Пятница, 09.12.2016, 12:42
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Требование справедливого баланса в актах Европейского суда по правам человека (Часть 4)

  Требование справедливого баланса в актах Европейского суда по правам человека (Часть 4)

В деле "Вистиньш и Перепелкин против Латвии" <1> такие обстоятельства, как: безвозмездность приобретения земельных участков; непродолжительность времени владения ими - три года, в течение которых полностью отсутствовало какое-либо инвестирование с целью увеличения их стоимости; выплата задолженности по арендным платежам за период с момента приобретения земельных участков, которые (платежи) были рассчитаны на основании текущей стоимости земли, послужили основанием для признания соблюдения справедливого баланса даже в ситуации, когда размер компенсации отличался от кадастровой стоимости земли почти в 1000 раз. Страсбургский суд отметил, что "существенное увеличение стоимости земли было обусловлено девелопментом портового оборудования, расположенного на ней, и общим изменением стратегического значения земли <2> в течение нескольких десятилетий, объективными факторами, на которые не влияли ни заявители, ни бывшие собственники" <3>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Вистиньш и Перепелкин против Латвии" (Vistins and Perepjolkins v. Latvia) от 8 марта 2011 г. Жалоба N 71243/01 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2011. N 9.

<2> В связи с включением земельных участков в границы порта Риги.

<3> Там же.

 

В Постановлении по делу "Азинас против Кипра" <1> Европейский суд в связи с неисчерпанием заявителем внутренних средств правовой защиты признал неприемлемой жалобу бывшего государственного служащего на нарушение его прав в связи с увольнением, основанием для которого послужило признание его виновным в воровстве, нарушении обязательств доверенного лица и злоупотреблении властью. Увольнение заявителя с государственной службы привело к лишению последнего полагавшейся ему пенсии, поэтому при рассмотрении жалобы по существу возник бы вопрос о соразмерности между защитой индивидуального права собственности <2> и требованиями публичного интереса <3>. Ряд судей сочли необходимым высказать особые мнения.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Азинас против Кипра" (Azinas v. Cyprus) от 28 апреля 2004 г. Жалоба N 56679/00. ECHR 2004-III; см. также: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Бэнфилд против Соединенного Королевства" (Banfield v. the United Kingdom) от 18 октября 2005 г. Жалоба N 6223/04 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 4.

<2> Вопрос, является ли лишение лица пенсии лишением его имущества по смыслу ст. 1 Протокола N 1, был рассмотрен выше в связи с анализом понятия "имущество".

<3> Ср.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу "Кьяртан Асмундсон против Исландии" (Kjartan  v. Iceland) v. Iceland) от 12 октября 2004 г. Жалоба N 60669/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 2.

 

Судья Л. Вильдхабер в Особом мнении, к которому присоединились судьи Х.Л. Розакис и А. Муларони, пришел к заключению, что "даже при условии, если право заявителя на пенсию приравнивать к собственности по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, вмешательство в пользование этой собственностью было оправдано... заявитель - высокопоставленный гражданский служащий - был приговорен к 18 месяцам тюремного заключения по обвинению в воровстве, нарушении обязательств доверенного лица и превышении полномочий... За это нарушение специальных обязательств доверия и лояльности, которые возлагаются на высокопоставленного гражданского служащего, он был уволен. Тот факт, что взыскание в форме увольнения повлекло утрату заявителем выгод от выхода в отставку, является следствием четкой законодательной нормы... обжалование этого положения в настоящем деле нарушает честный и справедливый баланс между правом собственности заявителя и требованиями государственной службы" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Азинас против Кипра" (Azinas v. Cyprus) от 28 апреля 2004 г. Жалоба N 56679/00. ECHR 2004-III. Аналогичная позиция была высказана в совместном Особом мнении судьями Ж.-П. Коста и Л. Гарлицки: "Хотя заявитель и имел законное ожидание получить пенсию, он осознавал, что по закону увольнение лишает его пенсионных прав. При исполнении своих обязанностей он совершил тяжкие уголовные преступления, результатом чего стало осуждение его к 18 месяцам тюремного заключения. в связи с тем фактом, что утраченные выгоды возникали в результате схемы, не предусматривающей взносов, трудно согласиться, что финансовые последствия этой утраты были чрезмерно тяжелыми. См.: Там же.

 

К противоположному выводу пришел судья Г. Рессом, указав, что "национальные власти могли применить дисциплинарные меры в дополнение к уголовному осуждению заявителя и прибегнуть к увольнению ввиду тяжести преступлений... Дисциплинарное взыскание, в соответствии с которым заявитель, а следовательно, и его семья задним числом были лишены всех выгод от выхода в отставку... относится к уголовному, а не к дисциплинарному наказанию... Но национальные суды не приговорили заявителя к штрафу в дополнение к тюремному заключению. Нельзя сказать, что дисциплинарное взыскание, лишающее лицо всех пенсионных прав задним числом, преследовало соразмерные цели. Более того, лишение лица всех пенсионных прав задним числом в качестве уголовного наказания может при подсчете на человека составить сумму, которая в рамках уголовного законодательства может рассматриваться как несоразмерная для любых целей. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции делает исключения для штрафов, но не для такого лишения всех пенсионных прав задним числом. Тот довод, что заявитель мог предвидеть такой результат, не убедителен, потому что такого рода норма, была ли она предвидима или нет, должна рассматриваться как особенно жесткая и несовместимая с требуемым балансом, который должен соблюдаться между защитой индивидуального права собственности и публичным интересом" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Азинас против Кипра" (Azinas v. Cyprus) от 28 апреля 2004 г. Жалоба N 56679/00. ECHR 2004-III; см. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Клейн против Австрии" (Klein v. Austria) от 3 марта 2011 г. Жалоба N 57028/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2011. N 9: "Отказ в назначении пенсии составлял вмешательство в право заявителя на уважение собственности... хотя Европейский суд подчеркнул в двух предыдущих делах об уменьшении или лишении пенсионных прав после уголовного преследования, что лишение прав и дисциплинарное разбирательство в дополнение к уголовному относится к пределам усмотрения государства, в настоящем деле требование заявителя о пенсии было отклонено, поскольку он уже не являлся членом палаты адвокатов (хотя заявитель был также осужден за растрату, это не имело прямого влияния на его пенсионное требование. - С.Л.). По мнению Европейского суда, даже если государство имело законный интерес в запрещении практики несостоятельным адвокатам, этот интерес не мог в отсутствие карательного элемента оправдать лишение всех его пенсионных прав. С учетом обязательного характера система пенсий адвокатов была явно направлена на предоставление адвокатам, достигшим пенсионного возраста, пенсии, которая в основном соответствовала обеспечению, предоставляемому в соответствии с государственной пенсионной системой... Полностью лишив заявителя его права на пенсию после того, как он полностью осуществил взносы индивидуально и коллективно (путем оказания услуг в рамках системы освобождения от оплаты юридической помощи) в пенсионную систему на протяжении своей деятельности, власти не установили справедливое равновесие между конкурирующими интересами и возложили на него избыточное индивидуальное бремя".

 

Требование разумной компенсации как одно из условий соблюдения справедливого баланса применимо в отношении не только второго предложения п. 1 ст. 1 Протокола N 1, но и всей статьи в целом. Любое вмешательство в право собственности лица должно учитывать индивидуальный интерес последнего и не должно возлагать на него чрезмерное бремя.

Возвращаясь к обстоятельствам дела "Шассану и другие против Франции" <1>, Европейский суд отметил, что "ни один из доводов, предложенных властями Франции, на практике не дает возможности заявителям освободиться от законного обязательства включить принадлежащие им земли в муниципальные ассоциации охотников... В отношении законных компенсаций, упомянутых властями Франции, Европейский суд счел, что они не должны рассматриваться как являющиеся справедливой компенсацией за потерю права пользования. Понятно, что в соответствии с духом Закона Вердей 1964 г. лишение каждого собственника, чьи земли включаются в муниципальную ассоциацию охотников, исключительного права на охоту должно быть компенсировано возможностью охотиться на всей территории коммуны, относящейся к муниципальной ассоциации охотников. Однако эта компенсация является реальной и представляет интерес, только если все соответствующие собственники будут охотиться или принимать охотников. Законом 1964 г. не предусмотрено какой-либо компенсации в пользу собственников, являющихся противниками охоты, которые по определению не хотят извлекать никакой пользы или выгоды из права на охоту, которой они отказываются заниматься. Также возмещение потери дохода в связи с лишением дохода, получаемого ранее, относится только к тем собственникам, которые до создания муниципальной ассоциации охотников в их коммуне получали доходы от осуществления их права на охоту, например сдавая земли в аренду, что не имело места в случае заявителей... система принудительного взноса поставила заявителей в положение, которое нарушает справедливый баланс, который должен существовать между уважением права собственности и требованиями общих интересов: обязывание мелких собственников делать взнос в право на охоту на их землях, чтобы их использовали третьи лица, что полностью противоречит их убеждениям, является несоразмерным обязательством, которое не является оправданным с точки зрения пункта 2 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции" <2>.

--------------------------------

<1> Дело касалось применения п. 2 ст. 1 Протокола N 1 в связи с принудительным включением земель собственников, в том числе не интересующихся охотой, в муниципальные ассоциации охотников в соответствии с Законом Вердей 1964 г.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Шассану и другие против Франции" (Chassagnou and others v. France) от 29 апреля 1999 г. Жалобы N 25088/94, 28331/95, 28443/95. ECHR 1999-III. § 82, 85. Европейский суд также пришел к выводу о нарушении ст. 1 Протокола N 1, взятой в совокупности со ст. 14 Конвенции, в связи с тем, что право выступить против объединения в муниципальные ассоциации охотников предусмотрено ст. 3 Закона Вердей только для собственников земли, владеющих площадью более определенного минимального размера (размер различается в зависимости от департамента): "Нет никакого объективного и разумного основания для того, чтобы принуждать путем принудительного включения тех, кто этого не желает, основываясь только на критерии площади земель" См.: Там же. § 93.

 

Обстоятельства дела "Шассану и другие против Франции" схожи с ситуацией, сложившейся в Германии. В деле "Херман против Германии" <1> заявитель оспаривал положения федерального законодательства, в соответствии с которыми он как собственник земли автоматически становился членом охотничьей ассоциации и был вынужден мириться с проведением охоты на своих землях. Требования заявителя об отмене своего членства были отклонены национальными властями, включая ФКС ФРГ. Европейский суд в отличие от дела "Шассану и другие против Франции" не нашел нарушений ст. 1 Протокола N 1, указав, что "ситуация в Германии как одной из наиболее густонаселенных территорий Центральной Европы делала необходимым разрешение общей охоты на всех пригодных для этого участках". Он отметил, что "данный закон применялся во всей Германии, что отличало ситуацию от французского дела... в котором режим обязательного членства в охотничьих ассоциациях был распространен только на 29 из 93 департаментов. Хотя закон предусматривал исключения в системе общей охоты, они в основном касались территорий, где существовала угроза общественным и природным ресурсам, или земель особого окружения... Кроме того... заявитель имел право на долю прибыли от аренды, соответствующую размеру владения. Хотя сумма, которую он мог требовать, по-видимому, не являлась существенной, соответствующие положения препятствовали другим лицам в извлечении финансовой выгоды от использования участка заявителя. Он также имел право на компенсацию любого ущерба, который мог быть причинен охотой. В заключение и с учетом широких пределов усмотрения, которыми пользуются государства в этой сфере, Европейский суд нашел, что государство-ответчик установило справедливое равновесие между защитой имущественных прав и требованиями общего интереса" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Херман против Германии" (Herrmann v. Germany) от 20 января 2011 г. Жалоба N 9300/07 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2011. N 7.

<2> Там же. Вопрос о нарушении ст. 1 Протокола N 1 во взаимосвязи со ст. 14 Конвенции, возникший в данном деле, также был рассмотрен Европейским судом отрицательно, без выявления нарушений положений Конвенции.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (07.07.2014)
Просмотров: 282 | Теги: европейский суд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016