Воскресенье, 04.12.2016, 11:14
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Соглашение о примирении как необходимый элемент процедуры примирения сторон в уголовном судопроизводстве

Т.И.Ширяева

Соглашение о примирении как необходимый элемент процедуры примирения сторон в уголовном судопроизводстве

Судебное разбирательство является центральной стадией уголовного процесса. В этой стадии не только осуществляется проверка законности и обоснованности принятых в предшествующих стадиях решений и произведенных действий, но и, прежде всего, решаются основные вопросы судопроизводства – о наличии или отсутствии преступления, о виновности или невиновности подсудимого в совершении предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации[1] общественно опасного деяния и назначении последнему, в случае его виновности, справедливого наказания. Принимаются данные решения только после исследования всех обстоятельств уголовного дела именно в стадии судебного разбирательства. Исключительно в стадии судебного разбирательства лицо может быть признано виновным в совершении преступления и подвергнуто уголовному наказанию. В данной стадии уголовного судопроизводства суд по результатам рассмотрения уголовного дела вправе принять такое специфическое процессуальное решение, каковым является вынесение приговора, причем делает это именем Российской Федерации. Учитывая важность стадии судебного разбирательства для всего уголовного судопроизводства, особое внимание следует уделить процессуальному статусу в данной стадии потерпевшего юридического лица.

Примирение сторон является основанием для прекращения уголовного дела (ст. 25, ч. 1 ст. 212 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации[2] и др.), и принятие такого решения предусмотрено не только в стадии предварительного расследования, но и в судебных стадиях уголовного судопроизводства. Право на подачу заявления о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон является одним из материальных прав, от реализации которого зависит судьба уголовного дела, поэтому представляется необходимым более подробно рассмотреть некоторые аспекты реализации прав на примирение с обвиняемым (подсудимым), а также на представление заявления о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон в суде.

Так, уголовно-процессуальным законом предусмотрено, что судья может прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон при проведении предварительного слушания по уголовному делу (ч. 2 ст. 239 УПК РФ), а суд – в судебном заседании (п. 3 ст. 254 УПК РФ). Законодателем определено, что право на примирение с подсудимым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ, должно разъясняться потерпевшему в подготовительной части судебного заседания (ч. 2 ст. 268 УПК РФ), а, в соответствии с ч. 1 ст. 234 УПК РФ, предварительное слушание по уголовному делу проводится с соблюдением требований глав 33, 34, 35, 36 УПК РФ. Таким образом, права на примирение с обвиняемым и на подачу заявления о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, при их не реализации в досудебных стадиях уголовного процесса, могут быть осуществлены потерпевшим в суде. Кроме того, потерпевший – юридическое лицо может воспользоваться правом на подачу заявления о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон посредством действий представителя, при наделении его соответствующими полномочиями.

В части 2 ст. 20 УПК РФ предусмотрено, что по уголовным делам частного обвинения примирение потерпевшего с обвиняемым допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. При этом законодатель ничего не говорит о том, до какого момента потерпевший либо его представитель могут ходатайствовать о прекращении уголовного дела по рассматриваемому основанию по уголовным делам, отнесенным к категории публичного обвинения. Представляется, что для более четкого определения правоприменителями момента, которым ограничивается возможность реализации потерпевшим юридическим лицом права на примирение с обвиняемым (подсудимым), необходимо дополнить ст. 268 УПК РФ указанием на то, что при участии в качестве потерпевшего юридического лица указанное право разъясняется его представителю. Учитывая возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон только на основании заявления об этом, также целесообразно дополнить ст. 25 УПК РФ следующим положением, согласно которому заявление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон может быть представлено по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Следует отметить, что уголовно-процессуальный закон, определяя порядок прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон в различных стадиях уголовного процесса, не содержит указания на необходимость представления в органы, осуществляющие уголовное судопроизводство, потерпевшим или его представителем (при участии в качестве потерпевшего юридического лица), наряду с заявлением о прекращении уголовного дела, также и документов, подтверждающих такое примирение. В ходе изучения правоприменительной практики было выявлено, что лишь в 13,46 % случаев прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон в органы, осуществляющие уголовное судопроизводство были предоставлены документы, подтверждающие возмещение юридическому лицу причиненного преступлением имущественного вреда. В остальных же 86,54 % случаев имело место предоставление представителями потерпевших юридических лиц только заявлений о прекращении уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым. В большинстве случаев представители подавали подобные заявления, даже не будучи наделены полномочиями на это[3].

Действующее законодательство в ч. 3 ст. 319 УПК РФ регулирует процессуальное оформление факта примирения по уголовным делам частного обвинения, устанавливая необходимость представления сторонами письменных заявлений о примирении. Однако по уголовным делам иных категорий уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательное письменное оформление факта примирения, в то время как, при участии в уголовном процессе в качестве потерпевшего юридического лица, представление подобных документов приобретает особую значимость. Обусловлено это тем, что представитель потерпевшего юридического лица, наделенный соответствующими полномочиями, предоставляя, при наличии соответствующего полномочия, заявление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, действует на основании собственного волеизъявления, воля же юридического лица может быть реализована только посредством действий его органов, выступающих, в соответствии с законом, от имени организации. Подобная позиция нашла свое подтверждение и при проведении анкетирования юристов-практиков. Так, при ответе на вопрос, имеет ли право представитель потерпевшего юридического лица подавать заявление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ), 81,2 % респондентов ответили, что имеет, но только при наличии документа, подтверждающего примирение сторон.

В юридической литературе неоднократно высказывались предложения о необходимости законодательного закрепления соглашений, заключаемых в рамках института примирения в уголовном процессе. Так, Л. В. Лобанова и Л. Н. Лянго указывали на то, что «правильнее было бы прекращение уголовного дела на основании не заявления потерпевшего, а мирового соглашения последнего с лицом, совершившим преступление»[4]. Разработчики УПК РФ прямо назвали в качестве документа, регламентирующего обязательства обвиняемого по возмещению вреда, причиненного преступлением, «примирительный договор»[5]. Л. А. Воскобитова предлагала оформлять примирение и достижение согласия о порядке возмещения вреда «документально в виде договора или соглашения, которые будут положены в основу заявления потерпевшего, требуемого в соответствии со ст. 9 УПК РСФСР»[6].

Помимо предложений об оформлении примирения в виде отдельного документа, составляемого непосредственными участниками криминального конфликта – обвиняемым (подсудимым) и потерпевшим, в литературе высказывались и другие варианты. Так, X. Д. Аликперов полагает, что заглаживание вреда в порядке ст. 76 УК РФ может происходить в форме достижения «договоренности об отсрочке возмещения причиненного вреда на определенный срок» и считает, что такого рода договоренность обязательно должна фиксироваться в протоколе или акте о примирении, составляемом следователем, дознавателем, прокурором или судом[7]. Данное предложение имеет определенное практическое значение в плане обеспечения исполнения уже достигнутых соглашений, однако согласиться с предложением об оформлении примирения протоколом нельзя. Обусловлено это тем, что государство не должно принимать участия непосредственно в процедуре примирения и выработке его результатов, следовательно, примирение не должно оформляться и в процессуальных актах должностных лиц. Протокол служит оформлением следственных действий[8], к которым примирение не относится. Исходя из изложенного, представляется целесообразным согласиться с мнением ученых, которые считают, что примирение сторон должно быть оформлено в отдельном документе, составляемом непосредственно подсудимым (обвиняемым) и потерпевшим[9].

Уголовно-процессуальное законодательство не содержит указания на возможность заключения каких-либо соглашений при примирении сторон, но и не запрещает их существование, что не способствует единообразному пониманию их правового статуса правоприменителями. Так, в некоторых случаях в доверенности на представление интересов потерпевшего юридического лица в уголовном судопроизводстве указывается полномочие представителя на заключение мирового соглашения[10]. Несмотря на то, что гражданское законодательство не препятствует заключению соглашений и в рамках института примирения в уголовном процессе, такое соглашение нельзя признать мировым соглашением, заключаемым в рамках гражданского судопроизводства[11] (п. 1 ст. 39 ГПК РФ), так как для его законности необходимо возбуждение гражданского дела в суде, чего не происходит при прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон. Более того, в гражданском процессе мировое соглашение обеспечено принудительной силой государства (п. 2 ст. 39 ГПК РФ). В связи с этим актуальным является вопрос о необходимости уголовно-процессуального регулирования таких соглашений и их содержания.

Учитывая значимость соглашения о примирении при решении вопроса о судьбе уголовного дела, представляется, что факт примирения должен найти закрепление в отдельном документе, составляемом непосредственно подсудимым (обвиняемым) и потерпевшим. Учеными-процессуалистами неоднократно высказывались предложения о том, что бы документ о примирении и заглаживании вреда, составляемый обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим, следует именовать «примирительное соглашение»[12]. Во-первых, это название отражает существо и содержание документа, составленного по итогам примирительной процедуры для разрешения конфликта. Во-вторых, использование термина «соглашение» указывает на процессуальную природу документа, что отличает его от документов материально-правовой природы: договора, акта и др.[13]. По нашему мнению, с данным предложением можно частично согласиться и именовать документ о примирении потерпевшего и обвиняемого (подсудимого) «соглашение о примирении».

При причинении преступлением вреда юридическому лицу следует исходить из того, что от имени организации соглашение о примирении может быть заключено только его руководителем или иным, уполномоченным на это законом и учредительными документами, его органом[14]. Думается, что во всех случаях примирения по уголовным делам такое соглашение должно заключаться в письменной форме, и не зависеть от суммы возмещения имущественного ущерба, как это предусмотрено в гражданском праве (п. 1 ст. 161 ГК РФ допускает заключение устного договора на сумму, не превышающую десяти минимальных размеров оплаты труда).

В теории уголовно-процессуального права отсутствует единое понимание содержания соглашения о примирении. Так, некоторыми учеными отмечается, что понятие «мировое соглашение» в рамках института примирения в уголовном процессе отражает «компромисс в имущественной сфере»[15]. Другие ученые-процессуалисты определяют, что «… его заключение зависит не только от разрешения вопросов о порядке и условиях восстановления имущественной сферы потерпевшего, но и от удовлетворения его моральных потребностей (приобретение чувства безопасности, устранение виктимологических страхов, признания вины и раскаяние обвиняемого (подозреваемого), появления чувства доверия к последнему, устранения внутриличностного конфликта и т.д.)»[16]. Поскольку моральные потребности могут быть присущи только физическому лицу, в случае участия в уголовном процессе в качестве потерпевшего юридического лица представляется целесообразным придерживаться первой точки зрения и рассматривать заключение примирительного соглашения как компромисс между потерпевшим юридическим лицом и подсудимым (обвиняемым) в имущественной сфере.

Содержание соглашения о примирении должно отвечать его назначению и соответствовать нормам права. Поскольку прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон по своей правовой сути означает отсутствие у потерпевшего каких-либо требований к обвиняемому[17], оно предназначено для фиксации факта примирения между потерпевшим и обвиняемым (подсудимым) и обязательств последнего по возмещению причиненного преступлением вреда. Поэтому в соглашении о примирении должен найти отражение не только факт самого примирения сторон криминального конфликта, но также и разрешение вопросов о порядке, условиях, способах, размере возмещения вреда, причиненного преступлением.

То есть, применительно к юридическому лицу, в данном случае, следует говорить об отражении обстоятельств, свидетельствующих о возмещении причиненного преступлением вреда. При этом стороны самостоятельно определяют способ его возмещения. Фиксация этих обстоятельств может включать в себя описание действий, свидетельствующих о признании вины, раскаянии обвиняемого (подсудимого), понимании им последствий совершенного преступления, принесение извинений и др.

На основании вышеизложенного, представляется целесообразным закрепить в уголовно-процессуальном законе положение о необходимости письменного оформления примирения и достижения согласия о порядке, способах, размерах и условиях возмещения причиненного преступлением вреда, дополнив для этого, к примеру, текст ст. 25 УПК РФ указанием на то, что примирение потерпевшего и обвиняемого (подсудимого) следует оформлять соглашением о примирении; соглашение о примирении необходимо подавать в суд, а также следователю или дознавателю, наряду с заявлением потерпевшего, или его законного представителя, или представителя о прекращении уголовного дела, а копия соглашения о примирении должна приобщаться к материалам уголовного дела.

__________________

[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – № 52 (часть I). – Ст. 4921. Далее – УПК РФ.

[3] Указанные данные получены автором в результате интервьюирования по вопросам диссертационного исследования 150 дознавателей, следователей, прокурорских работников, судей, адвокатов в различных регионах Российской Федерации. Далее – результаты изучения мнений правоприменителей по определенным вопросам.

[4] Лобанова Л. В. К вопросу о природе освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим / Л. В. Лобанова, Л. Н. Лянго // Вестник Волгоградского гос. ун-та. Сер. 3: Экономика. Право. Вып. 2. – Волгоград, 1997. С. 99.

[5] См.: Ананьин А. Проект УПК требует серьезной доработки. От версии Вячеслава Киселева к варианту Елены Мизулиной / А. Ананьин // Российская юстиция. – 2000. – № 10. – С. 6.

[6] Воскобитова Л. А. Судебная власть и медиация. Идеи восстановительного правосудия / Л. А. Воскобитова // Юридические аспекты конфликтологии: сборник статьей / под общ. ред. И. В. Петровой. – Ставрополь, 2000. С. 200.

[7] См.: Аликперов Х. Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим / Х. Д. Аликперов // Законность. – 1999. – № 6. – С. 13.

[8] См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П. А. Лупинская. – М., 2004. С. 277.

[9] См., напр.: Василенко Н. Н. Правовое положение потерпевшего в уголовном процессе России: дис. … канд. юрид. наук / Н. Н. Василенко. – Москва, 2005. С. 128; Рубинштейн Е. А. Нормативное регулирование института прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон: дис. ... канд. юрид. наук / Е. А. Рубинштейн. – М., 2004. С. 161 и др.

[10] См.: Уголовное дело № 1 – 106/07 // Архив Заволжского районного суда г. Ярославля.

[11] Василенко Н. Н. Указ. соч. С. 125-126.

[12] См., напр.: Василенко Н. Н. Указ. соч. С. 129-130; Рубинштейн Е. А. Указ. соч. С. 169-170 и др.

[13] См.: Рубинштейн Е. А. Там же.

[14] См.: Рубинштейн Е. А. Указ. соч. С. 161.

[15] См., напр.: Головко Л. В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве / Л. В. Головко. – СПб., 2002. С. 497.

[16] Василенко Н. Н. Указ. соч. С. 125.

[17] См.: Шнитенков А. В. Освобождение от ответственности в связи с изменением сроков давности / А. В. Шнитенков // Уголовный процесс. – 2007. – № 5. – С. 33.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (11.01.2016)
Просмотров: 873 | Теги: соглашение, судопроизводство | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016