Вторник, 23.07.2019, 09:52
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

УЧАСТИЕ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ОХРАНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА (IX - ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XX В.) (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

И.А.Макеева, кандидат юридических наук, доцент кафедры административного права Санкт-Петербургского университета МВД России
ЛЯСОВИЧ Т.Г.Лясович, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры истории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России
А.О.Дрозд, кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры административного права Санкт-Петербургского университета МВД России

УЧАСТИЕ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ОХРАНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА (IX - ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XX В.) (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

Объединения граждан, общественный порядок, общественная безопасность, полицейская повинность, добровольные народные дружины, дружинники, общества содействия милиции, сельские исполнители.

В статье анализируются вопросы взаимодействия населения с правоохранительными структурами в сфере охраны общественного порядка и борьбы с преступностью в Российском государстве на различных исторических этапах. Исследуются формы их взаимодействия, анализируются особенности правового регулирования. Авторы делают вывод, что население с глубокой древности оказывало содействие должностным лицам, осуществляющим полицейские функции в дополицейский период, а затем полиции - в период ее появления и функционирования. Наибольшее значение взаимодействие населения с правоохранительными органами приобрело после Октябрьской революции 1917 года в период становления советского государственного механизма и советской правоохранительной системы.

 
История Российского государства содержит богатый положительный опыт привлечения населения к охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Неслучайно в последние годы особую актуальность приобрел вопрос о воссоздании различных форм участия граждан в охране правопорядка и борьбе с преступностью, что привело к появлению ряда научных исследований, посвященных анализу различных аспектов взаимодействия населения и правоохранительных структур [9, 10, 12], а также нового законодательства [1].

Опыт привлечения населения к охране правопорядка начал накапливаться еще в древности в силу практической необходимости. Поскольку в Древнерусском государстве (IX-XII вв.) не существовало специализированных правоохранительных структур, полицейские функции выполнялись «всеми государственными органами и должностными лицами» [2, с. 29] при активном участии населения. Зачастую сами потерпевшие (за неимением иных альтернатив) собирали доказательства, искали свидетелей, задерживали преступников. Иногда, согласно обычаю, сами вершили суд при молчаливом одобрении властей [3, с. 131-132].

Ярким примером участия населения в обеспечении правопорядка являлась особая процессуальная процедура - закличь, которая применялась в силу обычая в случае совершения кражи скота или конокрадства. Т.Л. Матиенко указывает на то, что «обычай при установлении процессуальных отношений придавал формальное значение «крику» потерпевшего, т.е. закличи...» [6, с. 109]. То есть обязательным условием начала процессуальных действий была активность потерпевшего и привлечение им населения (в качестве помощников, свидетелей). В противном случае община снимала с себя обязанность по началу процессуальных действий. Представители общинной администрации или их помощники, услышав крик, созывали общину в полном составе и инициировали начало процессуальных действий, направленных на поиск следов преступления. Обязанность рядовых общинников содействовать поиску преступника регламентировалась обычаем и не подлежала сомнению. Таким образом, сама процедура «гонения следа» являлась общинным установлением.

По мере развития общественных отношений и усиления административного княжеского аппарата население стало привлекаться к охране общественного порядка и борьбе с преступностью на основе полицейской повинности. В Российском государстве конца XVI - начала XVIII в. в городах полицейские функции исполнялись под руководством воевод и комендантов воинскими командами, назначаемыми на весенне-летний сезон, объезжими головами с решеточными приказчиками, слободскими и губными (до 1703 г.) старостами и целовальниками, определяемыми из местного населения сотскими, пятидесятскими, десятскими, а также караульщиками, которые в качестве повинности исполняли полицейские функции [15, с. 42].

Перечисленные должностные лица являлись представителями государства и набирались преимущественно из казаков. Их деятельность по обеспечению правопорядка приобретала особое значение в условиях кризиса системы местного управления [16, с. 42]. По мнению Б.А. Рыбакова, объезжие головы олицетворяли зарождение городской полицейской службы [11, с. 42] и являлись ярким примером взаимодействия административного аппарата государства и населения.

С образованием в 1718 г. в России регулярной полиции положительный опыт привлечения населения к административно-полицейскому управлению и охране правопорядка был учтен и продолжал использоваться. Были сохранены должности сотских, пятидесятских, десятских и караульщиков, которые выставлялись от каждого двора в обязательном порядке. Однако деятельность последних оказалась малоэффективной, поэтому городские власти пытались добиться замены караульщиков военнослужащими на постоянной основе с возложением на горожан обязанности компенсировать их содержание. Однако принято было только предложение о дополнительном налоге на жителей, а все мужчины податных сословий, достигшие 20-летнего возраста, продолжали привлекаться для исполнения полицейских функций [14]. Таким образом, долгое время население рассматривалось правительством как вспомогательное средство охраны правопорядка и обеспечения безопасности. Подобный подход сохранялся длительное время вплоть до середины XIX в., когда власти стали задумываться о повышении эффективности взаимодействия населения и полиции в сфере обеспечения общественного порядка и его законодательной регламентации.

В 1857 г. был опубликован Устав о предупреждении и пресечении преступлений (переиздан впоследствии в 1876 г.), в котором правовое закрепление получил ряд вопросов о взаимодействии полиции и населения (Раздел II «О предупреждении и пресечении преступлений общественного порядка и учреждений правительства») [7, с. 545]. В Уставе содержались рекомендации для подданных не только «жить в незазорной любви, в мире и согласи, друг другу по достоинству воздавать почтение, послушным быть кому надлежит по установленному порядку», но и содействовать полиции «в чем всяк, по сил и возможности». Если учинится ссора или драка, то посторонние, случившиеся при том или слышавшие крик «караул», должны ссорящихся развести и стараться примирить, а отнюдь на ссору и драку не обращать; в случае же причинения кому-либо побоев, обиженному чинить вспоможение, и тех людей, на которых будут кричать «караул», ловить и приводить в полицию [13]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в русском законодательстве XIX в. были заложены нормативные основы взаимодействия населения и полиции в Российской империи, определялись его формы и специфические особенности.

Однако говорить о систематическом организованном взаимодействии населения и полиции, а также появлении общественных объединений для участия в обеспечении правопорядка следует лишь применительно к концу XIX в. Так, накануне коронации императора Александра III в 1881 г. была образована первая народная дружина, которая именовалась «добровольная народная охрана». В самом названии прослеживается смысл создания этого формирования - факультативное привлечение населения на добровольных началах для содействия полиции. Общая численность привлеченного населения для обеспечения правопорядка при коронации составила двадцать тысяч человек. К началу правления императора Николая II (1894 г.) численность населения, привлеченного для охраны правопорядка при коронации, составляла около восьмидесяти тысяч человек [8, с. 84]. Однако это не смогло предотвратить трагедию на Ходынском поле.

Деятельность народной дружины (охраны) регламентировалась Положением «О мерах охраны 108 на время пребывания их императорских величеств» и была узкоспециализированной. В ее функции входило наблюдение за порядком на улицах в местах пребывания и следования императора, членов его семьи и близкого окружения [5, с. 147-150]. А.Е. Шныров отмечает, что «отряды добровольной дружины располагались впереди прочей публики» [17, с. 46-47]. Дружинникам предписывалось вежливое, но твердое обращение с публикой, не допускающее каких-либо уступок при предъявлении законных требований. Таким образом, наряды добровольной дружины выполняли значительный объем профилактической работы по поддержанию правопорядка [17, с. 46].

Впоследствии практика применения добровольной народной охраны (народной дружины) расширилась: представители населения стали активно обеспечивать правопорядок в общественных местах не только при коронационных мероприятиях, но и в менее торжественных случаях, вели борьбу с грабежами на дорогах и рабочих окраинах, тем самым содействуя полиции.

В 1915 г. была принята первая инструкция по организации добровольной народной охраны (дружины). В этом документе излагались порядок ее формирования, правила отбора дружинников и их учета, дисциплинарные требования и основные формы работы [15, с. 45]. Были определены организационные формы деятельности охраны (дружины): во главе ее стоял заведующий, ему и его помощнику подчинялись дружинники, объединенные в пятисотни во главе с пятисотниками, сотни во главе с сотниками и десятки во главе с десятниками [8, с. 84]. Стоит отметить, что никаких цензов для вступления в дружину не было. Учитывалось только личное желание кандидата. Члены добровольной дружины имели специальные билеты-удостоверения, которые возвращались при выходе из дружины (о нем необходимо было предупреждать заранее).

К обязанностям членов добровольной охраны, в частности, относилось: оказание содействия полиции по наблюдению за порядком на улице до и после высочайшего следования; сдерживание напора публики при волнении и панике; недопущение населения для личной подачи прошений императору и членам императорской семьи [8, с. 8384]. Права на ношение оружия члены охраны не имели. Более того, регламентировалось, что дружинники должны были наблюдать за участниками массовых мероприятий, не имея права вмешиваться и применять к ним какие-либо активные меры (только сообщать полиции о всех подозрительных лицах). Инструкцией оговаривалась обязанность соблюдения корректности и деликатности в отношении населения. В дружине строго блюлась дисциплина: за любое ослушание дружинник исключался немедленно без права на восстановление.

Охрана личной и имущественной безопасности подданных и их имущества в Российской империи осуществлялась также с использованием еще одной организационной формы участия населения в охране правопорядка - караульной службы, которая действовала в сельской местности. Так, были разработаны правила организации караульной службы крестьян, представлявшей собой одну из их «мирских обязанностей». Численность ночных караулов обычно составляла 6-10 человек. Караул вооружался хотя бы одним ружьем на группу, которое приобреталось на общественные средства и выдавалось строго на время дежурства для безопасности караульных. По возможности, ночной караул возглавлялся десятскими [8, с. 87-88]. Ночные караульщики имели статус должностных лиц и могли подвергаться взысканиям.

После Февральской революции 1917 г. и ликвидации полиции на всей территории бывшей Российской империи стали стихийно возникать общественные структуры, основной задачей которых была охрана правопорядка. Их возникновение и деятельность не регламентировались правом, а были инициированы возросшим в постреволюционный период правосознанием населения. Так, например, в поле зрения революционно настроенных народных масс попал вопрос обеспечения общественного порядка и безопасности на горнопромышленном юге России. Милицейские подразделения на предприятиях на основании правительственных постановлений формировались выборным путем из числа рабочих и инвалидов труда, а также солдат-инвалидов [4, с. 661].

После Октябрьской революции 1917 г. и формирования Советского государства дореволюционный опыт привлечения населения к охране правопорядка был взят на вооружение новыми властями. Первым общественным формированием, задействованным в охране правопорядка и получившим законодательную регламентацию, стал институт сельских исполнителей. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 27 марта 1924 г. № 266 «О сельских исполнителях» устанавливал широкий круг обязанностей представителей от крестьянства в сфере охраны общественного порядка и обеспечения личной и имущественной безопасности граждан. Сельские исполнители назначались сельскими советами в порядке очереди (из числа постоянных жителей сел) на срок до двух месяцев в количестве, определяемом исполкомом совета, но не более одного исполнителя на двадцать пять хозяйств. Сельские исполнители подчинялись непосредственно председателю сельсовета и могли принимать участие в заседаниях сельсовета с правом совещательного голоса. Привлекать сельских исполнителей к выполнению возложенных на милицию обязанностей разрешалось только с согласия сельского совета. Лишь в неотложных случаях милиция могла делать это самостоятельно, но обязательно с последующим уведомлением сельсовета.

В последующий исторический период роль населения в правоохранительной сфере увеличилась, что было связано с укоренением в общественном сознании представлений о том, что советские граждане, обладая высокой степенью правосознания, могут и должны оказывать активное содействие правоохранительным органам. В это время деятельность граждан и их объединений в сфере охраны правопорядка стала неотъемлемой частью советской правовой действительности и правоприменительной практики.

 
Библиографический список:

1. Федеральный закон от 02.04.2014 № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 14. Ст. 1536.
2. Борисов А., Малыгин А., Мулукаев Р. Три века российской полиции. М., 2016. 608 с.
3. Лясович Т.Г., Удальцов А.А. Институт кровной мести в древнерусском праве // Евразийский юридический журнал. 2016. № 8 (99). С. 131-132.
4. Лясович Т.Г. Милиция Временного правительства как субъект охраны общественного порядка и общественной безопасности на промышленном юге России // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности. Материалы Международной научно-практической конференции. Новороссийск, 22-23 сентября 2016 г. / под общ. ред. В.А. Сосова. Краснодар, 2017.
5. Макеева И.А. Правовое регулирование участия граждан в охране общественного порядка: история и современность // Государство и право: эволюция, современное состояние, перспективы развития: Материалы международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 28 апреля 2016 г. / под ред. Н.С. Нижник. В 2-х т. Т. I. СПб.: Изд-во СПбУ МВД России, 2016.
6. Матиенко Т.Л. Генезис сыска в России (IX-XII вв.): «закличь», «свод», «гонение следа» // Журнал российского права. № 9 (153). 2009. С. 104-113.
7. МВД России: энциклопедия / Гл. ред. В.Ф. Некрасов. М.: Объединенная редакция МВД России, Издательский дом «ОЛМА-ПРЕСС», 2002. 624 с.
8. Невский С.А., Сычев Е.А. Участие населения в охране правопорядка в Российской империи // Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. № 1-2. С. 84-91.
9. Нижник Н.С., Папырин В.В. Законность как социоюридический феномен: Монография. СПб: СПбУ гос. противопожарной службы МЧС России, 2012. 189 с.
10. Потапенкова И.В. Административно-правовое регулирование участия объединений граждан в охране общественного порядка: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. 25 c.
11. Рыбаков Б.А. История СССР с древнейших времен до конца XVIII века. М., 1975.
12. Терентьев С.А. Правовые и организационные основы участия граждан в охране общественного порядка: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. 172 с.
13. Свод уставов о предупреждении и пресечении преступлений Российской империи // URL: http:// www.rus-sky.com/history/library/vol.14/vol.14.3.htm (дата обращения: 09.05.2017).
14. Сизиков М.И. Полицейская реформа Петра I // Сайт юридического факультета Курганского государственного университета // URL:http://uf.kgsu.ru/lib/doc.php?path=Kafedra%20TIGP/I0GP/Stat%60i/ M.I.%20Sizikov%20-%20Policeyskaya%20reforma%20Petra%201.htm&name (дата обращения: 08.05.2017).
15. Скрипкина Ю.Г. Становление и развитие государственных и местных начал в охране общественного порядка в России // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2013. № 1. С. 41-47.
16. Филатов П.В. Деятельность объезжих голов и их взаимодействие с обществом в первой половине - середине XVII века // Молодые ученые. 2011. № 2. С. 178-185.
17. Шныров А.Е. Особенности правоохранительной деятельности специализированных органов Российской империи по охране первых лиц государства накануне и в годы Первой мировой войны // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 4 (72). С. 45-49.

Источник: Научно-теоретический журнал "Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России". № 3 (49) 2017.


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (12.07.2019)
Просмотров: 10 | Теги: общества содействия милиции, дружинники | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь