Пятница, 09.12.2016, 02:54
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

Тенденции развития партийной системы России: политико-правовые аспекты

В.В.Сафронков

Н.И.Ласточкина

 

Тенденции развития партийной системы России: политико-правовые аспекты

 

Актуальность данной темы и в целом темы политических партий, как института, вытекает из основополагающей формулы российской современной государственности, закрепленной в ч. 1 ст. 2 Конституции Российской Федерации «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ»[1]. В соответствии с данным положением народ является единственным источником власти, направляющим деятельность органов государственной власти в своих интересах. Таким образом, для реализации российским народом своих правомочий необходим политико-правовой институт, коим и являются политические партии.

События конца 80-х начала 90-х ознаменовались коренными преобразованиями в советско-российском обществе и государстве. Закрепление политического плюрализма в ст. 13 Конституции РФ 1993 года означало переход от авторитарных устоев к истинно демократическим ценностям и начало коренных политических преобразований. Это не было бы возможным без создания демократических институтов, одним из которых как указано выше являются политические партии.

С момента распада СССР и возникновения Российской Федерации на протяжении уже 18 лет ведётся активная работа по созданию и формированию правовых основ российского общества и государства, затрагивающая все без исключения политические, экономические и социальные вопросы. Не стала исключением и область права, регулирующего функционирование партийной системы. Партийное законодательство циклично менялось и меняется до сих вор, в зависимости от вектора направления политики, задаваемого в различные периоды истории РФ конкурирующими группами.

Для осознания современной ситуации и выявления тенденций необходимо рассмотрение трёх факторов, влияющих на развитие партийной системы России.

Во-первых, становление избирательного законодательства и его роль в развитии института политических партий;

Во-вторых, модернизация партийного законодательства (основные направления и преследуемые законодателем цели);

В-третьих, современная политическая идеология руководства страны: место и роль, отводимые политическим партиям на политической арене страны.

Без рассмотрения данных трёх факторов, комплексное восприятие, как указывалось выше, невозможно.

Итак, первым из определяющих факторов является направленность и цели избирательного законодательства. Как правило, большинство исследователей связывают первоначальный этап становления партийной системы РФ с конституционной и избирательной реформами 1993 года, установившие в России «смешанную несвязанную» электоральную формулу[2], а также определивших субъектный состав избирательного права. В соответствии с этими реформами, за политическими партиями законодательно было закреплено особое место в избирательном процессе, как одними из главных субъектов, а именно в формировании представительных органов власти. Что нашло своё выражение в определении общественной роли политических партий и в детальном регулировании их участия на каждой стадии выборов.

Первым документом регулировавшим вопросы выборов на территории РФ стал Указ Президента от 01.10.1993 № 1557, в соответствии с которым не имелось чёткого регулирования вопроса субъектного состава выборов депутатов Государственной Думы.[3] В результате чего правом выдвижения кандидатов воспользовались те общественные объединения, которые пожелали иметь своих представителей в Государственной Думе первого созыва, цели которых порой были не столько политические, сколько профессиональные, корпоративные и деловые интересы. Таким образом, в выборах в Государственную Думу первого созыва наряду с политическими общественными объединениями (партиями и движениями) принимали активное участие неполитические общественные объединения, создававшие избирательные блоки, если уставы этих объединений предусматривали участие в формировании федерального законодательного органа.

С принятием в 1994-1995 гг. Федеральных Законов "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" и "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" произошло расширение круга субъектов избирательного процесса, в результате чего, как отмечает В.В.Лапаева, полноправными участниками избирательного процесса стали организации, обеспечивающие представительство корпоративных интересов (профсоюзных объединений промышленников и финансистов, отраслевых организаций, имеющих статус общественных, но фактически обслуживающих интересы отдельных министров, ведомств, крупных акционерных компаний и т.п.)[4].

Однако, постепенно политический курс страны становится иным: прекращается повальная демократизация, коснувшаяся в основном государственного имущества и его приватизации, а также происходит упорядочивание существующей правовой системы. Это коснулось, в частности и субъектов избирательного права. В принятом в сентябре 1997 г. Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" право участия в выборах было предоставлено лишь политическим объединениям граждан (политическим партиям, политическим организациям, политическим движениям). Таким образом, с 1997 г. от участия в выборах отстраняются все неполитические организации, а политические партии становятся главными субъектами избирательного процесса.

Следующими кардинальными изменениями в области избирательного права стали изменения внесённые в различные правовые акты в 2002 году. Так изменения внесённые в ФЗ РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусматривали введение мажоритарно-пропорциональной системы выборов депутатов законодательных органов РФ[5]. Также были приняты следующие Законы "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" и "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", установившие, что в качестве избирательных объединений при проведении федеральных и региональных выборов могут выступать только политические партии. Данное положение, в свою очередь, закреплял и п. 1 ст. 36 Федерального закона «О политических партиях» «Политическая партия является единственным видом общественного объединения, которое обладает правом выдвигать кандидатов (списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти»[6].

Наиболее значимые изменения в избирательное законодательство внёс Закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", установивший пропорциональную избирательную систему по партийным спискам.

Данная система имеет как своих сторонников, так и противников. Например, А.И.Солженицын, называющий себя «последовательным критиком «партийного парламентаризма» и сторонником внепартийности избрания подлинных народных представителей, лично ответственных перед своими регионами, округами и могущих быть, при неудовлетворительной деятельности, отозванными со своих депутатских постов… Голосование по безликим партийным программам, названиям партий… фальшиво подменяет единственный достоверный выбор народного представителя: именного кандидата – именным избирателем».[7]

В то время как Ю.А. Веденеев считает, что именно политические партии являются основными проводниками политики в интересах всего общества, а не его отдельных представителей, а также выразителями общей воли народа, являющейся основой законодательства, путём участия в работе парламента.[8]

Так или иначе, абстрагируясь от плюсов и минусов избирательных систем говорить можно о следующем: в настоящее время избирательное законодательство изменяется в сторону сокращения круга субъектов избирательного права и акцентирует внимание на политических партиях, как на основных, а вскоре может и единственных, субъектах пассивного избирательного права. Что в свою очередь должно свидетельствовать об усилении роли политических партий, как субъектов политической системы России. Однако не стоит торопиться с выводами. Поэтому перейдём к рассмотрению вопросов модернизации партийного законодательства. 

Для строительства партийного законодательства и понимания его тенденций немаловажную роль играют процессы институционализации и конституционализации политических партий.

В научной литературе обсуждается соотношение институционализации и конституционализации политических партий, как в теоретическом аспекте, так и в практическом. Польский государствовед А. Патшалик определяет их следующим образом: «конституционализация – это конституционное признание существования политических партий и общее определение их роли в обществе и государстве», а институционализация – «правовое санкционирование партий как своего рода государственного института». По мнению того же Патшалика, при институционализации право не ограничивается «признанием их роли как политических организаций, но определяет основы их деятельности и наделяет партии известной компетенцией, реализация которой необходима для функционирования всего государственного организма (курсив мой – В.С.)»[9].

На этот счёт существуют и другие мнения. Например, российский юрист Ю.А. Юдин считает, что выделение процесса конституционализации из процесса институционализации как «особой самостоятельной формы правовой регламентации политических партий в известной мере искусственно.

Во-первых, уже само по себе включение в конституцию норм о политических партиях и их роли в обществе и государстве означает, что право признает их как институт политической системы, деятельность которого необходима для функционирования всего государственного организма.

Во-вторых, даже в странах, основные законы которых ограничиваются общей формулировкой о роли политических партий (например, Конституция Франции 1958 г., Конституция Камеруна 1972 г.), правовая регламентация партий отнюдь не сводится к конституционным положениям: имеется ряд других правовых актов (избирательные законы, парламентские регламенты и т.д.), которые регулируют деятельность политических партий, связанную с их участием в формировании и работе государственных органов[10].

С данным мнением нельзя согласиться полностью, так как конституционализация сама по себе политических партий не ведёт к их институционализации, т.е. становлению их как государственного института. Надо учесть существовавшие и существующие партийные системы с партиями, осуществляющими гегемонию, либо же партийные системы с доминирующей партией. К первым относилось большинство партийных систем социалистических стран Восточной Европы (ГДР, ЧССР, ПНР и др.), в настоящее время такая партийная система существует в Китайской Народной Республике, Корейской Народно-демократической Республике и на Кубе. К системе с доминирующей партией относятся Либерально-демократическая партия Японии и Индийский национальный конгресс. Данную партийную систему можно охарактеризовать следующим образом: хотя юридически возможности всех партий одинаковы (это закреплено законодательно), однако фактически достаточно длительное время у власти остается одна партия. В то же время нельзя и не согласиться с Ю.А. Юдиным, что «конституционализация – это лишь часть более общего процесса институционализации политических партий»[11]. Ведь без законодательного закрепления статуса и роли политических партий, т.е. признания их государством, невозможен процесс их становления как институтов данного конкретного государства.

Из сказанного следует, что процессы институционализации и конституционализации не только взаимосвязаны и взаимообусловлены, но и имеют одинаковое практическое значение для функционирования данного конкретного государства. Если какое-либо государство отвергает наличие партий, т.е. отказывается от проведения конституционализации, а общественная институционализация политических партий уже произошла «снизу», то рано или поздно существующая власть прекращает существовать. Примером этому могут служить первые партийные системы Франции и Англии, формировавшиеся в XVII – XIX веках в условиях политического кризиса и революций, т.к. общество уже было готово к переменам, а власть ещё нет. С учетом этого важно не допустить подмены понятий, которые могут привести к тому, что происходило в XVII – XIX веках в Европе и что произошло в конце XX века в СССР.

Таким образом, правовой статус партий, закрепляемый в конституции, – это, с одной стороны, важнейшая гарантия, защищающая партии от произвола государства, а с другой – осуществление безопасности самого государства и общества путём легализации партий, действующих в рамках закона, и одновременно запрещением партий, целями которых является свержение существующего строя или различные притеснения других групп, наций и этносов.

Процесс же институционализации несравнимо более глубок, многогранен и сложен и здесь подходит более всего вышеприведенное определение данное Патшалика, но с определёнными дополнениями. Наиболее полным определением, по мнению автора, будет следующее: институционализация – это правовое санкционирование партий как своего рода государственного института, при которой право не ограничивается признанием их роли как политических организаций, но определяет основы их деятельности и наделяет партии известной компетенцией, создавая действенный механизмы для реализации оной, без которого невозможно функционирования как самого института, так и всего государственного организма.

В большинстве демократических государств законодатель не ограничивается конституционным закреплением статуса политических партий, а разрабатывает и принимает специализированные нормативно-правовые акты. Законодательство России в данном случае не является исключением. Но в Российской Федерации процессы институционализации и конституционализации имеют свои особенности.

До принятия ФЗ «О политических партиях» речь шла только о процессе конституционализации, т.е., как было сказано выше, о закреплении статуса политических партий в различных нормативно-правовых актах. Первым таким актом стала Конституция РФ, закрепившая в п. 3 ст. 13 принцип политического многообразия и многопартийности. Однако «в соответствии с Конституцией РФ партиям отведена второстепенная роль. Они не участвуют в формировании исполнительной власти, не обладают правом эффективного контроля над правительством, их законодательные полномочия ограничены прерогативами не избираемой, а назначаемой второй палаты парламента – Совета Федерации и президента»[12].

Конституция РФ не выделяла партии из общественных объединений как самостоятельный конституционно-правовой институт, в связи с чем возникали разногласия между Конституцией РФ и избирательным законодательством, к тому же в соответствии с классикой конституционализма – только политические партии (т.е. общественные объединения исключительно политического характера) могут заниматься политической деятельностью, т.е. участвовать в избирательном процессе и политической борьбе.

Первый закон, который был призван регулировать деятельность политических партий на территории РФ, был ФЗ от 19 мая 1995 года «Об общественных объединениях», который являлся переработкой, адаптированной к новым условиям политического устройства российского общества, закона СССР от 09.10.90 № 1708–1 «Об общественных объединениях»[13]. Необходимость в принятии данного закона, как и многих других, возникла сразу же после принятия Конституции РФ 1993 года, которая в ст. 13 п. 3 провозглашала «политическое многообразие, многопартийность», а закона, который бы регулировал деятельность политических партий, устанавливал принципы их создания, определял их место в системе управления и т.д. ещё не было. Закон СССР уже устарел, т.к. даже не оперировал таким понятием как «политическая партия».

Однако и новый закон был чрезвычайно далек от совершенства, т.к. относился не только к политическим партиям как к важнейшему элементу политической системы общества, а ко всем общественным объединениям, формы организации которых приведены в гл. 1 ст. 7 настоящего закона. Деятельность политических партий не являлась главным объектом регулирования данного закона, т.к. в нём не было даже самого определения понятия «политическая партия», т.е. фактически он унаследовал большинство недостатков закона СССР. И принятие специального закона, ввиду тенденций изменений избирательного законодательства, стало вопросом времени.

Новым законом, который определил место и роль партий в государстве, стал ФЗ от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях», вступивший в силу в июле 2002 года. Новый закон подробно регламентировал деятельность политических партий, дал чёткое определение понятия «политическая партия», определил порядок организации, регистрации и ликвидации политической партии, а также установил порядок финансовой деятельности политических партий.

С принятием вышеуказанного закона начался новый этап, можно сказать эра строительства партийного законодательства. Дело в том, что впервые в истории РФ, как отмечалось выше были чётко определены критерии функционирования политических партий, их формальные признаки и законодательные требования. Таким образом, деятельность политических партий стала подконтрольной, т.е. помимо выделения политических партий из числа общественных объединений, началось их постепенное «огосударствление» и выстраивание партийной системы по запланированной модели.

Постепенно происходит ужесточение требований к действующим политическим партиям в части количества действительных членов и представительств политической партии на местах. В результате чего происходит сокращение существующих политических партий, а ввиду повышения избирательного барьера и сокращения количества партий, представленных в органах представительной власти.

С одной стороны подобные тенденции ведут к положительным результатам: с политической арены уходят «мелкие» партии, не выражающие интересов широких масс; проще осуществляется законотворческий процесс, т.к. при доминировании одной политической партии не возникает барьеров при принятии тех или иных нормативных актов; повышается качество самих партий и электората.

Таким образом, по результатам рассмотрения двух разделов настоящей статьи напрашивается вывод, что партии становятся центральным субъектом избирательного процесса, а партийное законодательство направлено на повышение качества «партийной деятельности». Однако при несколько ином взгляде картина будет уже не столь радужной и для полноценного восприятия необходимо рассмотреть вопрос современной политической идеологии руководства страны и уяснить для себя то место и роль, которые отведены политическим партиям.

Так уж исторически сложилось, что на Руси, затем в Российской Империи, СССР и, наконец, РФ гораздо больше ценились, как народом так и властью, не западные тенденции развития политики и права, направленные на защиту личности, а стабильность, надёжность и мощь власти. На первый взгляд данное утверждение может показаться спорным, т.к. на территории нашего государства неоднократно совершались революции, государственные перевороты и прочее, и каждый раз они совершались под лозунгами «Свобода! Равенство! Братство!», однако, каждый раз после «тяжкого демократического похмелья» всё возвращалось на круги своя, а именно к трём российским китам: «Вера, царь и отечество». При этом в роли веры с успехом выступали коммунистическая или иная идеологии, а в роли царя ГенСеки и Президенты. Отечество, правда, остаётся неизменным.

Не стала исключением и современная Россия. После десятилетия «криминального, порнографического» капитализма, в стране пришло время, по словам Н.Михалкова, «прибраться». Как это ни удивительно, экономическая выгода тесно сопряжена с демократией. Более того, она, по мнению некоторых исследователей, является необходимым инструментом построения российского демократического государства[14].

Следует согласиться с выводом О.Ф. Шаброва о том, что в долгосрочном плане эффективное осуществление дистрибутивной возможности политической системы требует широкого общественного контроля за распределением. Иначе рано или поздно одна из корпораций гражданского общества – бюрократическая, в руках которой и сосредоточены рычаги распределения, начинает присваивать национальный продукт либо делить его, исходя из собственного понимания общественного блага. Только достаточно демократический режим способен оптимизировать широкое использование дистрибутивной возможности, и чем больше потребность в перераспределении, тем более демократической должна быть осуществляющая его политическая система[15]. Правда, это говорилось в 1994 году и реальность показала справедливость вышеизложенного мнения.

Как неоднократно заявлялось В.Ю. Сурковым цель проводимой партийной политики заключается в собирании разрозненных политически активных групп в крупные, общенационального калибра партии, которое обеспечивается пропорциональной моделью парламентских выборов. На настоящий момент подобное «собирание» привело всё-таки к «партинизации» государственных органов, т.к. большинство руководящих должностей занимают действительные члены «партии власти». Об это говорит и сам Президент РФ Д.А. Медведев «государственный аппарат у нас – это и сам себе партия»[16].

Кстати интересно и данное понятие. Первое, что следует отметить при рассмотрении данного вопроса это то, что в России и на Западе понятие «партия власти», имеют абсолютно разные значения. А если говорить вернее, то на Западе его попросту нет.

В современных демократических Западных странах оперирует термином «правящая партия», подразумевая под этим партию, пришедшую к власти любым из доступных ей способов (включая революционный). В России же под этим понятием подразумевается партия, проводящая в жизнь политику президента или правительства, в зависимости от того, откуда пришла идея создания такой партии, т.е. могут быть проправительственной или пропрезидентской направленности, и которая впитывает себя максимальное количество представителей бюрократического аппарата.

В 2006 году в РФ отмечалось столетие Российского Парламентаризма. По мнению ряда российских политиков, российской демократией сделаны серьезные завоевания. В частности, в России начала XXI века – века высоких технологий и определённого «торжества» демократии – построена идеальная модель государства, какой её С.Ю. Витте и П.А. Столыпин видели в конце XIX – начале XX века для аграрной, промышленно, экономически и политически отсталой страны, давно уже не существующей на политической карте мира, заключающейся в следующем: страной правит президент, прошедший отбор в структурах власти и выдержавший процедуру публичной инициации путем выборов. Раз в 8 лет он должен подобрать преемника, и тот тоже пройдет испытание выборами. Это сводит к минимуму издержки наследственного самодержавия: не возникает засилья дворцовой камарильи, нет интриг августейшей семьи, ослаблено влияние фаворитов (хотя правление Б.Н. Ельцина ознаменовалось и этими явлениями). Ответственное лишь перед президентом правительство редко возглавляет сильный премьер – это должность "техническая".

В Государственной Думе преобладают умеренные конституционалисты из "Единой России" (идейные преемники октябристов и умеренных монархистов), что делает ненужной "блокирующую" функцию Совета Федерации – исторического преемника Госсовета. Преимущество новой системы власти – Конституционный Суд Российской Федерации, который отделен от Верховного Суда Российской Федерации (наследника сената) и придает устойчивость системе. В.В.Путин завершил начатый Витте и Столыпиным процесс. «Мы имеем почти идеальную модель государства, как ее представляли в начале ХХ века»[17]. Так же существует мнение, что подобная модель будет полезна для России в течение ближайших 20-50 лет.

Таким образом, анализируя содержание и выводы всех трёх разделов настоящей статьи приходим к следующим выводам:

• избирательное и партийное законодательство стремится к сужению круга как формальных (их организационно-правовых форм), так и реальных субъектов избирательных и в целом политических процессов современной России;

• несмотря на внешнюю благопристойность и благородство намерений реальных качественных улучшений, как политических партий, так и электората, изменения за собой не влекут;

• реальных изменений в обозримом будущем в политической системе ждать не приходится, что подтверждает и мнение Леонида Радзиховского: «никаких радикальных, системных перемен я при любом раскладе не ожидаю. Нет для них ни идей, ни людей, ни взволнованных масс»[18].

После прочтения подобных умозаключений, может сложится в корне неверно обывательское мнение: «ах, нас опять обманули». Из собственного опыта участия в избирательных комиссиях, могу сказать: никто, никого не обманывал. Несмотря на шумиху в прессе о подтасовке результатов и прочих нарушениях, я могу сказать одно: народ выбирает сам. И этому есть несколько причин:

во-первых, по сути ни одна политическая партия не проводит реальной работы с электоратом. Электорат элементарно не знает ни об идеологии партий, ни об их деятельности. Узнавая названия лишь из предвыборной рекламы;

во-вторых, программы и идеологии похожи друг на друга как две капли воды, а предвыборные обещания, так и остаются обещаниями. Следовательно, электорат отдаёт свои голоса тем, кто имеет реальную политическую власть;

в-третьих, действительные члены партий зачастую являются просто «набранными по объявлению». Заявляю это со всей ответственностью, так исхожу из собственного немалого опыта общения с «носителями идеологии» различных партий.

В целях решения вышеуказанных проблем на законодательном уровне предлагаю следующее:

Первое, с недавнего времени в России всё больше контролируемых государством вопросов отдаётся на откуп общественным институтам, одним из которых стали Саморегулируемые организации, которые на основании внутренних критериев решают – кому быть среди профессиональных участников рынка, а кому нет. Данный механизм гораздо более действенный, чем лицензирование. Следовательно, считаю целесообразным изучить вопрос возможности создания и внедрения аналогичного механизма и в партийную проблематику.

Второе, учитывая положительный опыт субъекта Федерации г. Москвы и тенденции законодательства разработать и принять «Избирательный Кодекс Российской Федерации», который бы объединил в себе разрозненные нормы избирательного законодательства.

В-третьих, для преодоления проблем связанных с качеством работы политических партий как со своими членами, так и с электоратом, считаю необходимым помимо формальных и, при условии наличии административной и финансовой поддержки, легко достигаемых критериев на предмет соответствия политической партии, вменить в обязанности политическим партиям ежегодно публиковать отчёт о проделанной за год работе, установив при этом реальные критерии и чёткие задачи.

И последнее, учитывая качество российского электората и, по сути, нежелание реально участвовать в политических процессах, по мнению автора был бы целесообразен постепенный переход к «английской модели», работающей по принципу «лучше меньше, да лучше».

Обобщая следует сказать, что несмотря на критику политики власти и определенных «недемократических» тенденций права и политики со стороны различных, в большинстве своём, научных деятелей, нельзя не отметить вынужденность необходимости и порой полезности подобных тенденций в нашем государстве.

Как упоминалось выше, предпочтения российского народа лежат в несколько иной плоскости, чем западных стран. Поэтому сравнение и искусственное насаждение «прогрессивных» ценностей может только навредить и без того пошатнувшемуся российскому обществу. У России свой путь, «своя стать». Это касается всех областей российского общества, будь-то семья, экономика, право или политика.

 


 


 

 

[1] Конституция РФ, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета 25 декабря 1993 г.

[2] Голосов Г. Пределы электоральной инженерии: «смешанные несвязанные» избирательные системы в новых демократиях // Полис. 1997. № 3. – С. 8-10.

[3] Указ Президента РФ от 01.10.1993 N 1557 "Об утверждении уточненной редакции Положения о выборах депутатов Государственной Думы в 1993 году и внесении изменений и дополнений в Положение о федеральных органах власти на переходный период" // "Собрание актов Президента и Правительства РФ", 11.10.1993, N 41, ст. 3907.

[4] Лапаева В.В. Фракции и депутатские группы в Государственной Думе как субъекты парламентского процесса // Адвокат. 1998. № 4. – С. 114.

[5] Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ, 18.10.1999, N 42, ст. 5005.

[6] Федеральный закон от 11.07.2001 N 95-ФЗ "О политических партиях" // "Российская газета", N 133, 14.07.2001.

[7] Солженицын А. "Написано кровью": интервью для немецкого журнала "Шпигель" // Известия. 2007. 24 июля 2007. –С. 9-10.

[8] Веденеев Ю.А. Развитие избирательной системы Российской Федерации: проблемы правовой институционализации // Журнал российского права. 2006. N 6. – С. 50-52; Веденеев Ю.А. Политические партии в избирательном процессе: правовые иллюзии и юридическая реальность // Государство и право. 1995. N 7. – С. 23.

[9] Patrzalek A. Zagodnenie institucjonalizacji partii politicznych w Czarnej Africe// «Panstwo i prawo». 1974.  № 4. – С. 56-57.

[10] Юдин Ю. А. Институционализация политических партий в странах капиталистической ориентации //Государство и право в развивающихся странах. № 5. – М. 1983. – С. 37.

[11] Юдин Ю.А. Там же. – С. 37.

[12] Галкин А.А. Партийная система на Западе и в России: проблемы и перспективы/ Аналитический доклад / М.: ИГП РАН. 2002 год. – С.19.

[13] Ведомости Совета Народных Депутатов СССР и Верховного Совета СССР. № 42. 17.10.1990. Ст. 839.

[14] Лебедев В.А., Киреев В.В. «Конституционно-правовые аспекты взаимодействия демократического государства и политических партий»//"Конституционное и муниципальное право", 2009, N 11.

[15] Шабров О.Ф. Политическая система: демократия и управление обществом // Государство и право. 1994. N 5. – С. 124.

[16] Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 5.11.2008 // Российская газета. № 230 от 06.11.2008 г.

[17]  Москвин-Тарханов М. «Новый век русского парламентаризма» // «Известия», 2005, 17 октября.

[18] Радзиховский Л. «По новому кругу» // «Российская газета», 2008, 7 мая.

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (01.01.2013)
Просмотров: 2426 | Теги: законодательства, тенденции, развития, партийной, народом, Власти, политическим, права, институт, системы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016