Четверг, 27.06.2019, 00:57
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ, ЕГО ИДЕИНЫЕ ОСНОВЫ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ

Э. Г. Винограй, д-р филос. наук, профессор, действительный член Международной Академии энергоинформационных наук, член- корреспондент Петровской академии наук и искусств, международных академий информатизации и психологических наук
Е. А. Плосконосова, канд. техн. наук, доцент кафедры «Организация и экономика предприятий пищевой промышленности», А. А. А.А.Абрашина

СОВРЕМЕННОЕ СОЦИАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ, ЕГО ИДЕИНЫЕ ОСНОВЫ И НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ

Исследуется ключевое для гуманитаристики понятие социального мышления. Рассматриваются направления и критерии развития социального мышления масс в современной России.

Ключевые слова: социальное мышление, социальная эффективность, здоровое общество, государственная идеология, социальный капитал.

 

Разрыв между уровнем современных проблем и уровнем мышления будет расти, если не отыщется выход. И в этом главная трагедия цивилизации.
X. Ортега-и-Гассет, известный испанский философ

Современный этап развития России характеризуется накоплением ряда острых, трудноразрешимых проблем, нарастанием внешних и внутренних вызовов. Постсоветское общество, как ранее советское, стало источником растущих угроз для самого себя. Неизбежность напряженных, кризисных противоречий постсоветского развития предвидел еще в середине XX века выдающийся мыслитель русского зарубежья И.А. Ильин. Рассуждая о качествах российского народа, необходимых для возрождения страны после многих десятилетий тоталитарного прошлого, он сформулировал свое видение в следующих словах: «России нужен новый русский человек, проверенный огнями соблазна и суда, очищенный от слабостей, заблуждений и уродливостей прошлого, строящий себя по-новому, из нового духа, ради новых великих целей» [7. С. 179].

С этим утверждением трудно не согласиться. Но сразу возникают вопросы: откуда взяться такому типу человека в деформированной противоречиями, разрывами, социальными перекосами постсоветской реальности? Какими способами формировать такого человека и с чего начинать эту работу? Как вовлечь широкие массы общества, прежде всего его элиту, в созидательное, деятельное осмысление происходящего, в поиск средств оздоровления, сплочения, модернизации страны? Данные вопросы высвечивают, с одной стороны, масштабность и трудность стоящих задач, а с другой - их насущность, неотвратимость решения для поступательного развития общества.

Как заметил в свое время один из героев знаменитого романа М. Булгакова, профессор Преображенский, первоисточником разрухи в обществе является разруха в умах. В сложившейся ситуации важно осознать опасность, порождаемую хаотизированностью, фрагментарностью, значительной искаженностью социального мышления современного российского общества, в особенности его молодежной составляющей. Нельзя не заметить, что само понятие «социальное мышление», ключевое для гуманитаристики, по сути, отсутствует в ее терминологическом аппарате.

В настоящей работе определим социальное мышление как способ понимания и оценки человеком (или общественной группой, сообществом, партией) социальной реальности. Ядром социального мышления являются представления о том, как устроено здоровое общество и какие пути ведут к построению такого общества. Развитое социальное мышление является ментальной базой формирования гражданской позиции человека, его социокультурной укорененности, житейской и профессиональной состоятельности. Формирование научных основ современного социального мышления является необходимой предпосылкой выработки действенной государственной идеологии, без которой Россия обречена на продолжающийся идейный разброд и шатания из крайности в крайность.

Проблема неразвитости, недееспособности типов и форм социального мышления, укорененных в российском социуме, может, на первый взгляд, показаться искусственной, надуманной. При внешнем рассмотрении современный человек получает через средства массовой информации лавину разнообразных социальных сведений и представлений. В российских вузах изучается целый комплекс социогуманитарных наук: история, философия, социология, политология, культурология, психология и ряд других. Не обделены социогуманитарными составляющими среднее специальное и школьное образование. Однако при этом вопросы стыковки, сопряжения представлений данных наук в конструкты мышления остаются в стороне. Поэтому в действительности многообразные гуманитарные знания даются суммативно, разрозненно. Они сосуществуют в голове человека как некий сумбур, не соединяются в целостную картину. Такие знания легко размываются и не становятся руководством к действию в решающий момент, когда требуется ответственный социальный выбор. Ярким примером низкого уровня социального мышления являются «перестроечные» действия руководства страны и ее элит на рубеже 80-90-х годов XX века, обрушивших мощное, жизнеспособное государство, требовавшее умелого, мудрого реформирования. В 2000-е годы, когда на Россию пролился «золотой дождь» высоких цен на углеводороды, в руководстве страны не нашлось достаточно сильной группировки профессионалов, способных осознать и использовать этот уникальный исторический шанс для запуска модернизационных программ и реиндустриализации страны. В итоге она попала в очередную историческую «ловушку» и увязла в трясине сменяющих друг друга кризисов. Разумеется, выводить все проблемы российской действительности только из пороков и деформаций социального мышления было бы наивно. Тем не менее в ряду других факторов (экономических, социально-политических, идеологических и др.) уровень социального мышления, его адекватность и результативность имеют ключевое значение. Как утверждает один из современных исследователей социально-экономического развития страны А.И. Амосов, «в настоящее время общий уровень мышления общества и правящего класса в России опустился до такого низкого. когда это уже представляет угрозу для дальнейшего функционирования общества, государства и экономики» [1. С. 132].

Таким образом, развитие научных основ социального мышления, дающего продуктивные, реалистичные подходы и критерии социального действия, становится одной из назревших, первоочередных задач. Переходя к поиску путей ее решения, попытаемся наметить ориентиры и конструкты, выработка которых могла бы придать взаимодействию социогуманитарных наук и развитию социального опыта желаемое новое качество. На наш взгляд, к основным аспектам формирования современного социального мышления следует в первую очередь отнести:

• образ «здорового», жизнеспособного общества;

• реалистичное социальное мировоззрение и его конкретизация в действенной государственной идеологии;

• социальный капитал;

• идейная база формирования социального мышления;

• методология и логика социального мышления.

Образ здорового общества призван определять общую концепцию социального мышления. Социальное мировоззрение и идеология конкретизируют эту концепцию.

Социальный капитал - это совокупность цивилизационных ресурсов воспроизводства и прогрессивного обновления социальных начал общества. С одной стороны, это государственные институты и структуры гражданского общества, способные инициировать назревшие социально-реформаторские инициативы и обеспечивать или содействовать их реализации. С другой - это социальные субъекты и отношения, создающие в обществе обстановку взаимоучастия, формы взаимопомощи, доступа к актуальным ресурсам поддержки людей и социальных групп в ситуациях риска, жизненной катастрофы и т. п. [10].

Под идейной базой формирования социального мышления понимаются источники социального опыта, которые позволяют актуализировать содержание социогуманитарных наук и социальной практики, переформатировать его в инструментальные, социоинженерные подходы. Одним из важнейших источников такого рода являются социальные позиции и способы действия великих исторических деятелей прошлого и настоящего, сумевших осуществить успешные модернизационные реформы. Анализ исторической деятельности великих реформаторов наводит на мысль, что при всех различиях социальных условий и стоявших перед ними конкретных задач в их подходах прослеживаются фундаментальные черты закономерного сходства, что позволяет говорить об особой логике и методологии успешного реформирования. В более широком контексте идейной базой развития современного социального мышления и формирования стратегии модернизации России является критически- конструктивное осмысление ряда актуальных источников:

• исторического опыта развития Российской империи;

• социальных достижений и причин крушения советского социализма;

• опыта противоречивой эволюции цивилизации Запада;

• социальных позиций и способов действия успешных реформаторов (П.А. Столыпина, О. Бисмарка, Л. Эрхарда, Ф.Д. Рузвельта, Дэн Сяопина, Ли Куан Ю и др.), сумевших переломить кризисные тенденции своих стран и инициировать их прогрессивное обновление. Весьма актуален также анализ подходов и позиций реформаторов-неудачников, деятельность которых привела к социальной деградации и катастрофам.

Критериальными ориентирами в осмыслении данных источников являются взаимокорректирующие друг друга идеалы социальной справедливости и социальной эффективности. Идеал социальной справедливости является ключевым критерием развития здорового общества. Видимо, не случайно подобный идеал был принят античным мыслителем Платоном в качестве основополагающего при создании им одной из первых известных моделей «идеального государства». То обстоятельство, что критерий справедливости исторически вариативен и социально многозначен, не является основанием для отрицания его ценности как идеала. Его сменявшие друг друга формы, отражавшие конкретно-исторические потребности прошлых этапов общественного развития, сохраняют свою актуальность как частные, но тем не менее необходимые грани социального идеала современного развитого, сложного общества. К примеру, несмотря на огромную историческую дистанцию, идеал справедливости Платона, заключающимся в достижении соответствия между качествами людей и обязанностями, выполняемыми ими в обществе, весьма актуален и для жизнеспособности современного российского социума.

Противостоящие друг другу и, казалось бы, непримиримые идеалы коммунизма и либерализма являются при адекватном взаимоограничении меры их применения и во взаимной координации необходимыми и незаменимыми сторонами идеала социальной справедливости современного цивилизованного общества. Как справедливо заметил М. Делягин, народ постсоветской России, не дожидаясь умозаключений интеллектуалов, стихийно соединяет эти противоположности в своем менталитете, так что науке остается это соединение осознать и рационально артикулировать [6]. Рассмотренные соображения показывают, что выработка научно обоснованного критерия социальной справедливости, аккумулирующего опыт мирового развития и адекватного потребностями современного российского общества, является нетривиальной и ответственной задачей.

С точки зрения диалектики зрелый, реалистичный критериальный идеал в концепции здорового общества должен отвечать требованию «единства противоположностей». На наш взгляд, необходимой дополняющей противоположностью по отношению к социальной справедливости является идеал социальной эффективности. Исторический опыт мирового развития и, в особенности, эволюции советского социализма убеждает, что реализация социальной справедливости может в ряде случаев противоречить потребностям гуманизации общества и его жизнеспособности. Поэтому применение идеала справедливости в социальном анализе и практике реформирования оправдано лишь в увязке с критерием социальной эффективности, включающем аспекты гуманизации общества, его жизнеспособности, производительности, открытости для прогрессивных преобразований.

Рассмотренные представления создают основу для выделения и разработки актуальных конструктов современного социального мышления, адекватных российским реалиям. К основным направлениям развития подобных конструктов следует отнести:

* инструментализацию обществознания, т. е. разработку операционных, социоинженерных технологий, позволяющих создавать научно обоснованные проекты реалистичных и действенных социальных преобразований;

* разработку методов и форм междисциплинарного комплексирования разнородных социогуманитарных знаний, в особенности с учетом потребностей методологического обеспечения социоинженерных проектов и решений;

* развитие логико-методологических концепций и формул продуктивного социального мышления;

* формирование научного сообщества, способного осуществлять востребованные социоинженерные разработки и развивать их теоретическое и методологическое обеспечение.

Инструментализаиия обществознания является одним из ключевых направлений развития современного социального мышления. Как заметил С.Г. Кара-Мурза, советское, а впоследствии и российское обществознание, при наличии ряда глубоких, оригинальных исследований, было все же лишено развитой социоинженерной составляющей. «Такое обществоведение было не в состоянии овладеть созревающим кризисом... нарабатывать... «инженерное» знание» [8. С. 321]. Оно оказалось не способным «давать достоверные знания о главных процессах, происходящих в обществе, объяснять причины главных противоречий и вероятные последствия при том или ином ходе событий [8. С. 287].

Каков же выход из создавшегося положения? Есть ли в мировой науке образцы «инженерного» обществознания, которые могли бы послужить точками опоры для назревшей конструктивизации отечественных исследований? В поиске подобных образцов указанный автор обращается к опыту западной «советологии». «Запад при всех его провалах и кризисах обеспечил постоянное снабжение государства и общества беспристрастным, инженерным обществоведческим знанием. А уж как им пользоваться - это решают «потребители» (политики, администраторы, общественные деятели, предприниматели.) исходя из своих ценностных представлений. Пример - западная (почти исключительно американская) советология. Когда знакомишься с ее материалами, испытываешь уважение к качеству знания, которое советологи получали о нас: скрупулезно, ответственно, достоверно. Если заказчик требует: найдите в СССР такую социальную общность, которую можно использовать как таран против советского государства, начинается серия больших и глубоких проектов. Этнологи начинают комплексные исследования потенциально пригодных этнических обществ. Другие исследуют субкультуры. советского преступного мира, третьи - научную и гуманитарную интеллигенцию. Изучат социокультурные особенности российских шахтеров. и в закрытой аналитической записке скажут - вот идеальный контингент для создания в момент ослабления государства таких- то. кризисов. Выводы делаются с высокой точностью. И ведь большая часть этих монографий и.докладов находилась в СССР в спецхране, но наши советские обществоведы не видели в них никакой прикладной ценности . Не владели методологией, чтобы понимать их смысл» [8. С. 319-320].

Преодоление отставания в развитии социоинженерных составляющих российского обществознания на путях «догоняющего» развития представляется односторонним и неполноценным. На наш взгляд, назрела необходимость устранять имеющиеся здесь пробелы и перекосы не «штопанием дыр», а реализацией комплекса взаимосогласованных действий, продвигающих наше обществознание в целом на более высокий уровень развития. Реалистичной версией такого комплекса представляются намеченные выше направления развития конструктов социального мышления.

Разработка методов и форм междисиитинарного комплексирования разнородных социогумантарных знаний является другим ключевым звеном на этом пути. Рост тенденций междисциплинарности в современной науке стал, казалось бы, общепризнанным фактом. Однако влияние данного факта на прогресс в сфере методологии междисциплинарных исследований представляется незначительным. В 70-х годах XX века ряд идей, актуальных для формирования методологии междисциплинарного подхода, был намечен в работах О.М. Сичивицы [11, 12]. Однако в дальнейшем это направление не получило должного развития и в настоящее время является одним из «слабых звеньев» современной методологии науки. Разработка технологий междисциплинарного комплексирования социогуманирных знаний позволит, с одной стороны, существенно поднять общетеоретический уровень современного обществознания, а с другой - создать необходимые предпосылки развития социоинженерных технологий.

Разработка логико-методологических концепций и приемов продуктивного социального мышления является третьим из актуальных направлений модернизации современной социогуманитаристики. В контексте российских реалий особую актуальность приобретает акцентирование неадекватности такого мышления, логика которого состоит в чередовании скачков из крайности в крайность. Подобное мышление склонно к «застреванию» в одной из противостоящих друг другу парадигм, одна из которых абсолютизируется и превозносится, а вторая, противоположная ей, - тотально отрицается. Иллюстрацией такой логики является история развития России в XX веке, когда начало века ознаменовалось победой ультрарадикального коммунизма, а его конец - скатыванием к криминальному капитализму. Если в советском обществе превозносились идеалы социализма, а капитализм предавался анафеме, то в постсоветском социализм объявляется несбыточным мифом, а позитивной альтернативой ему явно или неявно признается капитализм. Однако, ощутив на себе варварский характер отечественного капитализма и осознавая его нежизнеспособность в российских реалиях, народные массы вновь испытывают ностальгию по прошлому и жаждут возвращения социализма.

Абсурдность подобной логики развития очевидна. На практике она ведет к перманентному разрушению страны, деградации ее производственного, культурного и человеческого достояния. Возникает естественный вопрос: есть ли выход из этого исторического «цугцванга»? С позиций диалектики и идей конвергенции, развитых рядом исследователей Запада, таким выходом является синтез противостоящих друг другу противоположностей (в данном случае капитализма и социализма) в качественно новую, более развитую целостность. Формула конвергентного синтеза, выражающая его логику, может быть представлена в следующем виде:

Тезис ⇔ Антитезис ⇒ Синтез

Исходным моментом в спектре смыслов данной формулы является констатация того, что в отношении к искомому образу здорового общества противостоящие друг другу социальные системы, политические оппозиции, теории являются односторонними крайностями, не дающими ни целостного понимания, ни действительного решения стоящих проблем. Полной истины в крайностях нет и бессмысленно рассуждать какая из них «лучше», «глубже», «прогрессивнее» и т. п.

Другим смысловым аспектом данной формулы является идея поиска решения на путях конвергентного синтеза противоположностей, т. е. избирательного соединения их позитивных черт в более сложное образование. Однако в действительности такое соединение всегда происходит противоречиво, неоднозначно и само по себе еще не гарантирует позитивного результата. В зависимости от способа осуществления оно может привести как к прогрессивному развитию, так и к деградации объекта. Бессистемное, эклектичное соединение даже позитивных противоположностей не может увенчаться созданием жизнеспособного, целостного объекта. Примером эклектичной конвергенции является опыт «перестройки» СССР, которая свелась к механическому соединению несовместимых друг с другом сторон капитализма и социализма и завершилась развалом и деградацией страны [4, 5]. Этот исторический урок является наглядным подтверждением того, что для успешной конвергенции противоположных систем необходима особая, выверенная диалектическая технология - технология диалектического синтеза.

Технология диалектического синтеза заключается в использовании потенциала противостояния сторон для их взаимопереработки, взаимоограничения и согласованного, взаимообогащающего соединения в качественно новую целостность [3]. Реализация технологии диалектического синтеза предполагает:

* критическое сравнение противостоящих подходов (систем), выявление их жизнеспособных сторон и непродуктивных, разрушительных крайностей;

* изыскание способов отсечения, ослабления или позитивного преобразования нежизнеспособных сторон и качеств, присущих соединяемым противоположным системам (подходам, конструктам);

* взаимоограничение, взаимопереработка и взаимосогласование подходов (конструктов) противостоящих систем применительно к новому масштабу и функциональным потребностям формируемой новой целостности. К примеру, при соединении планового и рыночного подходов в единый, регулирующий механизм экономики необходимо, во-первых, определить сферы и уровни хозяйственного целого, где главенствующие позиции, как более адекватный и эффективный, должен занимать тот или иной регулирующий механизм. Во-вторых, сами структуры и функции планового и рыночного механизмов не могут быть механически заимствованы из прошлого. Их новые формы должны быть соответствующими образом подобраны, доработаны и взаимоадаптированы с учетом взаимодействия в новом, более сложном механизме, где они должны взаимоусиливать действия друг друга и взаимокомпенсировать односторонности;

* взаимодополняющее соединение жизнеспособных частей противостоящих систем в новую, более развитую целостность.

Таким образом, технология диалектического синтеза задает своеобразный алгоритм целенаправленной, поэтапной взаимопереработки односторонних противоположностей и их сборки в качественно новое, жизнеспособное целое. Эта технология, основанная на избирательном переформатировании, частичном отсечении и взаимосогласованном, дополняющем соединении сторон противостоящих объектов (концепций, подходов), ведет к взаимообогащающей, прогрессивной конвергенции [3]. Поэтому диалектический синтез составляет методологическую основу конвергентных преобразований конструктов общественной системы, которые могут быть осуществлены в соответствии со следующими моделями:

* капитализм ⇔ социализм ⇒ модель социального государства;

* либерализм ⇔ коммунизм ⇒ цивилизм;

* плановый механизм ⇔ рыночный механизм ⇒ планово-рыночный механизм;

*частная собственность ⇔ общественная собственность ⇒ формы смешанной собственности, сочетающие частные и общественные компоненты (кооперативы, артели, народные предприятия и т. п.).

Формирование научного сообщества, способного развивать рассмотренные направления, вырабатывать новые идейные конструкты социогуманитаристики и осуществлять разработку востребованных обществом масштабных социоинженерных проектов, является четвертым из базовых условий развития современного социального мышления. На современном этапе Россия стоит перед необходимостью новой цивилизационной сборки, призванной восстановить ее жизнеспособность и динамизм, порушенные негативной конвергенцией катастрофичных 1990-х годов и застойных 2000-х. Как справедливо заметил М. Делягин, «инерция разрушения Советского Союза сохраняется и в современной России... Российское общество привыкло к своему же собственному разложению» [6. С. 275, 301]. Достаточно очевидно, что успешный сценарий назревшей цивилизационной пересборки общества вряд ли возможен без развитого, конструктивного научного обеспечения. Поэтому кристаллизация дееспособного, ответственного научного сообщества, способного создать методологическое обеспечение и надежные практические ориентиры предстоящей модернизации страны, является одной из актуальных задач отечественного обществознания. В условиях России импульс такой кристаллизации могли бы дать государственные заказы на разработку альтернативных междисциплинарных концепций и проектов здорового общества, социального капитала, моделей социально-экономической модернизации страны в условиях долговременных санкций и др. Подобные проекты, требующие соединения усилий академической и вузовской науки, частных научных организаций и лиц, участия экономистов, социологов, политологов, этнологов, экологов и др., могли бы стать инициирующими источниками зарождения ряда сетевых научных сообществ нового типа, осуществляющих разработки в условиях взаимной полемики, общественных обсуждений, на основе здоровой конкуренции. Подобные альтернативные разработки явились бы креативным полигоном выработки качественно новых социальных идей и конструктов, норм научности, профессиональных коммуникаций, столь необходимых для назревшего обновления российской социогуманитаристики.

 

Список литературы

1. Амосов А.И. У России есть шанс до 2017 года: что дальше - начало развития или конец цивилизации? М.: ЛЕНАНД, 2016. 240 с.
2. Васильева Л.Н. Стратегия модернизации России // Социально- гуманитарные знания. 2013. №1. С. 10-26.
3. Винограй Э.Г. Системно - диалектический подход: теория и методология. Кемерово: Изд-во КемТИПП, 2014. 308 с.
4. Дашичев В.И. Современная Россия: взгляд со стороны // Социально- гуманитарные знания. 2013. №2. С. 287-302.
5. Дашичев В.И. Угрозы России. Как им противостоять? // Социально- гуманитарные знания. 2011. № 6. С. 3-20.
6. Делягин М. Новая Россия. Какое будущее нам предстоит построить? СПб.: Питер, 2016. 320 с.
7. Зотов В.Д. Слово об Иване Ильине // Социально-гуманитарные знания. 2006. №4. С. 258-271.
8. Кара - Мурза С.Г. Несоответствие между кризисом России и обществоведением: попытка объяснения причин // Социально-гуманитарные знания. 2011. №6. С. 287-322.
9. Косицына Ф.П. Методологическое обеспечение экономической реформы: Так ли уж устарел марксизм // Философия и общество. 2002. №4. С. 79-99.
10. Рукавишников В.О. Какой Россия видится извне и издалека // Социально- гуманитарные знания. 2003. №3. С. 3-22.
11. Сичивица О.М. Мобильность науки. Горький: Волго-Вятское книжн. изд- во. 1975. 255 с.
12. Сичивица О.М. Проблема выбора перспективного направления в науке и оптимальность научного прогресса // Ленинская концепция развития. Горький: Изд-во ГГУ. 1970. С. 167-186.
13. Сухов А.Д. Предсказания и предостережения евразийцев // Вестник Российского философского общества. 2012. №4. С. 147-149.
14. Фромм Э. Здоровое общество. Перевод Т.В. Банкетовой М: ACT; Хранитель, 2006. 544 с.

Источник: Научно-практический журнал «Социогуманитарный вестник» № 1(17). 2017.


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (04.05.2019)
Просмотров: 40 | Теги: социальное мышление | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь