрепление в национальном законодатель-
стве Российской Федерации, регулирующем
правоохранительную деятельность;
3) нравственные нормы, нашедшие от-
ражение в российских нормативно-правовых
актах, регулирующих уголовно-процессуаль-
ную деятельность.
б)  Нравственные  нормы,  не  реали-
зованные в праве.
Остановимся более подробно на каж-
дой  группе  нравственно-правовых  критери-
ев уголовно-процессуальной деятельности.
Первый подтип нравственно-правовых
критериев  уголовно-процессуальной  дея-
тельности  -  нравственные  нормы,  реали-
зованные в праве, и его форма - нравствен-
ные нормы, закрепленные в международных
документах.
Разновидностью данной формы явля-
ются нравственные нормы, получившие при-
знание  и  закрепление  на  международном
уровне.
Среди  действующих  международ-
но-правовых  актов  в  сфере  прав  и  свобод
человека,  имеющих  непосредственное  от-
ношение  к  уголовному  судопроизводству,
участником которых является и Россия, не-
обходимо  назвать  Международный  пакт  о
гражданских и политических правах, приня-
тый Генеральной Ассамблеей ООН 16 дека-
бря 1966 г. на основе Всеобщей декларации
прав человека от 1948 г.; Декларацию о за-
щите всех лиц от пыток и других жестоких,
бесчеловечных или унижающих достоинство
видов  обращения  или  наказания,  принятую
Генеральной  Ассамблеей  ООН  9  декабря
1975  г.;  Конвенцию  против  пыток  и  других
жестоких,  бесчеловечных  или  унижающих
достоинство видов обращения и наказания,
принятую Генеральной Ассамблеей ООН 10
декабря 1984 г.; Минимальные стандартные
правила  обращения  с  заключенными,  при-
нятые Конгрессом ООН по предупреждению
преступности и обращению с правонаруши-
телями в 1955 г. и одобренные резолюцией
Экономического  и  Социального  совета  18
мая 1957 г.; Кодекс поведения должностных
лиц  по  поддержанию  правопорядка,  приня-
тый  Генеральной  Ассамблеей  ООН  17  де-
кабря  1979  г.;  Декларацию  основных  прин-
ципов  правосудия  для  жертв  преступления
или  злоупотребления  властью,  принятую
Генеральной  Ассамблеей  ООН  29  ноября
1985 г.; Минимальные стандартные правила
ООН,  касающиеся  отправления  правосудия
в отношении несовершеннолетних («Пекин-
ские правила»), утвержденные Генеральной
Ассамблеей ООН 10 декабря 1985 г. С уче-
том же вступления в Совет Европы и присо-
единения  к  его  Уставу  Россия  также  стала
участником Европейской Конвенции о защи-
те прав человека и основных свобод 1950 г.
Данные, а также иные документы содержат
нормы, закрепляющие примат справедливо-
сти, беспристрастности, совести и долга.
Согласно  ч.4  ст.15  Конституции  Рос-
сийской  Федерации  общепризнанные  прин-
ципы  и  нормы  международного  права  и
международные договоры России являются
составной  частью  ее  правовой  системы.  В
связи с этим в настоящее время критерием
любого закона должно быть признано соот-
ветствие  его  положениям  международного
права, которые, в свою очередь, все больше
и больше отражают общечеловеческие цен-
ности: гуманизм, справедливость, милосер-
дие, уважение естественных прав человека,
его гражданских и политических свобод.
Рассматривая  нравственные  нормы,
получившие  закрепление  в  национальном
законодательстве  Российской  Федерации,
регулирующем  правоохранительную  дея-
тельность, к этой форме отнесем всевозмож-
ные моральные кодексы, присяги и клятвы.
В  России  нравственное  поведение
должностных  лиц,  осуществляющих  право-
охранительную  деятельность,  всегда  было
в центре внимания. Более того, оно рассма-
тривалось  и  рассматривается  в  качестве
обязательного условия принятия на службу,
связанную  с  правоохранительной  деятель-
ностью.
В  частности,  сотрудник  органа  вну-
тренних дел, в том числе и осуществляющий
производство по уголовным делам, поступая
на службу, приносит присягу. В числе добро-
вольно взятых на себя обязательств он кля-
нется уважать и соблюдать права и свободы
человека и гражданина. Профессиональная
пригодность  напрямую  связывается  с  его
нравственными качествами.
Нравственные требования предъявля-
ются и к работникам суда, и к адвокатам, и
к сотрудникам иных правоохранительных ор-
ганов, что закрепляется в кодексах чести.
Третью  форму  составляют  нрав-
ственные  нормы,  нашедшие  отражение  в
российских  нормативно-правовых  актах,
регулирующих  уголовно-процессуальную
деятельность.
В  некоторых  отраслях  права  юриди-
ческие  нормы  прямо  выражают  известные
нравственные  нормы,  конкретизируют  их  в
виде  нормативных  формально  определен-
ных юридических предписаний. Своеобрази-
ем, спецификой взаимодействия нравствен-
ности и права является и то, что некоторые
нравственные нормы могут превращаться в
правовые,  когда  они  юридически  оформля-
ются государственной властью, а правовые
нормы все в большей степени наполняются
этическим  содержанием.  Не  является  ис-
ключением  в  этом  отношении  и  уголовно-
процессуальное право.
С большой отчетливостью можно уви-
деть нравственное содержание в назначении
уголовного  судопроизводства,  в  принципах
уголовного процесса, в правах его участни-
ков  и  уголовно-процессуальных  гарантиях
их  обеспечения.  Гуманизм,  уважение  к  че-
ловеку, бережное отношение к его доброму
имени и правам - это те нравственные прин-
ципы и идеалы, которые определяют суще-
ство  и  цели  уголовного  судопроизводства,
представляющего  собой  систему  гарантий,
обеспечивающих  надежную  охрану  прав
личности,  вовлекаемой  в  производство  по
уголовному делу. И такие ценности, как гу-
манизм,  свобода,  справедливость  выступа-
ют, в силу этого, как принципы нравственно-
правовые.
Уголовно-процессуальный  кодекс
России  закрепляет  нравственный  принцип
справедливости  в  статье,  определяющей
назначение  уголовного  судопроизводства.
Согласно ч.2 ст.6 УПК Российской Федера-
ции уголовное преследование и назначение
виновным  справедливого  наказания  в  той
же  мере  отвечает  назначению  уголовного
судопроизводства, что и отказ от уголовного
преследования  невиновных,  освобождение
их от наказания, реабилитация каждого, кто
необоснованно  подвергся  уголовному  пре-
следованию.
Не  менее  важное  значение  для  уго-
ловно-процессуальной  деятельности  имеет
принцип законности (ст.7 УПК РФ).
Соблюдение  законности  не  только
юридическая,  но  и  нравственная  обязан-
ность всех граждан и всех должностных лиц.
Нарушение  законности  является  правона-
рушением,  но  это  есть  и  безнравственный
поступок. Реализация, правильное примене-
ние  законов  всегда  означают  вместе  с  тем
и реализацию нравственных требований, ко-
торые в законах выражены, заложены в них.
Особое  место  в  уголовном  процессе
занимает  принцип  свободы  оценки  доказа-
тельств  (ст.17  УПК  РФ).  Судья,  присяжные
заседатели, а также прокурор, следователь,
дознаватель  оценивают  доказательства  по
своему  внутреннему  убеждению,  основан-
ному на совокупности имеющихся в уголов-
ном  деле  доказательств,  руководствуясь
при этом законом и совестью. Нравственное
начало  предоставления  возможности  оцен-
ки  доказательств  лицу,  осуществляющему
производство  по  делу,  означает  его  свобо-
ду,  самостоятельность,  независимость  при
оценке доказательств. С этической стороны
внутреннее убеждение означает следование
голосу  совести,  расследование  дела  по  со-
вести. Все это придает принципу оценки до-
казательств по внутреннему убеждению осо-
бую значимость.
Глубоким нравственным содержанием
наполнены и остальные принципы уголовно-
го процесса: уважение чести и достоинства
личности (ст.9 УПК РФ), неприкосновенность
личности (ст.10 УПК РФ), презумпция неви-
новности (ст.12 УПК РФ) и другие. Их реали-
зация требует от лиц, осуществляющих про-
изводство по уголовным делам, неуклонного
соблюдения правовых и нравственных норм,
требует следования указаниям нравственно-
го сознания и голосу совести.
Как  уже  отмечалось,  нравственную
сущность уголовного процесса можно отчет-
ливо увидеть и в правах его участников.
Участники  уголовного  процесса  для
защиты своих законных интересов при про-
изводстве  по  уголовному  делу  наделяются
необходимыми  процессуальными  правами.
Неслучайно  «охрана  прав  и  свобод  чело-
века  и  гражданина  в  уголовном  судопроиз-
водстве»  указывается  в  качестве  принципа
уголовного  процесса.  Согласно  ст.11  УПК
Российской  Федерации  суд,  прокурор,  сле-
дователь,  дознаватель  обязаны  разъяснить
подозреваемому,  обвиняемому,  потерпев-
шему,  гражданскому  истцу,  гражданскому
ответчику,  а  также  другим  участникам  уго-
ловного судопроизводства их права, обязан-
ности  и  ответственность  и  обеспечить  воз-
можность осуществления этих прав.
Эффективность  осуществления  прав
личности  зависит  и  от  профессиональной
юридической  помощи,  оказываемой  чело-
веку  защитником,  представителем  или  за-
конным  представителем,  и  от  лица,  в  про-
изводстве  которого  находится  уголовное
дело. Практическое разрешение проблемы
реализации  прав  человека,  попавшего  в
сферу  уголовного  процесса,  находится  на
стыке  нравственности  и  права.  Уголовно-
процессуальное  законодательство  содер-
жит  гарантии  прав  и  законных  интересов,
нормативно  регулирует  отдельные  ситуа-
ции. Однако далеко не всегда законодатель
расписывает  процедуру  обеспечения  прав
участников  уголовного  процесса.  В  таких
случаях  следует  руководствоваться  этиче-
скими требованиями.
Таким  образом,  следует  отметить,  что
нравственные нормы, реализуемые в области
уголовного  процесса,  не  отделяются  от  про-
цессуальных норм, они включаются в их со-
держание, являются необходимым составля-
ющим правовых предписаний и требований,
определяют  нравственный  смысл,  значение
процессуальных  норм,  указывают  этически
допустимые  способы  их  реализации.  Когда
мы  говорим  о  нравственно-правовых  крите-
риях уголовно-процессуальной деятельности,
то имеем в виду, что самим процессуальным
нормам присущ определенный нравственный
характер и что способы их реализации могут
быть только такие, которые являются и закон-
ными, и нравственными.
Второй  подтип  нравственно-правовых
критериев уголовно-процессуальной дея тель-
ности - нравственные нормы, не реализо-
ванные в праве.
К данной группе относятся нравствен-
ные нормы, которые действуют в сфере уго-
ловно-процессуальной  деятельности  и  не
нашли  своего  закрепления  в  официальных
документах.  Данные  нравственные  нормы
вбирают в себя самый широкий пласт обыча-
ев и нравов, действующих в сфере уголовно-
го  процесса.  Они  касаются  неформальных,
но  нравственно  выдержанных  отношений
между  участниками  уголовно-процессуаль-
ной  деятельности,  а  также  возникающих  в
связи  с  осуществлением  процессуальных
действий на основе внутреннего убеждения
и правосознания. Это то, что называют чув-
ством  гражданского  и  профессионального
долга,  совести,  нравственной  и  правовой
культуры.
Не  все  отношения,  в  которые  органы,
осуществляющие  уголовно-процессуальную
деятельность,  вынуждены  вступать  при  от-
правлении своих обязанностей, урегулирова-
ны  правом.  Нравственная  регуляция  допол-
няет  действие  правовых  норм  там,  где  и  по
отношению к чему эти нормы не определены.
  Все  правовые  отношения  подлежат
нравственной оценке. Но не все отношения,
регулируемые нормами нравственности, на-
ходят  закрепление  в  праве.  Как  бы  ни  был
детализирован  закон,  он  всегда  оставляет
простор  для  действий  и  требований  нрав-
ственности.
В  сфере  уголовно-процессуальной
деятельности  отмечаются  многочислен-
ные  нравственные  отношения,  выходящие
за  пределы  правового  регулирования.  Се-
годняшний  день  определяет  в  качестве  не-
урегулированных правом многие отношения
участников процесса между собой, а также
вопросы  методики  расследования  отдель-
ных  видов  преступлений  и  тактики  прове-
дения тех или иных следственных действий.
В  этих  сферах  действует  нравственность,
опирающаяся  на  нравственное  и  правовое
сознание  субъекта,  подкрепляемое  обще-
ственным мнением.
Неслучайно развитие профессиональ-
ной  этики  юристов  началось  именно  с  раз-
работки нравственных оценок и норм взаи-
моотношений  защитника  с  подзащитным  и
нравственных  критериев  проведения  след-
ственных действий (допросов, обыска, след-
ственного эксперимента и др.).
В устранении коллизий между правом
и  нравственностью  нуждается  немало  уго-
ловно-процессуальных  институтов,  однако
далеко  не  все  успехи  или  неудачи  практи-
ки, если даже они устойчивы и не случайны,
можно  рассматривать  как  показатели  со-
вершенства  или  несовершенства  уголовно-
процессуального закона. В процессе право-
применительной  деятельности  возможны
искажения  смысла  норм  права,  ошибки  и
просчеты,  подмена  правовых  предписаний
усмотрениями отдельных должностных лиц.
Возможны ситуации, когда та или иная нор-
ма вообще не применяется или применяется
ограниченно. От того, как лица, осуществля-
ющие  производство  по  уголовным  делам,
понимают  задачи  права,  каков  уровень  их
правосознания,  юридической  подготовки,
нравственно-правовой  культуры,  а  также
условия работы, как стимулирован их труд,
зависит замысел законодателя. В свое вре-
мя это хорошо подметил А.Ф. Кони, который
писал: «Как бы ни были хороши правила де-
ятельности, они могут потерять свою силу и
значение  в  неопытных  или  недобросовест-
ных руках» [1].
В  связи  с  этим  возникает  необходи-
мость  дополнительно  исследовать  второй
тип  нравственно-правовых  критериев  уго-
ловно-процессуальной  деятельности  -  нор-
мы, на основании которых дается оценка
личности  лица,  осуществляющего  уго-
ловно-процессуальную деятельность.
Уникальность  ситуаций,  в  которых
приходится  действовать  лицу,  осуществля-
ющему  уголовно-процессуальную  деятель-
ность,  требует  высокого  сознания  нрав-
ственной ответственности, принципиального
определения нравственных позиций, своего
отношения к людям и духовным ценностям,
оказывающимся  в  орбите  профессиональ-
ных  интересов.  Эта  деятельность  требует
глубокого  понимания  специалистом  своего
профессионального  долга,  щепетильного
отношения  к  вопросам  профессиональной
чести, высокой меры профессиональной от-
ветственности.
Каковы же нравственные требования,
предъявляемые  к  лицу,  осуществляющему
уголовно-процессуальную деятельность?
На  данную  тему  И.А.  Ильин  писал:
«Государственная  служба  требует  большой
идеи,  чистых  рук  и  жертвенного  служения.
Вот  почему  необходимо  высказывать,  до-
казывать и жизненно прививать воззрение,
что  государственная  деятельность  требует
не  ловкого  проходимца  и  не  хитрящего  ин-
тригана, но человека с нравственно сильным
характером.  Она  требует  высокой  волевой,
моральной,  образовательной  и  профессио-
нальной квалификации. Это дело совсем не
общедоступное,  не  дилетантское,  не  улич-
ное» [2].
Лица,  осуществляющие  производство
по  уголовным  делам,  должны  быть  образ-
цом честного служения Родине, строгого со-
блюдения законов, нравственной чистоты и
безукоризненного  поведения,  чтобы  иметь
нравственное  право  применять  меры  про-
цессуального принуждения. Для них должны
быть  характерны  гуманный  и  глубокий  че-
ловечный индивидуальный подход к людям,
забота  о  человеке  и  уважительное  к  нему
отношение,  сочувствие  и  доброжелатель-
ность, способность видеть в каждом деле не
безликий  случай,  а  живого  человека,  с  его
сложными переживаниями.
Эти  качества  не  даны  от  рождения,
их  необходимо  вырабатывать,  постоянно
развивать  и  совершенствовать  в  процессе
самовоспитания. Можно со всей определен-
ностью утверждать, что чем чище нравствен-
ный облик лиц, осуществляющих производ-
ство по уголовному делу, тем справедливее
принимаемые  решения,  тем  выше  уровень
воспитательного воздействия уголовно-про-
цессуальной деятельности.
На основании вышеизложенного мож-
но сделать вывод, что на лиц, осуществляю-
щих уголовно-процессуальную деятельность,
возлагается  большая  ответственность;  при
этом  чисто  правовая  ответственность  ор-
ганически  сочетается  с  ответственностью
нравственной. Поэтому лицом, наделяемым
правом  осуществления  уголовно-процес-
суальной  деятельности,  может  быть  только
личность  с  очень  высокой  степенью  нрав-
ственно-правовой  социализации,  с  разви-
тым  правосознанием,  высокой  правовой  и
общей  культурой,  являющейся  настоящим
носителем нравственных идеалов своего на-
рода и общечеловеческих ценностей.
Библиографический список:
1. Кони А.Ф. Из воспоминаний и заметок судьи. СПб., 1905. С.12.
2. Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. Т.7. М., 1998. С.492.









 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (14.12.2012)
Просмотров: 825 | Теги: уголовное судопроизводство, нравственное содержание уголовно-пр, принципы уголовного процесса | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь