Вторник, 23.07.2019, 11:06
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЛЬЕМ КАК ИДЕНТИФИКАТОР КАЧЕСТВА ЖИЗНИ В РЕГИОНЕ

О.В.Шиняева, доктор социологических наук, профессор, заведующая кафедрой политологии, социологии и связей с общественностью, Ульяновский государственный технический университет
Е.Р.Ахметшина, кандидат социологических наук, доцент кафедры политологии, социологии и связей с общественностью, Ульяновский государственный технический университет
Т.В.Клюева, кандидат социологических наук, доцент кафедры политологии, социологии и связей с общественностью, Ульяновский государственный технический университет

УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЛЬЕМ КАК ИДЕНТИФИКАТОР КАЧЕСТВА ЖИЗНИ В РЕГИОНЕ

Аннотация. Удовлетворение потребности в жилище является важнейшим направлением социальной политики каждого региона. Жилье для семьи - важнейшая потребность в разные времена, а в современных условиях жилищный статус выступает базовым социальным индикатором уровня и качества жизни. Качество жизни населения включает целый комплекс характеристик, связанных с удовлетворением материальных и культурных потребностей, в этом контексте мы рассматриваем жилищные потребности населения.

Статья нацелена на выявление характера жилищных условий и потребностей населения в жилье в контексте улучшения качества жизни. Для рассмотрения удовлетворенности жильем в качестве идентификатора качества жизни осуществлен анализ изменения содержания данного явления. В конце прошедшего столетия качество жизни рассматривалось на стыке категорий «стиль жизни» и «образ жизни». Развитие теории качества жизни раскрывает комплексный характер этого явления: оно создается всем потенциалом общества, когда социальные практики в разных областях (жилищной, потребительской, производственной, культурной) вносят вклад в улучшение качества жизни населения.

В статье сделан вывод о том, что массовая приватизация жилья не решила жилищный вопрос. Для определения уровня и качества жилищных условий проведено авторское социологическое исследование. Все обследованные семьи делятся по критерию «удовлетворенность жильем» на три типа: «удовлетворенные полностью», «удовлетворенные частично», «неудовлетворенные». Самую высокую неудовлетворенность демонстрируют молодые люди и многопоколенные семьи, но именно у них нет необходимых средств для решения этого вопроса. Установки населения на повышение качества жизни являются ориентиром для федеральных и региональных органов управления: несмотря на формальную обеспеченность жильем, развитие его качественных характеристик и повышение комфортности находятся на начальной стадии.

Ключевые слова: качество жизни, уровень жизни, доступность жилья, жилищные условия, потребности в жилье, удовлетворенность жильем.

 
Обеспеченность жильем и его доступность напрямую влияют на уровень и качество жизни населения, поскольку приобретение жилья требует значительных денежных средств, а также связано с решением других жизненных проблем больших социальных групп. Удовлетворение потребностей в жилище является важнейшим направлением социальной политики каждого региона, это подтверждается обоснованием в стратегических программах прямого влияния жилищных условий на демографическое и социально-экономическое развитие территорий, укрепление человеческого капитала. В современных условиях жилищный статус семьи выступает базовым социальным индикатором ее благополучия и, не смотря на кажущуюся достижимость, не является легко изменяемым показателем.

Исходя из особенностей удовлетворения потребностей в жилье разных групп и слоев, нами сформулирована следующая проблема: с одной стороны, доступность жилья является важнейшим индикатором качества жизни населения и основанием социальной политики регионов; с другой стороны, в условиях активного жилищного строительства далеко не все количественные и качественные потребности в жилье достижимы. Цель данной статьи - выявить характер влияния доступности жилищных условий на улучшение качества жизни населения.

Качество жизни включает целый комплекс характеристик, связанных с удовлетворением материальных и культурных потребностей: качество питания и одежды; качество образования, здравоохранения и сферы досуга; качественное обеспечение безопасности, труда, доступа к информации; наконец, качество и комфорт жилища. В этом контексте мы рассматриваем жилищные потребности населения.

Разработке теоретических подходов исследования места благополучия жилища в реализации жизненных стратегий посвящены исследования на разных этапах развития социума. Еще Аристотель утверждал, что «к созданию государства людей побуждает и сознание общей пользы, поскольку на долю каждого приходится участие в прекрасной жизни (dzenkalos); это по преимуществу и является целью как для объединенной совокупности людей, так и для каждого человека в отдельности. Люди объединяются и ради самой жизни» [1, с. 454].

В дальнейшем теория обеспечения качества жизни получила развитие в работах исследователей, которые в числе основных критериев назвали удовлетворенность жильем. Согласно точке зрения А. Пигу, понятие индивидуального благосостояния не сводится к его материальным составляющим. Кроме «максимума полезности от потребления, благосостояние включает и такие составляющие, как характер работы, условия окружающей среды, взаимоотношения с другими людьми, положение в обществе, жилищные условия и безопасность» [19, p. 56]. Эти показатели с теми или иными вариациями стали использоваться при изучении качества жизни социальных групп.

Понятие «качество жизни» в социологическую науку вошло в середине XX в. для описания социально-бытовых, социально-культурных аспектов жизни и с тех пор претерпело смысловую трансформацию. По мнению американских социологов, качество жизни обеспечивает представителей различных социальных групп возможностью потребления благ и услуг, достижений индустриального общества и должно анализироваться на стыке категорий «стиль жизни» и «образ жизни». Дж. К. Гэлбрейт определил «качество жизни» как синоним общественных благ, получаемых личностью с ростом ее интеллектуальных потребностей [16, p. 32]. В структуре качества жизни социологи стали выделять условия работы и качество жилища; удовлетворение потребностей в жилье становится одним из основных критериев качества жизни.

Российские социологи внесли свой вклад в развитие теории качества жизни и его составляющих. Л.А. Беляева предложила авторскую интерпретацию этого явления: «Качество жизни - это комплексная характеристика условий жизнедеятельности населения, которая выражается в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения материальных, социальных и культурных потребностей и связана с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе» [3, с. 35]. В предложенной методике измерения качества жизни населения индекс удовлетворенности жильем входит в число основных индикаторов комплексного индекса благосостояния.

Исследования в регионах современной России показали, что наиболее уязвимыми в реальной действительности являются экзистенциальные потребности населения: потребности в безопасности жизни, реализуемые через комфорт; постоянство условий жизни, реализуемое через улучшение жилищных условий и уверенность в будущем. Данные потребности являются базовыми и формируют основу для развития инновационной экономики, стабильного общества в целом. Социологи Татарстана, анализируя качество жизни в условиях рыночной экономики, подчеркивают необходимость двойной ответственности за его реализацию - государства и индивидов. «Наличие у домашних хозяйств собственного (или в наем) жилья, отвечающего всем требованиям и со стороны государства, и личностным критериям качественного проживания, является необходимым фактором такого развития» [13, с. 264], «обеспеченность жильем и собственностью - один из основных критериев благосостояния и качества жизни населения» [8, с. 96].

Современный город рассматривается учеными как особая социально-территориальная форма организации общественного производства, где осуществляется не только производство вещей, но и «производство самих людей» - их ценностей, потребностей, культурного капитала, представлений об условиях жизни. В городе усиливаются процессы «атомизации» - распада традиционных связей; при этом новые формы общения по месту жительства заполняют «пустоты общения», связанные с другими сферами.

Вопросы обеспеченности жильем относятся к числу важнейших проблем в мировых масштабах. Программа Организации Объединенных Наций по населенным пунктам (ООН- Хабитат) содействует устойчивому развитию территорий и осуществляет международные кампании, одна из которых - всемирная кампания по обеспечению гарантий владения жильем. Специальный комитет ООН предлагает содействие правительствам, помощь в выполнении обязательств по обеспечению «надлежащего жилья для всех» - одной из основных целей Хабитат [21, p. 4]. По данным доклада ООН, в России вопросы, связанные с обеспечением жильем в городском пространстве, стоят особенно остро, это связано с высоким уровнем урбанизации страны (см. табл. 1).

Таблица 1
Процесс урбанизации в разных странах

Примечание. Источник: [21, p. 196].

Программа развития городов включает актуальную идею «революции эффективности», в соответствии с которой стратегия перманентного и экспоненциального экономического роста должна смениться практикой «устойчивого» развития условий жизни, в том числе жилищных. При переходе к устойчивому развитию городских систем резко возрастает роль местного самоуправления в обеспечении комфортной среды обитания. Среда города принимается как сеть взаимосвязанных компонентов, которую требуется не только сохранять, но и развивать. Экологические, жилищные вопросы и проблемы организации общежития являются важным фактором, способным объединить усилия горожан для решения конкретных проблем.

В среднем только десятая часть горожан полностью удовлетворена всеми обстоятельствами своей жизни; около половины - частично [2, с. 212]. Отношение к собственному положению меняется в зависимости от региона, характера потребностей и возможностей их удовлетворения. Возрастает значение жилищных - риски «большого города» компенсируются качеством «ближнего пространства»: собственной квартиры, дома, двора. Комфортная социальная среда, развитие жилищной сферы, участие жителей в контроле качества жилищно-коммунального обслуживания входят в основные направления оценки качества жизни населения, предложенные группой социологов Института экономики Уральского отделения РАН [7, с. 186].

Анализ бюджетов домохозяйств показывает, что рост обеспеченности жильем произошел в первую очередь в верхней части распределения населения: доля домашних хозяйств, у которых на одного проживающего приходится свыше 40 кв. м, выросла за два последних десятилетия на 8 % (см. табл. 2). Доля семей с крайне малой жилой площадью (менее 9 кв. м на одного проживающего), сократилась почти в три раза и составляет 2,9 %. Однако при этом жилище, площадь которого составляет менее 15 кв. м на человека, - почти у каждой четвертой семьи.

Неравенство жилищных условий более 60 % населения считают явным подтверждением социальной несправедливости. Половина малоимущих домашних хозяйств России живет в тесных домах или квартирах, когда на одного члена семьи приходится менее 15 кв. м [11, с. 24]. Они в силу низких доходов не могут самостоятельно решить проблему жилья и только в случае постановки на учет в качестве нуждающихся могут рассчитывать на помощь государства. Это не только российская проблема. Оценивая доступность жилья в Канаде, Дж. Луффман отмечает: «Несмотря на то что стоимость жилья в разных регионах Канады отличается, доход - главный фактор, влияющий на его доступность и недоступность» [18, p. 24].

Обеспеченность жильем и его качество уверенно входят в перечень критериев, которые свидетельствуют о материальном успехе отдельного человека или его семьи. Удельный вес россиян, признающих данный аргумент, за последние 15 лет вырос на 20 % и составляет 62 % (см. табл. 3). По результатам опроса «Левады-Центра», «хорошее жилье» возглавляет список элементов достатка в сознании российских граждан; его признают главным условием благополучия более 60 % россиян. В последние годы эта характеристика жизни опередила даже финансовую обеспеченность семьи - «свободное расходование денег».

Массовая приватизация жилья в 1990-е гг. привела к тому, что большая часть жилого фонда находится в собственности граждан. Собственниками занимаемого жилья к 2013 г. стали 79 % домохозяйств (в 2006 г. было 73 %). В результате этих процессов по численности домохозяйств, проживающих в собственном жилье, Россия обошла Америку. По данным Бюро цензов США, за последние полтора десятилетия наблюдается смена типа домовладения: американцы чаще обращаются к рынку аренды жилья, а не его покупки. Доля арендаторов жилья в США достигла 35 % [15], соответственно, домовладельцы - две трети американских домохозяйств. При этом американский исследователь Д. Хулчански считает, что основные факторы, влияющие на доступность жилья, - структура расходов домохозяйства, наличие государственной поддержки жилищных программ, социальный оптимизм домохозяйств - их готовность платить ипотечные взносы, платежи за съем жилья [17, p. 471].

Таблица 2
Распределение домашних хозяйств по площади жилых помещений на одного проживающего (% от общего числа домохозяйств)

Примечание. Источники: [10, с. 176; 11, с. 24].

Таблица 3
Критерии признания материальной успешности в оценках россиян (% от числа опрошенных; n = 1601)

Примечание. Источник: [9].

Обобщая все положения о качестве жизни и его составляющих, мы пришли к собственным выводам. Понятие «качество жизни» подразумевает установку на анализ особых духовных характеристик жизни индивида или социальной группы. К этим характеристикам следует отнести стереотипы восприятия и оценки уровня, условий и образа жизни, степень принятия либо критического переосмысления основных жизненных планов и стратегий жизнедеятельности, наличие и полноту реализации социально-статусных и коммуни
кационных потребностей личности. Для более полного достижения нашей цели - конкретизации реальных жилищных условий и их связи с качеством жизни - мы провели комплексное исследование «Жилищные условия семей крупного города» (2015-2016 гг.).

Эмпирической базой исследования выступили семьи Ульяновской области, которая занимает срединное положение в России по целому ряду социально-экономических показателей. Выборочная совокупность исследования составила 1 150 респондентов; выборка репрезентативна по типам семей, возрастным и материальным характеристикам респондентов. Для анализа динамики использовались данные авторского регионального исследования «Социально-экономические характеристики уровня и качества жизни горожан» (2008 г.).

В качестве основных показателей характера потребностей в жилье мы рассматриваем: обеспеченность городских семей жильем, удовлетворенность жилищными условиями, стратегии изменения жилищных условий и способы их реализации. Авторское исследование показывает: обеспеченность жильем в последние годы меняется как в количественных, так и качественных характеристиках. Большинство семей Ульяновска (92 %) обеспечено своим жильем; оставшиеся 8 % семей живут в общежитии или снимают жилье (табл. 4).

Сравнение с результатами регионального опроса 2008 г. показывает, что в Ульяновской области увеличилась доля семей, проживающих в частных домах и коттеджах (с 6 до 12 %); удельный вес проживающих в коммунальных квартирах, общежитиях и снимающих жилье остался примерно на том же уровне (в 2008 г. - 11 %, в 2015 г. - 13 %) [14, с. 37].

Жилищные условия городских семей очень дифференцированы:

- 12 % семей живут в отдельном доме (коттедже) или части дома; чаще это состоятельные семьи (31 %) и бедные (19 %), что говорит о разном качестве частных застроек в городской черте (табл. 4);

- 75 % семей живут в отдельной квартире, чаще жилой фонд ульяновцев представлен квартирами стандартных серий - 75-й и 90-й (37 %) или «хрущевками» (27 %). Чем ниже уровень жизни, тем чаще они проживают в устаревшем жилом фонде (75-82 % бедных и малообеспеченных семей); около двух третей состоятельных семей проживают в домах и квартирах индивидуальной или улучшенной застройки;

- 13 % семей Ульяновска проживают в отдельных комнатах, общежитиях или снимают жилье; эти семьи следует отнести к группе риска на рынке недвижимости. В группу чаще попадают семьи, состоящие из молодых людей (36 %), пенсионеров (16 %), а также семьи с душевым доходом на уровне прожиточного минимума или «бедные» (20 %).

Таблица 4
Жилищные условия городских семей Ульяновской области (% от числа опрошенных; n = 1150)

Сравнение полученных результатов с данными общероссийских исследований показывает: проживающих в собственном жилье от арендаторов отличает возраст - приобретение жилой недвижимости становится результатом долгосрочных накопительных практик. Для старшего поколения приобретение жилья зачастую связано с программой приватизации жилья. Аренда жилья свойственна для этапа молодой семьи (прежде всего без детей); в последнее время он сопряжен не только с возрастом, но и с территориальной мобильностью молодежи [5, с. 120]. Для жителей региональных центров характерна мобильность в мегаполисы; для жителей районных центров и рабочих поселков - в региональные центры, где приобрести собственное жилье сложнее.

Удовлетворенность жилищными условиями является важным фактором формирования ориентаций и поведения на рынке недвижимости; она зависит от состава семьи и еще больше - от уровня жизни (табл. 5).

Для наглядного выявления тенденций по разным сегментам опрошенных мы «сжали» показатели и ввели индекс удовлетворенности жильем в диапазоне от +1 до -1 через присвоение каждому варианту ответа соответствующего коэффициента: полностью удовлетворен (+1), в целом удовлетворен (+0,5), скорее не удовлетворен (-0,5), полностью не удовлетворен (-1). Среди ульяновских семей уровень удовлетворенности жильем - ниже среднего (среднее значение индекса равно 0,3; при максимальном значении 1; табл. 5).

Таблица 5
Удовлетворенность семей Ульяновска жилищными условиями (% от числа опрошенных; n = 1150)2

Результаты исследования демонстрируют постепенный рост удовлетворенности населения жилищными условиями. В исследовании 2008 г. абсолютно или до известной степени удовлетворены 60 % населения, 40 % частично или полностью не удовлетворены. Факторами повышения удовлетворенности выступают проживание в малых городах, наличие высшего образования. Среди неудовлетворенных групп - прежде всего молодежь, вопрос приобретения жилья для этой группы особенно актуален.

Тем не менее жилищный вопрос для значительной части населения не решен, в том числе по качественным причинам. Причины неудовлетворенности жилищными условиями различны (см. табл. 5); мы сгруппировали их в три блока. Первый блок - эколого-геогра- фические причины. Самый весомый сегмент причин неудовлетворенности, их разделяют 61 % семей. К этим причинам относятся: неудовлетворенность местом проживания - 15 % (районом, микрорайоном); плохая экология ближайшей зоны - 17 %; отсутствие благоустройства двора - 29 %. К экологии больше претензий у семей со средним достатком и состоятельных семей; к благоустройству дворов - у родителей с детьми и пенсионеров.

Второй блок - социально-функциональные причины; к ним относятся: неудовлетворенность типом здания - 13 % (материал, технология), состоянием дома - 15 % (изношенность, ветхость), оборудованностью дома - 15 % (отопление, работа лифта, водоснабжение). В целом данные претензии высказали 43 % опрошенных семей. Особенно остро стоят проблемы ветхости и изношенности домов, в которых проживают бедные и малообеспеченные семьи. Ульяновск внесен в список городов, осуществляющих ремонт ветхого жилья с большим отставанием.

Третий блок - количественно-функциональные причины: неудовлетворенность размером площади - 30 % (особенно - молодые семьи, родители с детьми, многопоколенные семьи); количеством проживающих людей - 13 % (чаще - большие, многопоколенные семьи).

Сравнение объективных стандартов уровня и качества жизни с субъективным ощущением стесненности проживания свидетельствует о том, что семьи адаптировались к реальным условиям проживания и не считают их очень плохими - «живем как все». Ситуация отражает сложившийся у старшего поколения россиян невысокий уровень требований; многие представители среднего класса в регионах живут в домах стандартного типа. В развитых европейских государствах, напротив, субъективные показатели удовлетворенности гораздо критичнее объективных индикаторов условий проживания; в этом контексте Российская Федерация близка к постсоциалистическим странам [20, p. 37].

Социологические исследования в регионах России показывают, что тесное жилье характерно для большинства многопоколенных семей. В таких домохозяйствах на одной площади проживают родительская семья и семьи взрослых детей. Иждивенческая нагрузка осложняет решение квартирного вопроса. Соответственно, наиболее обеспеченные качественным жильем группы - молодые люди и проживающие отдельно от детей представители старшего поколения. Причем важен не факт наличия просторного жилья, а запас ресурсов, который позволял бы молодым людям создавать семью, иметь детей, не сталкиваясь с проблемой дефицита жилья. При этом всероссийское исследование «Человек. Семья. Общество» показывает: для взрослого респондента в возрасте до 36 лет вероятность совместного проживания с родителями в полтора раза выше вероятности его отдельного проживания. Отсутствие необходимого «запаса прочности» и ресурсов для решения жилищного вопроса подтверждается дефицитом жилья у семей с несовершеннолетними детьми [4, с. 279].

Анализ причин неудовлетворенности жилищными условиями свидетельствует о том, что у жителей Ульяновской области есть свои претензии к состоянию жилого фонда, как количественные, так и качественные. Уровень неудовлетворенности благоустройством территории, энерго- и водообеспечением, доступностью объектов социального назначения способствовал тому, что в Ульяновске выше уровень критических настроений в изучаемой сфере, чем в среднем по России (см. табл. 6).

Более высокую активность на рынке недвижимости демонстрируют отдельные сегменты городского населения:

- семьи, состоящие из молодых людей; 37 % от общей доли этих семей планируют купить новое жилье (см. табл. 7). В первую очередь это покупка отсутствующего жилья (почти половина от потенциальных потребителей - 47 %); во вторую - расширение (более четверти - 27 %);

- семьи из среднедоходной страты; треть (33 %) таких семей в Ульяновске планирует в ближайшее время совершить действия на рынке недвижимости, направленные, прежде всего, на приобретение отдельного
жилья или расширение (44 и 41 % от средней страты соответственно);

- состоятельные семьи; каждая третья семья планирует в ближайшее время купить жилую площадь с целью расширения общей площади (32 % от данного сегмента), приобретения второго жилья (34 %) или вложения средств в недвижимость (15 %);

- сложные многопоколенные семьи; каждая четвертая семья этого типа (26 %) планирует купить жилую площадь с целью приобретения отдельного жилья или замены ветхих условий проживания.

Планируя приобретение жилья, семьи рассчитывают не только на уже имеющиеся у них средства. По данным, представленным Росстатом (комплексное наблюдение условий жизни населения РФ), в 2014 г. были определены и оценены предполагаемые источники денежных средств на приобретение или строительство жилья домохозяйствами. Такими источниками были: субсидии на приобретение жилья (4,2 % семей используют этот механизм); средства материнского капитала (20,8 %); продажа имеющегося жилья для покупки другого (37,1 %); ипотечный кредит (45,4 %); другие источники, в том числе собственные средства (39,5 %).

Таблица 6
Сравнительный анализ уровня удовлетворенности жилищными условиями семей Ульяновской области и РФ (% от числа опрошенных; n1 = 1150, n2 = 1500)

Примечание. * - источник: [6].

Таблица 7
Планы семей в приобретении жилья (% от числа опрошенных; n = 1150) *

Примечание. * - ответ на вопрос предполагал многовариантность, поэтому сумма ответов по каждому столбцу превышает 100 %.

Проведенное исследование показывает: молодежь в первую очередь ориентируется на способы улучшения жилищных условий, требующие достижения статуса или наличия определенного стартового капитала. Молодые люди, которые не в состоянии самостоятель
но решить жилищный вопрос, чаще рассчитывают на родителей. На этой почве возникают межпоколенческие конфликты.

Выявленную нами тенденцию подтверждает исследование в Кировской области: между родственниками портятся отношения из-за наследования жилья; родители оценивают жилищные условия детей как «меньшие по метражу и худшие по качеству, объясняя миграцией молодого поколения из села в город, из малых городов в крупные города и мегаполисы [12, с. 58]. Миграции детей не дают родителям возможности «конвертировать свою жилищную собственность в равнозначную, чтобы помочь детям в решении жилищного вопроса или чтобы жить к ним поближе. В наиболее выгодном положении оказываются те, чье старшее поколение живет в крупных городах».

Молодые семьи являются самыми активными на рынке жилья, но и самыми уязвимыми. Как показывают результаты нашего исследования, большинство молодых семей планирует рождение детей только после того, как произойдет решение жилищного вопроса. В свою очередь, предоставление поддержки молодым семьям находится в прямой зависимости от поддержки на региональном уровне. Молодые семьи становятся уязвимыми и в силу субъективных причин: недостаточная информированность о возможностях улучшения жилищных условий, низкий уровень платежеспособности, отсутствие собственных средств для приобретения жилья и просто первоначального капитала.

Соединение объективных и субъективных факторов выводит жилищные условия в число детерминант, с которыми связано социальное самочувствие в целом. Соотношение оценок молодых людей, связанных с жилищными условиями и успехами в жизни, свидетельствует о наличии корреляций: неудовлетворенные собственным или родительским жильем молодые люди менее успешны в жизни; напротив, полная удовлетворенность жилищными условиями более тесно коррелирует с признанием социальной успешности. Жилищные условия выступают интегрированным показателем «жизненных условий», то есть объединения уровня и качества жизни.

Выводы. При анализе качества жизни наиболее важной и реально наблюдаемой характеристикой выступает степень удовлетворенности индивидов и семей условиями жизни, а также полнотой реализации жизненных планов в этих условиях. Жилье и его комфортность занимают среди факторов достижения качества жизни ведущую позицию.

Анализ жилищных условий в российских регионах показал, что в большинстве социально-демографических, социально-экономических сегментов населения есть потребность в улучшении жилья. Запросы в изменении жилищного статуса выражают молодые люди и многопоколенные семьи; но именно у них нет необходимых средств для решения этого вопроса. В ходе исследования выявлены разные представления о качестве жизни в различных поколениях: представители старшего поколения менее требовательны и чаще готовы жить, как все; молодежь стремится получить основные жизненные блага сразу по высшим критериям.

Установки населения на повышение качества жизни являются ориентиром для федеральных и региональных органов власти: несмотря на высокую обеспеченность собственным жильем, развитие его качественных характеристик и повышение комфортности находится в начальной стадии.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект «Доступность жилья как идентификатор качества жизни в регионе» N° 16-13-73601.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1. Аристотель. Политика / Аристотель // Сочинения : в 4 т. - М. : Мысль, 1983. - Т. 4. - 830 с. С. 376-644.
2. Ахметшина, Е. Р. Образ жизни и социальное самочувствие свободно занятых работников: межрегиональное сравнение / Е. Р. Ахметшина, Т. В. Клюева, О. В. Полетаев // Вестник Московского университета. Серия 18, Социология и политология. - 2016. - № 4. - С. 200-214.
3. Беляева, Л. А. Уровень и качество жизни. Проблемы измерения и интерпретации / Л. А. Беляева // Социологические исследования. - 2009. - № 1. - C. 33-42.
4. Бурдяк, А. Я. Обеспеченность жильем в постсоветской России: неравенство и проблема поколений / А. Я. Бурдяк // Журнал исследований социальной политики. - 2015. - Т. 13, № 2. - С. 273-288.
5. Караваева, Е. Ю. Жилищные отношения, политика и условия / Е. Ю. Караваева, Т. Ю. Черкашина // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. - 2015. - №6(130).- С. 118-135.
6. Квартирный вопрос: Результаты опроса Фонда общественного мнения. 2014 г. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http://fom.ru/ Rabota-i-dom/11356 (дата обращения: 26.06.2017). - Загл. с экрана.
7. Методический подход к измерению качества жизни населения региона / О. А. Козлова, Т. В. Гладкова, М. Н. Макарова, Е. Х. Тухтарова // Экономика региона. - 2015. - № 2 (42). - С. 182-193.
8. Нагимова, А. М. Социологический анализ качества жизни населения: региональный аспект / А. М. Нагимова. - Казань : Казан. гос. ун-т, 2010. - 306 c.
9. Прожиточный минимум, бедность и богатство в представлениях россиян: результаты исследования «Левады-Центра». - Электрон. текстоые дан. - Режим доступа: http://www.levada.ru/2013/08/08/ prozhitochnyj-minimum-bednost-i-bogatstvo-v- predstavleniyah-rossiyan (дата обращения: 26.06.2017). - Загл. с экрана.
10. Российский статистический ежегодник. 2016 : стат. сб. - М. : Росстат, 2016. - 725 с.
11. Социально-экономические индикаторы бедности в 2012-2015 годах, 2016 г. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http://www.gks.ru/ wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ publications/catalog/doc_1252310752594 (дата обращения: 26.06.2017). - Загл. с экрана.
12. Старикова, М. М. Практики решения жилищного вопроса в современном городе (на примере г. Кирова) / М. М. Старикова // Социология города. - 2014. - № 3. - С. 48-65.
13. Толстых, И. А. Принципы реализации ипотечного жилищного кредитования для повышения уровня и качества жизни населения / И. А. Толстых // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. - 2016. - № 1 (13).- С. 263-269.
14. Шиняева, О. В. Потребности населения и емкость рынка жилищного строительства в регионе / О. В. Шиняева, Т. В. Клюева // Вестник Ульяновского государственного технического университета. - 2016. - № 4. - С. 36-39.
15. America's Rental Housing: Evolving Markets and Needs. - Washington : The U. S. Department of Housing and Urban Development, 2013. - Electronic text data. - Mode of access: http://www.jchs.harvard.edu/ sites/jchs.harvard.edu/files/jchs_americas_rental_ housing_2013_1_0.pdf (date of access: 26.07.2017). - Title from screen.
16. Galbraith, J. K. The Affluent Society / J. K. Galbraith. - Boston : Houghton Mifflin, 1998. - 288 р.
17. Hulchanski, J. D. The concept of housing affordability: Six contemporary uses of the housing expenditureto-income ratio / J. D. Hulchanski // Housing Studies. - 1995. - Vol. 10, iss. 4. - P. 471-497.
18. Luffman, J. Measuring housing affordability / J. Luffman // Statistics Canada. Perspectives. - 2006. - Vol. 11. - P. 16-25.
19. Pigou, A. The Economics of Welfare / A. Pigou. - L. : Palgrave-Macmillan, 2013. - 896 p.
20. Sunega, P. Subjective or objective? What matters? / P. Sunega // Critical Housing Analysis. - 2014. - Vol. 1. - P. 35-43.
21. World Cities Report 2016: Urbanization and Development - Emerging Futures. - L. : Sterling, VA, United Nations Human Settlements Programme, 2016. - 262 р.

Источник: "Logos et Praxis", 2017. Т. 16. № 4


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (22.05.2019)
Просмотров: 45 | Теги: уровень жизни, качество жизни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь