Воскресенье, 11.12.2016, 12:54
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Требование справедливого баланса в актах Европейского суда по правам человека (Часть 6)

  Требование справедливого баланса в актах Европейского суда по правам человека (Часть 6)

Отсутствие справедливого баланса применительно к п. 2 ст. 1 Протокола N 1 Европейский суд отметил также в деле "Смирнов против Российской Федерации" <1>: "Изъятие вещественного доказательства может быть обязательным в интересах надлежащего отправления правосудия... Однако... должна иметь место разумная пропорциональность между применяемыми способами и поставленной целью, которая должна быть осуществлена любыми мерами со стороны государства, включая меры, направленные на контроль использования лицом имущества. Это требование выражается понятием "справедливый баланс", которого необходимо достичь между требованиями общего интереса общества и требованиями защиты основополагающих прав личности... Европейский суд согласен с утверждениями заявителя, не оспоренными властями Российской Федерации, о том, что компьютер сам по себе не являлся объектом, средством совершения или результатом совершения какого-либо преступления... Ценной и существенной для следствия являлась информация, хранившаяся на жестком диске компьютера... информация была просмотрена следователем, распечатана и приобщена к материалам дела... При таких обстоятельствах Европейский суд не может усмотреть какой-либо явной причины для продолжающегося удержания системного блока компьютера. Ни в рамках внутригосударственного разбирательства, ни в Европейский суд такие причины сообщены не были. Тем не менее до настоящего времени компьютер находится у властей Российской Федерации, то есть на протяжении уже более шести лет. В связи с этим Европейский суд отмечает, что компьютер являлся профессиональным инструментом заявителя, использовавшимся для составления юридических документов и хранения данных о клиентах. Удержание компьютера не только причинило заявителю личные неудобства, но также и повлияло на его профессиональную деятельность. А это, в свою очередь... могло сказаться на отправлении правосудия" <2>.

--------------------------------

<1> Дело касалось временного изъятия имущества заявителя, в том числе жесткого диска персонального компьютера, в качестве вещественного доказательства по делу, в котором заявитель - профессиональный адвокат выступал в качестве представителя ряда участников.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Смирнов против Российской Федерации" (Smirnov v. Russia) от 7 июня 2007 г. Жалоба N 71362/01. § 57 - 58 // Российская хроника Европейского суда. Приложение к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Специальный выпуск. 2008. N 3.

 

Продолжительность мер со стороны государства по контролю за использованием имущества послужила основанием для признания нарушения в деле "Луордо против Италии". Заявитель в рамках проводившейся в отношении его процедуры банкротства был полностью ограничен в возможности самостоятельно управлять своим имуществом и принадлежащими ему средствами. Однако вся процедура затянулась на срок более 14 лет. Европейский суд в обстоятельствах конкретного дела пришел к следующему выводу: "Цель запрета на управление имуществом и средствами и распродажу активов самим банкротом... состояла в том, чтобы гарантировать выплаты всем кредиторам. С учетом, в частности, законной цели... правомерность такового ограничения права... на беспрепятственное пользование своим имуществом не может быть подвергнута сомнению сама по себе. Однако такой порядок влечет за собой риск - от банкрота потребуется нести чрезмерное бремя, что касается возможности распродажи активов, в частности, из-за длительности производства по делу... Европейский суд поэтому полагает, что ограничение права заявителя на беспрепятственное пользование своим имуществом и средствами в период производства по делу не было оправдано, поскольку, хотя в принципе лишение права на управление имуществом и средствами и распродажу активов банкрота - мера, необходимая для достижения преследуемой цели, потребность в этой мере теряет свою актуальность с течением времени" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Луордо против Италии" (Luordo v. Italy) от 17 июля 2003 г. Жалоба N 32190/96 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2003. N 12; см. также: Постановления Европейского суда по правам человека по делу "Перони против Италии" (Peroni v. Italy) от 6 ноября 2003 г. Жалоба N 44521/98 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2004. N 3; по делу "Бассани против Италии" (Bassani v. Italy) от 11 декабря 2003 г. Жалоба N 47778/99 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2004. N 4; ср.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Эспозито против Италии" (Esposito v. Italy) от 27 ноября 2007 г. Жалоба N 35771/03 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 5.

 

Продолжительность вмешательства в права заявителя была учтена Европейским судом также в деле "Компания "Изламик рипаблик оф Иран шиппинг лайнс" против Турции" <1>. Компания-заявитель перевозила груз, принадлежащий Ирану, на зафрахтованном кипрском судне, которое в октябре 1991 г. было задержано турецкими властями по подозрению в перевозке контрабанды. После расследования в декабре 1991 г. Министерство иностранных дел Турции подтвердило правомерный характер груза и признало, что его захват не может быть оправдан предполагаемым состоянием войны между Турцией и Кипром, однако экипаж судна был освобожден только в декабре 1992 г. Попытки заявителя возместить причиненный при захвате судна ущерб в гражданском порядке не привели к положительным результатам. Международный правоприменитель признал нарушение ст. 1 Протокола N 1 и указал, что "захват судна представлял собой контроль использования имущества в значении второго абзаца статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Стороны не оспаривают, что вмешательство имело законную основу, однако не пришли к соглашению относительно пределов действия и содержания применимого законодательства. Хотя о том, что груз не является контрабандным и не представляет угрозы для турецкой национальной безопасности, власти узнали в течение двух месяцев после захвата судна, ситуация оставалась неразрешенной еще год. Европейский суд находит, что судно должно было быть освобождено не позднее марта 1992 г., когда суд первой инстанции вынес соответствующее решение. Дальнейшее удержание судна являлось произвольным, поскольку отсутствовали основания для подозрений в контрабанде оружия или какое-либо общее право захватить судно в связи с состоянием войны между Турцией и Кипром. Кроме того, с учетом отказа судов в удовлетворении требования заявителя о компенсации вмешательство в имущественные права заявителя было несоразмерным" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Компания "Изламик рипаблик оф Иран шиппинг лайнс" против Турции" (Islamic Republic of Iran Shipping Lines v. Turkey) от 13 декабря 2007 г. Жалоба N 40998/98 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 6.

<2> Там же.

 

Необоснованное переложение на истца бремени доказывания может служить основанием для нарушения справедливого баланса <1>. В Постановлении по делу "Тендам против Испании" <2> в отношении заявителя было возбуждено уголовное преследование, в рамках которого часть его имущества была изъята. Однако заявитель был оправдан, так как органы следствия не смогли доказать его вину в совершении преступления, обвинение в котором ему было предъявлено. Лишь часть изъятого в период следствия имущества была возвращена властями заявителю, остальное было утрачено, при этом среди возвращенного имущества часть имела повреждения. Национальные власти государства-ответчика, включая Верховный суд страны, отказали заявителю в удовлетворении его требований о компенсации за поврежденное и утраченное имущество, указав, что заявитель не доказал факты повреждения и утраты изъятого у него имущества. Европейский суд не согласился с доводами властей, указав, что "при таких обстоятельствах... бремя доказывания относительно пропавших или поврежденных вещей лежало на судебных органах, которые обязаны были наблюдать за их сохранностью в течение срока их изъятия, а не на заявителе, который был оправдан более чем через семь лет после изъятия вещей. Поскольку после оправдания заявителя судебные органы не представили оправдания исчезновения или повреждения изъятых вещей, они несут ответственность за любой ущерб, вызванный изъятием... Отказав в требовании о компенсации, они возложили на него несоразмерное и избыточное бремя" <3>.

--------------------------------

<1> См.: гл. 1, § 1.2.

<2> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Тендам против Испании" (Tendam v. Spain) от 13 июля 2010 г. Жалоба N 25720/05 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2011. N 2.

<3> Там же.

 

Судебные издержки рассматриваются Европейским судом как сборы в смысле п. 2 ст. 1 Протокола N 1, что предъявляет к ним требование о необходимости соблюдения справедливого баланса. В деле "Пердиган <1> против Португалии" <2> у заявителей был изъят земельный участок для государственных нужд. Последние не оспаривали законность изъятия, однако в отношении размера компенсации между заявителями и властями возникли разногласия. Собственники изъятого земельного участка настаивали на выплате 20 млн. евро, в которые была включена также прибыль, которая могла быть получена в результате использования карьера. Национальные суды Португалии отказали в полном удовлетворении иска заявителей, исключив потенциальную прибыль и ограничив размер компенсации суммой в 197 тыс. евро. Частичное удовлетворение иска привело к тому, что судебные издержки легли на истцов пропорционально размеру неудовлетворенной части иска, так что они не только полностью лишились присужденной компенсации, но и должны были дополнительно уплатить 15 тыс. евро. Европейский суд, исследовав материалы дела, пришел к выводу, что "государства-участники пользуются широкой свободой усмотрения при применении мер, которые они считают необходимыми для защиты сбалансированного финансирования их системы правосудия в общих интересах. Однако предполагаемые последствия статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не были достигнуты при применении правил в настоящем деле: заявители не только потеряли свою землю, но также были вынуждены выплатить государству 15000 евро. Действия заявителей, несомненно, повлияли на величину судебных издержек, так как они требовали сумму, значительно превышающую размеры компенсации, предложенные в различных экспертных заключениях, представленных в ходе разбирательства... Однако ни действия заявителей, ни инициированные ими процессуальные меры не могли оправдать столь высокие судебные издержки, которые привели к полному отсутствию компенсации за экспроприацию. На заявителей, таким образом, было возложено чрезмерное бремя, нарушившее справедливое равновесие, которое должно достигаться между общественным интересом и фундаментальными правами лица" <3>.

--------------------------------

<1> Дело касалось двух заявителей, что не нашло отражение в его заголовке.

<2> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Пердиган против Португалии" ( v. Portugal) v. Portugal) от 16 ноября 2010 г. Жалоба N 24768/06 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2011. N 5.

<3> Там же.

 

Выплата компенсации в ситуации контроля за использованием - весомый аргумент в пользу наличия справедливого баланса. В деле "Пости и Рахко против Финляндии" <1> международный правоприменитель не усмотрел нарушения ст. 1 Протокола N 1 при принятии государством ряда распоряжений, направленных на ограничение рыбного промысла в целях сохранения запасов рыбы, несмотря на то что они повлияли на права заявителей, занимающихся рыбной ловлей на основании договоров аренды с государством. Страсбургский суд подчеркнул, что "контроль был оправдан, поскольку он был предусмотрен законом и преследовал путем применения соразмерных средств общий законный интерес в сохранении рыбных запасов. Более того, данное вмешательство государства в это право не лишило полностью заявителей права ловить лосося и морскую форель в водах, принадлежащих государству, а также они получили компенсацию за убытки, причиненные в результате действия запрета" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Пости и Рахко против Финляндии" (Posti and Rahko v. Finland) от 24 сентября 2002 г. Жалоба N 27824/95 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2003. N 2.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Пости и Рахко против Финляндии" (Posti and Rahko v. Finland) от 24 сентября 2002 г. Жалоба N 27824/95 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2003. N 2; см. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Алатулккила и другие заявители против Финляндии" (Alatulkkila and others v. Finland) от 28 июля 2005 г. Жалоба N 33538/96 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 1; ср.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Компания "Пинструп Мосебруг А/С" против Дании" (Pindstrup Mosebrug A/S v. Denmark) от 3 июня 2008 г. Жалоба N 34943/06 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 11: "Вмешательство в право компании-заявителя на беспрепятственное пользование имуществом имело место в 1979 г., когда вступил в силу Закон о защите окружающей природной среды и компании-заявителю было отказано (без какой-либо компенсации. - С.Л.) в разрешении на проведение работ на части арендованной площади. Сторонами не оспаривается, что последняя представляла собой нетронутое верховое болото, уникальное по геологическим и биологическим параметрам, и являлась огромной ценностью с природоохранной точки зрения в масштабе страны... что ее (компании-заявителя) интересы не были затронуты слишком серьезно; на тот момент она не осуществляла инвестиций в производственное оборудование на спорной части болота, а также имела доступ к значительным угодьям в иных частях Дании".

 

Однако значимость общественных интересов может оправдать при определенных обстоятельствах контроль за использованием без выплаты какой-либо компенсации. В делах "Лонгобарди и другие против Италии" <1> и "Перинелли и другие против Италии" <2> земельные участки заявителей в соответствии с планом развития города были отведены под строительство. В 1994 г. Министерство наследия и окружающей среды Италии своим декретом запретило всякое строительство на землях заявителей в связи с тем, что поблизости расположен археологический памятник и необходимо сохранить пространство вокруг него незастроенным, чтобы обеспечить его обзор. Европейский суд согласился с доводами государства-ответчика, указав, что "классификация земель, расположенных в окрестностях археологического памятника, и запрет на любое строительство на них восходят к закону, принятому в 1939 г., и являются регулятивным средством контроля использования собственности. Цель ограничений, установленных без какой-либо компенсации, заключалась в защите объекта, имеющего значительную археологическую ценность, и соответствовала общественным интересам. Необходимость защиты археологических памятников является основополагающим требованием, особенно в стране, обладающей столь значительной долей мирового культурного наследия" <3>.

--------------------------------

<1> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Лонгобарди и другие против Италии" (Longobardi and others v. Italy) от 26 июня 2007 г. Жалоба N 7670/03 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2.

<2> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Перинелли и другие против Италии" (Perinelli and others v. Italy) от 26 июня 2007 г. Жалоба N 7718/03 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2.

<3> Решения Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Лонгобарди и другие против Италии" (Longobardi and others v. Italy) от 26 июня 2007 г. Жалоба N 7670/03 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2; по вопросу приемлемости по делу "Перинелли и другие против Италии" (Perinelli and others v. Italy) от 26 июня 2007 г. Жалоба N 7718/03 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 2. О наличие справедливого баланса применительно к п. 2 ст. 1 Протокола N 1 при полном отсутствии какой-либо компенсации см. также: Постановления Европейского суда по правам человека по делу "Ярославцев против Российской Федерации" (Yaroslavtsev v. Russia) от 2 декабря 2004 г. Жалоба N 42138/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 8; по делу "Босфорус Хава Йоллари Туризм Ве Тиджарет Аноним Ширкети против Ирландии" (Bosphorus Hava Yollari Turizm Ve Ticaret Anonim Sirketi v. Ireland) от 30 июня 2005 г. Жалоба N 45036/98; решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Сельскохозяйственное предприятие "Ферма Френуа" против Франции" (Scea Ferme de Fresnoy v. France) от 1 декабря 2005 г. Жалоба N 61093/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 6.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (07.07.2014)
Просмотров: 283 | Теги: европейский суд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016