Понедельник, 18.11.2019, 22:01
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ТРИВИАЛИЗАЦИЯ ЭСТРАДНОГО ТВОРЧЕСТВА КАК ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

А.Е.Кощеев

ТРИВИАЛИЗАЦИЯ ЭСТРАДНОГО ТВОРЧЕСТВА КАК ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Статья посвящена ценностно-эстетическим параметрам современной российской эстрады. Особое внимание автор уделяет вопросам развития и трансформации этого популярного и специфического явления массовой культуры. В процессе рассмотрения сущности эстрадного творчества, его специфичных черт и характера эстетических трансформаций в культурном контексте современности автор приходит к выводу о том, что в ряду тенденций «размывания» ценностных оснований российской эстрады и упразднения «нормы вкуса» тривиализация заслуживает специального изучения. Данная тенденция раскрывается в сопоставлении достижений «классического» периода развития эстрады с актуальным состоянием её традиционных и инновационных форм. Автором предпринята попытка определения явления тривиализации в качестве элемента массовой культуры как в общем смысле, так и применительно к проблематике эстрадного творчества.

Ключевые слова: российская эстрада, эстрадное творчество, эстетические трансформации, тривиализация, ценностный аспект эстрадного творчества, трэш, развлекательность, массовая культура, традиционные и инновационные формы.
 

Целесообразность обращения к эстраде как специфическому виду зрелищной культуры, обладающему определёнными эстетическими параметрами, обусловлена рядом причин. Одна из них - изменение статуса того или иного вида искусства в реалиях социокультурной динамики. Как отмечает современный исследователь Н. А. Хренов, «иногда искусством современности признавалось не традиционное зрелище, представленное театром, и не "машинное" искусство кино, а синтетическая зрелищная форма, в которой объединяются элементы художественных (театр, цирк и т.д.) и нехудожественных зрелищ. Такой синтетической формой мыслилась эстрада» [8, с. 156].

К этому суждению стоит добавить, что традиционно эстрадная форма зрелищной культуры рассматривалась не только в плане её синтетичности, но и в качестве «лёгкого жанра». Вероятно, поэтому сущности и назначению эстрады отводится определённое место в эстетическом «поле проблем». В то же время нельзя не отметить, что в последние годы всё реже внимание исследователей акцентируется на эстраде по сравнению с их обращением к арт-прак- тикам различного рода, включая эстетический акционизм. Исключение составляют работы исследователей М. М. Муратова [5] и П. М. Шаболтая [9].

Одним из ключевых моментов эстетической рефлексии эстрады является стремление определить статус этого явления.
При всей привычности словосочетания «эстрадное искусство» до сих пор не найден ответ на вопрос о том, имеет ли право эстрада претендовать на признание её как специфического вида искусства или же стоит найти другое определение, более соответствующее сути эстрадной формы культуры.

На этот вопрос существуют разные ответы. Так, известный режиссёр эстрадных представлений и педагог И. Г. Шаро- ев в середине 1980-х годов прошлого столетия, отмечая, что эстрада - это синтетический вид сценического действия, вводил её в ранг искусства [10, с. 19]. Через несколько лет авторитетный театровед Е. Л. Уварова, исследователь творчества Аркадия Рай- кина, обратила особое внимание на то, что эстрада представляет собой многожанровое сценическое искусство [7, с. 767]. Таким образом, некоторые исследователи эстрады, часто воспринимаемой как развлекательная форма культуры, признавали в ней сущностные признаки искусства.

Однако в свете таких философских определений искусства, как «мышление в образах» (Г. В. Ф. Гегель), «самосознание культуры» (М. С. Каган), «образная модель жизни» (Ю. М. Лотман) и других, эстрада, реально являясь «лёгким жанром», далеко не всегда подтверждает своими характеристиками статус подлинно художественного явления. Открытый характер вопроса о том, является ли эстрада искусством, в определённой степени обусловлен также трансформациями в сфере эстрадного творчества.

В связи с этим особого внимания заслуживает тенденция тривиализации в массовой культуре в целом и в области эстрадных форм и жанров в частности. На первый взгляд, «тривиализация» как культурное явление вызывает ассоциации с понятиями элементарного и банального, обозначающими общедоступные смыслы и значения. Однако, по мнению авторитетного эстетика В. П. Шестакова, тривиальное является необходимым элементом массовой культуры, так как «по своей эстетической функции массовая культура переводит всё многообразие художественного и эстетического опыта к одной норме, и эта норма "тривиальное"» [11, с. 111].

В противовес таким исследователям, как У. Гесс, Л. Ростен, А. Бергер, которые оценивают тривиализацию эстетических ценностей как негативное явление, В. П. Шестаков определяет массовую культуру не простым китчем, а искусством тривиализации.

Именно поэтому открытым становится вопрос о субъектности тривиализации, то есть о роли художника в данном процессе. По утверждению Н. Б. Маньковской, художник, «акцентируя внимание на тривиальном, играет роль образцового наблюдателя, способного придать эстетико-по- требительские качества любому объекту, сделать его экономически привлекательным» [4, с. 13]. Следовательно, художник в какой-то мере оказывается причастным к тривиализации как процессу нивелирования ценностного, эстетического содержания произведения и к действию, направленному на некоторую выработку модели арт-потребления [4, с. 13].

С учётом рассмотренных точек зрения и собственных наблюдений тривиализация определяется как элемент массовой культуры, реализующийся через сведение художественного и эстетического опыта к общедоступным формам восприятия.

Как особый тип изменений тривиали- зация зародилась ещё в начале XX века, когда складывалась жанровая структура эстрады. Многие исследователи (в том числе Е. Д. Уварова) отмечают, что эстрада «большой формы» в качестве дивертисментного концерта появилась ещё в конце XIX века: именно тогда программу составляли арии, куплеты и другие сценические формы сатирического и лирического характера.

По сути, эстрада, включённая в эстетическое пространство культурного досуга, представляла собой полижанровый коллаж номеров популярных исполнителей, который позже трансформировался в ревю (от фр. revue - 'обозрение'). Основой эстрадного ревю является комплекс концертных номеров, объединённых определённой темой, как правило отражённой в названии данного представления. Именно в форме ревю тривиализация проявилась как жанровая вариофикация [1, с. 173] эстрады: заявленная в названии тема раскрывалась через призму номеров опереточного, пародийного, балетного характера в сочетании с элементами кабаре и варьете. Не без влияния явления жанровой варио- фикации в театральной жизни Серебряного века возникли и стали популярными «капустники» на темы сценического творчества. Именно из таких «капустников» Московского Художественного театра возник в 1908 году под руководством Никиты Балиева театр-кабаре «Летучая мышь»; в это же время в Петербурге появилось
«Кривое зеркало» под руководством Николая Евреинова как «театр малых форм» сатирического типа.

Естественно, что существенные изменения в сферу эстрадного творчества внесли социально-политические события в России, начиная с февраля 1917 года. Как авторы эстрадных текстов, так и их исполнители, артисты по сути переориентировались на нового потребителя, вследствие чего заметно активизировались тенденции тривиализации эстрады. Изучение особенностей развития эстрадных форм в последующие десятилетия подтверждает мысль В. П. Шестакова о постоянной конвергенции массовой и элитарной культур, где массовая «постоянно впитывает и три- виализирует элементы противостоящих ей культур» [11, с. 112].

Стоит заметить, что если в период становления и интенсивного развития эстрады тривиализация была инструментом, то есть контролируемым, планируемым, заранее сознательно встроенным процессом, «результатом усилий огромного числа художников свести всё содержание культуры одному стандарту» [11, с. 111], то на сегодняшний день, в реалиях постмодернизма, тривиальность становится процессом практически бесконтрольным, автономно устанавливающим границы творчества.

Здесь уместно обратить внимание на трансформацию нескольких нонконформистских течений, которые принято называть «русским роком». Создание в 19701980-х годах прошлого века таких музыкальных коллективов, как «Машина времени», «Аквариум», ДДТ, «Гражданская оборона», «Кино», «АукцЫон», «Наутилус Помпилиус» и других, наметило распространение социально-политической, мировоззренческой позиции несогласия в поле творческой самореализации. Форма и содержание произведений и концертов этих групп были подчинены идее свободы личности. Это ярко выражалось текстами песен «Поезд в огне» («Аквариум»), «Всё идёт по плану» («Гражданская оборона»), «Родина» (ДДТ), «Перемен» (Кино), «Хлоп-хлоп» и «Скованные одной цепью» («Наутилус Помпилиус») и других. С учётом содержательных и выразительных аспектов данного явления, а также исполнительского стиля мы можем говорить о «квартирных концертах» как об идеологическом противопоставлении официальной эстраде.

Важно при этом отметить, что в результате популяризации этих музыкальных течений произошло частичное заимствование форм современной эстрады (создание рок-шоу, коммерциализация творчества). С течением времени присущие ранее многим рок-исполнителям эстетика протеста и демонстративный стиль выражения несогласия трансформировались. Постепенно их репертуар пополнился ностальгическими и лирическими темами, что оказало влияние на содержание новых произведений и сместило акценты в восприятии старых песен: теперь они воспринимаются, скорее, как знаки и символы эпохи. Это привело к тому, что сегодня мы считаем «русский рок» популярным явлением в сфере эстрады.

В свете проблемы трансформации ценностно-эстетических параметров эстрадного творчества стоит остановиться и на некоторых особенностях популярной эстрады конца 1970-х - 1990-х годов. В 1970-е годы «поп-сцена» СССР в содержательном отношении была представлена в определённой степени однородно вокально-инструментальными ансамблями и сольными исполнителями, которые через своё творчество транслировали идею оптимистичного настоящего и светлого будущего (например, произведения «Мой адрес Советский Союз», «Любовь, комсомол и весна» и другие).

Но уже во второй половине 1980-х годов, в период смены ориентиров, в советском обществе приоритетными стали ценности реальной свободы личности и её самовыражения, что обусловило тенденции преодоления нормативных ограничений в различных сферах жизни, в том числе и художественной.

Эстрада наполнилась огромным количеством исполнителей, которые часто сводили тему свободы к мотивам радости получения материальных благ, мечты об эмиграции, сексуального гедонизма и т.д. Именно эти мотивы преобладали в таких композициях, как "American Boy", «Вишнёвая девятка», «Два кусочка колбаски» в исполнении группы «Комбинация»; «Сан-Франциско» - группы «Кар-Мен» и прочие. В социальном, политическом, экономическом контекстах данные произведения были очень актуальны, но транслировали скорее ценности квазисвободы, чем свободы слова, волеизъявления, совести. Таким образом, тривиализация эстрадных форм массового досуга (особенно молодёжного) проявлялась в их содержательном обеднении и игнорировании критериев эстетического вкуса.

Подчеркнём, что не только в сфере музыкальной эстрады (особенно молодёжной) тривиализация проявлялась в содержательном обеднении и игнорировании прежних критериев эстетического вкуса. Эти тенденции были характерны и для трансформации речевых жанров эстрады, в связи с чем стоит сопоставить их характеристики на ряде конкретных примеров.

Одним из ярчайших представителей данного жанра является А. И. Райкин, который долгие годы возглавлял Ленинградский государственный театр миниатюр, первый в СССР профессиональный театр эстрады. Эстетическая ценность творчества самого Аркадия Райкина и поэтики его театра заключается в том, что смысловая ёмкость каждой миниатюры или спектакля, сатирическое звучание номеров находили убедительное выражение в яркой, точно выверенной форме, согласующейся с критериями художественного вкуса.

Несмотря на «чёрного человека в сером пиджаке» (подразумевающего строгую цензуру литературного материала), эстрада становилась в лице Райкина одним из средств нравственной критики многих явлений социокультурной реальности . Эта же особенность соответствия вербального типа эстрады эстетическим критериям характерна для знаменитых парных дуэтов - Тарапуньки и Штепселя, Мирова и Новицкого, Мироновой и Менакер и других.

Каково же положение этого жанра сегодня? Для прояснения этого вопроса стоит рассмотреть две полярные телевизионные программы "Comedy club" и «Пе- тросян-шоу». Целевая аудитория первого - молодёжь от 16-40 лет, второй - от 40 и
старше. В случае с молодёжным шоу темы зачастую ограничены девиантным поведением людей и интимной темой. По заявлениям одного из создателей шоу Г. Мартиросяна, такой выбор тем обусловлен установкой на аполитичность канала. Но особый интерес вызывают номера социально-политической направленности, то есть сходные в смысловом плане с номерами А. И. Райкина. Форма таких номеров тоже зачастую яркая (продиктовано шоуизацией и требованиями телевидения).

Основу качественных различий этих двух примеров (миниатюр А. И. Райкина и современных комиков) составляет, во-первых, уровень литературного материала. В Ленинградском театре миниатюр авторами были профессиональные писатели, сатирики, такие как М. Жванецкий, а в современных юмористических шоу номера либо сочиняются непосредственно участниками, либо командой авторов-непрофессионалов, ориентированных на успех в среде «любителей клубнички».

Стоит упомянуть шоу Е. В. Петросяна и театр «Кривое зеркало», которые за долгое время существования на эстрадной сцене сформировали собственный стиль и соответственную тематику номеров, часто ограниченную мелкими бытовыми проблемами.

Справедливости ради отметим, что исполнители и авторы программ подобной направленности прикладывают огромные усилия для актуализации материала. Однако часто это имеет негативные последствия - потому, что процесс «осовременивания» происходит искусственно, по принципу привлечения молодых исполнителей и внедрения материала, который эклектичен по форме номеров и представлений, что становится некоторым проявлением кича (например, интермедия «Молодёжная тема» в исполнении Петросяна).
Кроме того, есть немало оснований предположить, что, стремясь к коммерческой выгоде и адаптируя эстраду под веяния шоу-бизнеса, артисты, авторы и режиссёры эстрадных номеров и программ «продвигают» свою «продукцию» зрителю посредством создания «трендов» и «брендов», придавая им рыночную привлекательность.

Одним из факторов смещения содержательных акцентов в современной эстраде является возрастание массового спроса на зрелищную сторону массовой культуры. Как справедливо отмечает Т. С. Злотни- кова, «самым "продаваемым" и "покупаемым" на культурном рынке товаром стало зрелище: людям проще смотреть, чем читать; визуальные впечатления воспринимаются легче и запоминаются прочнее, чем какие либо иные» [2, с. 202]. При этом исследователь подчёркивает взаимосвязь новых тенденций в развитии зрелищных форм культуры с достижениями научно-технического прогресса: «В традиционных видах искусства - театре, цирке, эстраде - используются электронные технологии освещения и сценографии, лазер, химические эффекты» [2, с. 203].

Действительно, технологизация эстетических средств в сфере эстрады с целью усиления эффекта зрелищности ещё в большей степени усложнила, на наш взгляд, проблему соотношения содержания и формы.

Тривиализация эстрадных форм массовой культуры наглядно проявляется в упрощении смысловой нагрузки как отдельных номеров, так и шоу-представлений. Причём использование в современной эстраде технологической оснащённости зрелища преследует исключительно развлекательную цель.

Разумеется, деятели эстрады всегда учитывали потребность людей в развлечениях, но при этом не отрицали и принцип содержательности исполняемого номера. С этой точки зрения нельзя не отметить, что в период становления и активного развития в СССР эстрада сохраняла активную функцию «возбуждения к рассуждению» (иными словами, заставляла задуматься). Тем самым демонстрировалось, что при определённых условиях развлекательность и эффект активно воспринимаемого содержания не исключают друг друга, о чём свидетельствует реакция зрительской аудитории на творчество таких эстрадных кумиров, как Аркадий Райкин, Роман Карцев, Ян Арлазолов, Геннадий Хазанов и других артистов: виртуозность их выступлений органично сочетается с их содержательностью и эстетическим вкусом.

На сегодняшний день эстрадное творчество в значительной мере связано с установкой на самоценность развлекательности как таковой, точно так же, как и на смех ради смеха, - не более. Подтверждение данному суждению мы можем найти в стереотипизации большинства музыкальных поп-групп (имеется в виду состав бойз-бендов, женских вокальных коллективов и соответствующий музыкальный материал), «образ-маска» в речевых жанрах становится только маской, составленной из наиболее общих, банальных черт того или иного персонажа (кавказец - акцент, борода, кепка; полицейский - подлец и взяточник; чиновник - тучный, пошлый, казнокрад и т.д.).

Справедливости ради нужно упомянуть, что на данный момент в области эстрадного творчества наметилась некоторая тенденция, которую можно обозначить как детривиализацию, заслуживающую специального анализа.

Контекст существования эстрады в рамках массовой популярной культуры, характерной потребностью которой, согласно Х. Ортега-и-Гассету, является про- граммируемость реакции зрителя, в некотором роде диктует эстрадному творчеству направление движения [6]. Для перспектив развития эстрады, так же как и других видов искусства, очень важно «исследование роли искусства и художественного творчества в социальном преобразовании» [3, с. 85]. Отсюда вся важность изучения, осмысления и адекватной оценки различных аспектов эстрады как специфического явления культуры.

Примечания

1. Васильев А. З. Жанр как явление художественной культуры // Искусство в системе культуры / составитель и ответственный редактор М. С. Каган. Ленинград : Наука, 1987. С. 167-175.
2. Злотникова Т. С. Человек. Хронотоп. Культура. Введение в культурологию : учебное пособие : учебно-методическое пособие / Министерство образования и науки Российской Федерации, ГОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет имени К. Д. Ушинского», Научно- образовательный центр «Культуроцентричность научно-образовательной деятельности». Издание 3-е, доп. и перераб. Ярославль : Изд-во ГОУ ВПО «Ярославский гос. пед. ун-т», 2011. 331 с.
3. Ковалев В. Г. Роль искусства в социальном творчестве // Искусство в системе эстетического познания и художественной практики : сборник научных статей по материалам межвузовской научно- практической конференции / Департамент образования города Москвы, Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» (ГАОУ ВО МПГУ), Институт гуманитарных наук, Общеуниверситетская кафедра философии и религиоведения ; [редакционная коллегия: Б. Н. Бессонов и др.]. Москва : МГПУ, 2015. С. 84-85.
4. Маньковская Н. Б. Саморефлексия неклассической эстетики // Эстетика на переломе культурных традиций / Российская академия наук, Институт философии ; [отв. ред. Н. Б. Маньковская]. Москва : ИФРАН, 2002.
5. Муратов М. М. Эстрада как феномен массовой культуры : дис. на соиск. учён. степ. кандидата философских наук : 24.00.01 / Муратов Марат Мурзабекович. Казань, 2005. 158 с.
6. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс / [перевод с испанского А. Гелескула]. Москва : АСТ, 2016. 256 с. (Книги, изменившие мир. Писатели, объединившие поколения).(Эксклюзивная классика).
7. Уварова Е. Д. Эстрада // Эстрада России. ХХ век : энциклопедия / [ответственный редактор Е. Д. Уварова]. Москва : ОЛМА-Пресс, 2004. С. 767-768.
8. Хренов Н. А. Развитие и функционирование зрелищных форм в контексте культуры // Искусство в системе культуры / составитель и ответственный редактор М. С. Каган. Ленинград: Наука, 1987. С. 156-159.
9. Шаболтай П. М. Проблемы развития отечественной эстрады, 1917-1929 гг. : дис. на соиск. учён. степ. кандидата искусствоведения : 17.00.01 / Шаболтай Пётр Михайлович. Москва, 2000. 144 с.
10. Шароев И. Г. Режиссура эстрады и массовых представлений : [учебник для высших театральных учебных заведений]. Москва : Просвещение, 1986. 461 с.
11. Шестаков В. П. Искусство тривиализации: некоторые теоретические проблемы «массовой культуры» // Вопросы философии. 1982. № 10. С. 103-116.

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2019. № 1 (87)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (10.11.2019)
Просмотров: 19 | Теги: Культура, эстрада | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь