Среда, 07.12.2016, 23:14
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Статья 174 ГК РФ. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов предста

Статья 174 ГК РФ. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

 

Комментарий к статье 174

 

1. Судебная практика по признанию сделок недействительными в связи с превышением полномочий органов юридического лица либо при отсутствии полномочий у представителя является устоявшейся и однозначной. В этом смысле показательны положения Постановления Пленума ВАС РФ N 9, разъясняющие последствия превышения органами юридического лица полномочий при совершении сделок. А в 2000 г. ВАС РФ было издано информационное письмо N 57 "О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ" (Вестник ВАС. 2000. N 12), применяющееся в случаях совершения сделок неуполномоченными лицами.

Однако в п. 5.2.3 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации указывалось, что, "поскольку сделки, совершаемые органами юридического лица и представителями, намеренно причиняющими ущерб представляемым, получили в обороте широкое распространение, законодательно следует предпринять меры борьбы с этим явлением. Для того чтобы не допустить злоупотреблений представителями, необходимо совершенствование составов оспоримых сделок, предусмотренных статьями 174, 179 ГК". В связи с поставленными задачами комментируемая статья подверглась значительной переработке. В ее тексте появились новые термины и критерии деления сделок, выходящих за пределы полномочий. Был создан специальный механизм регулирования сделок, совершаемых представителем или органом юридического лица с выходом за пределы полномочий.

2. Законодатель расширил состав п. 1 ст. 174 ГК, распространив его действие на руководителей филиалов и представительств, полномочия которых могут быть ограничены учредительными документами организации, а также положениями о филиалах и представительствах, тем самым расширив круг документов, которые могут ограничить полномочия органа юридического лица. Кроме того, сделки, которые ранее охватывались ст. 179 ГК в части "злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной", будут охватываться комментируемой статьей - в частности, сделки, в которых есть сговор либо иные совместные действия представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

3. Из содержания п. 1 комментируемой статьи усматривается, что указанные сделки юридического лица могут быть оспорены одновременно при наличии следующих условий:

1) полномочия лица или органа юридического лица должны быть ограничены договором, положением о филиале, представительстве или учредительными документами или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в законе, в доверенности либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка;

2) лицо или орган должны выйти за установленные пределы таких полномочий;

3) истцом по такого рода делам может быть только лицо, в интересах которого установлены соответствующие ограничения;

4) должно быть доказано, что другая сторона по сделке знала или должна была знать об установленных ограничениях. Последнее положение направлено на сокращение легальных возможностей признания сделки недействительной во всех случаях, когда недействительность сделки как гражданско-правовая санкция является неоправданной и явно несоразмерной характеру и последствиям допущенных при совершении сделки нарушений.

При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку (ст. 183 ГК). Однако и в этой части установлена новелла в ст. 183 ГК, влияющая на режим недействительности сделок по комментируемой статье.

Введено еще одно основание, новое, для отказа от совершенной сделки во внесудебном порядке. А именно до одобрения сделки представляемым другая сторона путем заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении (ч. 2 п. 1 ст. 183 ГК).

4. В п. 2 комментируемой статьи реализуется идея о создании препятствий для недобросовестных представителей и органов юридических лиц, заключающих сделки от имени юридического лица, в ущерб интересам представляемого или юридического лица. В данном случае не идет речь о превышении полномочий. Квалифицирующим признаком недействительности в данном случае является наличие явного ущерба от совершенной сделки для представляемого или для юридического лица либо обстоятельств, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Важно отметить, что в судебной практике возникнет необходимость определения нового понятия "явный ущерб", хотя процесс его формирования уже начался. Например, по одному из дел суд признал недействительной сделку по передаче прав по администрированию доменных имен, поскольку она совершена с явным ущербом для истца, так как он утратил возможность по своему усмотрению определять порядок использования доменов, что заведомо ставит под угрозу эффективность осуществления уставного вида деятельности, а также иных видов деятельности, направленных на извлечение прибыли (Постановление ФАС Поволжского округа от 7 июля 2011 г. по делу N А57-10483/2010).

 

Статья 174.1. Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено

 

Комментарий к статье 174.1

 

1. Комментируемая статья является новеллой. В ней закреплено новое основание признания сделок ничтожными, связанное с нарушением установленных запретов на распорядительные сделки с любыми видами имущества. Важно, что данная статья восстановила единство правового регулирования недействительности сделок в ГК, так как в законодательстве о банкротстве сформировалось самостоятельное регулирование недействительности сделок в процедуре банкротства.

Все сделки, совершенные с нарушением Закона о банкротстве, в том числе совершенные самим арбитражным управляющим, являются ничтожными. Указанную группу недействительных сделок составляют сделки, основания и порядок для признания недействительными которых указаны в Законе о банкротстве и в Законе о банкротстве кредитных организаций. Такая сделка может быть признана судом недействительной только в том случае, если одной из сторон в сделке является юридическое лицо, в отношении которого введено внешнее управление или конкурсное производство. В случае, если подобного рода сделки совершаются обычными субъектами хозяйственных отношений, указанные сделки являются законными и порождают для сторон права и обязанности, предусмотренные сделкой. Сделка может быть признана недействительной, только если она совершена после возбуждения дела о банкротстве либо в течение определенного времени, предшествовавшего подаче заявления о признании должника банкротом. Указанные сделки признаются недействительными только по решению арбитражного суда.

Комментируемая статья призвана восстановить единство регулирования института недействительности сделок.

2. Из ст. 55 Конституции РФ и абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК следует, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Соответственно, все ограничения и запреты, которые формируют квалификацию сделки как ничтожной, должны быть установлены в законе. В действующем законодательстве отсутствует какое-либо собирательное понятие.

Такое понятие ограничения содержится в абз. 4 ст. 1 Закона о государственной регистрации и касается только прав на недвижимость. Согласно указанной норме ограничение (обременение) прав есть наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества. Анализируя отдельные статьи ГК, можно утверждать, что термин "ограничения" используется в гражданском законодательстве и в отношении имущественных прав (например, ст. 704, 1019 ГК).

Понятно, что запреты и ограничения могут устанавливаться не только законом, но и уполномоченными органами. Отсюда возможно определить такие запрещения и ограничения, установленные на основе закона либо акта уполномоченного органа, а также уменьшение распорядительных правомочий лица в отношении имущества по сравнению с объемом правомочий, установленных в отношении данного имущества законом. Например, законодательство устанавливает следующие запрещения и ограничения при распоряжении недвижимым имуществом:

- при установлении ипотеки в силу закона или договора (ст. 334 ГК, ст. 1 Закона об ипотеке);

- при ренте недвижимости (ст. 584 ГК): основные особенности договоров ренты - это ограничение распоряжения приобретенной недвижимостью и возникновение залога в силу закона для обеспечения рентного обязательства (п. 1 ст. 587 ГК);

- при аресте (запрещении распоряжения). Арест имущества применяется для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или подлежит реализации, при исполнении судебного акта о конфискации. Аресты на имущество могут налагать: суды (ст. 140, 213 ГПК, ст. 91 АПК, ст. 29, 115 УПК), судебные приставы (ст. 80 Закон об исполнительном производстве), налоговые и таможенные органы - с санкции прокурора (ст. 77 НК);

- при распоряжении имуществом подопечного (ст. 37 ГК). Органы опеки и попечительства вправе запретить распорядительные сделки с квартирой подопечного и др.

Такие ограничения подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Регистрации подлежат ограничения и других прав. Например, залог долей подлежит регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ст. 22 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В некоторых случаях участникам сделок, заключенных при установленных запретах и ограничениях, закон предоставляет возможность разблокировать запрет соглашением. Например, при установлении залога в силу закона сторонам предоставляется право запретить действие этой нормы (п. 5 ст. 488 ГК).

3. В п. 2 комментируемой статьи установлено, что сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом (например, при аресте имущества), не препятствует лицу, в интересах которого наложен запрет, в реализации его прав и охраняемых законом интересов в отношении этого имущества. То есть квалификация данной сделки как ничтожной не порождает изменений в статусе управомоченного лица, в пользу которого установлен запрет. Такое лицо вправе осуществить свои права, поскольку сделка недействительна с самого начала. Исключения из этого правила касаются случаев, когда имущество принадлежало отчуждателю по сделке и приобретатель имущества не знал и не должен был знать о запрете на распоряжение имуществом (являлся добросовестным приобретателем).

 

Статья 175. Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет

 

Комментарий к статье 175

 

1. В Концепции развития гражданского законодательства указывалось, что положения ГК о представительстве в основном ориентированы на регулирование добровольных полномочий. Полномочия, основанные на законе или акте органа власти, лишь упоминаются, но подробно не регулируются. Между тем в обороте их значение постоянно возрастает. Полномочия родителей на совершение сделок от имени несовершеннолетних детей и полномочия опекунов также нуждаются в более детальном регулировании. Данная работа может быть проведена в рамках совершенствования семейного законодательства.

Однако в юридической литературе высказывается иная позиция. В частности, ряд авторов считают, что "такое регулирование необходимо осуществить в гражданском законодательстве - в нормах ГК о законном представительстве, в общих положениях об осуществлении и защите гражданских прав применительно к злоупотреблению правами законного представителя, в нормах об основаниях недействительности сделок, а также о соотношении реституции и виндикации" (Гладковская Е.И. Имущественные права ребенка // Общество и право. 2011. N 4). Указанная позиция представляется обоснованной, поскольку в российском отраслевом законодательстве отсутствуют единые подходы, определяющие специальный статус ребенка как субъекта правоотношений, в котором учтена его физическая и умственная незрелость, что влечет за собой неопределенность квалификации недействительности сделки, нарушившей имущественные права и (или) интересы ребенка.

2. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет имеют собственный объем дееспособности (п. 2 ст. 26 ГК). Они не только вправе самостоятельно совершать сделки, предусмотренные для малолетних, но и наделяются правом самостоятельного распоряжения своим заработком, стипендией и иными доходами. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно осуществляют права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности, а также вправе самостоятельно вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Однако если вклад внесен на имя несовершеннолетнего другим лицом, несовершеннолетний может им распорядиться только с согласия родителя, усыновителя или попечителя. Кроме того, он не может распорядиться указанным имуществом посредством совершения завещания, так как для подобной сделки требуется полная дееспособность (ст. 1118 ГК).

По общему правилу все иные сделки совершаются указанными лицами с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя. Закон не устанавливает специальной формы согласия законных представителей на совершение сделок, в силу этого такое согласие должно быть выражено в простой письменной форме.

3. Кроме того, в отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет установлены те же правовые последствия, что и при совершении сделок малолетними, предусмотренные правилами абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость. Дееспособная сторона обязана также возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

4. Правила комментируемой статьи не распространяются на несовершеннолетних, ставших дееспособными. По общему правилу полная дееспособность возникает с наступлением совершеннолетия, но для несовершеннолетних лиц есть два исключения, которые и охватываются п. 2 ст. 175 ГК:

а) вступление в брак в возрасте до 18 лет;

б) эмансипация - объявление несовершеннолетнего, достигшего возраста 16 лет, полностью дееспособным.

 

Статья 176. Недействительность сделки, совершенной гражданином, ограниченным судом в дееспособности

 

Комментарий к статье 176

 

1. В комментируемую статью внесены значительные изменения, устанавливающие правила о недействительности сделок, которые совершены гражданами, ограниченными судом в дееспособности. Основания ограничения дееспособности, упомянутые в этой статье, заменены на общую отсылку к ст. 30 ГК. В соответствии с Законом N 302-ФЗ с 1 марта 2013 г. основания признания гражданина ограниченно дееспособным существенно расширены. Субъектный состав, в отношении которого устанавливается регулирование недействительности сделок, также расширен и теперь включает граждан, которые ставят свою семью в тяжелое материальное положение вследствие не только злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, но и пристрастия к азартным играм. Как и ранее, они могут быть ограничены судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, при этом над ними устанавливается попечительство.

2. Гражданин, который ограничен в дееспособности по основаниям, указанным в настоящей статье, вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки. Изменился и объем прав попечителя в отношении сделок, совершаемых в интересах подопечного. Попечитель получает и расходует заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного в порядке, предусмотренном ст. 37 настоящего Кодекса (абз. 3 п. 1 ст. 30 ГК).

3. В соответствии с установленной в комментируемой статье отсылкой на абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК формируются правовые последствия указанных сделок: каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость. Кроме того, дееспособная сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

 

Статья 177. Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими <1>

 

--------------------------------

<1> В соответствии с Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ со 2 марта 2015 г. п. 2 ст. 177 будет дополнен абзацем следующего содержания:

"Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом".

 

Комментарий к статье 177

 

1. Комментируемая статья получила новое содержание в связи со значительными изменениями, внесенными в п. 2 ст. 15 ГК, вступающими в силу со 2 марта 2015 г. С указанной даты устанавливается возможность ограничения дееспособности еще и в случае психического заболевания. Гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Такой гражданин совершает сделки, за исключением сделок, предусмотренных подп. 1 и 4 п. 2 ст. 26 ГК, с письменного согласия попечителя. К указанным сделкам, не требующим согласия попечителя, относятся: сделки, направленные на распоряжение своими заработком, стипендией и иными доходами; мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК, а именно сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

При этом гражданин, ограниченный судом в дееспособности по психическому заболеванию, может распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя, за исключением выплат, которые указаны в подп. 1 п. 2 ст. 26 ГК (заработок, стипендия и иные доходы) и которыми он вправе распоряжаться самостоятельно. Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем. Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя. Кроме того, при наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией и иными доходами.

В отношении указанных лиц действует общее правило, что сделка, совершенная таким гражданином, действительна также при ее последующем письменном одобрении его попечителем.

2. Сделки, совершенные гражданином, не способным осознавать значение своих действий или руководить ими, являются сделками с пороками воли. По общему правилу порок воли при совершении сделок может быть обусловлен отсутствием, неправильным формированием или несоответствием волеизъявления внутренней воле лица, заключающего сделку. В нем устанавливается правовое регулирование сделок, совершенных лицом в состоянии, когда оно не осознавало окружающей его обстановки, не понимало значение производимых им действий и не могло руководить ими, поэтому лицу или иным заинтересованным лицам необходимо предоставлять возможность для признания такой сделки недействительной.

Такое состояние может быть следствием различных обстоятельств: тяжелой болезни, алкогольного (наркотического) опьянения, серьезного стресса, сильного душевного волнения, спровоцированного определенными событиями либо действиями. Согласно п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 11 во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо установить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть проведена судебно-психиатрическая экспертиза, в частности, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву заключения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК).

3. Сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. К иным лицам обычно относятся супруг, другие члены семьи, а также наследники этого лица. Если сделка совершена гражданином, признанным впоследствии недееспособным, то она может быть признана недействительной по иску опекуна. Однако сам факт неспособности понимать значение своих действий или руководить ими недостаточен для применения правил комментируемой статьи. Необходим также факт нарушения интересов данного гражданина соответствующей сделкой. Если сделка совершается к выгоде гражданина и не нарушает его права и охраняемые законом интересы, то признание ее недействительной не будет иметь место.

4. В отношении правовых последствий сделок, совершенных указанными лицами, установлены те же правовые последствия, что и при совершении сделок малолетними, недееспособными, ограниченно дееспособными, предусмотренные правилами абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

 

Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

 

Комментарий к статье 178

 

1. Комментируемая статья содержит много новелл, являющихся отражением признания многочисленных ситуаций, возникавших в судебной практике и не имевших длительное время правового регулирования, которые разрешались по усмотрению суда. Как известно, сделки, совершенные под влиянием заблуждения, относятся к группе недействительных сделок, в которых внутренняя воля сформировалась под негативным влиянием внешних обстоятельств. "Заблуждение означает неверное представление лица об определенных обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки, вследствие чего результат по сделке не соответствует истинной воле стороны. Сделка признается судом недействительной, если заблуждение присутствовало на момент совершения сделки и имело существенное значение для ее совершения. Существенное заблуждение должно затрагивать основные элементы сделки, и его последствия либо вообще невозможно исправить, либо их устранение будет сопряжено с существенными затратами заблуждавшейся стороны" (Данилов И.А. Недействительность сделок с пороками воли, причины которых заключены в самом субъекте сделки // Юридический мир. 2011. N 5).

2. Важно отметить, что увеличение признаков существенного заблуждения потребовало ввести новое, по сути, правило, определяющее границы и признаки существенного заблуждения. Теперь комментируемая статья не просто охватывает сделки, совершенные под влиянием заблуждения, а вводит новое положение, по которому правила данной статьи применяются, если заблуждение стороны было настолько существенным, что она, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Необходимо отметить, что данная формулировка близка к формулировке, содержащейся в п. 1 ст. 451 ГК действующей редакции: "Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях".

3. В п. 5.2.4 Концепции развития гражданского законодательства указывалось, что целесообразно уточнить критерии, используемые в законе для отнесения заблуждения лица, совершившего сделку, к заблуждениям, имеющим существенное значение и позволяющим оспаривать сделку на основании ст. 178 ГК. Соответственно, произошло уточнение понимания существенности заблуждения. Во-первых, законодатель разбил все виды существенных заблуждений на пять самостоятельных, имеющих собственное содержание, во-вторых, изменил содержание ранее имевшихся видов, во многом изменив и углубив его, в-третьих, ввел в законодательное регулирование ряд новых пониманий заблуждения, которые ранее прямо не квалифицировались как имеющие существенное значение.

4. Ранее в законе существенное значение имело заблуждение только относительно природы сделки, тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Теперь в этой части появились два самостоятельных вида заблуждения - относительно природы сделки (подп. 3 п. 2) и относительно предмета сделки, в частности, таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные (подп. 2 п. 2). Понятно, почему законодатель отказался от указания на заблуждение в отношении тождества предмета сделки. Тогда бы речь шла об отсутствии соглашения о предмете сделки. Представляется, что здесь проходит граница между признанием сделки недействительной и признанием ее незаключенной как сделки, в которой стороны не достигли соглашения по существенному условию (ст. 432 ГК).

Например, по одному из дел, разрешая возникший спор и удовлетворяя исковые требования о признании договора недействительным и возврате уплаченных за земельный участок денежных средств, суд первой инстанции сослался на то, что местоположение приобретенного истцом земельного участка не соответствует землеотводным документам, в соответствии с которыми участок первоначально был предоставлен К. в границах СНТ "Мысхако", поэтому истец был введен в заблуждение относительно предмета сделки, что имеет существенное значение и является основанием для признания сделки недействительной, а потому его требования о возврате уплаченных за спорный участок денежных средств подлежат удовлетворению (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 4 октября 2012 г. по делу N 33-19977/2012).

Однако вопрос о заблуждении в отношении предмета в современных условиях рынка также должен был получить более расширенное понимание. Поэтому правильным представляется новая редакция данного основания, касающегося предмета сделки и таких качеств ее предмета, которые в обороте рассматриваются как существенные. Именно так долгое время складывалась и судебная практика (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 января 2003 г. по делу N Ф04/189-1157/А46-2002). Заблуждение в отношении природы сделки в практике судов встречается довольно редко, но тем не менее этот вид заблуждения сохраняет свою правовую значимость. В этом случае речь идет о том новом качестве правоотношений, которое порождается сделкой, т.е. о правовых последствиях совершения сделки.

5. Другой новеллой является возможность оспаривать сделку при наличии заблуждения в личности контрагента. Сейчас судебная практика в основном отрицает такую возможность, поскольку четких норм в ГК не было. Теперь появляется определенное положение, аналогичное имеющимся в других правопорядках. В юридической литературе неоднократно высказывалась мысль о необходимости учитывать заблуждение в личности контрагента как основание недействительности сделки по ст. 179 ГК. Как отмечает М.Ф. Лукьяненко, "такой подход позволяет более полно учесть интересы лица, допускающего ошибку при заключении сделки. Очевидно, что кредитор в предстоящем договорном отношении предполагает, что должник произведет надлежащее исполнение в соответствии с условиями обязательства, поэтому, вступая в договорные отношения, стороны учитывают личность контрагента. Так, продавец, продающий крупную партию товаров в кредит; комитент, передавший комиссионеру имущество для реализации; наймодатель, передающий жилое помещение нанимателю, а также субъекты иных правоотношений в равной мере несут риск утраты своего имущества, и для них важна личность контрагента" (Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010. С. 330 - 331).

На пути становления такой категории заблуждения, как личность контрагента, стоят и судебные инстанции. Например, по одному из дел суд указал, что "одним из видов существенного заблуждения является заблуждение относительно таких свойств лица, являющегося стороной сделки, которые имели решающее значение при ее совершении. Поручитель в предстоящем договорном отношении предполагает, что должник произведет надлежащее исполнение в соответствии с условиями обязательства, поэтому, вступая в договорные отношения, стороны учитывают личность контрагента. Это вызвано повышенным риском утраты имущества, в том числе при заключении договора ипотеки. Таким образом, наличие ошибки в личности заемщика для истца как стороны по договорам поручительства и ипотеки свидетельствует о пороке воли лица, которое, обладая теми или иными сведениями, не заключило бы сделку с таким лицом, поэтому может рассматриваться в качестве заблуждения, имеющего существенное значение. Если подлинная внутренняя воля не соответствует ее внешнему выражению, закон допускает признание таких сделок недействительными" (Апелляционное определение Московского городского суда от 14 ноября 2012 г. по делу N 11-14682).

Важно отметить, что закон допускает учет в качестве существенного и заблуждение в отношении лица, связанного со сделкой. Понятие "лицо, связанное со сделкой" не имеет на сегодняшний день какого-либо внятного содержания. Но ясно, что речь идет в первую очередь о лицах, которые формируют волю и волеизъявление в сделке (например, руководитель юридического лица). Судебная практика создала некоторые подходы к пониманию этого круга лиц. Например, по одному из дел суд указал, что "доводы подателя апелляционной жалобы об отсутствии нарушения оспариваемым решением прав и охраняемых законом интересов отклоняются. Недостоверная информация о единоличном исполнительном органе Общества, содержащаяся в ЕГРЮЛ, очевидно нарушает права юридического лица и может воспрепятствовать осуществлению им нормальной хозяйственной деятельности в результате введения в заблуждение контрагентов Общества относительно личности его руководителя" (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 апреля 2011 г. по делу N А56-51360/2010).

6. Одной из проблем оценки внешнего проявления воли в сделке является проблема описок и ошибок, изменяющих истинное содержание воли сторон. В п. 1.5.3 Концепции развития гражданского законодательства указывалось, что в ст. 178 ГК отсутствует основание для оспаривания сделок, совершенных в результате описок и опечаток, и предлагалось позаимствовать опыт Германии (§ 119 ГГУ), где подобные случаи приравниваются к заблуждению, характеризуясь тем, что "лицо не желало совершать волеизъявление такого содержания". Еще Н.В. Рабинович, признавая отсутствие специального регулирования, предлагала оспаривать сделки, совершенные в результате, скажем, описки, как недействительные по нормам о заблуждении (см.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 85). Однако судебная практика не признавала техническую ошибку в качестве основания для признания сделки, совершенной под влиянием заблуждения. Показателен пример, в котором суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания технической ошибки, допущенной истцом при указании цены контракта, в качестве имеющего существенное значение заблуждения относительно цены сделки и признания спорных торгов недействительными в соответствии с положениями ст. 178 ГК (Определение ВАС РФ от 30 сентября 2010 г. N ВАС-13020/10). Хотя из содержания дела ясно, что заблуждение, связанное с ошибкой в указании цены возмездной сделки, имеет существенный характер.

В связи с этим следует признать верным основное направление движения становления института недействительности сделок, совершенных под влиянием заблуждения, при наличии описок, опечаток, оговорок, но при условии, что такие ошибки свидетельствуют об отсутствии воли к совершению волеизъявления в целом.

7. Новым положением, касающимся расширения понимания содержания существенного заблуждения, является положение подп. 5 п. 2 комментируемой статьи о том, что сторона может заблуждаться в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку. Указанное положение носит довольно формализованный характер. Следует уточнить, что по условиям данного правила сторона не просто заблуждается в отношении каких-либо обстоятельств, но и упоминает об этих обстоятельствах в своем волеизъявлении, т.е. в сделке, из наличия которых она с очевидностью для всех участников сделки и для суда исходит.

8. Важной новеллой является предусмотренная в п. 4 комментируемой статьи возможность сохранения сделки, одобренной стороной, действовавшей под влиянием заблуждения, на тех условиях, из представления о которых она исходила, заключая сделку. В статье указано и то, как в данном случае должен поступить суд. Отказывая в признании сделки недействительной, суд должен указать в решении условия сделки, из которых исходила заблуждавшаяся сторона, как действительные и согласованные условия. В юридической литературе эта процедура называется "адаптация сделки, т.е. сохранение между сторонами правовых отношений с тем содержанием, какое они имели бы, если бы вместо фактически совершенной сделки была совершена та, на достижение которой была бы направлена воля заблуждавшейся стороны, т.е. если бы ни заблуждения, ни вызванного им несоответствия воли и волеизъявления не было" (Зезекало А.Ю. Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, в проекте Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации // Вестник гражданского права. 2009. N 3).

9. В п. 5 комментируемой статьи проявляется действие принципа добросовестности сторон договорных отношений. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон. Представляется, что в тексте пропущена частица "не" перед словом "распознать". В этом случае все становится понятным и логически последовательным. Сторона, вступая в сделку, должна проявить обычную осмотрительность с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон. Но это должна быть обычная осмотрительность, принятая в гражданском обороте, т.е. не требующая применения специальных профессиональных навыков и приемов расследования.

В ином случае, если сторона не проявляет обычную осмотрительность, т.е. действует без должной добросовестности, она не может получить защиту своих нарушенных прав и интересов. Этой же позиции придерживается и судебная практика. Например, по одному из дел в решении указывалось, что "заявитель настаивает на том, что заинтересованные в совершении спорной сделки ответчики преднамеренно создали у истца не соответствующее действительности представление об условиях сделки и существенном для истца обстоятельстве, влияющем на его решение заключить сделку, - прибыльности общества и возможности общества выплачивать своим участникам реальные дивиденды. Однако на момент внесения вклада истец располагал или мог располагать сведениями относительно финансового состояния ООО "ТОП-КНИГА" и с учетом этих сведений должен был принимать решение о приобретении доли в уставном капитале общества. До внесения вклада Щебетов С.Д. получил от общества значительный объем документации. При наличии сомнений в достоверности представленной ответчиками информации на момент совершения сделок и ее полноте истец, проявив должную степень осмотрительности, мог отказаться от сделки" (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 декабря 2010 г. по делу N А45-15993/2009).

10. Общим последствием недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения, является двусторонняя реституция (п. 2 ст. 167 ГК). Кроме того, законом предусмотрены специальные правовые последствия совершения сделки под влиянием заблуждения в форме возможности предъявления требования о возмещении реального ущерба, которая поставлена в зависимость от причин формирования заблуждения. Реальный ущерб возмещает сторона, предъявившая требование о признании сделки недействительной, если не докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны или что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств. Предусматривается, что реальный ущерб при признании сделки недействительной будет возмещаться также и в случае возникновения заблуждения в результате обстоятельств, не зависящих от воли сторон.

Содержание

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (11.02.2015)
Просмотров: 976 | Теги: сделка, судебная, недействительный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016