Четверг, 08.12.2016, 03:02
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Статья 181.4 ГК РФ. Оспоримость решения собрания

Статья 181.4 ГК РФ. Оспоримость решения собрания

 

Комментарий к статье 181.4

 

1. В комментируемой статье приведен открытый перечень возможных оснований для признания решения собрания недействительным (оспоримым).

В Концепции применительно к недействительности решений собраний было предложено ввести два принципа:

1) равное отношение к участникам собрания при прочих равных условиях;

2) относимость (каузальность) нарушения.

Указанные принципы нашли свое отражение в действующем ГК.

Представляется, что принцип равного отношения к участникам проявляется в возможности требовать признания недействительным решения собрания, которое проведено с нарушениями процессуального характера, не позволяющими сформировать и выразить коллективную волю участников гражданско-правового сообщества (нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания; отсутствие полномочий у представителя участника; нарушение равенства прав участников собрания при его проведении; нарушение правил составления протокола). При этом законодатель говорит о существенности нарушений только применительно к процедурным нарушениям созыва и проведения собрания и составления протокола. Незначительные погрешности в таких случаях, по-видимому, допускаются как не имеющие правового значения.

Больше вопросов связано с иными проявлениями неравенства участников гражданско-правового сообщества в процессе формирования и выражения коллективной воли.

Как отмечалось на стадии обсуждения изменений в ГК, в ряде случаев очевидным образом нарушается равенство участников собраний. Это неравенство часто носит фактический характер и в немалой степени лишает слабую сторону возможности повлиять на решение (Вавилин Е.В. Осуществление и защита субъективных прав слабой стороны в гражданском правоотношении // Российское правосудие. 2007. N 6. С. 31 - 37). Об этом подробно шла речь в Концепции развития гражданского законодательства, в которой справедливо указывалось на то, что данное неравенство может быть выражено в разных формах: материальной (например, имущественное превосходство), организационной (участнику не предоставлена в достаточной степени возможность высказать возражения) и т.д. Возможность оспорить принятое с такими нарушениями решение собрания предлагается законодателем как способ решения этой ситуации. Это мера защиты прав и законных интересов лиц, не участвовавших в собрании или голосовавших против, а также заинтересованных третьих лиц.

Принцип относимости нарушения закреплен в п. 4 комментируемой статьи. Оспаривать в суде решения общих собраний сможет участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения. Такое лицо не сможет требовать признания указанного решения недействительным, если оно не могло повлиять на его принятие и если решение не влечет существенных неблагоприятных последствий для этого лица. Сходные нормы в настоящее время действуют в отношении решений общих собраний в корпоративных правоотношениях.

Решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

2. Выше уже обращалось внимание на то, что далеко не для всех гражданско-правовых сообществ, на решения которых распространяются правила комментируемой главы, на законодательном уровне установлены требования к процедуре проведения собраний. Поэтому введение такого основания оспоримости решения, как существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, потребует дальнейшей конкретизации.

В корпоративном законодательстве вопросы оспоримости решения собрания также потребовали судебного толкования. Согласно п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 19 при рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акционеров следует учитывать, что к нарушениям Закона об акционерных обществах, которые могут служить основаниями для удовлетворения таких исков, относятся: несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания (п. 1 ст. 52); непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52); несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (п. 2 ст. 60) и др. Иск о признании решения общего собрания недействительным подлежит удовлетворению, если допущенные нарушения требований Закона, иных правовых актов или устава общества ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против этого решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров.

Однако приведенного толкования на практике бывает недостаточно. Даже в корпоративных спорах суды могут выносить разные решения на этот счет. Так, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 20 декабря 2007 г. N Ф04-105/2007(122-А27-16) по делу N А27-3170/2007-1 указано, что вывод суда о том, что нарушение, допущенное при созыве общего собрания (неизвещение истца о проведении собрания), является существенным, сделан при правильном применении норм права и соответствует п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 19. А в другом случае суд посчитал, что оснований считать представленные акционерным обществом доказательства извещения истца о времени, месте проводимого общего собрания сомнительными не имеется, поскольку представленные ответчиком извещения заверены почтой. Истец же, ссылаясь на неполучение уведомления о времени проведения общего собрания, каких-либо доказательств этого суду не представил (Обобщение судебной практики разрешения дел об оспаривании решений ОС и решений ОС участников ООО. Рекомендации утверждены на заседании президиума Седьмого арбитражного апелляционного суда 23 июня 2008 г. N 6 // http://www.gazeta-yurist.ru/arbitr.php?i=476).

Представляется верным соображение, что "суд при оценке существенности нарушений правил созыва и проведения собраний акционеров должен прежде всего основываться на ст. 6 ГК, определяющей рамки, в которых возможно судейское усмотрение в случаях, когда тот или иной вопрос законодательно не урегулирован" (Нюняев В.О., Семеняко М.Е., Бычкова Е.Н. Оценка существенности нарушений требований акционерного законодательства при оспаривании решений общих собраний акционеров // Арбитражные споры. 2010. N 3. С. 137 - 152).

При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

В судебной практике по корпоративным спорам достаточно часто встречаются случаи, когда акционер ссылается на неосведомленность о созыве общего собрания в связи с его ненадлежащим уведомлением. Нарушение порядка уведомления, иначе говоря - ненадлежащее уведомление, равнозначно неуведомлению акционера. Ненадлежащее уведомление означает, что уведомление сделано с нарушением установленной формы, направлено неуполномоченным лицом, с нарушением установленных сроков, а также из содержания уведомления нельзя сделать однозначный вывод, где и когда проводится общее собрание.

Представляется, что аналогичными соображениями суд может руководствоваться и при рассмотрении споров о признании недействительными собраний некорпоративных гражданско-правовых сообществ. Например, уведомление о собрании не может быть сделано в устной форме либо в форме публикации; подтверждением направления уведомления может служить почтовая отметка на уведомлении, направленном заказным письмом по адресу, по которому направлено уведомление и который соответствует адресу в реестре данных участника сообщества. Следовательно, гражданско-правовым сообществам потребуется вести реестры участников. Кроме того, если в уведомлении не будут указаны дата, место, время проведения собрания либо будут указаны сведения, не соответствующие действительности, то участника сообщества следует считать неизвещенным о созыве собрания. Если нарушены сроки, установленные законом для уведомления участника сообщества о предстоящем собрании, суд должен считать, что данное лицо не было извещено надлежащим образом о предстоящем собрании. Однако если такие сроки не установлены, участники сообщества должны самостоятельно определять сроки уведомления о предстоящем собрании либо руководствоваться обычаями.

Указание на оспоримость решения собрания в связи с тем, что у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия, является приведением закона в соответствие с нуждами практики. В то же время комментируемое положение закона должно, как представляется, применяться в совокупности с п. 4 ст. 181.4 ГК, поскольку отсутствие полномочий у представителя само по себе не всегда может повлечь нарушение прав мнимого доверителя.

3. Если допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении, решение собрания является недействительным.

Согласно п. 4.2.2 Концепции специальными основаниями признания недействительными решений могут быть нарушения принципа равного отношения к участникам собрания при прочих равных условиях, как-то:

- недопустимое вмешательство в права участников на участие в управлении (юридическим лицом, имуществом и т.п.);

- неравное отношение при предоставлении времени для выступления на собрании, которое привело к тому, что возражения не были высказаны;

- получение излишних, необоснованных преимуществ одних участников голосования перед другими (как правило, это имущественное преимущество).

На международном уровне Организация экономического сотрудничества и развития сформулировала основные принципы корпоративного управления, которые легли в основу подходов как национальных, так и наднациональных органов надзора и контроля за деятельностью банков и участников рынка ценных бумаг (Principles of Corporate Governance, 1998; Принципы корпоративного управления, ОЭСР. М., 2000). Основными из этих принципов являются защита прав акционеров, равное отношение к акционерам, определение роли заинтересованных лиц в управлении компанией, раскрытие информации и прозрачность бизнеса, определение обязанностей правления.

Вопрос равенства участников гражданско-правовых сообществ до сих пор обсуждался практически только в корпоративном праве. И.С. Шиткина отмечает, что одним из фундаментальных принципов корпоративного права является принцип пропорциональности, согласно которому участники корпорации имеют равные права, включая право голоса на собрании акционеров, пропорционально их вкладам (долям) в капитал корпорации и который отражается в правиле "одна голосующая акция - один голос". (Шиткина И.С. Правовое регулирование корпоративных прав и обязанностей // Хозяйство и право. 2011. N 1 (приложение). С. 3 - 26). Речь идет об общем принципе, согласно которому участники имеют равный объем прав, вытекающих из их участия, и несут риски пропорционально своей доле. По мнению некоторых авторов, "ситуация, когда, например, владелец 1% акций общества имеет большее влияние на управление корпорацией, чем вместе взятые владельцы оставшихся 99%, необъяснима с точки зрения теории корпоративного права, а на практике опасна для третьих лиц: ведь приобретатель даже крупного пакета акций уже после приобретения акций узнает, что его влияние ничтожно мало из-за условий заключенного ранее акционерного соглашения" (Федоров С.И. Правовое регулирование корпоративных договоров и модернизация гражданского права России // Вестник гражданского права. 2013. N 1. С. 52 - 96).

В то же время определение юридического равенства прав участников иных сообществ в законе до сих пор не устанавливалось. Поэтому включение подобного правила в закон, защита равенства прав участников юридических лиц и иных гражданско-правовых сообществ представляются верным и оправданным шагом.

4. Второй принцип - "относимости нарушения" - состоит в том, что если голосование лица, права которого нарушены оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, решение не должно признаваться судом недействительным. Принцип относимости нарушения отражает современные тенденции, основанные на превалировании интересов корпорации перед интересами акционеров.

Предложенный в Концепции развития гражданского законодательства принцип "относимости нарушения" приводит к ситуации, когда, несмотря на доказанность нарушений, суд будет обязан оставить в силе обжалуемое решение при наличии у истца пакета акций, не позволившего ему влиять на оспариваемое решение.

В ст. 181.4 ГК нет требования наличия нескольких оснований для признания решения собрания оспоримым. В то же время по действующему законодательству, несмотря на доказанность нарушений, суд вправе оставить в силе обжалуемое решение при одновременном наличии трех условий (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах). Сложившаяся практика применения положений п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах свидетельствует о том, что оставление в силе решения общего собрания возможно только при соблюдении всех условий одновременно: голосование акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными, решение не повлекло причинения убытков данному акционеру. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 28 июля 2009 г. N 4016/09 по делу N А82-15715/2006-10 указывается, что отказ в иске о признании недействительным решения внеочередного общего собрания только по одному из оснований - наличию у акционера небольшого количества акций, не позволяющего ему повлиять на результаты голосования, противоречит Закону об акционерных обществах. Нарушение порядка созыва и проведения внеочередного общего собрания, даже если оно допущено владельцами контрольного пакета акций, является существенным, поскольку препятствует остальным акционерам в реализации их прав на участие в работе общего собрания и в принятии решений, связанных с управлением АО, а также непосредственно влияет на объем полномочий органов управления обществом. Названные права принадлежат всем акционерам общества независимо от того, каким количеством акций они владеют.

Поскольку в ст. 181.1 ГК указано на приоритет правового регулирования специального законодательства, применению подлежат правила Закона об акционерных обществах.

На стадии обсуждения законопроекта уже было высказано мнение о том, что провозглашение принципов "равного отношения" и "относимости нарушения" вызывает определенные затруднения. Действительно, если в отношении миноритарного акционера нарушен принцип "равного отношения", но его пакет акций не мог повлиять на результаты голосования, какому принципу отдать предпочтение? Лишается ли акционер судебной защиты в приведенном примере? В данном случае можно сделать вывод, что принцип равноправия отражен в российском законодательстве в формуле "одна акция - один голос". Исходя из принципа относимости нарушения мнения миноритарных акционеров в случаях, когда голосование не могло повлиять на решение общего собрания, могут вообще не учитываться.

Приведенные рассуждения касаются корпорации, а нужно напомнить, что в отношении иных гражданско-правовых сообществ этот вопрос вообще не регулировался до сих пор. Для собраний таких сообществ, как родительское собрание или собрание кредиторов при банкротстве, установление принципа относимости нарушения позволит устранить многие проблемы.

5. Закон предоставил возможность требовать признания недействительным решения собрания, если допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола. Обратим внимание, что законодатель снова использует понятие "существенные нарушения" без пояснения, какие именно нарушения признаются существенными.

6. Нельзя оспорить решение общего собрания, оспоримое в связи с нарушением порядка его принятия, если оно впоследствии (до признания его судом недействительным) было подтверждено повторным принятием такого решения.

В комментируемой статье находит закрепление это правило. Решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения. В иных случаях порочности решений данное правило не применяется. Кроме того, такое решение оспоримо, только если оно не подтверждено решением последующего собрания. При этом последующее собрание вынесет правомочное решение только при отсутствии нарушений порядка его созыва и проведения.

Решение повторного (последующего) собрания позволяет "оздоровить" ранее принятое решение, только если оно принято в установленном порядке до вынесения решения суда.

ГК не разъясняет, должно ли повторное решение общего собрания приниматься до обращения в суд с требованием о признании его недействительным. Буквальное толкование комментируемой статьи позволяет сделать вывод о том, что такое решение должно быть принято до вынесения решения, а не до подачи иска о признании решения недействительным или вступления решения суда в силу.

7. Законодатель определяет круг лиц, уполномоченных на обжалование оспоримого решения собрания. Прежде всего решение собрания вправе оспорить в суде участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения. В установленных законом случаях оспорить решение собрания может и участник, который голосовал за принятие решения или воздержался при голосовании на собрании. Такие лица должны доказать, что их волеизъявление при голосовании было нарушено.

В то же время в Концепции, опирающейся в этом разделе на иностранный опыт, было предложено установить единое оспаривание решения, с тем чтобы в таком оспаривании могли участвовать любые участники, заинтересованные в этом (п. 4.2.4).

В частности, к таким лицам можно отнести участников гражданско-правовых сообществ, чьи права нарушены при определении принадлежности им права на голосовании. Применительно к корпорациям А.А. Маковская полагает, что "право оспаривания решения общего собрания может быть признано только за тем, кто формально на дату проведения собрания являлся акционером соответствующего АО, кто был включен в реестр акционеров или на чьем счете депо учитывались акции" (Маковская А.А. Недействительность сделки по отчуждению акций и право оспаривать решения общего собрания акционеров // Закон. 2007. N 3. С. 51). Поэтому, например, лицо, вернувшее себе акции в порядке реституции, ранее отчужденные им по недействительной сделке, лишается права оспаривать решение собрания, что де-факто за счет ущемления прав такого акционера обеспечивает стабильную деятельность АО.

Применение данного правила ограничено, как отмечалось выше, принципом относимости нарушения. Такое лицо не сможет требовать признания указанного решения недействительным, если оно не могло повлиять на его принятие и если решение не влечет существенных неблагоприятных последствий для этого лица.

8. Комментируемая статья содержит требование о том, что лицо, оспаривающее решение собрания, должно заблаговременно письменно уведомить иных участников соответствующего сообщества о намерении обратиться с иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Лица, не присоединившиеся к требованию о признании решения недействительным, впоследствии будут не вправе обратиться в суд с аналогичными требованиями, если только суд не примет во внимание какие-либо уважительные причины такого обращения. О важности закрепления в гражданском законодательстве общих правил о коллективном оспаривании решений собраний обращалось внимание еще в п. 4.2.4 Концепции развития гражданского законодательства.

Тем самым закон допускает соответствующее коллективное обращение заинтересованных лиц в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

Внесение комментируемых положений в ГК, по мнению М.Ю. Челышева, потребует изменения и процессуального законодательства (см.: Челышев М.Ю. Вопросы межотраслевых связей гражданского права в Концепции развития гражданского законодательства и проекте Гражданского кодекса Российской Федерации // Гражданское право. 2011. N 1. С. 3 - 7). Появится необходимость совершенствования процессуального законодательства в части проблем совместного оспаривания решения собрания.

9. В п. 5 комментируемой статьи установлен срок исковой давности по спорам о признании решения собрания недействительным. Решение собрания может быть оспорено в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены таким решением, узнало или должно было узнать об этом. Такое решение не может быть оспорено позднее двух лет с момента, когда сведения о принятом решении стали известны или общедоступны.

10. В п. 7 ст. 181.4 ГК указано, что оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, считается таковым с момента его принятия. Это означает, что такое решение признается недействительным с обратной силой. Схожее правило установлено для сделок (см. комментарий к п. 1 ст. 167 ГК).

В то же время правила о моменте, с которого решение собрания утрачивает силу, требуют дополнительного уточнения. К примеру, признается недействительным решение собрания, на котором был избран единоличный исполнительный орган общества. Если следовать указанному выше правилу, то все сделки, заключенные таким лицом, следует признать заключенными неуправомоченным лицом, что не может способствовать стабильности гражданского оборота.

В настоящее время судебная практика по вопросу признания действительности сделок, заключенных директором, решение об избрании которого признано недействительным, неоднородна.

К примеру, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24 июля 2007 г. N 3259/07 по делу N А19-13038/06-13 указано, что признание арбитражным судом недействительным решения совета директоров общества об избрании или назначении генерального директора не является основанием для признания договора недействительным либо незаключенным, если сделка совершена до вступления в силу решения суда.

В других случаях суд признает все сделки, совершенные таким директором, недействительными по причине отсутствия у директора полномочий.

В комментируемой главе речь идет о решениях собраний любых гражданско-правовых сообществ независимо от их гражданско-правового статуса. В связи с этим пробелом законодательства является отсутствие упоминания об ответчике по иску о признании решения собрания недействительным. И если применительно к корпорациям ответчиком по такому иску являются хозяйственное общество, решение общего собрания участников которого оспаривается, или вновь созданные в процессе реорганизации юридические лица, то в отношении неправосубъектных образований предъявить требование такого характера в процессуальном плане будет затруднительно.

 

Статья 181.5. Ничтожность решения собрания

 

Комментарий к статье 181.5

 

1. Ничтожным считается решение, не имеющее силы независимо от его оспаривания в судебном порядке, и только по тем основаниям, которые предусмотрены в законе. Список таких оснований закрыт и в целом соответствует набору оснований, перечисленных в корпоративном законодательстве. Например, недействительны решения собраний акционеров (участников) по следующим причинам:

- по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания (за исключением случая, если в нем приняли участие все акционеры (участники) общества);

- без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров (участников);

- с нарушением компетенции общего собрания;

- в отсутствие кворума.

Законодатель добавил сюда лишь последнее в списке основание - противоречие решения собрания основам правопорядка и нравственности.

Новелла также касается возможности признания решения действительным, если оно принято в отступление от повестки дня, но при этом на собрании присутствуют все члены сообщества.

В комментируемой статье установлен закрытый перечень оснований признания решения собрания ничтожным. Решения собраний, принятые с указанными выше пороками, ничтожны независимо от признания их таковыми судом.

Указанные основания судебная практика применительно к решениям собраний называет существенными нарушениями закона. Например, в п. 24 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 90/14 указывается, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.

2. Закон не устанавливает оснований, по которым сделки квалифицируются как заведомо противные основам правопорядка или нравственности. Не раскрывается в ГК и понятие основ правопорядка и нравственности. Более того, в отношении содержания этих понятий нет единства в юридической науке. Применительно к ст. 169 ГК этот пробел в какой-то степени был восполнен толкованием высших судов (см. комментарий к ст. 169 ГК).

При имеющейся неопределенности понятийного аппарата оценить наличие противоречия основам правопорядка или нравственности может только суд в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять норму ст. 169 ГК, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий. Поэтому подход законодателя о признании ничтожности решения собрания, противоречащего основам правопорядка или нравственности, является сомнительным. На практике каждый случай подлежит рассмотрению судом, что превращает такое решение в оспоримое.

Содержание

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (11.02.2015)
Просмотров: 3192 | Теги: сделка, собрание, решение | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016