Пятница, 20.09.2019, 21:41
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

Творческие вехи лермонтовской поэзии (к 180-летию поэтического явления М.Ю. Лермонтова)

С. А. Степанов, кандидат культурологии, доцент кафедры литературы факультета медиакоммуникаций и аудиовизуальных искусств Московского государственного института культуры
Н. В. Малых, кандидат философских наук, профессор Дрезденского международного университета (Германия)
В. П. Петров, кандидат философских наук, специалист Управления по культуре, спорту и делам молодёжи Администрации г. Курчатова Курской области

Творческие вехи лермонтовской поэзии (к 180-летию поэтического явления М.Ю. Лермонтова)

Статья посвящена особенностям творческого формирования и духовно-эстетического мировоззрения крупнейшего русского поэта и прозаика Михаила Юрьевича Лермонтова. Авторы отмечают, что при осуществлении детального анализа наследия М. Ю. Лермонтова необходимо учитывать основные периоды духовно-нравственного развития писателя. Если разделение лермонтовского творчества на ранний и зрелый периоды стало для отечественной науки каноническим, хрестоматийным, то выделенные разделы духовно-нравственного развития подчёркиваются достаточно редко. В статье рассматриваются три периода духовно-нравственного формирования М. Ю. Лермонтова. Первый период, соотнесённый с рубежом 2030-х годов XIX века, связан с осмыслением молодым поэтом своего внутреннего «я», с выстраиванием особых личных отношений с окружающей средой и мирозданием. Второй период (середина - конец 30-х годов XIX века) - полное раскрытие литературного дарования М. Ю. Лермонтова, создание им лучших произведений во всех жанровых формах. Третий период (начало 40-х годов XIX века) - обретение гениальным поэтом высших духовных идеалов, осознание неразрывности идей Бога и Отчизны.

Ключевые слова: поэзия, творчество, духовность, творчество М. Ю. Лермонтова.


В отечественном литературоведении хрестоматийным стало деление творчества М. Ю. Лермонтова на два основных периода: ранний (1828-1836) и зрелый (1837-1841). Это разграничение основывается на том, что до появления знаменитого стихотворения «Смерть поэта» (отклик на гибель А. С. Пушкина в январе 1837 года) ни профессиональные литераторы, ни читающая публика практически ничего не знали о молодом писателе. Однако, на наш взгляд, в творческой эволюции выдающего поэта чётко прослеживаются три этапа.

Начальный период, который можно датировать 1828-1834 годами, есть время личностного формирования М. Ю. Лермонтова. Именно тогда юный поэт осмысляет своё внутреннее «я», отношения с окружающей средой и глобальным мирозданием. В эти годы М. Ю. Лермонтов много размышляет над сущностью поэтического творчества, без которого его жизнь теперь невозможна. Всё это воплощается в ныне знаменитых стихотворениях: «Поэт» (1828), «Молитва» (1829), «Песнь барда» (1830), «1831 июня 11 дня», «Нет, я не Байрон» (1832), «Когда надежде недоступный» (1833-1834). В итоге поэт приходит к очень важной для себя идее бинарности, к тому, что окружающий мир и душа человека основываются на противоположных, взаимоисключающих началах:

В одном всё чисто, в другом всё зло.
Лишь в человеке встретиться могло
Священное с порочным. Все его
Мученья происходят от того [4, с. 59].

Размышляя над сочетанием святого и порочного в человеке, М. Ю. Лермонтов выходит за рамки личной поэтической коллизии, остро и беспощадно анализирует во многом болезненное состояние современного ему русского общества, истерзанного противоборством добра и ненависти, великодушия и эгоизма, искренности и лжи, спрятанной за маской благовоспитанности и изящных манер.

Второй период в творческом развитии М. Ю. Лермонтова (1835-1839) ознаменовался расцветом литературного мастерства и сопутствующим ему глубинным художественным постижением тайн бытия. Писатель выходит за пределы поэзии, обращаясь к жанрам драматургии и прозы. Им созданы произведения-шедевры: драма «Маскарад» (1835-1836), поэмы «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» (1837), «Мцыри» (1839), большая часть романа «Герой нашего времени» (1840), а также ряд сильнейших лирических стихотворений, принёсших поэту всеобщую известность («Смерть поэта», 1837; «Дума», «Поэт», 1838; «Три пальмы», «Молитва», 1839). Приближается к завершению работа над поэмой «Демон».

Колоссальный творческий взлёт происходит на фоне обострения конфликтных отношений с окружающим миром, в том числе с государственной властью [9, с. 112]. В марте 1837 года за распространение последних 16 строк стихотворения «Смерть поэта» М. Ю. Лермонтов был переведён из лейб-гвардии Гусарского полка (располагался в Царском Селе под Петербургом) на Кавказ в Нижегородский драгунский полк. Спустя год, в конце апреля 1838 года, он возвращается в Петербург, вновь входит в аристократическую и богемную среду. Молодой писатель часто появляется в литературных салонах семьи Карамзиных, В. Ф. Одоевского, А. О. Смирновой-Россет. Эти люди, аристократы не только по происхождению, но и по духу, были связаны тесными дружескими узами со многими классиками русской литературы. Однако в целом круг высшего света, столичной аристократии вскоре начинает вызывать у поэта чувства, близкие к отвращению. В письме к М. А. Лопухиной, написанном в конце 1838 года, М. Ю. Лермонтов характеризует этот мир как «более чем несносный», потому что «нигде нет столько низкого и смешного, как там». В феврале 1840 года на балу у графини А. Г. де Лаваль поэт был втянут в конфликт с сыном французского посланника Э. де Барантом и после дуэли с ним вновь отправлен на Кавказ в боевые расположения Тенгинского полка. Мечты «о счастье и покое» оказались неосуществимыми. Жизненные конфликты терзали гордую, но при этом тонкую и ранимую душу художника слова и одновременно становились импульсом для творчества.

В литературоведении прошлых лет очень много внимания уделялось мотивам протеста в творчестве М. Ю. Лермонтова, причём рассматривались они прежде всего в социально-политическом контексте. Великого поэта представляли в качестве непримиримого обличителя самодержавия, крепостного права, догм официального православия («с небом гордая вражда») [5, с. 128]. Заметим, что борьба и протест в произведениях М. Ю. Лермонтова носят более глубокий и сложный характер. В качестве их основополагающей цели можно выделить очищение человека от внутренней скверны, защиту совершенного и прекрасного. Красота и истина дарованы человеку Богом, в жизни же обыденной, социальной они нередко искажаются и уродуются. М. Ю. Лермонтов, что кардинально отличает его от предшественников в русской литературе, в том числе и А. С. Пушкина, в своём творчестве полностью отходит от гедонистически-эпикурейской проблематики. Он сосредоточивается на анализе трагического соотношения в человеке бинарных начал света и тьмы, благородной силы и слабости, идеально-высокого с низменным и пошлым. Эти идеи позднее получат новое воплощение в произведениях Л. Н. Толстого и, особенно, Ф. М. Достоевского [2, с. 27].

Обратимся более детально к крупнейшим произведениям второго периода творчества. Остановимся на драме «Маскарад». Согласно сложившемуся стереотипу, её проблематику связывают в первую очередь с критикой враждебной автору аристократической среды. Такое толкование не является исчерпывающим. Действительно, М. Ю. Лермонтов, как уже отмечалось ранее, резко негативно воспринимал нравы высшего света, подчёркивал, что всё там есть «маскарад», вплоть до человеческой чести. Но при этом магистральной идеей произведения является онтологическая проблема смысла и цели жизни. Жизнь праведная и добродетельная противопоставлялась жизни по законам «игры», ринга, где победа достаётся лишь «сильному» да «изворотливому», отвергающему законы чести и справедливости. Обратившись к теме «игры», «маскарадности», М. Ю. Лермонтов проанализировал глобальную социально-философскую проблему, чрезвычайно актуальную и для современной жизни [3, с. 61].

В известной, на первый взгляд, всем со школьной скамьи поэме «Песня о царе Иване Васильевиче, о молодом опричнике и удалом купце Калашникове» автор впервые в отечественной литературе XVIII—XIX веков раскрыл органическую связь духовной крепости и чистоты русского человека с православной верой [7, с. 38]. В этом смысле поэма М. Ю. Лермонтова остаётся непревзойдённой и по сей день. Смерть за неосквернённость веры, за народные идеалы окружена ореолом святости даже в сознании человека XXI века.

Поэма незаурядна не только по идейной основе, но и по художественным особенностям. Она написана языком, в котором блестяще сочетаются литературные и фольклорные традиции. М. Ю. Лермонтов, сильнейший психолог в русской литературе, тонко и остро обрисовывает характеры героев и их человеческие страсти. Помимо этого, автор достигает предельной исторической достоверности, объективно воссоздавая бытовые и психологические явления XVI века [1, с. 66].

В 1839 году М. Ю. Лермонтов создаёт ещё одну крупномасштабную поэму, ныне также хрестоматийно известную, — «Мцыри». В этом произведении автор, всё более утверждающийся в качестве писателя-реалиста, следует принципам романтическим, несколько даже их утрируя. В сюжетной основе поэмы заметно существенное противоречие, присущее романтическому повествованию. С одной стороны, главный герой стремится обрести душевную гармонию, утвердить в себе «священное». Достичь этого можно благодаря возвращению на родину, свободе. Однако действует Мцыри как бунтарь-индивидуалист, отвергая помощь других людей и волю провидения. Мгновения «свободы», пережитые героем, не становятся равноценной заменой «раю и вечности», основополагающим ценностям христианской культуры. Неравноценность мгновенного и вечного подчёркивается тем, что мгновенное постулируется пятнадцатилетним отроком с воспалённым перед смертью сознанием.

М. Ю. Лермонтов, что нередко встречается у писателей-романтиков, «передоверился» своему герою, немного злоупотребил романтическим гиперболизмом.

Наряду с выделенным, в поэме «Мцыри» присутствует страстный порыв к идеалу, прекрасному, не приниженному человеческой заурядностью. Этот мотив связан с прославлением стойкости Мцыри, его мужества (поединок с барсом) в борьбе за то, что крепнущему духу юного героя кажется «священным».

В лучших лирических произведениях 1834-1839-х годов М. Ю. Лермонтов с болезненной обострённостью размышляет над тем, что примитивный прагматизм и порочность современного ему общества приведут к трагедии, катастрофе. Например, в стихотворении «Дума» поэт предупреждает, сколь страшны и гибельны для мира людей последствия скепсиса и безверия. Это откровенно деструктивное состояние души парализует и разрушает как волю отдельного человека, так и глобальные процессы исторического развития:

Печально я гляжу на наше поколенье,
Его грядущее иль пусто, иль темно.
Меж тем под бременем познанья
и сомненья
В бездействии состарится оно...
[4, с. 88]

Познание подвержено осуждению в связи с тем, что оно так или иначе порождает духовный скепсис, сомнение в идеалах прекрасного.

Именно так поэт-мыслитель воспринимает безверие, являющееся психологическим оправданием собственной внутренней бесплодности. Размышляя над этими глобальными и страшными вопросами, М. Ю. Лермонтов сформулировал свою позицию как поэта и гражданина.

В третий, последний, период духовно-эстетической эволюции, предшествующий трагической гибели, М. Ю. Лермонтов окончательно пришёл к осознанию особой, «пророческой» миссии поэтического творчества. В эти годы им создаются шедевры любовной лирики. Любовь поэт максималистски воспринимал как союз двух сердец, устремлённых к высшим, духовно значимым целям. Душа возлюбленной уподоблялась не более и не менее как «вечному храму», от которого следует ждать «спасенья своего». Столь высокие отношения в обыденном мире, где «и ненавидят, и любят случайно», были невозможны. На протяжении всей своей земной жизни гениальный поэт был обречён на тотальное одиночество. Об этом он с пронзительной болью говорит в стихотворении «И скучно, и грустно», написанном в 1840 году.

В последние годы своей жизни Лермонтов окончательно выстраивает отношения с обыденным миром, исполненным порочности, зла и лжи, полностью от него отстраняясь и отрешаясь. Что кардинально важно, порочностью и ложью наполнены самые разные круги российского общества. Это не только аристократические гостиные, где «приличьем стянутые маски» заменяют живых людей («Как часто пёстрою толпою окружён...», 1840), но также и среда провинциальных армейских романтиков и авантюристов («Герой нашего времени», 1840). Стремясь обрести внутреннюю гармонию и душевный покой, поэт всё чаще обращается к родине. Это как родина малая, родное имение Тарханы, так и вся необъятная Россия.

То, что человек, лишённый чувства родины, глубинной связи с национальными корнями, обречён на крах и гибель, является одной из стержневых мыслей романа «Герой нашего времени».

Центральный герой главного прозаического произведения М. Ю. Лермонтова - молодой аристократ и блестящий офицер Григорий Печорин. Это, как все помнят со школьной скамьи, второй по хронологии «лишний» человек в русской классической литературе (после Евгения Онегина), воплощение романтического Демона в обыденной жизни (как и Арбенин из «Маскарада»). У Печорина непримиримый конфликт с аристократическим обществом, к которому он принадлежит по рождению. Лермонтовский герой, как и сам автор, этот мир искренне презирает, находя в нём прежде всего бездушие и пошлость. Казалось бы, его душа, истерзанная внутренними противоречиями, как и душа самого М. Ю. Лермонтова, жаждет обновления («не мелькнёт ли ... желанный парус»). Однако Печорин, сформировавшийся на основе заимствованных из западноевропейской культуры абстрактных философских идей, по своему интеллектуально-психологическому складу предельно эгоцентричен. Во многом благодаря этому он лишён чувства отчизны, оторван от отечественных традиций, исконных нравственных ценностей русского народа, которые в романе воплощает «маленький» человек - штабс-капитан Максим Максимыч (образ, по-особому отмеченный императором Николаем I). Жизнь вне основополагающих национальных начал просто невозможна. В итоге во время путешествия в Персию (многозначительная деталь - знак чужбины) Григорий Александрович Печорин умирает.

Идея Отчизны для М. Ю. Лермонтова в последние годы его жизни и творчества неразрывно связана с идеей Бога. Наиболее полное воплощение эти начала получили в стихотворении «Родина» (1841), а также в «Казачьей колыбельной» (1840). Трудно найти в русской литературе другое произведение, где бы столь органично, практически без назидательности и дидактизма были сведены воедино три самые фундаментальные основы жизни русского человека: Бог, Отчизна, дом родной [8, с. 45]. Определив для себя в качестве абсолюта эту триаду, М. Ю. Лермонтов достиг высшей точки духовного и творческого совершенства, что позволило ему создать уникальные произведения: стихотворения «Выхожу один я на дорогу.», «Пророк», поэму «Демон».

На последней, поэме «Демон», необходимо остановиться более подробно. Над этим произведением М. Ю. Лермонтов работал долго и кропотливо, подготовил восемь редакций (последняя завершена в 1840 году, но, видимо, дорабатывалась до самой кончины автора). Знаменитая поэма выстроена по принципу ро- мантико-аллегорического повествования, включающего в себя три слоя: философский, социально-исторический и психологический. Центральный образ, воплощающий противника Бога, сатану, для творчества М. Ю. Лермонтова является сквозным. Демон становится главным героем ряда стихотворений, в определённом контексте появляется и в реалистической прозе (выше в этой связи упоминались образы Печорина и Арбенина).

Рассматриваемая поэма является вершиной, апогеем лермонтовской «демонологии». Стержневой основой образа Демона является глубокое и болезненное противоречие: он одновременно и «царь познанья», и «сеятель зла». Тем самым М. Ю. Лермонтов вновь подчёркивает основополагающую для себя мысль о том, что «познание», сопровождаемое сомнением, объективно является злом, поскольку такое познание осуществлялось вне веры и идеала.

Демон в поэме тяготится своей миссией воплощения зла («зло наскучило ему»); он искренне стремится к гармонии, любви и даже «с небом примиренью»: «хочу любить, хочу молиться, хочу я веровать добру». Однако его душа, отравленная ядом безверия и отрицания, возродиться уже не сможет. Приближение Демона к Тамаре оказалось смертельным для неё, потому что в любви, «как в злобе», искуситель был «неизменен и велик». Любовь адского духа к чему бы то ни было есть, согласно логике сюжета, та же «злоба», только большей силы. И всё же душа Тамары спасена: «она страдала и любила, и рай открылся для любви» [4, с. 252]. В борьбе за душу Тамары в схватке с Ангелом (посланником Бога) Демон не одолел благого защитника:

И проклял Демон побеждённый
Мечты безумные свои,
И вновь остался он надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви!.. [4, с. 256]

Поэт стремится к некой высшей любви, способной исцелять душевные раны, стать залогом доброй и светлой силы, основой человеческих отношений, устремлённых к гармонии и жизни. Можно объективно утверждать, что в произведениях последних лет М. Ю. Лермонтов, пусть и провозглашённый воплощением «ночного» начала в русской поэзии, призывает современников и потомков воспрянуть духом, устремиться к добру и свету. Великий поэт искренне хотел, чтобы человек внутренне обновился и очистился, чтобы вечная борьба священного с порочным, которая проходит в душе каждого человека и определяет глубинную суть человеческой жизни, завершилась если не абсолютной победой, то перевесом высокого и священного.

 
Примечания

1. Беловинский Л. В. Прогресс как фактор утраты исторической памяти // Культура и образование : научно-информационный журнал вузов культуры и искусств. 2015. № 3 (18). С. 63-69.
2. Воеводина Л. Н. Философия культуры: проблемы и перспективы // Культура и образование : научно-информационный журнал вузов культуры и искусств. 2014. № 4 (15). С. 25-31.
3. Захаров В. А. Предвосхищение. Молитвенная память. Русскому поэту и воину М. Ю. Лермонтову посвящается. Москва : Пересвет, 2004. 148 с.
4. Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений : в двух томах. Том первый / сост. и комм. С. И. Чистовой, вступ. статья И. Л. Андроникова. Москва : Правда, 1988. 468 с.
5. Лермонтовская энциклопедия / Институт русской литературы АН СССР (Пушкинский дом) ; гл. ред. В. А. Мануйлов. Москва : Советская энциклопедия, 1981. 784 с.
6. М. Ю. Лермонтов: pro et contra / сост. В. M. Маркович, Г. Е. Потапова, вступ. статья
B. М. Марковича, коммент. Г. Е. Потаповой и Н. Ю. Заварзиной. Санкт-Петербург : РХГИ, 2002. 1080 с.
7. Пелипенко А. А. Свобода в культуре // Культура и образование : научно-информационный журнал вузов культуры и искусств. 2014. № 1 (12). С. 35-42.
8. Тихонова В. А. Идеи универсализма в идеологии: разнообразие подходов // Культура и образование : научно-информационный журнал вузов культуры и искусств. 2014. № 1 (12). C. 43-47.
9. Чекалин С. В. Лермонтов. Знакомясь с биографией поэта. Москва : Знание, 1991. 256 с.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2018. № 1 (81)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (22.08.2019)
Просмотров: 18 | Теги: поэзия, Лермонтов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь