Понедельник, 20.02.2017, 18:30
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ И ГРУППОВОГО ХУЛИГАНСТВА

ВЕКЛЕНКО С.В.,
доктор юридических наук, профессор, начальник
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
postmaster@ptskl.baltnet.ru

ЯКУНИН А.И.,
начальник ГУ МВД России по г. Москве
 

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ
МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ И ГРУППОВОГО ХУЛИГАНСТВА

 

Одной из проблем квалификации уча-
стия  в  массовых  беспорядках  является  раз-
граничение  данного  преступления  с  группо-
вым хулиганством. Это связано, в частности,
с тем, что признаки составов указанных об-
щественно опасных деяний схожи. Объектом
массовых  беспорядков  является  обществен-
ная безопасность, но общественный порядок

при этом также нарушается. Объектом хули-
ганства выступает общественный порядок, но
в случае наиболее распространенной разно-
видности хулиганства, связанной с примене-
нием оружия или предметов, используемых в
качестве оружия, происходит посягательство
и на общественную безопасность.
Отсутствует четкая грань и между при-
знаками  объективной  стороны.  Признаком
массовых  беспорядков,  как  и  признаком
хулиганства,  может  выступать  применение
оружия. В тех же случаях, когда хулиганство
совершается с применением предметов, ис-
пользуемых  в  качестве  оружия,  сложность
разграничения  анализируемых  преступле-
ний  состоит  в  том,  что  участие  в  массовых
беспорядках  сопровождается  насилием,
а  хулиганство,  хоть  и  не  содержит  в  своем
составе  признака  насилия,  но  имманентно
сопряжено с ним. Так, в п.2 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября
2007  г.  №45  «О  судебной  практике  по  уго-
ловным  делам  о  хулиганстве  и  иных  пре-
ступлениях,  совершенных  из  хулиганских
побуждений»  сказано:  «Под  применением
оружия или предметов, используемых в каче-
стве оружия, следует понимать умышленные
действия,  направленные  на  использование
лицом  указанных  предметов  как  для  физи-
ческого, так и психического воздействия на
потерпевшего, а также иные действия, сви-
детельствующие о намерении применить на-
силие посредством этого оружия или пред-
метов, используемых в качестве оружия» [5]
(выделено нами). По мнению Б. Волженкина,
если  насилие  не  рассматривать  признаком
хулиганства,  «на  долю»  хулиганства  оста-
ются лишь случаи грубого нарушения обще-
ственного порядка, выражающего явное не-
уважение к обществу, когда с применением
оружия или предметов, используемых в ка-
честве  оружия,  создавалась  опасность  для
жизни или здоровья граждан, но реально фи-
зического вреда причинено не было [9]. Рас-
пространенность такого деяния чрезвычайно
мала.  В  большинстве  случаев  хулиганство
сопряжено с насилием. Вопрос лишь состоит
в  уголовно-правовой  оценке  таких  деяний.
В  п.11  Постановления  Пленума  Верховного
Суда РФ от 15 ноября 2007 г. №45 «О судеб-
ной практике по уголовным делам о хулиган-
стве и иных преступлениях, совершенных из
хулиганских  побуждений»  предложен  вари-
ант  такой  оценки,  когда  в  процессе  совер-
шения  хулиганства  …  нанесены  побои  или
причинен вред здоровью различной степени
тяжести  из  хулиганских  побуждений,  соде-
янное  надлежит  квалифицировать  по  сово-
купности  преступлений,  предусмотренных
соответствующей частью статьи 213 УК РФ
и  частью  (пунктом  части)  соответствующей
статьи Особенной части Уголовного кодекса
РФ,  предусматривающей  ответственность
за  преступление  против  личности»  [5].  Не
вдаваясь  в  дискуссию  по  поводу  правиль-
ности такой квалификации, можно вместе с
тем утверждать, что групповое хулиганство
с  применением  оружия  или  предметов,  ис-
пользуемых  в  качестве  оружия,  в  подавля-
ющем большинстве случаев связано с наси-
лием, и отграничить данное преступление от
массовых  беспорядков,  сопровождающихся
насилием, по признакам объективной сторо-
ны не представляется возможным.
Оценочность  признака  «массовые»,
применительно к беспорядкам, и отсутствие
максимальной границы количества человек,
образующих группу лиц по предварительно-
му  сговору,  при  хулиганстве  также  не  спо-
собствуют  четкому  разграничению  указан-
ных преступлений.
Мотив и цель не входят в законодатель-
ную  конструкцию  хулиганства  и  массовых
беспорядков.  В  литературе  большинством
исследователей  хулиганство  рассматри-
вается  как  преступление,  совершаемое  с
хулиганским  мотивом  (из  хулиганских  по-
буждений) [7, с.31]. «Поскольку хулиганский
мотив входит в социальную характеристику
одноименных действий, он не может не рас-
сматриваться  как  обязательный  элемент
субъективной  стороны  данного  преступле-
ния. Без хулиганского мотива не может быть
и хулиганских действий» [10, с.152]. Мотивы
массовых  беспорядков  могут  быть  различ-
ными:  недовольство  социально-экономи-
ческими  условиями  жизни,  деятельностью
органов власти и управления; политическая,
идеологическая,  национальная,  религиоз-
ная  ненависть  или  вражда,  ненависть  или
вражда в отношении какой-либо социальной
группы,  корыстные  побуждения,  желание
дезорганизовать  деятельность  учреждений,
чувство  мести,  зависти,  злобы,  самосохра-
нения и др. Среди мотивов участия в массо-
вых беспорядках исследователи называют и
хулиганские побуждения [12, с.34-35].
Таким образом, законодательные кон-
струкции составов массовых беспорядков и
группового  хулиганства  не  позволяют  про-
вести четкую границу между этими престу-
плениями,  обуславливая  соответствующую
проблему квалификации у правопримените-
ля. Ситуацию усугубляет и отсутствие разъ-
яснения  Пленума  Верховного  Суда  РФ  по
данному вопросу.
Неслучайно  в  следственной  и  судеб-
ной  практике  распространены  случаи  ква-
лификации участия в массовых беспорядках
как группового хулиганства.
Так,  изначально  по  факту  массовых
беспорядков в селе Харагун Читинской обла-
сти, произошедших 17 мая 2006 года, было
возбуждено  уголовное  дело  по  ч.2  ст.213,
ч.2 ст.167 УК РФ (хулиганство, совершенное
группой  лиц  по  предварительному  сговору,
и умышленное уничтожении и повреждение
чужого  имущества,  повлекшее  причинение
значительного  ущерба,  совершенное  из  ху-
лиганских побуждений путем поджога) [32].
Затем в ходе предварительного след-
ствия  было  установлено,  что  17  мая  2006
года в селе Харагун были совершены погро-
мы  19  азербайджанских  семей,  в  которых
принимали участие местные жители. В ходе
массовых  беспорядков  были  подожжены  и
разграблены дома, похищены золотые укра-
шения,  бытовая  техника  и  предметы  одеж-
ды.  Помимо  этого,  сожжены  и  повреждены
семь грузовых и 10 легковых автомобилей.
12  выходцам  из  Азербайджана  причинен
вред здоровью различной степени тяжести,
в том числе повлекший смерть одного чело-
века. Участники массовых беспорядков при-
меняли  огнестрельное  охотничье  оружие,
психическое и физическое насилие к потер-
певшим. В результате 32 лицам предъявле-
но  обвинение  в  совершении  преступлений,
предусмотренных ч.2 ст.212 (участие в мас-
совых  беспорядках,  сопровождавшихся  на-
силием, погромами, поджогами, уничтожени-
ем имущества, применением огнестрельного
оружия),  в  том  числе  девятерым  из  них  по
ч.4 ст.111 УК РФ (умышленное причинение

1  В уголовно-правовой литературе высказываются как мнения, аналогичные указанной позиции Верхов-
ного Суда РФ [26, с.341; 30, с.503-504 и др.], так и отличные от нее [8; 18, с.520; 19, с.2, 4 и др.].

тяжкого вреда здоровью, повлекшее по не-
осторожности смерть потерпевшего), двоим
- по ч.3 ст.212 УК РФ (призывы к активному
неподчинению законным требованиям пред-
ставителей власти и к массовым беспоряд-
кам, а равно призывы к насилию над граж-
данами) [15].
Хилокский  районный  суд  Читинской
области,  вынося  приговор  по  данному  уго-
ловному  делу,  с  квалификацией  действий
виновных  по  ч.2  ст.212  и  ч.3  ст.212  УК  РФ
согласился [6].
По  фактам  событий  на  Манежной
площади г. Москвы в декабре 2010 г. также
были  возбуждены  уголовные  дела  по  ста-
тьям о хулиганстве, причинении вреда здо-
ровью средней тяжести и причинении легко-
го вреда здоровью [21]. Такая квалификация
вызвала  негативную  реакцию  со  стороны
правозащитников. Так, по мнению Г. Кожев-
никовой из правозащитного центра «Сова»,
это  свидетельствует  о  том,  что  правоохра-
нительные органы не готовы адекватно рас-
сматривать ситуацию [21].
По уголовному делу об указанных собы-
тиях  органами  предварительного  расследова-
ния И. Березюк, Л. Панин, А. Козевин, К. Унчук
и  Р.  Хубаев  обвинялись  в  совершении  пре-
ступлений,  предусмотренных  ч.3  ст.212  УК
РФ (призывы к активному неподчинению за-
конным требованиям представителей власти
и  к  массовым  беспорядкам),  ч.1  ст.318  УК
РФ (угроза применения насилия в отношении
представителя  власти  в  связи  с  исполнени-
ем им своих должностных обязанностей), за
исключением И. Березюка, ч.2 ст.213 УК РФ
(хулиганство). Кроме того, И. Березюку было
предъявлено обвинение по ч.1 ст.282 УК РФ
(действия, направленные на возбуждение не-
нависти и вражды по признакам расы, нацио-
нальности языка, происхождения, совершен-
ные публично), ч.4 ст.150 УК РФ (вовлечение
несовершеннолетнего в совершение престу-
пления по мотивам национальной ненависти
и  вражды  путем  обещаний)  и  ч.2  ст.318  УК
РФ (применение насилия, опасного для здо-
ровья, в отношении представителя власти в
связи с исполнением им своих должностных
обязанностей).
По  мнению  следствия,  Березюк,  Ун-
чук  и  Хубаев,  являясь  активистами  неза-
регистрированных  в  России  общественных
объединений «Другая Россия» и «Стратегия
31», узнали о том, что 11 декабря 2010 г. в
Москве  будут  проводиться  траурные  меро-
приятия  в  память  о  погибшем  болельщике
«Спартака»  Егоре  Свиридове  и  соберётся
большое количество молодых людей, в том
числе болельщиков футбольных клубов Рос-
сии и сотрудников милиции. В связи с этим
они решили использовать указанные обсто-
ятельства для призыва собравшихся к актив-
ному неподчинению законным требованиям
представителей  власти  и  массовым  беспо-
рядкам.  Прибыв  на  Кронштадский  бульвар
г. Москвы, сообщники обнаружили массовое
скопление  людей  и  принялись  агитировать
участников  мероприятия  проследовать  на
Манежную площадь г. Москвы. Кроме того,
Березюк склонил несовершеннолетнего мо-
сквича к совершению разжигания расовой и
национальной ненависти и вражды, предло-
жив ему принять участие в мероприятии на
Манежной площади и выкрикивать за возна-
граждение в сумме 1500 рублей экстремист-
ские  лозунги.  В  тот  же  день  соучастники,
находясь  на  Манежной  площади,  соверши-
ли  хулиганство  с  применением  предметов,
используемых  в  качестве  оружия,  а  также
угрожали  применением  насилия  в  отноше-
нии представителей власти - милиционеров
ОМОН ГУВД по г. Москве [31].
Как  сообщил  официальный  пред-
ставитель  СК  РФ  Владимир  Маркин  газете
«Коммерсантъ»,  для  квалификации  собы-
тий  в  центре  Москвы  как  массовые  беспо-
рядки по ч.1 и ч.2 ст. 212 УК РФ участники
акции должны были совершить насилие над
гражданами,  поджоги,  погромы,  применить
оружие или взрывчатку и оказать вооружен-
ное сопротивление силам правопорядка. По
мнению  следствия,  организаторы  акции  на
Манежной  призывали  к  беспорядкам,  но,
благодаря  грамотным  действиям  милиции,
эти планы не были воплощены в жизнь. По-
этому  уголовное  преследование  осущест-
вляется не за конкретные действия, а только
за призывы к ним. По версии следствия, на-
ходившиеся на площади болельщики не при-
меняли организованное насилие (были лишь
отдельные факты нападений) [28].
На  наш  взгляд,  то,  что  освещалось
средствами  массовой  информации,  трудно
назвать «отдельными фактами нападений»,
и при квалификации непосредственных дей-
ствий  названных  лиц  по  применению  наси-
лия с помощью предметов, используемых в
качестве оружия, следовало учитывать субъ-
ективную  сторону  преступления.  Виновные
призывали  к  массовым  беспорядкам,  к  ак-
тивному  неподчинению  законным  требова-
ниям  представителей  власти,  а  затем  сами
стали  осуществлять  то,  к  чему  призывали.
Квалификация  данных  действий  как  хули-
ганства, а не участия в массовых беспоряд-
ках при таких обстоятельствах спорна.
Судом  указанные  лица  признаны  ви-
новными в призывах к массовым беспоряд-
кам, возбуждении ненависти или вражды и
применении  насилия  в  отношении  предста-
вителей власти, от обвинения в хулиганстве
и вовлечении несовершеннолетнего в совер-
шение преступления государственный обви-
нитель отказался [29].
Интересно  отметить,  что  нередко
представители  правоохранительных  орга-
нов,  называя  случившееся  массовыми  бес-
порядками, тем не менее осуществляют ква-
лификацию по ч.2 ст.213 УК РФ.
Так,  на  официальном  сайте  Степнов-
ского  районного  суда  Ставропольского  края
указано:  «15  июля  2010  года  вынесен  при-
говор  по  уголовному  делу  о  массовых  бес-
порядках,  возникших  по  мотиву  националь-
ной ненависти, имевших место в с. Иргаклы
Степновского  района  Ставропольского  края
21-22 июня 2009 г. Жители с. Иргаклы Степ-
новского района Ставропольского края Иль-
мухамбетов  Р.А.,  Науманов  А.З.,  Науманов
М.З., Сулейманов Р.Б., Тангатов А.О., Танга-
тов М.О. признаны судом виновными в совер-
шении  преступления,  предусмотренного  ч.2
ст.213  УК  РФ  -  хулиганство  с  применением
предметов, используемых в качестве оружия,
по мотиву национальной ненависти, группой
лиц по предварительному сговору» [11].
Итак,  возможно  ли  разграничение
группового  хулиганства  и  участия  в  массо-
вых  беспорядках,  каковы  критерии  их  раз-
граничения?  В  теории  уголовного  права
предлагается несколько вариантов решения
данных вопросов.
Среди  них  есть  весьма  радикальные.
Так,  Ю.И.  Жих  предлагает  решить  пробле-
му разграничения обозначенных преступле-
ний путем исключения из статьи 212 УК РФ
часть  2  -  участие  в  массовых  беспорядках
[13, с.27].
Такое решение, во-первых, не дает ре-
комендаций  практикам  на  тот  период,  пока
законодательство  останется  прежним,  во-
вторых, спорно по существу. Не все массо-
вые  беспорядки  совершаются  по  мотивам,
указанным  в  ст.213  УК  РФ,  и  исключение
ч.2  ст.212  УК  РФ  будет  означить  декрими-
нализацию  большого  круга  общественно
опасных  деяний,  совершенных,  например,
по политическим, корыстным мотивам, из-за
недовольства экономическими и социальны-
ми условиями жизни общества и т.п.
Большинство  авторов  положительно
решают  первый  вопрос,  предлагая,  однако,
разные критерии.
Одним  авторам  различие  между  ука-
занными составами видится в их субъектив-
ной стороне. «При массовых беспорядках ви-
новные лица стремятся продемонстрировать
свое  отрицательное  отношение  к  политике,
проводимой  государством,  к  деятельности
местных властей либо непонимание этой по-
литики  или  неодобрение,  непризнание  ее.
При  групповом  хулиганстве  участвующие  в
преступлении лица стремятся проявить свое
явное неуважение к обществу, свое неприя-
тие общепризнанных норм морали» [2, с.49].
По  мнению  других,  массовые  бес-
порядки  отграничиваются  от  хулиганства
масштабом  преступной  деятельности  и  ее
характером. Погромы, поджоги, использова-
ние  взрывчатых  веществ  являются  призна-
ком  массовых  беспорядков,  но  не  хулиган-
ства.  При  массовых  беспорядках  виновные
стремятся  продемонстрировать  свое  отри-
цательное  отношение  к  политике,  проводи-
мой  государством,  либо  непонимание  этой
политики,  неодобрение,  непризнание  ее,  к
деятельности  местных  властей,  неодобре-
ние  каких-то  событий  (например  проигрыш
футбольной команды [14, с.20].
Третьи  полагают,  что  массовые  бес-
порядки  отличаются  от  группового  хули-
ганства,  прежде  всего,  основным  объектом
посягательства,  сложностью  объективной
стороны  [1,  с.43-44],  а  также  обязательным
наличием  большого  количества  соучастни-
ков - толпы [3, с.258; 4, с.170].
Четвертые предлагают разграничивать
анализируемые преступления, как по объек-
тивным,  так  и  по  субъективным  признакам
составов.  «При  совершении  хулиганства,
-  пишет  Д.С.  Пашкин,  -  также  имеет  место
дезорганизация  общественного  порядка,
однако  проявляется  она  в  гораздо  меньшей
степени, нежели при учинении массовых бес-
порядков. В ряде случаев в хулиганских дей-
ствиях  принимает  участие  группа  лиц,  в  не-
которых случаях несколько десятков. Между
тем в массовых беспорядках всегда участву-
ет толпа, в которой могут одновременно быть
сотни  и  тысячи  участников.  Существенные
отличия можно провести и по субъективным
признакам  сравниваемых  составов.  К  моти-
вам  массовых  беспорядков  можно  отнести
националистические,  корыстные,  политиче-
ские,  хулиганские  и  иные  побуждения.  Для
хулиганства  мотив  грубого  неуважения  к
обществу является обязательным признаком
данного преступления» [23, с.78].
На наш взгляд, мотивы могут служить
критерием  разграничения  массовых  беспо-
рядков  и  группового  хулиганства  только  в
тех случаях, когда у виновных отсутствовали
хулиганские или «экстремистские» побужде-
ния, поскольку указанные побуждения могут
иметь место как при хулиганстве, так и при
массовых беспорядках.
Учитывая  сказанное,  можно  сделать
вывод,  что  при  установлении  иных,  отлич-
ных от вышеназванных мотивов, содеянное
следует  квалифицировать  как  массовые
беспорядки  (с  условием  наличия  объектив-
ных  признаков  данного  преступления).  Так,
следует  признать  правильной  квалифика-
цию  массового  физического  вторжения  на
территорию  предприятия  при  рейдерском
захвате,  сопряженное  с  насилием,  унич-
тожением  и  повреждением  имущества,  в
случае  нарушения  общественной  безопас-
ности  и  общественного  порядка,  как  мас-
совые  беспорядки  [25].  Виновные  в  данном
случае преследуют корыстную цель - захват
предприятия, что исключает хулиганские по-
буждения,  а  следовательно,  и  хулиганство.
Вместе с тем, как отмечают исследователи
проблемы  рейдерства,  правоприменитель
нередко квалифицирует указанные действия
как хулиганство [17; 20, с.9; 27]. Возможно,
причиной  этому  является  отсутствие  само-
стоятельного  состава  преступления  -  рей-
дерство. Правоприменитель же в тех случа-
ях,  когда  в  захвате  предприятия  участвует
такое  количество  человек,  которое  нельзя
признать толпой, вынужден применять нор-
му  о  хулиганстве.  Хотя  это,  на  наш  взгляд,
является ничем иным, как аналогией закона,
что недопустимо. Мы согласны с авторами,
критикующими  широкое  судебное  толкова-
ние корыстного мотива за счет включения в
его  содержание  корыстных  побуждений  [7,
с.32].  Решение  проблемы  видится  в  изме-
нении  уголовного  законодательства,  но  это
предмет  самостоятельного  научного  иссле-
дования.
В  тех  случаях,  когда  субъективная
сторона участия в массовых беспорядках и
хулиганства  характеризуется  хулиганскими
или «экстремистскими» побуждениями, кри-
терием  разграничения  данных  преступле-
ний,  на  наш  взгляд,  является  признак  мас-
совости  и  связанная  с  ним  характеристика
непосредственного объекта. Сложность раз-
граничения  в  данном  случае  обусловлена
оценочным  характером  указанного  призна-
ка. Как определить грань между группой лиц
по предварительному сговору и толпой?
Анализ  судебной  практики  показал,
что  количество  участников  не  имеет  реша-
ющего  значения  в  данном  вопросе.  Можно
привести примеры, когда количество участ-
ников  хулиганства  больше,  чем  участни-
ков  массовых  беспорядков.  Так,  Пригово-
ром Тверского районного суда г. Москвы от
12.08.2005 г. осуждены по ч.2 ст.212 УК РФ
39  из  40  человек,  принимавших  участие  в
массовых беспорядках [24]. По делу о хули-
ганских действиях, совершенных по мотиву
национальной ненависти в отношении жите-
лей  с.  Иргаклы  Степновского  района  Став-
ропольского края - даргинской семьи Шахба-
новых, судом установлено, что общее число
лиц  со  стороны  молодых  людей  ногайской
национальности,  участвующих  в  нападении
на потерпевших, достигало 150 человек [11].
Полагаем,  что  решающее  значение
должно иметь установление того, как влия-
ет большая группа людей на общественную
безопасность  (общественный  порядок),  а
также присущи ли этой группе признаки тол-
пы. Оценка этих обстоятельств должна под-
тверждаться  доказательствами  и  найти  от-
ражение в приговоре суда. Показательны в
этом смысле следующие судебные решения.
Судебная  коллегия  по  уголовным  де-
лам  Верховного  Суда  Российской  Федера-
ции установила, что К.Д.Ю., К.И., К.А., Г., Л.,
Х.А., Х.Р., К.М., К.Д.А., М.Д. и Р.А., признаны
виновными в том, что 27 апреля 2004 года,
преследуя  цель  демонстрации  превосход-
ства  своей  группировки,  именуемой  «аза-
товские»,  над  членами  другой  молодежной
группировки,  именуемой  «молодовские»,
путем  массовой  расправы  с  членами  по-
следней, при встречах, по телефону, а так-
же посредством уже оповещенных лиц были
высказаны требования прибыть членам этой
группировки в указанное время в спортзал,
где после прибытия в указанное место чле-
нов  указанной  группировки  общей  числен-
ностью около 60 человек всем собравшимся
было высказано требование принять участие
в расправе над участниками «молодовской»
группировки, на что было получено согласие
всех  вышеуказанных  лиц,  после  чего  часть
членов  молодежной  группировки,  взяв  об-
рез  двуствольного  охотничьего  ружья,  рас-
положилась  в  гаражном  массиве,  а  вторая,
большая часть, взяв обрезки арматуры, ме-
таллических  труб,  деревянные  палки,  биты
и  нож,  расположилась  в  помещении  спорт-
зала,  выключив  там  освещение  и  соблю-
дая тишину, чтобы вступить в драку неожи-
данно  с  членами  группировки,  именующей
себя  «молодовские»,  а  после  прибытия  на
четырех  автомашинах  и  пешком  к  зданию
указанного  спортзала  членов  молодежной
группировки,  именующей  себя  «молодов-
ские», общей численностью около 30 чело-
век,  выбежали  на  улицу,  где  в  отношении
членов «молодовской» группировки и в от-
ношении  автомашин,  на  которых  они  при-
были,  массово,  совместно  и  согласованно
совершили  действия,  выразившиеся  в  на-
силии, повреждении чужого имущества… В
кассационном представлении государствен-
ного обвинителя ставится вопрос об отмене
приговора  с  направлением  дела  на  новое
судебное рассмотрение в связи с необосно-
ванным исключением из обвинения К.Д.Ю.,
К.И., К.А., Г., Л., Х.А., Х.Р., К.М., К.Д.А., М.Д.
и Р.А. ч. 2 ст. 212 УК РФ,
Судебная  коллегия,  не  соглашаясь
с  доводами  кассационного  представления
государственного  обвинителя,  отметила:
«Как  правильно  указано  в  приговоре  суда,
под  массовыми  беспорядками  законода-
тель  понимает  преступление,  нарушающее
общественную  безопасность  и  способное
причинить тяжкие последствия в сфере эко-
номики, политики, экологии, военной сфере,
парализовать  деятельность  органов  госу-
дарственной власти и управления».
Исходя из этого, суд обоснованно сде-
лал вывод о том, что в изложенных обстоя-
тельствах  по  делу  таких  действий  не  уста-
новлено.
Применение  огнестрельного  оружия,
причинение телесных повреждений и смерти
потерпевшему, а также повреждение чужого
имущества  сами  по  себе,  без  приведенных
выше признаков, не могут служить основа-
нием  квалификации  по  статье  «массовые
беспорядки»  и  должны  квалифицироваться
по  соответствующим  статьям  материально-
го закона. Таким образом, исходя из факти-
ческих  обстоятельств  дела,  действия  всех
осужденных, которые применили насилие к
потерпевшим, правильно квалифицированы
как хулиганство [22].
В  следующем  приговоре  суда  обра-
щается  внимание  на  содержание  признака
«массовость»  более  детально.  Так,  в  при-
говоре по факту участия в массовых беспо-
рядках  в  целях  захвата  властных  полномо-
чий  руководства  ОАО  «Оборонснабсбыт»  и
ООО «РК «Оборонснабсбыт» суд указал, что
«для признания беспорядков массовыми не-
обходимо несколько факторов, в том числе
существование  трудно  поддающейся  внеш-
нему контролю большой массы людей, сти-
хийный  характер  поведения  большинства
собравшихся  участников,  неблагоприятные
тенденции, направленные к росту и расши-
рению противоправных действий участников
массовых беспорядков.
Сделав анализ событий, имевших ме-
сто  15  декабря  2003  г.,  следует  признать,
что для указанных событий была характер-
на первоначальная организованность, а так
же и стихийность поведения трудно поддаю-
щейся  внешнему  контролю  большой  массы
людей. Имели место также и неблагоприят-
ные  тенденции  к  росту  и  расширению  про-
тивоправных проявлений участников массо-
вых беспорядков.
Так, все свидетели из числа захватчи-
ков указывают, что была поставлена задача
занять территорию и помещения ОАО «Обо-
ронснабсбыт»,  однако  в  действительности
события  приняли  иной  оборот:  в  судебном
заседании  установлены  многочисленные
факты  применения  насилия,  в  том  числе  к
представителям  власти,  а  также  уничтоже-
ния имущества и погромов. Например, никто
в судебном заседании не подтвердил, что на
стадии  организации  планировалось  облить
сотрудников  милиции  водой  из  пожарного
гидранта или вытолкнуть потерпевшего Тор-
чинского из окна, тем не менее в процессе
массовых беспорядков это имело место.
Таким  образом,  вина  подсудимых  на-
шла  в  судебном  заседании  свое  подтверж-
дение,  и  действия  каждого  из  них  суд  ква-
лифицирует по ч.2 ст.212 УК РФ - участие в
массовых  беспорядках,  сопровождающихся
насилием,  погромами,  уничтожением  иму-
щества» [25].
Таким  образом,  вопрос  о  массово-
сти - это вопрос факта, однако его решение
должно найти отражение в процессуальных
документах.
Ю.Н.  Демидов,  рассматривая  пробле-
му  разграничения  массовых  беспорядков  и
хулиганства, справедливо писал, что реше-
ние  вопроса  о  квалификации  противоправ-
ного  деяния  всегда  зависит  от  конкретных
обстоятельств  события,  и  установление
здесь жестких формализованных критериев
весьма  сложно.  Однако  наличие  признаков
(массовый  характер  противоправных  дей-
ствий, совместное участие в них значитель-
ного числа лиц, их единство в организации
сопротивления,  в  том  числе  вооруженного,
представителям  власти)  и  сопряженных  с
ними умышленных действий, грубо наруша-
ющих  общественный  порядок,  значительно
повышает степень их общественной опасно-
сти, вплоть до перерастания таких действий
в массовые беспорядки» [12, с.49].
Далее  Ю.Н.  Демидов  привел  пример.
Граждане  М.,  С.  и  Ж.  были  признаны  вино-
вными  в  совершении  преступлений,  пред-
усмотренных  ч.2  ст.206  и  ст.98  УК  РСФСР
(злостное  хулиганство  и  уничтожение  госу-
дарственного  имущества  путем  поджога).  В
ходе  судебного  разбирательства  было  уста-
новлено, что около 23 часов в лесопарке го-
рода  Альметьевска  (Татарстан)  собралась
группа  молодежи,  которая  после  конфликта
с  работниками  милиции  стала  забрасывать
их  камнями  и  палками.  Работники  милиции
укрылись в патрульной машине. Тогда С., М. и
Ж. вместе с присоединившимся к ним други-
ми лицами подбежали к машине, трижды пе-
ревернули ее с находившимися в ней работ-
никами милиции, палками, камнями разбили
стекла, фары, рацию, причинили нескольким
милиционерам телесные повреждения.
Затем в составе толпы из 220-250 че-
ловек, собравшейся на месте инцидента, М.,
С.  и  Ж.  направились  к  городскому  отделу
внутренних дел. Здесь, несмотря на неодно-
кратные  требования  работников  милиции
прекратить беспорядки и разойтись, в тече-
ние 1,5-2 часов они бросали камни и палки
в окна здания. Продолжая свои преступные
действия во дворе ГОВД, данные лица вме-
сте с другими участниками толпы разруша-
ли  и  поджигали  милицейские  автомашины.
При попытке проникновения толпы в дежур-
ную часть отдела милиции его работниками
было применено оружие. Лишь после этого
толпа рассеялась. В результате ее действий
зданию  и  имуществу  ГОВД  был  причинен
значительный ущерб.
В  приговоре  суда  первой  инстанции
специально отмечалось, что действия М., С.
и Ж. органами следствия квалифицированы
правильно. Они совершили действия, грубо
нарушающие  общественный  порядок,  вы-
ражающие  явное  неуважение  к  обществу,
отличающиеся  по  своему  содержанию  осо-
бой  дерзостью  и  сопряженные  с  оказани-
ем  злостного  неповиновения  представите-
лям власти. Кроме того, они участвовали в
умышленном уничтожении государственного
имущества в крупном размере путем поджо-
га. Вышестоящими судебными инстанциями
приговор оставлен без изменения [12, с.49-
50].  «Приведенная  квалификация,  -  пишет
Ю.Н. Демидов, - по меньшей степени спор-
на,  поскольку  в  действиях  осужденных  как
участников  толпы  усматриваются  признаки
состава преступления «массовые беспоряд-
ки» [12, с.50].
Данный пример иллюстрирует, на наш
взгляд, ситуацию «перерастания» группово-
го хулиганства в массовые беспорядки. Тер-
мин  «перерастание»  широко  используется
применительно  к  хищениям  чужого  имуще-
ства,  уместен  он  и  в  данном  случае.  Если
лица, совершающие групповое хулиганство,
после  присоединения  к  ним  большого  ко-
личества  людей,  выполняющих  действия,
характеризующие  объективную  сторону
массовых беспорядков, участвуют в данных
действиях, правильной, на наш взгляд, будет
квалификация  по  ч.2  ст.212  УК  РФ.  Также
следует оценивать и ситуацию, когда такие
лица  после  совершения  хулиганских  дей-
ствий  осуществляют  призывы  к  насилию  и
к массовым беспорядкам, затем принимая в
них участие.
Рассмотрим  обстоятельства  следую-
щего дела. Жители с. Иргаклы Степновского
района Ставропольского края: Ильмухамбе-
тов Р.А., Науманов А.З., Науманов М.З., Су-
лейманов Р.Б., Тангатов А.О., Тангатов М.О.
21  июня  2009  года  вступили  в  преступный
сговор между собой и с другими молодыми
людьми  ногайской  национальности,  также
жителями  с.  Иргаклы  Степновского  района
Ставропольского  края  с  целью  совершения
хулиганских действий по мотиву националь-
ной ненависти в отношении жителей с. Ирга-
клы  Степновского  района  Ставропольского
края  -  даргинской  семьи  Шахбановых,  рас-
пределив роли, решили прийти к дому Шах-
бановых  и  применить  физическое  насилие
к членам их семьи. Реализуя задуманное в
ночь с 21 на 22 июня 2009 года, Ильмухам-
бетов  Р.А.,  Науманов  А.З.,  Науманов  М.З.,
Сулейманов  Р.Б.,  Тангатов  А.О.,  Тангатов
М.О. и другие неустановленные лица ногай-
ской национальности пришли к Шахбановым
и напали на людей, находящихся в доме, при
этом грубо нарушая общественный порядок,
действуя  по  мотивам  национальной  нена-
висти.  Ильмухамбетов  Р.А.,  Науманов  А.З.,
Науманов  М.З.,  Сулейманов  Р.Б.,  Тангатов
А.О., Тангатов М.О. и другие неустановлен-
ные  лица  ногайской  национальности  бро-
сали  в  семью  Шахбановых  камни  и  палки,
выкрикивали националистические призывы,
оскорбления  националистического  характе-
ра.  Члены  семьи  Шахбановых  сумели  дать
отпор  нападавшим,  и  те  отошли.  Однако,
продолжая  свой  преступный  умысел,  собра-
ли дополнительное число своих сторонников
и  стали  призывать  молодых  людей  ногай-
ской национальности к нападению на семью
Шахбановых. Людей к месту сбора подвози-
ли на машинах. Через некоторое время Иль-
мухамбетов  Р.А.,  Науманов  А.З.,  Науманов
М.З.,  Сулейманов  Р.Б.,  Тангатов  А.О.,  Тан-
гатов  М.О.  и  другие  неустановленные  лица
ногайской  национальности  снова  пришли  к
дому Шахбановых и напали на находившихся
в нем людей, бросали в них камни и палки,
выкрикивали  националистические  призывы
и оскорбления. В ходе драки Науманов А.З.
ударил палкой Шахбанова Ш.М. Общее число
лиц со стороны молодых людей ногайской на-
циональности,  участвующих  в  нападении  на
семью Шахбановых, достигало 150 человек.
В  результате  чего  членам  семьи  Шахбано-
вых  был  причинен  вред  здоровью.  Суд  ква-
лифицировал содеянное по ч.2 ст.213 УК РФ
- хулиганство с применением предметов, ис-
пользуемых в качестве оружия, по мотиву на-
циональной ненависти, совершенное группой
лиц по предварительному сговору [11].
На наш взгляд, данный пример как раз
является иллюстрацией перерастания хули-
ганства в массовые беспорядки.
Полагаем, что для разграничения груп-
пового хулиганства и участия в массовых бес-
порядках имеет значение содержание умыс-
ла  виновных.  Это  находит  подтверждение  в
судебной практике. Так, в приговоре по фак-
ту  участия  в  массовых  беспорядках  в  целях
захвата  властных  полномочий  руководства
ОАО  «Оборонснабсбыт»  и  ООО  «РК  «Обо-
ронснабсбыт» суд, аргументируя квалифика-
цию содеянного по ч.2 ст.212 УК РФ, указал,
что, «учитывая количество нападавших, под-
судимые  не  могли  не  осознавать,  что  мас-
штаб их действий создает угрозу и нарушает
общественный порядок и общественную без-
опасность,  и  желали  наступления  вредных
общественно-опасных последствий» [25].
Что  касается  разграничения  анализи-
руемых  преступлений  по  признакам  объек-
тивной стороны, то ввиду оценочного харак-
тера этих признаков в составе хулиганства,
а также по указанным выше соображениям
сделать  это  можно  лишь  в  одном  случае.
Если  грубое  нарушение  общественного  по-
рядка,  выражающее  явное  неуважение  к
обществу,  совершенное  с  применением
оружия или предметов, используемых в ка-
честве  оружия,  создавало  опасность  для
жизни  или  здоровья  граждан,  но  реально
физического вреда, а также имущественно-
го вреда причинено не было, будет иметь ме-
сто хулиганство.
По  мнению  С.В.  Борисова  и  А.В.  Же-
ребченко, существует несколько случаев не-
совпадения признаков объективной стороны
хулиганства и массовых беспорядков:
-  совершение  толпой  из  хулиганских
побуждений  и  с  применением  холодного
или иного оружия, не относящегося к огне-
стрельному, либо соответствующих предме-
тов, только повреждения имущества;
-  угроза  применения  насилия  либо
применения  указанных  предметов  в  обще-
ственных  местах,  не  сопровождавшегося
причинением  имущественного  или  физиче-
ского вреда потерпевшим [3, с.259].
Эти случаи, как полагают авторы, не-
обходимо  либо  дополнительно  квалифици-
ровать по ст.213 УК РФ (при совокупности с
иными действиями, образующими объектив-
ную  сторону  массовых  беспорядков),  либо
квалифицировать такие действия только как
хулиганство (при отсутствии иных действий,
входящих в объективную сторону массовых
беспорядков) [3, с.259-260].
Мы  согласимся  с  данным  высказы-
ванием  лишь  применительно  ко  второму
из  указанных  случаем,  поскольку  в  первом
речь идет о повреждении имущества, кото-
рое  является  одним  из  проявлений  погро-
мов, применительно к ст.212 УК РФ, причем
неважно, чем оно повреждалось огнестрель-
ным оружием или нет. Также спорно мнение
о  возможности  вменения  совокупности  ху-
лиганства  и  массовых  беспорядков  одному
лицу. Во всяком случае, мы не нашли ни од-
ного такого примера из правоприменитель-
ной  практики.  Полагаем,  что  при  наличии
признаков  и  хулиганства,  и  участия  в  мас-
совых  беспорядках  следует  применять  ч.2
ст.212 УК РФ, поскольку данное преступле-
ние более общественно опасно.
Таким  образом,  участие  в  массовых
беспорядках и групповое хулиганство следу-
ет  разграничивать  по  объективным  и  субъ-
ективным признакам, используя следующий
алгоритм.
1. Установление мотива преступления.
Если субъективная сторона характеризуется
не хулиганскими или «экстремистскими» по-
буждениями, содеянное следует квалифици-
ровать как массовые беспорядки (с услови-
ем наличия объективных признаков данного
преступления).
2.  Когда  субъективная  сторона  уча-
стия в массовых беспорядках и хулиганства
характеризуется хулиганскими или «экстре-
мистскими»  побуждениями,  критерием  раз-
граничения  данных  преступлений  является
признак  массовости  и  связанная  с  ним  ха-
рактеристика  непосредственного  объекта
(необходимо  обращать  внимание  не  толь-
ко  на  большое  количество  участников,  но
и  качественную  характеристику  «массы»
людей  -  трудность  внешнего  контроля,  сти-
хийный  характер  поведения  большинства
собравшихся участников, их единство в ор-
ганизации сопротивления, неблагоприятные
тенденции, направленные к росту и расши-
рению противоправных действий участников
массовых  беспорядков,  а  также  созданную
ими  угрозу  общественной  безопасности,  о
чем  могут  свидетельствовать:  нарушение
нормального  функционирования  организа-
ций,  учреждений,  предприятий,  транспорта,
восстановление  которого  невозможно  без
применения  неотложных,  специальных  ме-
роприятий  и  привлечения  дополнительных
сил и средств [16, с.37]. Необходимо также
установление  осознания  виновным  данных
обстоятельств.
3.  Необходимо  учитывать  и  незначи-
тельное несовпадение признаков объектив-
ной  стороны  исследуемых  преступлений.
Грубое  нарушение  общественного  порядка,
выражающее явное неуважение к обществу,
совершенное  с  применением  оружия  или
предметов,  используемых  в  качестве  ору-
жия,  создающее  опасность  для  жизни  или
здоровья  граждан,  но  не  причинившее  ре-
ального  физического  или  имущественного
вреда,  следует  квалифицировать  как  хули-
ганство.
Библиографический список:
1. Абдульманов А. Ответственность за массовые беспорядки // Российская юстиция. 1996. №1.
2. Аистова Л.С. Квалификация хулиганства: Учебно-практическое пособие. СПб., 1998.
3. Борисов С.В., Жеребченко А.В. Квалификация преступлений экстремистской направ-
ленности: Учебное пособие. М., 2010.
4. Борисов С.В. Хулиганство: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Дисс…
канд. юрид. наук. М. 2005.
5. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. №1.
6. В Читинской области вынесен приговор по делу о массовой драке в п.Харагун. 30.05.2008
г. 16:23. Обновлено 27.06.2008 г. / Забайкальский Край // URL: http://www.sova-center.ru/racism-
xenophobia/news/counteraction/2008/05/d13458.
7. Векленко С.В., Рагозина И.Г. Уголовная ответственность за хулиганство. Омск, 2008.
8. Волженкин Б. Постановление Пленума Верховного Суда о судебной практике по уго-
ловным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений
// Уголовное право. 2008. №1.
9. Волженкин Б. Хулиганство // Уголовное право. 2007. №5.
10. Волков Б.С. Мотив и квалификация хулиганства. Казань, 1968.
11.  Вступил  в  законную  силу  приговор  по  массовым  беспорядкам  в  Степновском  рай-
оне.  Анонс  от  26.07.2010  г.  //  URL:  http://stepnovsky.stv.sudrf.ru/modules.php?name=press_
dep&op=2&did=4.
12. Демидов Ю.Н. Массовые беспорядки: уголовно-правовой и криминологический аспек-
ты. М., 1994.
13. Жих Ю.И. Уголовная ответственность за групповое хулиганство: Автореф. дисс…канд.
юрид. наук. Волгоград, 1998.
14. Жунущова Г.Б. Уголовная ответственность за хулиганство по законодательству Кыр-
гызской республики: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Бишкек, 2006.
15. За массовые беспорядки в селе Харагун будут судить 32 человека. 17.09.2007 г. 12:28
// URL: http://www.izbrannoe.ru/14054.html.
16. Ильясов А.З. Уголовно-правовые и криминологические проблемы массовых беспоряд-
ков: Дисс… канд. юрид. наук. Махачкала, 1999.
17. Карпович О.Г. Виды мошенничества. Рейдерство // Налоги. 2010. №25.
18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп.
/ Отв. ред. В.И. Радченко. М., 2004.
19. Мальцев В.В. Квалификация хулиганства // Следователь. 2004. №10.
20. Манахов С.А., Акжигитов Р.И., Сычев П.Г. Расследование преступлений, связанных с
незаконным захватом предприятий // Методический обзор. М.: СК при МВД РФ, 2005.
21. Милиция пока считает погромы на Манежной площади не массовыми беспорядками, а
хулиганством. 14 декабря 2010 г. 00:32 // URL: http://www.polit.ru/news/2010/12/14/manezh/.
22. Определение Верховного Суда РФ № 80-о05-35сп от 22.12.2005 г. // URL: http://2005-1.
xof.ru/lib/?tm=112&vp=akt11293.
23. Пашкин Д.С. Квалификация хулиганства: Учебное пособие. Челябинск, 2006.
24.  Президиум  Верховного  Суда  РФ  рассмотрит  дело  Владимира  Линда.  //  URL:  http://
agranovsky.livejournal.com/377976.html.
25. Приговор Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 9 апреля 2007 г. по факту
участия в массовых беспорядках в целях захвата властных полномочий руководства ОАО «Обо-
ронснабсбыт» и ООО «РК «Оборонснабсбыт».
26. Российское уголовное право. Особенная часть. Т.2 / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай,
В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007.
27. Соловьев И.Н. Правовые основы противодействия рейдерству // Юрист. 2011. №1.
28. Следствие не посчитало события на Манежной массовыми беспорядками. Материал
предоставлен изданием «Новые Известия». 21 декабря 2010 г. 11:26 // URL: http://news.mail.ru/
incident/5006136.
29. Суд вынес приговор по делу о беспорядках на Манежной площади: сели все пятеро //
URL: http://www.newsru.com/russia/28oct2011/manejka.html.
30. Уголовный закон в практике районного суда: Научно-практическое пособие / Под ред.
А.В. Галаховой. М., 2007.
13. 25.07.2011 г. Направлено в суд уголовное дело о массовых беспорядках на Манежной
площади г. Москвы // URL: http://genproc.gov.ru/news/news-72699.
32. URL: http://www.chita.ru/news/8580/.



























 

 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (13.12.2012)
Просмотров: 2676 | Теги: групповое хулиганство, объективная и субъективная стороны , массовые беспорядки, квалификация преступлений | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017