Понедельник, 05.12.2016, 07:29
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

СУЩНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА И СОВРЕМЕННЫЙ ПРАВОПОРЯДОК

Н.В. КОЗЛОВА

СУЩНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА И СОВРЕМЕННЫЙ ПРАВОПОРЯДОК

Козлова Н.В., доктор юридических наук, профессор.


Сущность юридического лица как субъекта права на протяжении веков анализировалась многими учеными, но по-прежнему является предметом дискуссий. Учитывая новейшие законодательные построения, регламентирующие жизнедеятельность юридических лиц, представляется необходимым вернуться к проблеме их правосубъектности, рассмотрев выработанные теоретические подходы с точки зрения современного права.

Зачатки понимания природы юридического лица обнаруживаются в древнем мире. Греческая античная философия не знала понятия "субъект права", гражданские права рассматривались как следствие принадлежности гражданина государству. Понятие субъективных прав, идея юридического лица как самостоятельного субъекта составляют заслугу римского права. Римская мысль сочетала правоспособность с конкретным человеком или иным явлением юридического быта и легко разрывала эту связь. Человек низводился в категорию вещей, а качества личности присваивались либо вещам, у которых не было конкретного обладателя (лежачее наследство), либо социальным образованиям (провинциям, городам, коллегиям, товариществам и др.), имущество которых не имело хозяина в лице отдельного человека <1>.

--------------------------------

<1> См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888; Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. М., 2004. Т. 1; Ельяшевич В.Б. Избранные труды о юридических лицах, объектах гражданских правоотношений и организации их оборота. В 2 т. М., 2007. Т. 1; Покровский И.А. История римского права. М., 2004; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000; Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996; и др.


В странах Западной Европы XI - XII вв. учение о юридическом лице развивалось христианской теологией и глоссаторами, изучавшими римское право путем комментирования источников с философских позиций. Латинский термин persona (лицо) глоссаторы применяли исключительно к человеку как разумному и волеспособному существу. Они полагали, что право установлено для людей и только человек является субъектом права. Существовавшие в римской жизни корпоративные образования понимались как объединения лиц, носителем правосубъектности которых служит совокупность наличных членов союза <1>.

--------------------------------

<1> См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. 5-е изд. М., 1913. С. 160 - 161.


В XII - XIII вв. европейская юриспруденция образовала две ветви - каноническую и светскую, представителей которых именовали канонистами и легистами. Христианская церковь стала крупным феодалом, а потому вопрос о принадлежности церковного имущества, о статусе церкви и церковных учреждений приобрел важное значение в церковном праве. Канонисты определяли церковь как союз (корпорацию), считали ее самостоятельным субъектом права, признанным за целое соединением людей, независимым от изменений состава его членов. Средневековые ученые провели черту между правовым понятием "лицо" в смысле "субъект права" и понятием "человек". Трактуя союз (корпорацию) не просто как совокупность составляющих его членов, а как единое целое, они впервые назвали его лицом (от лат. persona - маска), применив это название сначала к церкви, а позднее к частным образованиям. Для обозначения личности корпорации поздние глоссаторы (консилиаторы) и канонисты ввели в правовую науку термин "юридическое лицо" (Rechtssubjektivitat). Они заговорили о фикции естественной личности применительно к правосубъектности юридического лица, а также к силе воли членов союза в случае представительства его интересов одним или несколькими лицами. Рассуждая о природе юридического лица, Папа римский Иннокентий IV в 1245 г. определил корпорацию как отвлеченное понятие (nomen intellectuale), правовое наименование (nomena sunt juris), фиктивное лицо (persona ficta), которое существует лишь в понятии и благодаря фикции. Корпорация не одарена телом, значит, не обладает волей, не имеет души и сознания. Действовать могут ее члены, но не корпорация. Она не может ни совершить преступление, ни быть отлученной от церкви <1>.

--------------------------------

<1> См.: Аннерс Э. История европейского права: Пер. со швед. / Ин-т Европы. М., 1996. С. 162 - 173; Дювернуа Н.Л. Конспект лекций по гражданскому праву. СПб., 1886. Вып. 2. С. 31 - 32; Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 54; Каминка А.И. Акционерные компании: юридическое исследование. СПб., 1902. Т. 1. С. 415; и др.


Философское и юридическое обоснование теория фикции получила в 19-м столетии в работах Ф.К. Савиньи, Г. Пухты и других правоведов. Рассуждения ученых строились на том, что естественным субъектом права, носителем субъективных прав и обязанностей является только человек. Субъективные права и обязанности не могут существовать без субъекта. В случаях, когда человеческие интересы и цели требуют объединения имущества и (или) усилий многих индивидов, объективное право может признать правоспособность не только за отдельным человеком, но и за неким социальным образованием. Б. Виндшайд и некоторые другие исследователи полагали, что в реальной жизни возможны ситуации, когда субъект прав и обязанностей отсутствует, а потому право вынуждено создавать искусственного субъекта, которому при помощи юридической фикции присваиваются права и обязанности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 27 - 47; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 67 - 74; и др.


Теория фикции пытается примирить два тезиса: 1) субъективное право (обязанность) не может существовать без субъекта; 2) имущество, права и обязанности не всегда имеют обладателя в лице отдельного человека. Противоречие устраняется посредством фикции: заведомо неверного предположения, приема научного мышления, одного из вымыслов права (fictions juris), когда допускается существование факта, о котором известно, что он не существует или существует в другом виде <1>.

--------------------------------

<1> См.: Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. Часть первая: Юридические фикции и презумпции // Вестник гражданского права. 2011. N 1. С. 217 - 269; N 3. С. 168 - 240; Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и притворных действиях // Ученые записки Казанского университета. 1853. Кн. IV. С. 2.


Современные исследователи подчеркивают, что Ф.К. Савиньи признавал социальную реальность союза, являющегося юридическим лицом, считая фиктивной его правоспособность. Напротив, Б. Виндшайд настаивал на вымышленности этого субъекта как фактически, так и юридически <1>.

--------------------------------

<1> См.: Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. С. 118; Вилкин С.С. Гражданско-правовая природа волевых актов коллегиальных органов юридического лица: Дис. ... к.ю.н. М., 2009; Flume W. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. Bd. I (2). Berlin, 1983; и др.


С точки зрения теории фикции юридическое лицо определяется как нечто (социальное образование, совокупность людей и (или) имущества, комплекс прав и обязанностей и др.), которое не является лицом физическим, но признается субъектом со стороны объективного права. Такое понимание юридического лица оказалось вполне пригодным для потребностей общественной жизни. Законодатель и правоприменительная практика получили научно обоснованные критерии для определения статуса любого социального образования, которое приобретало качества юридической личности вследствие ее санкционирования правопорядком. С тех пор теория фикции (олицетворения, персонификации) господствует в философии и юриспруденции.

Германские правоведы Ф.К. Савиньи, Г. Пухта полагали, что государство при помощи фикции создает искусственного субъекта права, и выступали за установление концессионной (разрешительной) системы создания и прекращения частных юридических лиц. Напротив, Арндтс, Унгер и некоторые другие ученые утверждали, что закон способен лишь примириться с существованием юридических прав и обязанностей, которые принадлежат не конкретному человеку, а предполагают иной субъект, предназначенный для реализации человеческих потребностей. Они считали, что для гражданского знаменования этого субъекта достаточно простого акта регистрации <1>.

--------------------------------

<1> См.: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 27 - 47; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 67 - 74, 226; и др.


В России 19 - 20-го столетий теория персонификации разрабатывалась Г.Ф. Шершеневичем <1>, А.М. Гуляевым <2>, Е.Н. Трубецким <3>, И.М. Тютрюмовым <4> и многими другими учеными <5>. В.Б. Ельяшевич назвал юридическое лицо "приемом юридической техники" <6>, Б.И. Пугинский - "правовым средством", признаком некой организации, наделение которым со стороны государства дает ей возможность участвовать в гражданском обороте как субъекту права <7>.

--------------------------------

<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права: В 2 т. М., 2005. Т. 1. С. 151 - 157.

<2> См.: Гуляев А.М. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства и проекта Гражданского уложения. СПб., 1907. С. 44 - 47.

<3> См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998. С. 167 - 175.

<4> См.: Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. С объяснениями, извлеченными из трудов редакционной комиссии, и с приложением законопроекта об авторском праве, одобренного Государственной Думой / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910. Т. 2. С. 813.

<5> См. подробнее: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица: Очерк истории и теории. М., 2003; и др.

<6> См.: Ельяшевич В.Б. Избранные труды о юридических лицах, объектах гражданских правоотношений и организации их оборота. Т. 1. С. 31 - 430.

<7> См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 162.


Современный российский законодатель рассматривает юридическое лицо преимущественно с позиций теории фикции (олицетворения) как некую организацию, которая создается для достижения юридических, экономических, социальных и иных целей и приобретает правосубъектность лишь вследствие акта государственной регистрации <1>. Конструкции акционерного общества, государственной корпорации, государственной компании <2> используются в качестве правового средства приватизации государственного имущества <3>. Структура "хозяйственного партнерства", пропагандируемая ее разработчиками <4>, по справедливому мнению экспертов <5>, преследует цель легализации фиктивной корпорации, реальные хозяева которой не будут обременены ответственностью и ограничениями, накладываемыми на учредителей (участников) законодательством о хозяйственных обществах и товариществах. В европейских странах для улучшения инвестиционного климата законодатель модифицирует традиционные формы юридических лиц, предлагая корпоративному бизнесу "инвестиционное общество с переменным капиталом", "инвестиционное общество с постоянным капиталом", "коммандитное товарищество коллективных капиталовложений" и др. <6>.

--------------------------------

<1> См.: ст. ст. 48 - 51 ГК РФ; Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации юридических лиц); Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (далее - Закон о некоммерческих организациях); и др.

<2> См.: ст. ст. 7.1, 7.2 Закона о некоммерческих организациях; Федеральный закон от 19 июля 2007 г. N 139-ФЗ "О Российской корпорации нанотехнологий"; Федеральный закон от 23 ноября 2007 г. N 270-ФЗ "О государственной корпорации "Ростехнологии"; и др.

<3> См.: Козлова Н.В., Панкратов П.А. Юридическое лицо как инструмент перераспределения собственности (к 15-летию начала реформы института юридического лица) // Вестник Моск. ун-та. Серия 11: Право. 2002. N 1.

<4> См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона N 557159-5 "О хозяйственных партнерствах"; принят Государственной Думой ФС РФ в первом чтении 29 июня 2011 г.

<5> См.: Экспертное заключение на проекты Федеральных законов N 557159-5 "О хозяйственных партнерствах" и N 557168-5 "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О хозяйственных партнерствах" // Вестник гражданского права. 2011. N 4. С. 211 - 223.

<6> См.: Суханов Е.А. О развитии статуса компаний в некоторых европейских правопорядках // Вестник гражданского права. 2009. N 2.


Специалисты отмечают, что в рассуждениях сторонников теории олицетворения фикция используется неоднократно <1>. Во-первых, когда понятие естественного лица (персоны) переносится на социальное образование, с которым фактически связывались имущественные права и обязанности, не имеющие конкретного обладателя - человеческого индивида. Во-вторых, фикция применяется для признания за "искусственным" лицом волеспособности и дееспособности. Поскольку юридическое лицо телом не обладает, воли не имеет, действовать само не может, оно рассматривается в качестве недееспособного, нуждающегося в представительстве. Формирование воли юридического лица, фактические и юридически значимые действия осуществляются физическими лицами - представителями, которые должны обладать полномочиями, полученными согласно закону и внутреннему устройству юридического лица. Волевые действия представителей, совершенные от имени юридического лица в пределах полномочий, не тождественны поведению самого юридического лица, но создают для него права и обязанности, поскольку посредством фикции воля и действия представителей рассматриваются как воля и действия самого юридического лица. В-третьих, фиктивной является сила воли членов союза в случае его представительства одним лицом, группой лиц или большинством членов, поскольку единогласное решение всех участников соединения - явление редкое.

--------------------------------

<1> См.: Вилкин С.С. Гражданско-правовая природа волевых актов коллегиальных органов юридического лица: Дис. ... к.ю.н. М., 2009; Вольф В.Ю. Основы учения о товариществах и акционерных обществах. М., 1927; Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 138; и др.


Как показывает В.С. Ем, одной из функций института представительства в гражданском праве является восполнение представителем недостатка или отсутствия дееспособности у представляемого лица. В процессе осуществления имеющихся полномочий (субъективных прав и обязанностей) представитель действует в интересах представляемого и в рамках его правоспособности, реализуя при этом собственную волю и дееспособность <1>.

--------------------------------

<1> См.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2010. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 407 - 418 (автор главы - В.С. Ем).


Отражением названного подхода служит норма п. 3 ст. 53 ГК РФ, согласно которой лицо, выступающее от имени организации в силу закона или учредительных документов, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Нормы, регламентирующие гражданскую ответственность руководителя за убытки, причиненные его виновными действиями юридическому лицу, содержатся в целом ряде правовых актов <1>. Правила, устанавливающие гражданскую ответственность членов коллегиальных исполнительных органов перед юридическим лицом, предусмотрены законами о хозяйственных обществах <2>. Тем самым подчеркивается, что юридическое лицо и персона, осуществляющая функции его единоличного исполнительного органа, а также члены его коллегиальных органов являются разными субъектами, между которыми существуют гражданско-правовые (корпоративные) отношения <3>. Теория фикции позволяет обосновать предложения авторов проекта ГК РФ <4>, подготовленного в соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации <5>, об установлении ответственности субъекта, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и субъектов, определяющих (в том числе фактически) действия юридического лица, за убытки, причиненные юридическому лицу (ст. 53.1 проекта ГК РФ).

--------------------------------

<1> См.: ст. 25 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (далее - Закон о государственных и муниципальных предприятиях); ст. ст. 15, 17 Федерального закона от 3 ноября 2006 г. N 174-ФЗ "Об автономных учреждениях" (далее - Закон об автономных учреждениях); ст. 277 Трудового кодекса РФ; ст. ст. 14.21, 14.22, 15.14 КоАП РФ; и др.

<2> См.: ст. 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, ст. 71 Закона об акционерных обществах.

<3> См.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 125 (автор главы - В.С. Ем); Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. С. 569 - 688; и др.

<4> См.: www.arbitr.ru (далее - проект ГК РФ).

<5> См.: Концепция развития гражданского законодательства о юридических лицах, принята Советом при Президенте Российской Федерации по совершенствованию и кодификации гражданского законодательства 7 октября 2009 г.; одобрена Президентом Российской Федерации 13 октября 2009 г. // СПС "КонсультантПлюс"; Авилов Г.Е., Суханов Е.А. Юридические лица в современном российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 1; Суханов Е.А. О Концепции развития гражданского законодательства РФ // Вестник Моск. ун-та. Серия 11: Право. 2010. N 5. С. 7 - 26; и др.

<6> См.: Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011. С. 926 - 949; и др.


Аналогичные положения имеются в зарубежном законодательстве <1>. В частности, § 26 II BGB устанавливает, что правление общества имеет положение законного представителя, что означает возможность применения норм о представительстве к правовому положению лица, осуществляющего функции органа <2>.

--------------------------------


<1> См.: Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011. С. 926 - 949; и др.

<2> См.: Вилкин С.С. Гражданско-правовая природа волевых актов коллегиальных органов юридического лица: Дис. ... к.ю.н. М., 2009; Tuhr A. Der Allgemeine Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Bd. I. Berlin, 1910. S. 461 - 464; и др.


В странах англо-американского права теория фикции (олицетворения) получила широкое распространение как теория искусственного образования (artificial entity) или правовой фикции (legal fiction). В одном из решений Верховного суда США корпорация определялась как искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее лишь с точки зрения закона. Под влиянием американского опыта английские суды начали признавать компанию самостоятельным субъектом права, противопоставляя ее учредителям (участникам). Известен прецедент 1897 г. (дело Salomon v. Salomon and Co. Ltd.), когда палата лордов Великобритании признала, что компания, паи которой оказались сосредоточены в руках одного пайщика, и единственный пайщик этой компании являются двумя различными субъектами права, а потому могут заключать между собой договоры, вступать в правоотношения <1>. Правило об ответственности большинства видов юридических лиц только своим имуществом, об ограничении ответственности учредителей (участников), в том числе размерами их вклада в уставный капитал <2>, базируется на теории персонификации.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1993. С. 78 (автор главы - В.В. Зайцева).

<2> См.: ст. 56, п. 1 ст. 87, п. 1 ст. 96 ГК РФ; п. 1 ст. 2 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; п. 1 ст. 2 Закона об акционерных обществах; Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. С. 1012 - 1031; и др.


С помощью теории фикции современная доктрина объясняет существование корпораций, все акции которых принадлежат одному лицу. Признанию обществ с ограниченной ответственностью, образованных одним участником, способствовала Двенадцатая директива ЕС по праву компаний от 21 декабря 1989 г. N 89/667/ЕЕС <1>. Действующее российское законодательство также допускает существование хозяйственных обществ, имеющих единственного участника. Законодательным пределом использования фикции в конструкции юридического лица служит правило, согласно которому общество с ограниченной ответственностью не может иметь в качестве единственного участника другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица <2>. Акционерное общество не может иметь в качестве единственного учредителя (акционера) другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица, если иное не установлено федеральным законом <3>.

--------------------------------

<1> См.: Council Directive N 89/666/EEC of 21 December 1989 // Official Journal of the European Communities N L 395 of 30 December 1989.

<2> См.: п. 1 ст. 66, п. 2 ст. 88 ГК РФ; п. 2 ст. 7 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

<3> См.: п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах).


С точки зрения теории олицетворения некорректно говорить об умысле или вине юридического лица в психологическом смысле, поскольку оно не является мыслящим существом. Следуя этой логике, современное российское законодательство не признает юридическое лицо субъектом преступления, закрепляя, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста (ст. 19 УК РФ). Устанавливая ответственность юридических лиц за административные правонарушения <1>, законодатель обоснованно формулирует легальное понятие вины в поведенческом смысле. Юридическое лицо признается виновным, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ). Между тем действующий ГК РФ оперирует понятиями вины как в поведенческом, так и в психологическом смысле, используя термины "умысел", "неосторожность", "грубая неосторожность" применительно ко всем субъектам гражданских отношений <2>.

--------------------------------

<1> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (далее - КоАП РФ).

<2> См.: ст. ст. 401, 538, 547, 693, 697, 777, 901, 1083 и др. ГК РФ; Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 422 - 477 (автор главы - В.С. Ем); Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1999. С. 759; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 60 - 85; и др.


Ряд последователей теории фикции полагали, что для понимания сущности юридического лица нужно снять с него все покровы, "поднять корпоративную вуаль" (lifting the corporate veil, piercing the corporate veil) <1>, чтобы найти скрывающуюся под маской субстанцию и выяснить действительного субъекта прав и обязанностей этой персоны. По вопросу о том, что олицетворяет фикция индивидуальной личности, мнения теоретиков разделились.

--------------------------------

<1> См.: Попова Е., Попов Е. Корпоративная вуаль // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 62 - 74; и др.


Немецкий исследователь Г. Гейзе подчеркивал обязательность субстрата, образуемого или представляемого юридическим лицом: 1) люди, а именно: отдельный человек в данное время (должностное лицо заведения) или одновременный союз многих лиц (корпорация); 2) вещи, в том числе имущественная масса, посвященная общеполезной цели и управляемая особым образом <1>.

--------------------------------

<1> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 67.


Германский правовед Р. Иеринг, французский ученый Л.-Ж. Морандьер, русский цивилист Н.М. Коркунов и другие сторонники теории интереса считали, что под ширмой искусственного субъекта скрываются живые люди, ради которых существует право, единственные реальные субъекты права: члены корпорации, пользователи учреждения и др. Поскольку люди меняются, законодатель создает абстракцию - юридическое лицо. Это искусственный правообладатель, который не способен иметь самостоятельные интересы и цели, не может быть субъектом пользования, не имеет прав. Он предназначен для реализации прав его участников (учредителей, пользователей), служит субъектом для внешних отношений <1>. Как прием юридической техники юридическое лицо упрощает взаимоотношения людей. Несколько однородных интересов рассматриваются как один, сплав волеизъявлений - как общая воля, группа людей - как единый субъект. Деятельность юридического лица есть деятельность его членов или их представителей; воля юридического лица есть воля человеческих личностей <2>. Юридические лица - суть объединения коллективных интересов, которые рассматриваются законом как субъекты прав и обязанностей <3>.

--------------------------------

<1> См.: Иеринг Р. Интерес и право. 1880; Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 83 - 88; Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 82 - 83; и др.

<2> См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1914. С. 148.

<3> См.: Морандьер Л.-Ж. Гражданское право Франции. М., 1948. С. 48.

Следующая страница

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (26.03.2016)
Просмотров: 168 | Теги: право | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016