Пятница, 02.12.2016, 22:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТОВ СОЦИАЛИЗАЦИИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТОВ СОЦИАЛИЗАЦИИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

И.В. Денисова

Процесс трансформации политической системы в России сопровождается не только сменой режима, политической элиты и институтов власти, но и кардинальными изменениями системы официальных ценностей и ориентаций. Большинству россиян приходится менять привычные модели политического поведения, усвоенные в ходе первичной социализации. В настоящее время мы являемся свидетелями и участниками политической ресоциализации, предполагающей не просто освоение нового социального опыта, а «переучивание» того материала, который был усвоен в детстве и юности и составлял фундамент личности. В этой ситуации обращение к институтам социализации, посредством которых происходит приобщение к социальным нормам и ценностям, становится особенно актуальным. К главным институтам социализации традиционно относят семью, систему образования и средства массовой информации. В современном российском обществе происходит переоценка их роли и значения в различных сферах, в том числе политической. Основные институты социализации, определяющие содержание, механизмы и результат процесса политической социализации в современной России сами претерпевают существенную трансформацию

Смена социально-политической системы общества в 90-е годы ХХ века создала новые условия для семейных отношений. Контроль политической власти над семьей сменяется партнерскими отношениями семьи и государства, разделением ответственности за воспитание личности. Согласно современному семейному законодательству, родители получают преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами, в том числе и политическими органами [18]. Сегодня политические позиции членов семьи определяются не директивами политической власти, а являются результатом их самостоятельного выбора. Кроме того, происходит трансформация и самих внутрисемейных отношений. Иногда наблюдаются ситуации, когда основные средства к существованию в семье зарабатываются не родителями, а преуспевающими в бизнесе и коммерции детьми. В этом случае можно говорить об увеличении дистанции между детьми и родительским авторитетом. Хотя такая ситуация скорее исключение из правил. По данным Т.И. Заславской, в 2005 г. только 5–7% семей получают невиданные в советское время доходы, а от четверти до трети семей живут на грани или за чертой бедности [4, с.13]. Отсутствие перспектив у значительной части граждан приводит к распространению алкоголизма, наркомании, что расшатывает устои семьи. Основными «семейными факторами», формирующими интерес к политике, выступают социально-экономический статус родителей, уровень их образования, а также уровень жизни самой семьи. Так, политические настроения в семье безработного и семье процветающего бизнесмена дают различный эмоционально-нормативный фон. Политическими событиями чаще других интересуются молодые люди из наименее обеспеченных семей, а политическая апатия отмечается у промежуточных (с точки зрения доходов) групп [10, с.59]. Большая часть молодых людей (62%) считают основным источником своего дохода – родителей, которые зачастую становятся главными виновниками их нереализованных потребительских амбиций. Именно на этой почве, как нам представляется, сегодня складывается основное «межпоколенческое» противоречие. То есть конфликт «отцов и детей» переходит из идейно-политической и нравственной сферы в меркантильную плоскость. Примерно половина опрошенных полагает, что по своим взглядам на жизнь они отличаются от своих родителей, у 32% не совпадают с родителями идеалы и ценности, а у каждого пятого – образ жизни [6, с.184].

В целом, семья как основной институт первичной социализации, переживает кризис. Низки показатели брачности, среди населения фертильного возраста существенно возросла доля одиночек. Одна из причин – распространение незарегистрированных сожительств, вытесняющих часть официально регистрируемых браков. Более четверти (27%) детей рождаются вне зарегистрированных браках. Самым тяжелым образом на социализации детей сказывается тот факт, что 15% из них не признаются отцами. Большое число детей, не смотря на наличие родителей, воспитываются в детских домах. Огромную социальную опасность представляет рост беспризорничества. Количество детей и подростков, не посещающих школу и не имеющих постоянного места жительства, оцениваются разными исследователями от 2 до 4 миллионов человек, примерно половина из них в возрасте 7–12 лет. Как правило, эти дети лишаются шансов на легитимное включение в общество и их типичная судьба – приобщение к преступному миру [5, с.15]. Изменить эту ситуацию по силам только государству как основному субъекту социализации. Новая для нашей страны и пока еще непривычная форма социальной поддержки семей – «материнский капитал» – неоднозначно оценивается россиянами. Общероссийский опрос в марте 2007 года показал, что ни малообеспеченные, ни высокообеспеченные слои населения не считают, что эта новация может стать значимым фактором в их репродуктивном поведении и вряд ли повлияет на экономический статус семьи [1].

Существенные изменения претерпевает и система образования – важный институт политической социализации, включающий целый ряд образовательных учреждений, среди которых школа и профессиональные учебные заведения разного уровня. За годы реформ произошли как некоторые позитивные, так и негативные изменения.

В советский период вся организация деятельности школы была обусловлена тем, что она являлась государственным учреждением. Программы учебной и воспитательной работы были едиными для всех и находились под жестким контролем официальной идеологии. В школах действовали октябрятские, пионерские и комсомольские организации, которые охватывали абсолютное большинство учащихся. Результатом такого продуманного и однонаправленного воздействия было формирование относительно однородных политических представлений. Социально-экономические и политические изменения привели к серьезному кризису сферы школьного образования. Была разрушена система школьных политических организаций. Снижение срока обязательного обучения школьников с 11 до 9 лет привело к тому, что в несколько раз увеличился отсев учащихся из всех классов школы. К концу 1990-х гг. неполное среднее образование (в то время «основное») получила меньшая часть соответствующей возрастной когорты, чем в 1980-х гг. Резко сократилась сеть малокомплектных сельских школ. В итоге впервые после 1930-х гг. в стране появились подростки, не умеющие читать и писать [5, с.18].

Одним из агентов политической социализации в школе является учитель, реализующий данную функцию в нескольких направлениях – предметника, организатора учебно-воспитательного процесса, классного руководителя. Его статусно-функциональная роль имеет ряд противоречий. С одной стороны, учитель – личность, профессионал, гражданин – сам является результатом процесса политической социализации. С другой стороны, он является субъектом этого процесса. Кроме того, педагог – объект определенной политической социализации, поэтому возникает проблема «политических поколений» во взаимодействии с учениками, поскольку первичная социализация современного учителя происходила в других условиях, чем у его учеников. Социологические исследования констатируют снижение авторитета учителя как носителя определенных нравственных и политических ценностей [3, с.15-16]. Падение авторитета и финансовая непривлекательность профессии учителя не вызывают желания у молодежи работать в средних учебных заведениях. Их воспитательный потенциал также не востребован, поскольку практически бездействуют некогда массовые детские и молодежные организации. Закономерным результатом этого является снижение социализирующей роли школы.

Следует отметить, что сегодняшняя система образования имеет дело с поколением постсоветского периода, формирующимся в обстановке ценностного и нормативного кризиса, породившего у значительной части молодых людей «прагматичный тип морального сознания, балансирующего порой на грани цинизма» [6, с.191]. В сознании юных россиян отмечаются сомнения относительно необходимости соблюдать законы, четко следовать установленным правилам. Идеализация рынка, стремление к благосостоянию любой ценой являются сегодня своеобразным социально-психологическим феноменом молодежного сознания. Неслучайно 18,1% опрошенных считают вполне возможным свое участие в криминальных группировках, а около 10% полагают, что это вполне нормальный способ зарабатывания денег. У 12,7% молодых людей такое же отношение к проституции (там же, с. 185). Политика для многих старшеклассников ассоциируется с коррупцией и скандалами. Проявления политического нигилизма школьников – будущих граждан – является, по мнению исследователей, тревожным знаком. По данным социологов МГУ, в иерархии качеств, которым отдается предпочтение, «быть образованным, духовно богатым человеком», занимает в сознании 17-летних 10-е место. Приоритет же отдается ценностям общества потребления, в основе которого – материальная выгода (там же, с.191).

Обеспокоенность исследователей низкой компетентностью подрастающего поколения в социально-политической сфере приводит к необходимости уделять большее внимание вопросам воспитания гражданственности и политической социализации в целом. Изменить ситуацию призваны вновь вводимые учебные курсы «Граждановедение», «Человек и общество», «Обществоведение», «Основы парламентаризма в России» [14]. Опыт реализации этих и других курсов в разных регионах России лег в основу разработки Федеральной целевой программы «Гражданское образование в Российской Федерации на 2005–2010 годы».

Тем не менее, современное поколение молодых россиян, окончивших школу в1990-е – начале 2000-х гг., представляет собой весьма неоднородную общественно-политическую группу. Их политические симпатии крайне противоречивы, неустойчивы, что позволяет различным партиям и движениям восполнять вакуум политических ценностей и установок, которые не были усвоены в школьный период политической социализации. Поэтому возрастает значимость вузовской системы образования как фактора политической социализации и гражданского образования и воспитания российской молодежи в условиях реформ.

Главными проблемами в молодежной среде, с которыми сталкивается высшая школа, являются аполитичность современной молодежи и кризис идентичности; социальное расслоение и наличие асоциальных установок; противоречивость и неустойчивость политических предпочтений, отсутствие четкой гражданской позиции; стремление различных политических сил использовать молодежь в своих интересах [7, с.3-4]. В государственном докладе «Молодежь Российской Федерации: положение, выбор пути» отмечается, что «недоверие к государству стало важнейшим регулятором электоральных предпочтений молодежи» [12, c.112]. Задачи, решаемые системой высшего образования в процессе политической социализации, связываются с необходимостью повышения роли молодежи как субъекта политики.

Социализирующая функция высшей школы реализуется в нескольких направлениях: образовательном, воспитательном, профессиональном, общественном. Стабильность и целостность социальной системы обеспечивает социально-воспроизводственная функция системы образования. Развивающая функция образования направлена на обеспечение «опережающего» характера социализации. Именно эта функция и обуславливает возрастание роли высшей школы в образовательном пространстве современного мира. Образовательная социализация преобладает на первом этапе (1–2 курсы) социализации в высшей школе. Однако если в обучении преобладает планомерная сторона, то в воспитании в настоящее время доминирует стихийность. «Социальный заказ» пока не выработан в достаточной степени. Профессиональная социализация студентов осуществляется преимущественно на втором этапе (3–5 курсы). Эти три направления относятся в наибольшей степени к целенаправленной социализации. Общественная социализация, как и политическая, реализуется в процессе всего времени обучения в вузе и может рассматриваться как относительно контролируемая. Политическая сфера социализации включает в себя систему высших ценностных ориентаций индивида, а также совокупность адаптивных социальных качеств и свойств, необходимых для нормального функционирования в обществе. Исследователи констатируют среднюю степень общественной социализированности студенческой молодежи, что же касается ее политической составляющей, то на сегодняшний день она ниже среднего уровня. Данное обстоятельство обусловлено объективными причинами, поскольку высшая школа, как и все другие институты социализации, переживает трансформацию и характеризуется противоречивыми тенденциями развития. С одной стороны, – это переход от технократической к социокультурной модели образования. Главной целью данной модели является человек культуры как «трансфессионал, универсально социализированный индивид, способный реализовать свои жизненные планы независимо от получаемой профессии» [21, c.18].

Произошла резкая деполитизация и деидеологизация всей системы образования. Учебные заведения получили определенную автономию в организации образовательного процесса; единые, но гибкие образовательные стандарты; возможность ведения коммерческой деятельности в сфере образовательных услуг, создания альтернативных, негосударственных образовательных учреждений.

Существенно меняется содержание образования, в том числе в сфере общественно-политических дисциплин. Именно они являются основным каналом политической социализации в учебных заведениях. Учебные курсы по общественным дисциплинам уже не ограничиваются одним учебником. Они стали более разнообразными за счет альтернативных авторских курсов, что дает право выбора и более глубокого и разностороннего изучения дисциплин. При этом возрастает роль педагогических кадров как главных агентов политической социализации, самих переживающих процесс политической ресоциализации.

Вместе с тем, высшее образование становится более дорогим и, соответственно, менее доступным. Социальный состав студентов смещается в сторону среднего и верхнего слоев, составляющих не более четверти общества. По данным опроса ФОМ, 78% россиян считают, что «сегодня важно иметь высшее образование». Однако, 38% полагают, что специалистов с высшим образованием сегодня в России больше, чем нужно [13]. Кроме того, существующий размер стипендий заставляет студентов работать, что существенно снижает качество учебы. Большинство «платных» студентов интересует, главным образом, диплом, а не знания. Не менее важно, что невысокая заработная плата преподавателей заставляет их работать в нескольких вузах, что тоже снижает качество обучения. В итоге дипломированных специалистов становится больше, а квалифицированных профессионалов – меньше.

Существенным недостатком является отсутствие четких представлений о задачах, реализуемых российским образованием. Финансирование по остаточному принципу, коммерциализация, снижение жизненного уровня педагогов, а следовательно, и качества педагогических кадров и образования в целом, волна необдуманных модернизаций (включая присоединение России к Болонской декларации), фактический отказ от воспитательной работы и т.п. отрицательно влияют на реализацию основных функций образования в сфере социализации и могут составить угрозу национальной безопасности.

Несмотря на кризисные явления в системе образования современного российского общества, оно по-прежнему остается базовым институтом политической социализации. Именно она закладывает фундамент сознательной политической позиции в сложном мире политики и формирует иммунитет к политическим манипуляциям. В то же время, нам представляется, что деполитизация системы образования в целом приводит к снижению роли политических наук, недооценке политического воспитания, которое всегда в России рассматривалось одним из важнейших компонентов политической социализации. В последние годы исследователи с тревогой говорят о постепенной утрате традиционного российского патриотического сознания. В некоторых регионах патриотизм стал перерождаться в национализм. Ряд исследований, проводившихся в течение последних 10–15 лет, свидетельствуют о дефиците политических знаний даже в отношении таких понятий как «демократия», «либеральные ценности», «права человека», «гражданские и политические свободы» и т.д. [20, c.111]. Поэтому возникла необходимость разработки государственных программ воспитания патриотизма и толерантности [2; 19].

В сложившейся ситуации меняется роль и значение средств массовой информации как института политической социализации. Аналитики, изучающие российские масс-медиа, сходятся во мнении о том, что социализирующая роль СМИ в современной России в значительной степени деформирована. Это связано, прежде всего, со становлением масс-медиа как сегмента рынка. С одной стороны, сегодня они выполняют функции института, свободно транслирующего идеи демократии. Актуализируются ее функции критики и контроля в обществе, основанные на общественном мнении и законе, а также диалога между различными социальными группами. Только такой диалог, основанный на журналистской этике и правилах ведения бизнеса в сфере СМИ, способствует консолидации и сплочению общества, повышению эффективности политической социализации. Однако гласность сама нуждается в определенных гарантиях. Таким гарантом могло бы стать развитое гражданское общество, опирающееся на эффективную правоохранительную и судебную систему. В отсутствие этих гарантий свобода печати теряет свои позиции института политической социализации. Свидетельством этому является снижение интереса населения к СМИ падение в разы тиражей газет и журналов [7, c.18; 8; 10, c.72-77; 11, c.14-15].

Одним из негативных последствий трансформации СМИ является стабильная тенденция к потере их независимости как на общероссийском, так и на региональном уровнях. Особенно отчетливо это проявляется среди прессы и телевидения [8; 9]. Такая ситуация обусловлена несколькими причинами. Главная из них – коммерциализация масс-медиа, связанная с ориентацией на извлечение максимальной прибыли. Поэтому они далеко не всегда слышат мнение граждан и выражают общественный интерес. По мнению российского социолога Д. Дондурея, сегодня СМИ – далеко не обычный бизнес, а «бизнес плюс» [17]. Отсюда манипуляции со «скрытой» рекламой, «приписки» тиражей и т.п., что не позволяет говорить о прозрачности рынка СМИ. Многие сведения, связанные с учредителями, реальными владельцами зачастую необоснованно считаются коммерческой тайной.

Аналитики отмечают, что на рубеже ХХ–ХХІ вв. происходит резкая активизация процессов концентрации медиа-собственности, в результате которой формируются большие кампании, способные на крупные инвестиции в новые технологии, быструю переброску капитала из одного подразделения в другое и т.п. Это обеспечивает им на рынке СМИ положение монополистов [16]. В России пока не сложилась система правовых регуляторов в сфере концентрации СМИ. Общеэкономические регуляторы, в частности, антимонопольное законодательство, неприменимы к этой специфической отрасли. Однако самым крупным монополистом в этой сфере остается государство, обусловливающее высокую степень административной и финансовой зависимости СМИ от властей. Как правило, лояльные негосударственные СМИ имеют в числе своих соучредителей городские, областные, краевые или республиканские органы власти и получают финансовую поддержку из их бюджетов. На их фоне доля общественных организаций и коммерческих структур как учредителей весьма незначительна [9]. По данным исследования «Общественная экспертиза», в России только одиннадцать регионов, где создан благоприятный режим для доступа к информации, ее производства и распространения. Чаще всего в регионах СМИ служат инструментом влияния власти на происходящие события [15]. Такая «ангажированность» ведет к недоверию граждан к той информации, которая им транслируется СМИ. По данным опросов, большинство респондентов вполне отдают себе отчет в том, откуда они чаще всего узнают политические новости и чья именно точка зрения преподносится им как «объективное отражение действительности» [16, c.21].

В этих условиях трансформируется и журналистский корпус, выполняющий функцию агента политической социализации. Собственники СМИ используют экономические рычаги давления, что обостряет проблему зависимости журналиста от издателя и снижает независимость информации. Все чаще журналисты говорят о потере социального смысла своей деятельности. Фондом «Общественное мнение» было опрошено несколько десятков респондентов-экспертов (журналистов, редакторов местных журналов, пресс-секретарей и т.д.) на тему «Функции СМИ в обществе». Они отмечают, что сегодня в число профессиональных требований, предъявляемых к журналистам, входят: «особое внимание к «жареным» фактам, стремление «раздувать» истории, «подмачивать» репутации и т.п.» [8]. То есть преобладающей становится модель профессии журналиста как игра. Журналист как личность со своими взглядами и убеждениями – это одно, а его действия как профессионала – это совсем другое. Поэтому в выборе материалов зачастую ориентируются не столько на население, сколько на различные элиты, которым СМИ нужны не как источник информации, а как инструмент для решения пиаровских, политических и иных задач. Такое распространение «заказной» журналистики является отражением главного противоречия трансформации СМИ как института политической социализации – противоречием между профессионализмом и социальным призванием журналиста. Гражданин – читатель, зритель, слушатель – из активного субъекта политики превращается в объект манипуляции, особенно в периоды предвыборных кампаний. Не случайно выборы в Государственную Думу РФ в 2007 году показали, что электоральные предпочтения избирателей формировались отнюдь не под влиянием СМИ.

Таким образом, в условиях трансформации современного российского общества происходит переоценка роли и значения институтов и агентов политической социализации, которые теряют свое приоритетное влияние ввиду своей разбалансированности и автономизации. Наблюдается не только деформация самих институтов социализации, но и разрушение системных связей между ними как по вертикали, так и по горизонтали. Закономерным следствием этого является преобладание стихийных, неконтролируемых каналов социализации. Это не позволяет обеспечить целенаправленную социализацию, призванную формировать свойства, необходимые индивиду для гармоничной интеграции в социум и реализации своих политических потребностей в нестабильном обществе.

_______________________

1. Вовк Е. Отношение россиян к «материнскому капиталу»: фрагменты мозаики //ФОМ. Социальная реальность: журнал социологических наблюдений и сообщений. – 2007. – №7 //http: socreal.fom. ru

2. Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы» //Российская газета. – 2001. – 12 марта.

3. Данилюк Е.С. Современная российская школа как агент политической социализации /Автореф. дисс. к. полит. н. – СПб., 2005. – 23 с.

4. Заславская Т.И. Современное российское общество: проблемы и перспективы //Общественные науки и современность. – 2004. – №5. – С.5 –18.

5. Заславская Т.И. Человеческий потенциал в современном трансформационном процессе //Общественные науки и современность. – 2005. – №3. – С. 5–16; 2005. – №4. – С.13 – 25.

6. Карпухин О.И. Сделала ли молодежь свой выбор? (К проблеме социализации молодого поколения современной России) //Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 4. – С. 180–192.

7. Кочетова С.И. Информационное обеспечение процесса политической социализации молодежи в условиях российских реформ: 1990–2005 годы /Дисс. к. полит. н. – Н.Новгород, 2006. – 220 с.

8. Любарский Г. За что не любят СМИ? //ФОМ. Социальная реальность: журнал социологических наблюдений и сообщений. – 2006. – № 4 // http: socreal.fom. ru

9. Материалы конференции ИРИС 4–5 марта 2002 года //www/democracy. ru/library/practice/media in regelect

10. Мельников А.В. Политическая социализация молодежи в современной России: состояние и перспективы /Дисс. к. полит. н. – Орел, 2004. – 155 с.

11. Меньшикова Н.А. Влияние программ теленовостей на политическую социализацию личности в условиях современной России /Автореф. дисс. к. соц. н. – М., 2004. – 21 с.

12. Молодежь Российской Федерации: положение, выбор пути. Государственный доклад. – М., 2000.

13. Петрова А. Престиж высшего образования в России //ФОМ. Социальная реальность: журнал социологических наблюдений и сообщений. – 2006. – №1 /http: socreal.fom. ru

14. Обзор авторских программ и методик: Права человека как предмет обсуждения и обучения /Материалы дискуссии 2002–2003 гг. /Под ред. А.Ю. Сунгурова. – СПб., 2004.

15. Проект «Общественная экспертиза». Анатомия свободы слова в России //Союз журналистов России. Фонд защиты гласности //www.freepress. ru

16. Российские средства массовой информации, власть и капитал: к вопросу о концентрации и прозрачности СМИ в России //Центр «Право и средства массовой информации». – Серия «Журналистика и право». – Выпуск 18. – М., 2003.

17. Российское телевидение: всего лишь бизнес? //http://www.smi– nn/?id=66407

18. Семейный кодекс Российской Федерации. – М., 2003.

19. Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе на 2001–2004 годы» //Век толерантности: Научно-публицистический вестник. – М., 2001.

20. Федоренко А.В. Становление политической социализации в современной России: предпосылки и особенности / Дисс. к. полит. н. – М., 2006. – 144 с.

21. Шульга М.М. Социализация в образовательном пространстве высшей школы современной России /Автореф. дисс. д. соц. н. – Ставрополь, 2006. – 320 с.


Выходные данные статьи
Научный журнал «Социум и власть» № 2 (18) 2008 ISSN 1996-0522
Учредители ФГОУ ВПО «Уральская академия государственной службы», НП «Институт развития города»
Издатель Челябинский институт (филиал) ФГОУ ВПО «Уральская академия государственной службы»
Главный редактор доктор философских наук, профессор А.С. Чупров
Адрес редакции 454077, г. Челябинск ул. Комарова, 26, к. 308, тел.: (351) 771-42-30
Издание подготовлено к печати ООО «УралМедИнфо» 454000, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 34, тел./факс: (351) 263-87-27

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (05.02.2016)
Просмотров: 196 | Теги: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС, социализация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016