Вторник, 20.08.2019, 04:27
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

И.Ю.Челенкова, кандидат социологических наук

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ИНТЕГРИРОВАННЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

Статья ориентирует на теоретические и практические возможности социологической науки в разработке и решении вопросов новой индустриализации страны. Интегрированное промышленное образование рассматривается как базовый фактор инновационного развития производства и преодоления отставания регионов. Уточнены понятия - инновация, интеграция, кластер, инфраструктура, сформулировано определение «интегрированное промышленное образование» (ИПО). Предметом социологического изучения ИПО, является воздействие на развитие промышленного образования его социальной структуры, сложившейся системы социальных взаимоотношений, социальных механизмов управления, а так же исследование взаимосвязей, взаимозависимостей ИПО, региона и общества в целом. За основу теоретико-методологического анализа интегрированных промышленных образований взята категория - «социальное взаимодействие», дано ее определение. Выделен ряд особенностей субъектов ИПО, отличающихся своим отношением к собственности, разделению труда, субъективной зависимостью в принятии обязательств. Обращено внимание на включенность субъектов ИПО в сложную систему взаимодействий внутренней и внешней сети промышленного образования. На основе ресурсного и социокультурного подходов охарактеризован инновационный потенциал субъектов социальных взаимодействий, мотивация к деятельности, восприятие перемен к новому как ценность. В ходе вторичного анализа социологических исследований получены данные, подтверждающие, в целом, достаточный уровень готовности различных категорий населения к новым научным и технологическим преобразованиям в стране: 2/3 трудоспособного населения с высшим и средним профессиональным образованием выразили желание участвовать в новой индустриализации страны; инновационный потенциал российских предпринимателей сегодня сопоставим с инновационным потенциалом американских предпринимателей; для трети российского населения и более половины молодежи характерно убеждение, что инициатива и поиск нового важнее следования традициям.

Ключевые слова: интегрированное промышленное образование, субъекты социальных взаимодействий, инновационный потенциал, ценностные ориентации, предприниматели, рабочие, экономически активное население, молодежь

 
Социологические аспекты инновационного развития интегрированных промышленных образований затрагивают широкий круг теоретических и практических вопросов. Они связаны с выбором стратегии и оптимальных средств развития общества, внедрением прорывных технологий, преодолением социально-экономических диспропорций между регионами, формированием новых организационных структур в промышленном производстве и системой их управления. Актуальность проблемы определяется задачами, которые необходимо будет решать нашему обществу в ближайшие годы.

Под влиянием «революции знаний» происходят качественные изменения в промышленности («четвертая промышленная революция»), создающие новый вид общественного производства - информационно-коммуникационные технологии. Они качественно изменяют действующую структуру общественного производства, образ жизни людей, порождают вторую (виртуальную) реальность. Мы являемся свидетелями того, как формируется новая информационная среда и созревают социальные возможности для новых рисков: хакерство - кибербезопастность - системы слежения (дроны, квадрокоптеры, спутниковые системы) - кибервойска. Происходит переход на дигитальный язык и в обозримой перспективе формирование «цифровой» культуры. В информационном пространстве оперируют виртуальными «фактами», сконструированными в экономических и политических целях. Появилась фейковая реальность, получившая название «инсценированной» (dramatized) реальности.

Темп изменений в мире возрастает. Способность страны к устойчивому развитию, сопротивлению трудностям, противостоянию внутренним и внешним угрозам, давлению, финансово- экономическим санкциям и информационным войнам, дезинтеграционным процессам, обеспечению политического суверенитета и экономической независимости, защите национальных интересов - все это определяет позиции государства в мировом сообществе.

Россия в мировой системе координат определяется как великая держава: по показателю национального богатства - занимает 1-е место в мире; по способности к выживанию - занимает 3-е место в мире; по интегральному рейтингу совокупной национальной мощи государств-лидеров - занимает 4-место в мире. Вместе с тем, несмотря на потенциал мирового уровня, социальная, экономическая и внешнеполитическая безопасность России в целом находится в неудовлетворительной зоне и ее уровень продолжает ухудшаться [1]. Заметным является отставание страны в технологическом развитии. В России доля технологий, соответствующих пятому технологическому укладу составляет примерно 5-8 % (и это только в военно-промышленном комплексе и авиакосмической отрасли), 4-го - около 32-34 %, третьего - свыше 50 %. В то же время мир сегодня стоит на пороге 6-го технологического уклада [2]. Российское общество вплотную приблизилось к той черте, когда может быть нарушен гомеостаз социально-экономической системы государства в целом.

Научное сообщество, в ходе острой полемике об опасностях вытеснения России на обочину эволюционного процесса мирового развития, предложило целый ряд проектов развития России по пути «новой индустриализации», «экономики знаний». Основные идеи нашли свое отражение в принятых к реализации стратегических программах по экономической безопасности России до 2030 года, научно-технологическому развитию до 2035 года. В них сформулирована идеологема - построение нового индустриального общества. Суть ее сводится к тому, что на «вызовы» времени необходимо ответить, совершив технологические «прорывы» на основе взаимодействия науки и образования, бизнеса, государства, ведущих совместную инновационную деятельность. В майском указе Президента 2018 г. определены задачи по дальнейшему социально- экономическому развитию страны, решение которых, должно обеспечить вхождение Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира.

К решению вопросов новой индустриализации общества обращен широкий спектр научного знания, диалектическая интеграция идей, теорий, многообразие методов исследований, по образному выражению Р. Мертона «дисциплинарный эклектизм».
Целью представленной статьи является уточнение теоретико-методологических возможностей социологии в междисциплинарных исследованиях; обоснование роли интегрированных промышленных структур в обеспечении развития инновационных технологий; на основе вторичного социологического анализа показать готовность субъектов общественных отношений к активной инновационной деятельности. Каждая из заявленных проблем, может составлять отдельные аспекты социологических исследований, но все вместе они направлены на раскрытие одной большой темы - инновационного развития интегрированных промышленных образований.

В социологии по сравнению с другими социально-гуманитарными науками удачно реализуется повсеместное применение математического и статистического аппарата, что приводит к сближению ее с естественными науками, а исследование ментальных явлений и процессов на сущностном уровне, сближает ее с когнитивными науками.

В зависимости от решения поставленных задач, ученые придерживаются принципов методологического индивидуализма, объясняющего общественные явления в терминах индивидуального поведения, и методологического холизма, рассматривающего общество как целостную систему, отличающейся от суммы образующих его индивидов. С. Кирдина считает, что «... в современной социологии работы на основе этих двух методологических принципов .формируют два не столько противостоящих, сколько дополняющих друг друга кластера исследований, позволяющих с необходимой полнотой отражать свойства наблюдаемой социальной реальности. Опора на тот или иной принцип позволяет исследователям концентрироваться на разных ее сторонах и особенностях [3].

В социологии на основе междисциплинарного подхода создаются качественно иные парадигмы, открывающие новые перспективы в исследованиях. Так, теоретическими источниками сформированной парадигмы культуральной социологии Дж. Алек- сандера стали: социальный психоанализ, семиотика и социолингвистика, символический реализм, антропология, символическая антропология, феноменология, этнометодология, социология модерна, социология постмодерна. В рамках новой парадигмы изучаются «культуральные структуры», как правило, неосознаваемые внутренние механизмы деятельности людей, которые формируются в устойчивые смыслы социальной жизни (имиджи, бренды, нарративы и др.)

Целостное отображение изучаемого явления обеспечивает методология комплексного подхода.

В комплексное исследование вовлекаются знания, которые совмещаются, дополняют друг друга, что соответствует принципу конгруэнтности, совместимости знаний. В. Ядов выделил два основных способа совмещения различных теоретических подходов в эмпирических исследований. Это - способы: 1) «сенсибилизирующих обобщений», включающий использование любых подходящих теорий, способных прояснить проблему; 2). «комплиментарный подход», когда к объяснению проблемы привлекаются взаимодополняющие истолкования на основе самых различных теорий и научных дисциплин, тем самым обеспечивается многосмысленное понимание проблемы [4]. Научная программа исследования проблем инновационного развития интегрированных промышленных образований (соответствует аббревиатуре ИПО - И. Челенкова) на основе ком- плексирования включает в свой арсенал теоретические идеи и практические результаты таких дисциплинарных направлений, как экономическая социология, социология организаций, социология регионов, институциональная социология, социология управления и др.

Накопленный опыт реализации крупных междисциплинарных проектов доказывает, что ключевую роль в них играет методологическое обеспечение, создание обобщенной предметной схемы, функционально аналогичной предметным конструкциям участвующих дисциплин. Выявление и формулировка предпосылок, на основе которых происходит выбор направления научного поиска и в духе которых интерпретируются затем полученные результаты, имеют приоритетное значение.

При рассмотрении социологических аспектов инновационного развития ИПО существуют методологические трудности, связанные с тем, что в научном дискурсе смысловое значений многих понятий продолжает уточняться и каждому автору приходится определяться с исходными положениями. Обратимся к их логическому анализу.

В настоящее время наиболее распространенным является понимание инновации как процесса практического использования новых идей и изобретений, создания, распространения и использования новшеств, необходимых для удовлетворения тех или иных потребностей или развития и повышения эффективности в определенной сфере деятельности [5]. Действия, которые реально приводят к осуществлению инноваций или задуманные с этой целью, расцениваются как инновационная деятельность. Матрица инновационной деятельности, представляет собой жизненный цикл от идеи и задела до линейки продуктов и технологий востребованных государством, бизнесом. Наука, оставаясь производителем знаний, включается во внедренческую деятельность, переходя от предложений уникальных разработок к участию в их трансформировании в реальные технологии и продукты в промышленном производстве, создание серийного продукта, пользующемся спросом на рынке. Взаимодействие между наукой и производством обеспечивается инновационной инфраструктурой. В 2016 г. наиболее массовыми формами инфраструктуры были: бизнес- инкубаторы - 196 единиц (31 %); технопарки - 159 (25 %); центры трансфера технологий - 112 (18 %); центры коллективного пользования научным оборудованием - 71 (11 %) [6]. Применительно к ним Н. Латова и Ю. Латов используют понятие «инновационные площадки». По их данным, в создании «инновационных площадок» все меньшую роль играют вузы и НИИ, а все большую государственные организации [7].

Объединение ресурсов государства, промышленного производства, науки и других участников инновационного процесса осуществляется на основе интеграционной деятельности. Целенаправленный процесс сближения интересов участников инновационного процесса, укрепления связей и отношений между ними, для достижения общих целей рассматривается как интеграция (от лат. integratio - «соединение»). У интегрированных промышленных образований нет однозначного наименования. Наиболее распространены формулировки: интегрированные промышленные организации, ... предприятия ..., формирования, ... структуры и др. На сегодняшней день статус интегрированного промышленного образования в Гражданском кодексе РФ не определен. Интегрированное промышленное образование можно охарактеризовать как целостное образование из самостоятельно функционирующих предприятий и организаций, сформированное на основе общих экономических интересов, целей, соединения своих потенциалов, дополняющих друг друга, имеющих надежную сеть хозяйственного взаимодействия и орган управления с делегированными или другими полномочиями.

Промышленному предприятию объективно принадлежит интеграционная роль в инновационной деятельности, которая определяется жизненным циклом продукции и технологией производства. Чем выше сложность инновационного продукта, тем в большей степени функция научно исследовательской и конструкторской деятельности предприятия принадлежит внешним организациям. Интеграция в производстве осуществляется на основе действия объективных механизмов банкротства, слияния, объединения предприятий с акционерной собственностью. Помимо этого, с участием и под контролем государства для решения социально-экономических задач создаются различного рода объединения, комбинаты, комплексы и другие формы территориальной и отраслевой структуры производства.

В новых условиях промышленные предприятия, в первую очередь, машиностроительной, станкостроительной отраслей, выпускающие высокотехнологичные, наукоемкие, инновационные товары или продукцию для повышения своей конкурентоспособности могут выбирать альтернативные варианты интеграции на условиях технологических платформ, инновационных территориальных кластеров, технополисов, зон территориального развития и др. Каждая из вышеперечисленных разновидностей интегрированных структур промышленных образований подразумевает деятельность, основанную на экономическом интересе и предоставлении взаимного доступа к ресурсам, активам, технологиям, правам для укрепления стратегических позиций, развития потенциала путем заключения различного рода формальных и неформальных соглашений. Новые формы взаимодействия формируют многообразие вертикальных и горизонтальных структурных связей, с различными видами собственности (акционерной, государственной, смешанной), предполагающей корпоративную, сетевую структуры управления. Вопросы эффективного управления интегрированными образованиями одни из самых проблемных. Для исследователей очевидно, что коллективной системе управления ИПО требуется обеспечивать координацию, с одной стороны, сетевой формы управления, где взаимодействие преимущественно выстраивается на основе неформальных норм лояльности, доверия и, с другой стороны, с корпоративным управлением, где базовым регулятором социальных взаимодействий выступает формализованное вещное право владения, распоряжения, пользования собственностью. При этом, необходимо учитывать позиции органов государственной власти.

Среди ИПО ведущая роль в развитии регионов отводится промышленным кластерам. Территориальная концентрация (специализация), сочетание кооперации и конкуренции обеспечивают предприятиям кластеров суммарные конкурентные преимущества по сравнению с отдельными предприятиями. В основе всех вариантов понимания кластера, как объективного феномена экономической жизни, лежит определение Майкла Портера, которое признается базовым в большом числе публикаций, посвященных кластерной тематике: «Кластер - это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга» [8]. В определениях «кластера», данных российскими и западными учеными, выделяются следующие основные черты: географическая локализация; сплоченность вокруг «ядра» производителей конкурентоспособной продукции; взаимосвязь предприятий и организаций, образующих кластер на основе взаимных поставок продукции и услуг; вхождение в кластер предприятий и организаций разного вида деятельности, в частности, научных и образовательных учреждений, а также предприятий инфраструктуры; сочетание кооперации и конкуренции; реализация синергети- ческого эффекта взаимодействий участников; управление кластером.

Накопленный положительный зарубежный опыт кластеризации промышленности, удачные примеры функционирования кластеров в российских регионах дают основание рассматривать развитие интегрированных структур в промышленности, как тот локомотив, который вытянет большинство российских регионов из депрессивного состояния и обеспечит переход к качественно новому уровню общественного развития. Государство демонстрирует готовность проводить политику новой индустриализации, используя комплекс инструментов (программно-целевое управление, устранение административных барьеров, прямое государственное инвестирование, льготные кредиты, лизинг, субсидирование процентной ставки, специальные налоговые режимы, протекционизм и т. п.).

Для социологических исследований, приоритетом становится анализ факторов стимулирующих или затрудняющих инновационную деятельность в обществе, состояния готовности социальных групп к восприятию нового и активной деятельности по реализации общественно значимых задач. В фокусе социологических исследований находятся кластеры в социальной сфере и промышленном производстве. Предметом социологического изучения ИПО является воздействие на развитие промышленного образования его социальной структуры, сложившейся системы социальных взаимоотношений, социальных механизмов управления, а так же исследование взаимосвязей, взаимозависимостей ИПО, региона и общества в целом.

За основу теоретико-методологического анализа инновационного развития интегрированных промышленных образований взята базовая социологическая категория - «социальное взаимодействие». Ее содержание обосновано в теориях Г. Зиммеля, М. Вебера, П. Сорокина, Т. Парсонса, Ю. Хабермаса, Э. Гидденса и других социологов.

«Социальное взаимодействие» определяется как процесс взаимной координации субъектов совместной деятельности, социальных взаимоотношений, социального поведения. Взаимодействие - основная универсальная единица социологического анализа, ибо вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены на явления и процессы взаимодействия двух или большего числа лиц (П. Сорокин). К настоящему времени теоретически сформулированы такие модели социального взаимодействия, как социальный обмен и рациональный выбор, символический инте- ракционизм, феноменологическая модель и др. Каждая из них является средством описания и объяснения применительно к частным случаям взаимодействия. Всесторонний анализ «социального взаимодействия» достигается путем использования в социологии ресурсного, сетевого, институционального, социокультурного и других концептуальных подходов. Одни из них раскрывают нормативные регуляторы, другие социокультурные механизмы, третьи - социальные смыслы и значения. В рамках статьи ограничимся ретроспективным рассмотрением системы социальных взаимодействий в интегрированных промышленных образованиях с позиций ресурсного и социокультурного походов.

Одним из основных вопросов в социальных взаимодействиях является определение места и роли субъектов социальных взаимодействий. Субъекты характеризуются в соответствии с их отношением к собственности, разделению труда, субъективной зависимостью при принятии тех или иных обязательств. Ими могут быть отдельные личности, социальные группы, социальные общности. Субъектом взаимодействия является ИПО с делегированными полномочиями своему управляющему органу. Внешняя сеть взаимодействия ИПО связана отношениями с субъектами (банками, партнерами, потребителями, конкурентами) рыночных отношений. Внутренняя сеть взаимодействия ИПО отличается сложной структурой отношений. На уровне внутренней среды ИПО, субъектами взаимодействия является ядро предприятий, инфраструктура, обеспечивающая функционирование ИПО. На уровне отдельного предприятия, организации субъектами взаимодействия является персонал и руководство, рабочие, специалисты, ученые, служащие, предприниматели, акционеры, менеджеры. Они составляют базовый ресурс, человеческий капитал своего предприятия, организации.

Значение человеческого капитала в судьбе ИПО раскрывается на основе ресурсного подхода. Ресурсный подход формировался под влиянием идей Э. Пенроуз, работ лауреатов нобелевской премии Т. Шульца, Г. Беккера о конкурентоспособности фирмы за счет накопленных профессиональных знаний, навыков-компетенций сотрудников, сложившихся социальных связей, партнерства на основе сотрудничества и доверия, особых трудовых отношений, разделяемых ценностях, брендов. Человеческий капитал обладает необходимыми признаками производительного характера., а образование является фундаментом увеличения доходов и наемных работников, и работодателей, и государства в целом. Человеческий капитал в своих комбинациях формирует уникальность промышленного образования, обеспечивая ему конкурентоспособность и успех. В этом контексте функционирование ИПО взаимоувязано с созданием условий для реализации свойств человека, побуждающих его к творческой, инновационной активности. Социологические исследования дают в целом обнадеживающий прогноз об инновационном потенциале человеческих ресурсов в российском обществе.

К составу основных человеческих ресурсов, обеспечивающих деятельность ИПО, относится категория экономически активного (трудоспособного) населения и категория предпринимателей.

П. Козырева и А. Смирнов, опираясь на данные «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS- HSE)», рассмотрели участие в инновационной деятельности наиболее подготовленной в профессиональном плане части экономически активного населения России, имеющего высшее и среднее профессиональное образование. Опрос показал, что 74,1 % респондентов готово участвовать в инвестиционной деятельности, связанной с неоиндустриальным развитием России. Среди них выделяется группа «инициативных инноваторов», составляющая 18,5 %. Она демонстрирует стремление к активной инновационной деятельности, предлагает новые, необычные решения и разработки, участвуют в распространении опыта освоения новых идей, знаний и технологий. Вторая группа, «инноваторы- исполнители», составляют 55,6 %. Она проявляет готовность овладевать новшествами и положительно оценивает свои возможности по освоению новых методов и технологий. Представители этих групп образуют инновационный человеческий ресурс общества и ИПО, но только группа «инициативных инноваторов» способна обеспечивать инновационное развитие общества. Вместе с тем, исследователи констатировали факт, что квалифицированные работники, ориентированные на профессиональный успех, карьерный рост, зачастую не готовы уделять время ни внедрению инновационных элементов в трудовую деятельность, ни элементарному самообразованию. Одно из объяснений такого настроя заключается в нарушении прямой связи между результатами трудовой деятельности и материальным благополучием людей [9].

Развернутая характеристика российских предпринимателей представлена в Глобальном мониторинге предпринимательства (Global Entrepre- neurship Monitor, GEM), который проводится с 2006 г. в 66 странах. Наибольший интерес представляет опрос двух групп предпринимателей: «ранние предприниматели» (бизнес создан менее 3,5 лет) и «устоявшиеся предприниматели» (бизнес существует более 3,5 лет). В 2016 г. в России были зарегистрированы рекордные значения показателей активности владельцев раннего и устоявшегося бизнеса, соответственно 6,3 % и 5,3 %. Общий уровень предпринимательской активности составил 11,6 % (к общему составу населения в возрасте от 18 до 64 лет). Для сравнения в США общий уровень предпринимательской активности был равен 21,8 %. Показатель среднегодового роста общей предпринимательской активности в России (2006-2016 гг.) составил 6,6 %, что схоже с показателями в развитых странах. Российские предприниматели, сохранившие себя в сложных условиях кризиса и внешнеэкономических санкций, имеют существенные резервы, чтобы способствовать развитию экономики, предлагать новые продукты, технологии, создавать новые рабочие места. При ответе на вопрос об использовании новых технологий 24 % предпринимателей отметили, что используют новейшие (менее 1 года) или новые (от 1 до 5 лет) технологии в своем бизнесе. Большинство российских предпринимателей (около 76 %) предлагают стандартную продукцию на потребительский рынок, где ожидают столкнуться с большим количеством конкурентов. На основе комбинации двух показателей - новизны продукта и интенсивности конкуренции в опросе был применен индекс инновационного потенциала предпринимателей. Для российских предпринимателей с устоявшимся бизнесом инновационный потенциал равен 13,0 %, что сопоставимо с инновационным потенциалом американских предпринимателей, равному 13,4 % [10].

«Срез» информации об инновационных устремлениях трудоспособного населения и предпринимателей достаточно ограничен и можно только предполагать, какие социальные явления, тенденции за ними стоят.

Т. Парсонс в теории социального действия предложил объяснение механизму социального взаимодействия. Социальные взаимодействия субъектов определяются их позициями в обществе и соответствующим этим позициям ожиданиям. Например, если социальные позиции предпринимателей основаны на обладании капиталом и связаны с комплексом потребностей в росте стоимости компании, получении прибылей, ожиданий в их удовлетворении, то социальные позиции трудоспособного населения основываются на обладании трудовым капиталом, и их социальные ожидания связаны с обеспечением заработной платы, признанием профессиональных результатов, карьерой. Позиции формируют интерес субъектов к определенным взаимодействиям в пространственных и временных рамках внутренней и внешней интегративной среды промышленных образований и характеризуются многообразием социальных отношений от противостояния до согласия. Осознание субъектом потребностей и интересов и стремление к их удовлетворению рассматривается в социально-гуманитарных науках как мотив поведения. С потребностями и интересами тесно связаны ценности. В аксиологии ценность выражает положительное или отрицательное отношение субъекта к объектам и явлениям окружающей действительности. Это то, что является существенным, важным для субъекта. Ориентации на определенные ценности формируются в процессе усвоения социальных, нравственных и других нормативных требований и выступают регулятором деятельности и поведения субъектов.

Потребности, интересы, мотивы, ценности, ценностные ориентации и другое составляют комплекс социально-психологических, ментальных характеристик субъекта. Модификации перечисленных элементов определяют особенности взаимодействий субъектов, служат социальными индикаторами в социологических исследованиях на основе социокультурного подхода.

Обратимся к характеристике мотивов, дающих лучше понять поведение предпринимателей/бизнесменов и рабочих. Наше исследование подтвердило, что поведение бизнесменов связано в основном с рациональными мотивами. Среди них: прибыль (93,0 %), контроль (69,0 %), выгода (66,0 %). Поведение зачастую диктуется такими мотивами, как готовность к риску (45 %), стремление к порядку (45 %), преданность делу (38 %). Отмечено присутствие во взаимоотношениях оппортунистических мотивов: корысть, обман, беспринципность (24,0 %). Моральные мотивы редко определяют поведение участников бизнес-сообщества. Среди них руководствуются мотивами справедливости (14,0 %), честности (7,0 %), равноправием (3,0 %) [12]. Очевидно, что в бизнесе нет альтруизма. Здесь поведение может зависеть от форс-мажорных обстоятельств и действий по принципу «ничего личного». Результаты социологического исследования дают основание предполагать, во-первых, что согласование интересов субъектов ИПО следует основывать на рациональных мотивах и моральных принципах. Во- вторых, повсеместное распространение и внедрение этических норм в практику взаимодействий делового сообщества зависит от его добровольного решения принять на себя моральные обязательства по отношению к другим участникам интегрированных промышленных образований и конкретные управленческие действия по формированию деловой культуры в организации.

Рабочие составляют третью часть в общей численности занятых в экономике страны. Результаты исследований, проводимых среди рабочих машиностроительных предприятий показали, что в постсоветской России для рабочих самыми важными остаются те же мотивы труда, которые были присущи им еще с середины 1970-х гг. В их моти- вационное «ядро» входят: хороший заработок (98 %), безопасность работы (93 %), взаимоотношения с товарищами по работе (91 %), удобное время работы (88 %), нормальные санитарно-гигиенические условия труда (85 %) и интересная работа (81 %). С начала формирования рыночной экономики к ним добавился мотив гарантия занятости (91 %), а в десятые годы - взаимоотношения с руководством (75 %). Автор исследования Г. Бессокирная пришла к выводу, что мотивационное «ядро» рабочих практически не зависит от специфики производственной ситуации на конкретных предприятиях, особенностей внешней среды функционирования (этапа модернизации региона) и формы собственности (акционерное или частное) промышленного предприятия [12].

В социокультурном механизме взаимодействующих субъектов центральное место занимают усвоенные ценности, нормы своей социальной среды и готовность действовать в соответствии с ними.

При формировании и функционировании ИПО значение придается формированию организационным ценностям, влияющих на профессиональное поведение. По определению известного теоретика базовых ценностей Шалома Шварца: «Организационные ценности - это концепции или верования, относящиеся к желаемым конечным состояниям или поведению, которые руководят выбором сотрудника при принятии решений или оценке поведения или события, при этом они выходят за рамки конкретных ситуаций» [13]. Ценности задают рамки индивидуальному поведению членов организации. Для анализа среди организационных ценностей исследователи выделяют: инновации, результативность, качество, ответственность, профессионализм, творчество, уважение, доверие и др. Становление системы организационных ценностей происходит в каждой компании индивидуально, зависит от ее руководства и во многом определяет формирование организационной культуры (понятие введено Т. Парсонсом). Организационная культура интегрированного промышленного образования, формируясь в определенной социокультурной среде, содержит в себе ценности, отражающие динамичные процессы изменений в общенациональной культуре россиян и территориальных субкультурах. Социокультурные исследования в этой сфере обращены к мониторингу ценностей населения страны, к ценностям различных возрастных групп и видов деятельности, что дает основания проецировать их на ментальные характеристики субъектов ИПО.

Н. Тихоновой были проанализированы результаты нескольких исследований культуры за последние годы (Н. Лапин, Н. Лебедева, А. Татарко, В. Могун, М. Руднев, Ю. Латов, Н. Латова и др.). Несмотря на разницу используемых в них методик и терминологии, все они показали схожие тенденции в культурной динамике российского общества и изменениях в ценностных ориентациях россиян. Среди них отмечается: рост ценностей достижения (понимаемого как самоутверждение, а не самореализация) и индивидуализма в ущерб ориентации на интересы группы и на сотрудничество. Н.Тихонова отмечает, что Россия достаточно далеко продвинулась по пути социокультурной модернизации, подразумевая под ней постепенный дрейф нормативно-ценностных систем населения нашей страны от культур коллективистского типа к индивидуалистическим ориентированным культурам. На основе кластерного анализа автором дается оценка состава групп, носителей различных норм и ценностей в российском обществе от «Последовательных традиционалистов» до «Российских постмодернистов». Социокультурный модерн представляют две разновидности мировоззрения модерна (российские модернисты и российские постмодернисты). Представители их составляют в сумме практически треть российского населения. Общим для них является ярко выраженный социальный динамизм (убеждение, что инициатива и поиск нового важнее следования традициям, позитивное восприятие перемен и т. д.), последовательная ориентация на собственные силы, нонконформизм и т. п. Наиболее вероятным сценарием дальнейшего развития событий, по мнению Н. Тихоновой, представляется продолжение разложения нормативно-ценностных систем традиционалистского типа с нарастанием разного рода промежуточных и переходных типов этих систем без серьезного роста численности модернистски ориентированных групп и участие россиян в преобразовании общества [14].

Опрос о ценностных ориентациях россиян, проведенный ВЦИОМ в 2016 г., в основном подтвердил общую тенденцию в развитии нормативно-ценностной системы населения. Большинство наших сограждан - коллективисты и традиционалисты. В жизни они руководствуются интересами общества в целом (77 %), нежели личными стремлениями (17 %). Внутри страны приоритетами для большинства россиян являются стабильность (63 %) и порядок (66 %). Запрос на перемены в стране фиксируется у 30 % опрошенных. По сути, только два вопроса делят общественное мнение практически пополам: предпочесть ли возвращение к корням (49 %) или прогрессивному движению вперед (40 %) и как нужно проводить перемены - «твердой рукой» (49 %) или консультируясь и советуясь с народом (42 %). Следует отметить, что среди молодежи (18-24 года) важным для 39 % является следование традициям, а для 56 % важно предлагать новые идеи, быть творческой личностью, идти своим путем, ценятся приключения и риск, жизнь, полная захватывающих событий [15].

Исследование ценностных ориентации молодого поколения крайне актуально, так как дает возможность выяснить степень ее адаптации к новым социальным условиям и инновационный потенциал. Будущее состояние общества во многом зависит от того, какой ценностный фундамент сформирован у современной молодежи. В ходе экспертного опроса, проведенного в мае 2016 г. Центром научной политической мысли и идеологии был получен ответ на один из основных вопросов: «Способны ли стать молодые люди значимым фактором возрождения страны?».

Исследование показало, что молодое поколение отличается по большинству (12 из 15) своих свойств от населения страны. Заметнее всего специфика молодежи проявляется в оценке их отношения к окружающим, где принцип «выживает сильнейший» начинает превалировать, а стремление к накопительству усиливается. Третьим компонентом по степени выраженности различий между социумом и молодежью стало национальное самосознание. И хотя уровень патриотизма среди молодежи растет, он ниже, чем в целом у населения. Позитивное опережение молодежи старших поколений наблюдается в оценке 3-х свойств: новшество оценивается как благо; важно, чтоб человек в любую свою деятельность, даже рутинную, вносил элементы творчества; знают, чего хотят добиться, готовы изменить свою жизнь и мир вокруг к лучшему и прилагают к этому все силы.

В «плюс» молодежи эксперты засчитывали чаще всего мобильность, коммуникабельность, активность, обучаемость, компьютерную грамотность, владение технологиями, адаптивность и оптимизм. В «минус» - низкий уровень воспитания, нравственности, культуры, эрудиции, отсутствие опыта. Большинство экспертов (44 %) полагают, что молодое поколение россиян имеет потенциал положительных изменений, но для его реализации требуется преодолеть сдержки в виде действующей модели школьного образования, отсутствие внятной государственной молодежной политики, моды на западные ценности и др. [16].

Успехи и неудачи функционирование ИПО во многом заложены в факторах состояния его территориального/регионального место расположения. Регион уникален мозаикой экологической, экономической, социальной, инвестиционной, институциональной, социокультурной сред. Классификации регионов посвящены многочисленные экономические работы. Беря за основу те или иные количественные показатели, исследователи выстраивают их различные конфигурации и, в соответствии с ними, разрабатывают модели эффективного регионального развития. Например, по уроню инновационного потенциала регионы могут быть подразделены на семь типов, начиная с высоких, средних и заканчивая низкими. На основе многомерного сравнительного анализа оценивается устойчивость развития каждого из регионов. Для оценки регионов могут браться группы экономических, социальных, экологических индикаторов, например: «валовой региональный продукт, тыс. руб. на душу населения», «уровня зарегистрированной безработицы в %», «площади зеленых массивов и насаждений в городах по субъектам РФ, кв. м в расчете на одного городского жителя» и др. Для получения объективированных показателей авторы применяют два и более независимых методов исследования [17-19].

Социологический подход основывается на качественном анализе регионов, исследуя социокультурную модернизацию регионов и региональное поведение населения и др. При создании теоретических и процессуальных моделей развития регионов, незаслуженно редко обращаются к социологическому наследию русских ученых, чьи идеи для понимания и оценки процессов, идущих в регионе, остаются значимы и сегодня. П. Щапов рассматривал воздействие географической среды на мировоззрение и нравственную жизнь людей. М. Ковалевский исследовал коллективное сознание социальных групп и их организаций, отстаивал необходимость многофакторного подхода к анализу социальных явлений. Зависимость ментальных характеристик от особенностей среды обитания рассматривалась Н. Бердяевым. Изучение мен- тальности в историческом и на современном этапе развитии России продолжено В. Соколовым. Ученый предложил определение менталитета: «В нашем представлении менталитет - надличностные, коллективные для определенного народа или большой социальной группы качества. К ним относятся: общая система восприятие социальной и природной реальности: близкие представления о мире, обществе, окружающей среде, личности, нормах поведения и т. д.; общая типическая поведенческая модель (близкая, сходная реакция на многие «стандартные» ситуации); совокупность, склад наиболее распространенных, типичных для данного народа психологических, характерологических особенностей, свойств, нравов ... Другими словами, менталитет - определенная направленность сознания, самосознания и деятельности, отражающая как мировоззренческое, так и социально-психологическое состояние этноса» [20]. Результаты социологических исследований, проводимых на протяжении последних лет, показали, что региональный менталитет населения на 2/3 соответствует базовым общенациональным ценностям, но 1/3 ценностей имеет свою региональную специфику, которую следует учитывать в инновационном развитии ИПО [21].

В заключение отметим, что в социологии превалируют исследования деятельности интегрированных образований в сфере оказания образовательных, медицинских, социальных и других услуг, и изучение влияния ряда социальных факторов на формирование кластеров, ТПК. Однако, в социуме (науке, государстве, промышленных предприятиях) существует потребность в изучении интегрированных промышленных образований на основе социологических теоретико- методологических моделей. Продуктивность социологического анализа интегрированных промышленных образований проявляется не только в раскрытии диалектики взаимодействий внешних по отношению к нему механизмов (регион, человеческие ресурсы, сети социальных взаимодействий, институциональные нормы, коммуникации) и внутренних (социокультурные) механизмов функционирования ИПО. Исследователи, рекомендуя внедрение социологических проектов развития инновационных технологий в кластерах и в других ИПО, связывают с ними решение задач по улучшению качества основе «жизненного мира» человека, обогащение его интеллектуального, социального и отношенческого капиталов.

 

Литература

1. Кротов М. И., Мунтиян В. И. Россия в мировой архитектуре: национальная мощь и способность к выживанию // Проблемы современной экономики. 2017. № 2(62). С. 63.
2. Половинкин В. Н., Фомичев А. Б. Модернизация машиностроения. Цифры. Тенденции. Вызовы // Экспертный союз. 2012. № 1. URL: http://www.unionexpert.ru/index.php/news/item/264.
3. Кирдина С. Г. Междисциплинарные исследования в экономике и социологии: проблемы методологии // Общественные науки и современность. 2014. № 5. С. 66.
4. Ядов В. А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций. СПб. 2006. С. 79-80.
5. Модернизация и политика в XXI веке / Отв. ред. Ю. С. Оганисьян. М: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011. С. 61-62.
6. Карта инновационной России // Единый информационно-аналитический портал государственной поддержки инновационного развития бизнеса. URL: http://innovation.gov.ru/map.
7. Латова Н. В., Латов Ю. В. Инновационные площадки России - «хорошие и разные» (структурный анализ) // Социологическая наука и социальная практика. 2016. № 2. С. 13.
8. Портер М. Конкуренция. М. 2005. С. 258.
9. Козырева П. М., Смирнов А. И. Предпосылки и проблемы участия в инновационной деятельности // Вестник института социологии. 2016. № 2(17). С. 81-82.
10. .Национальный отчет «Глобальный мониторинг предпринимательства Россия 2016/2017». С. 28, 45-46. URL: http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/1bbb3f60- 6767-4482-b557-79a75ab7dab6/gem_r.
11. Tarando E. E., Borisov A. F., Chelenkova I. Y., Pruel N. A., Sinyutin M. V. Corporate Governance: Mechanisms for Control and Alignment of Interests of Participants of Corporate Relations in the Transitive Economy// Mediterranean Journal of Social Sciencss. Vol. 6. № 4. Supplement 4, August 2015. Special Tssul.
12. Бессокирная Г. П. Изменились ли мотивы труда рабочих в постсоветской России? // Социологические исследования. 2017. № 1. С. 97.
13. Schwartz S. 1992. Universals in the content and structure of values: Theoretical advances and empirical tests in countries. Advances in Experimental Social Psychology 25: 1-65.
14. Тихонова Н. Е. Особенности «российских модернистов» и перспективы культурной динамики // Общественные науки и современность. 2012. № 3. С. 38-52.
15. ВЦИОМ: ценностные ориентации россиян. URL: https://mresearcher.com/2016/08/vtsiom-tsennostnye- orientatsii-rossiyan.html
16. Сулакшин С. С., Захаренко (Хвыля-Олин- тер) Н. А. Система ценностей российской молодежи: экспертная оценка. URL: http://rusrand.ru/docconf- /sistema-cennostey-rossiyskoy-molodeji-ekspertnaya-ocenk
17. Ахметова М. И. Особенности формирования кластерно-сетевых моделей постиндустриального типа экономики в регионах России // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2016. № 4 (48).
18. Антонова М. А. Теоретико-методологические основы изучения устойчивого развития регионов// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2013. №4 (36).
19. Ляхова Н. И., Григорян Д. Р. Обоснование выделения Центрально-Черноземного экономического района для разработки общей стратегии развития // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2017. № 2 (50).
20. Соколов В. М. Российская ментальность и исторические пути Отечества: Записки социолога. М.: Изд-во РАГС, 2007. С. 12-13.
21. Лапин Н. И. Функционально-ориентирующие кластеры базовых ценностей населения России и ее регионов // Социологические исследования. 2010. № 1. С. 32.

Источник: Международный научно-теоретический и прикладной журнал «Социально-экономические явления и процессы». Т. 13, № 103, 2018


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (14.08.2019)
Просмотров: 13 | Теги: социологический | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь