Вторник, 28.02.2017, 03:53
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЗАХВАТУ ЗАЛОЖНИКОВ

С.Б. Пазухин, старший преподаватель кафедры криминалистической техники ВА МВД России, к.ю.н., доцент
Г.Р. Сунгуров, соискатель адъюнктуры (докторантуры) ВА МВД России

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЗАХВАТУ ЗАЛОЖНИКОВ

Захват заложника – преступление, носящее международный характер. На основе Международной конвенции о борьбе с захватом заложников, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в Нью-Йорке 17 декабря 1979 г. оно определяется как «захват или удержание другого лица и угроза его убить, нанести повреждение или продолжать удерживать с целью заставить третью сторону (государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо либо группу лиц) совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника»[1].

Захват заложника и преступления с ним связанные угрожают жизни и здоровью людей, часто приводят к их гибели, уничтожению имущества, нарушению нормальной деятельности государственных органов и учреждений, вызывают негативный общественный резонанс. К примеру, только в 2010 году в РФ зарегистрировано 581 преступление террористического характера (11,2%) и 656 преступлений экстремистской направленности (+19,7%), зарегистрировано 18 случаев захвата заложников[2]. При определенных условиях происходит захват лиц в качестве заложников из числа представителей дипломатического корпуса, духовенства, журналистов, бизнесменов и других лиц, который наносит ущерб делу мира и мирного сотрудничества, нарушает нормальный ход международных контактов и встреч.[3] Вследствие этого общественная опасность захвата заложника очень высока. Она определяется тем, что это деяние посягает на общественную безопасность, общественный порядок и личную свободу.

В своем послании Федеральному Собранию РФ от 30 ноября 2010г. Д.А. Медведев отметил: «Теперь, собственно, о ценностях. Они хорошо известны… Это свобода – личная, индивидуальная свобода».[4]

По своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости захват заложника во всех его формах и проявлениях относится к числу опаснейших преступлений против общественной безопасности и общественного порядка. Захват заложника превратился в одну из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости, а прогнозы учёных и практиков относительно дальнейшего развития данного вида преступной деятельности кажутся не самыми утешительными.

К примеру, Международная группа контроля по Сомали утверждает, что активность сомалийских пиратов возросла на 95 процентов. Это данные за 2009-й год по сравнению с 2008-м. В 2009 году сомалийские пираты 217 раз атаковали иностранные суда. И это – несмотря на усилия 45-ти стран и семи международных организаций.[5] Все нападения сомалийских пиратов в Аденском заливе связаны с захватом заложников с последующим требованием выкупа за них.

Захват заложников относится к тем видам преступного насилия, жертвами которого могут стать посторонние люди, каждый, кто не имеет никакого отношения к конфликту. Террористы стали все чаще захватывать и убивать заложников. Если ранее их главной целью были военнослужащие, сотрудники спецслужб, политики и крупные бизнесмены, то теперь заложниками, в основном, становятся совершенно обычные люди. Кроме того, становится все более популярной казнь заложников, часто совершаемая в особо жестокой форме, и распространение фото- и видеоматериалов, демонстрирующих момент казни[6].

Кроме того, в последнее время исключительное распространение получил криминальный захват заложников, т.е. совершение данного преступления организованными и иными преступными группами для устрашения и уничтожения конкурентов, для воздействия на государственную власть с тем, чтобы добиться наилучших условий для своей преступной деятельности. Общеуголовный терроризм можно встретить  в повседневной, криминальной практике очень многих стран, когда сводят счеты или устрашают друг друга различные преступные группировки. Весьма быстрое распространение террористического захвата заложников  в России, и в странах СНГ во многом связано со стремительным появлением мафиозных группировок, проникновением их в сферы легального, полулегального и нелегального бизнеса, спорами и «разборками» на почве раздела сфер влияния.

Несмотря на то, что захвату заложников посвящено немало исследований как отечественных (Н. В. Беляева, М. П. Киреев, Н. Н. Козлова, В. С. Комиссаров, Г. В. Овчинникова, М. Ю. Павлик, О. Ю. Резепкин и др.), так и зарубежных авторов, проводится множество семинаров, конференций, рассматриваемая нами тема все еще остается во многом дискуссионной.

Захват заложника как социальное явление имеет достаточно глубокие исторические корни, и далеко и не во все времена захват заложников расценивался как уголовное преступление. Данное преступление посягает прежде всего на безопасность населения. Под безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы –  совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

Захват заложника – это неправомерное физическое ограничение свободы другого лица в качестве заложника, сопровождаемое угрозами убийства или нанесения телесных повреждений, или побоями, совершенные с целью заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника. Захват заложника может осуществляться тайно или открыто, без насилия или с насилием, не опасным (ч. 1 ст. 206) либо опасным (ч. 2 ст. 206) для жизни или здоровья.

Соответственно, заложник – это человек, захваченный с целью заставить кого-либо (родственников заложника, представителей власти или т.п.) совершить определённые действия или воздержаться от совершения определённых действий ради освобождения заложника, недопущения его убийства или нанесения серьёзного вреда его здоровью.

Объективная сторона преступления характеризуется захватом или удержанием лица в качестве заложника, т.е. лица, в освобождении которого заинтересованы государство, организация или отдельные граждане. Захват заложника - это противоправное, насильственное ограничение физической свободы одного или нескольких лиц. Удержание заложника - противоправное насильственное препятствование выходу заложника на свободу. На наш взгляд, захват заложника может совершаться различными способами: тайным, открытым, насильственным, ненасильственным.

Преступление окончено с момента фактического лишения свободы потерпевшего либо удержания его в неволе независимо от продолжительности по времени. Неудавшаяся попытка захватить заложника квалифицируется как покушение на преступление.

Субъективная сторона преступления предполагает прямой умысел. Обязательный признак субъективной стороны преступления - цель. Ею является стремление виновного понудить государство, организацию или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Согласно действующей редакции ст. 206 УК РФ умышленное причинение смерти человеку (а это состав убийства) охватывается частью четвертой этой статьи. При таком подходе два умышленных деяния, предусмотренных самостоятельными нормами УК РФ, объединяются в одно. С нашей точки зрения, подобное решение вопроса представляется дискуссионным с позиции учения о составе преступления, но, кроме того, данный подход законодателя, думается, не будет способствовать усилению противодействия преступлениям террористического характера хотя бы потому, что теперь наказание в виде смертной казни (хотя оно и не применяется) не включено в санкцию ч. 4 ст. 206 УК РФ. В этой связи необходимо отметить наличие определенной парадоксальной ситуации, когда санкция статьи Особенной части УК РФ за убийство при отягчающих обстоятельствах предусматривает наказание в виде смертной казни, а за такое же убийство, имевшее место при совершении захвата заложника такое наказание не предусмотрено.

В соответствии с примечанием к ст. 206 УК РФ лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. В качестве условий освобождения от уголовной ответственности за захват заложника, следовательно, выступают следующие обстоятельства: а) добровольность освобождения заложника по собственной инициативе либо освобождение его по требованию властей; б) отсутствие в действиях виновного иного состава преступления.

На практике зачастую возникают спорные ситуации, касающиеся определения критериев добровольности освобождения заложников. Мы считаем, что освобождение заложника можно считать добровольным только в том случае, если лицо, захватившее и удерживающее заложника, полностью отказалось от достижения цели преступления (например, отказался от намерения получить денежные или иные материальные ценности) как условия освобождения заложника. Не является добровольным освобождение заложника после выполнения третьей стороной предъявленных требований, а равно получение устного или документально подтвержденного обязательства (обещания) выполнить указанные требования как условие освобождение заложника.

На наш взгляд, норма, содержащаяся в примечании ст. 206 (а равно в примечании к ст. 126 УК) нуждается в некотором совершенствовании:

Примечание к статье 206 УК РФ, на наш взгляд, могло бы выглядеть следующим образом:

«Лицо, добровольно, в том числе по требованию властей, освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Добровольным, в том числе по требованию властей, освобождением заложника является такое освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу.

Освобождение заложника не является добровольным после выполнения органами власти или третьей стороной предъявленных требований, а равно получение устного или документально подтвержденного обязательства (обещания) выполнить указанные требования как условия освобождение заложника».

«Третья сторона» в предлагаемом нами примечании к ст. 206 УК РФ упоминается для тех случаев, когда, например, родители заложника без согласования с органами власти выполнят хотя бы часть требований лица, захватившего заложника.

Примечательно, что при обращении к зарубежному опыту уголовно - правового регулирования (стран Западной Европы) не удается обнаружить поощрительных норм, аналогичных примечаниям к ст. ст. 126 и 206 УК РФ.

Преступление, предусмотренное ст. 206 УК РФ следует отграничивать от смежных составов преступления. При этом необходимо учитывать все необходимые как обязательные, так и факультативные признаки состава преступления.

Особо необходимо подчеркнуть следующий случай квалификации преступных деяний. На наш взгляд, ошибочно квалифицировать действия лица, лишившего свободы других лиц и предъявляющего правомерные требования. Совершенно очевидно, что разную негативную окраску имеют, например, требования обманутого гражданина – участника долевого строительства квартиры в многоквартирном доме вернуть его деньги, и требования освободить из места лишения свободы лицо, осужденное за совершение террористического акта.

На наш взгляд, такие действия, когда лицо выдвигает правомерные требования,  должны расцениваться следующим образом: стремление лица к защите своих законных прав и интересов здесь сочетается с нарушением установленного порядка защиты таких интересов. Поэтому подобные действия следует рассматривать в некоторых случаях как самоуправство с соответствующей квалификацией по ст. 330 УК РФ.

В этой связи Пленум Верховного Суда РФ мог бы разъяснить в своем постановлении, что действия лица, лишившего свободы и удерживающего других лиц с целью защиты своих законных прав и интересов должны быть квалифицированы по статье 330 УК РФ как самоуправство.

Кроме того, мы считаем, что в диспозицию ч. 1 ст. 206 УК РФ необходимо внести признак неправомерности требований, обращенных к  органам государства, организации или гражданину, лицом, совершившим данное преступление.

Представляется, что ч. 1 ст. 206 УК РФ могла бы выглядеть следующим образом:

«Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо противоправное действие или воздержаться от совершения какого-либо правомерного действия как условия освобождения заложника,

- наказываются…»

Полагаем, что разъяснения, данные в  пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.12.2009) "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)", должны быть пересмотрены, так как в соответствии с данным пунктом убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 126 или ст. 206 УК РФ. Данное разъяснение устарело и находится в противоречии с ч. 4 ст. 206 УК РФ.

[1] Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г.) // Сборник международных договоров СССР, М., 1989 г., вып. XLIII. С. 99.

[2] По данным ГИАЦ МВД РФ// http://www.mvd. ru; Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы /Под ред. проф. А. И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2010. С. 504; По данным МВД РФ о состоянии преступности за январь-декабрь 2010 г.: http://www.mvd.ru

[3] См.: Международная защита прав человека: Научно-практическое исследование Центра содействия международной защите / Под общ. ред. К.А. Москаленко. М., 2004. С. 31.

[4] Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 30 ноября 2010 г. //Парламентская газета, N 63, 03-09.12.2010.

[5] Количество нападений сомалийских пиратов увеличилось на 95%// http://www.rusnovosti. ru/news/81124/

[6] Ушакова Е.В. Отграничение похищения человека от захвата заложника - вопросы согласования и рассогласования // Российский следователь. 2010. N 9. С. 20 - 24.

К содержанию

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (24.04.2013)
Просмотров: 1117 | Теги: Убийство, захват, Заложника, ЗАХВАТУ ЗАЛОЖНИКОВ, ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ, ст. 206 УК РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017