Пятница, 20.07.2018, 06:10
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СЕТЬ КАК ФАКТОР САМОРАЗВИТИЯ РЕГИОНА

Л.В.Костарева, Г.Н.Пряхин, доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории и регионального развития Челябинского государственного университета

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СЕТЬ КАК ФАКТОР САМОРАЗВИТИЯ РЕГИОНА

Современные социально-экономические процессы и тенденции характеризуются разнообразием сетевых взаимоотношений, в том числе на региональном уровне. Задача авторов статьи заключается в том, чтобы показать преимущества системно-сетевого подхода к изучению вопросов саморазвития регионов. Предлагается внести в триаду императива регионального саморазвития фактор организации взаимодействий между подсистемами региона, между регионом и средой, в том числе в форме сетей. Предпринята попытка дать авторское определение региональной социально-экономической сети. На примере одной из форм сетевой организации взаимодействий (кластера) показаны сущностные характеристики (виды сетевых связей, виды, интересы и цели акторов сети, роль среды в становлении и развитии сетей), преимущества региональной социально-экономической сети.

Ключевые слова: сеть, системно-сетевой подход, региональная социально-экономическая сеть, актор сети, сетевые связи.

 
Сложность территориальной организации Российской Федерации, мировые, отечественные процессы и тенденции последних десятилетий свидетельствуют о необходимости саморазвития как страны в целом, так и ее регионов.

С 2003 г. в российской практике управления регионами, а также в официальных документах все чаще отмечают необходимость саморазвития. Регионы должны выстроить свою экономику так, чтобы обеспечить выход на самодостаточность, тем самым сближая уровень социально-экономического развития субъектов РФ. Однако на практике этого не происходит. В этой связи актуальным является продолжение исследований по проблемам саморазвития регионов.

По мнению С. Д. Валентея, наибольшая склонность к саморазвитию характерна для региональных систем, которые накопили опыт в области самоорганизации и саморегуляции [16]. В подобных системах поддерживается внутреннее равновесие, а также есть возможность для изменения структуры взаимосвязей под влиянием факторов внешней и внутренней среды [18].
Уровень саморазвития региона связывают с его самообеспеченностью, самодостаточностью, самофинансированием, самоокупаемостью [4; 11; 17; 22; 23].

Как отмечают А. И. Татаркин и С. В. Дорошенко [17], саморазвитие территориальных экономических систем предполагает устойчивую способность региона к расширенному воспроизводству валового регионального продукта в сложившихся условиях макросреды за счет внутренней самодостаточности. По мнению этих авторов, территориальное саморазвитие обеспечивается следующими признаками:

1) внутрирегиональная самодостаточность — обеспечивает устойчивость регионального развития в долгосрочной перспективе за счет использования собственного ресурсного потенциала и источников дохода, а также за счет способности адаптироваться к условиям среды;

2) наличие целевых установок: макроэкономических, общенациональных, внутрирегиональных;

3) благоприятные внешние условия, обеспечивающие саморазвитие региона в стратегическом плане.

Внутрирегиональная самодостаточность является источником развития региона и воспроизводства ВРП [4; 9; 11; 22; 23]. Ценностные ориентиры, качественные цели развития социально-экономической системы придают направленность саморазвитию и предупреждают ситуацию роста ради роста. Благодаря внешним условиям формируется и воспроизводится общественно- политическая, законодательная, макроэкономическая и внешнеэкономическая среда, которая способствует полному и результативному использованию территориальных возможностей и ресурсов, достижению общефедеральных, региональных целей и задач. Однако такая ситуация возможна только в том случае, если регион своевременно и адекватно реагирует на вызовы внешнего окружения, если внутренние подсистемы региона выстраивают должное взаимодействие со средой. В противном случае неспособность или нежелание адаптироваться к условиям среды может снизить динамику развития региона, способствовать отключению или невключению механизмов саморазвития [17].

По нашему мнению, рассматривая регион как саморазвивающуюся социально-экономическую систему, в представленную выше триаду императива регионального саморазвития необходимо добавить важный фактор: особенности организации взаимодействий между подсистемами региона, между регионом и средой.

Так, по мнению ряда авторов, в современных условиях фактором саморазвития региона являются сетевые взаимоотношения [1; 2; 5; 12—15].

В этой связи исследование региональной экономики необходимо строить не с позиции чисто системного, а посредством системно-сетевого подхода, в рамках которого особое внимание уделяется многообразию связей и взаимодействий объекта исследования, в том числе и со средой [6; 8; 10].

Системно-сетевой подход, являясь методологическим направлением современной науки, рассматривает объект исследования как единое целое и во взаимодействии с другими объектами. Ключевыми направлениями исследования являются элементы системы, их свойства и связи, а также развитие системы. По мнению С. А. Дятлова и В. П. Марьяненко [8], понятия «сеть», «сетевой» можно рассматривать как общую структурную характеристику любой сложной социально-экономической системы. «Систему» и «сеть» они считают родственными понятиями.

Если системно-сетевой подход является методологической основой исследования, то под сомнение попадает приоритет принципа иерархичности при исследовании структуры региональной социально-экономической системы, когда компонент рассматривается как система, которая является компонентом более широкой системы. При этом структура системы имеет форму иерархии, в которой преобладают отношения, основанные на господстве над другими. Например, в России принцип иерархичности проявляется в том, что система «страна» включает ряд региональных компонентов: субъект Российской Федерации, отдельные города, группы муниципальных образований, крупные региональные образования [24]. Каждый из указанных региональных компонентов имеет полномочия в решении определенных социально-экономических задач, однако их функционирование подчинено целям и задачам высшего уровня иерархии.

В современных условиях все большее развитие получают отношения, основанные не на господстве, а на способности влиять на других. Мы считаем, что для последнего типа отношений больше подходит не иерархическая, а сетевая структура. Так, по мнению Ф. Капры, который внес существенный вклад в развитие системно-сетевого подхода, «в природе не существует "над" и "под", не существует иерархий. Существуют лишь сети, вложенные в другие сети» [10. С. 35].

В рамках чисто системного подхода каждому элементу (подсистеме) предписано выполнение закрепленных за ними функций, и часто они не мотивированы на установку дополнительных связей с другими элементами, за исключением тех случаев, когда подобные связи предписаны «системой», например федеральным центром. В российских условиях подобное следование принципу иерархичности стимулирует централизацию ресурсов и способствует усилению конкуренции между субъектами РФ за ресурсы, которые распределяются из федерального центра. Подобная конкуренция между подсистемами (субъектами РФ) внутри системы (страны) приводит к снижению эффективности конкурентной борьбы с элементами «внешних» систем.

Ориентация на традиционный подход в рамках управленческой практики приводит к тому, что управленческие ресурсы расходуются нерационально, происходит неверное позиционирование на рынках, масштабы конкуренции определяются ошибочно. В итоге возникает упущенная выгода, которая проявляется в том числе в виде низкого качества жизни населения.

Решить указанные проблемы, по мнению авторов [21], можно за счет развития новых форм организации взаимодействий и интеграции экономических субъектов, которые обладают близкой системой ценностей, то есть с помощью сети. Так, Л. Ю. Титов наряду с производственной, информационной, инфраструктурной, инновационной сетями выделяет социально-экономическую сеть, которая возникает между индивидами или группами в виде совокупности устойчивых контактов или сходных с ними социальных отношений [19]. Последняя, на наш взгляд, наиболее определяет отношения, связанные с саморазвитием региона.

Развивая определение социально-экономической сети с позиции регионального саморазвития, предлагаем авторское понятие региональной социально-экономической сети (РСЭС). Региональная социально-экономическая сеть — совокупность устойчивых социальных и организационно-экономических отношений (механизмов, каналов и др.), складывающихся при взаимодействии между региональными субъектами экономической деятельности (акторами сети), а также между акторами сети и средой по поводу увязки разнообразных интересов и достижения определенных целей.

Подобная структура может принимать ту или иную форму, например иметь ярко выраженное ядро, состоящее из субъекта или группы субъектов, которым отведена главная роль. Ядро может отсутствовать, и тогда все участники сети будут иметь равные права.

Ярким примером формирования сетевого сотрудничества является процесс кластеризации на региональном уровне.

Рассмотрим кластер с позиции соответствия предлагаемому нами определению региональной социально-экономической сети: наличие групп акторов, вступающих во взаимодействие между собой и со средой, вид и характер отношений (связей) между акторами, интересы и цели взаимодействия в рамках кластера.

Кластер объединяет различные субъекты экономической деятельности. По мнению О. М. Трофимовой [20], в кластере должны присутствовать четыре главные категории действующих сторон: компании, правительства, в том числе и региональное правительство, исследовательские объединения, финансовые учреждения.

По мнению М. П. Войнаренко [3], отличительными свойствами кластеров являются:
— сильная взаимосвязь между акторами;
— кооперирование;
— приоритет рыночного спроса;
— интегрирование кластерных и региональных стратегий.

Субъекты экономической деятельности в кластере могут быть связаны определенным способом: вертикальным и (или) горизонтальным [Там же].

Устойчивое функционирование кластера также возможно при наличии долгосрочных эффективных связей экономического, правового, административного, технологического, социального, информационного характера. В рамках организации и развития экономической деятельности все большее значение стали приобретать социальные отношения, которые могут иметь как экономический, так и институциональный характер воздействия на участников кластера. Социальные отношения могут стать как трудностями, так и стимулами для развития связей, в том числе за счет усиления взаимного доверия партнеров. А это один из факторов снижения трансакционных издержек.

Взаимодействие региональных субъектов экономической деятельности в пределах кластера предполагает интеграцию интересов (кооперацию).

Однако существенным недостатком такой формы, как кластер, является географическая или отраслевая ограниченность в сетевом участии. Данный факт обусловливает необходимость исследования других форм региональных социально-экономических сетей и их вклада в саморазвитие региона.

Таким образом, можно утверждать, что одним из факторов саморазвития региона является формирование и развитие региональных социально-экономических сетей, благодаря которым можно более оперативно решать проблемы на местном региональном уровне, привлекать внешние инвестиции для строительства и расширения инфраструктуры, развивать торговлю и туризм, а также отношения в культурной, социальной, природоохранной сфере и т. д. В свою очередь подобная сеть может иметь различные формы, обладать специфическими свойствами, принципами формирования и развития.

Список литературы

1. Абрамов, Р. А. Особенности сетевого взаимодействия региональных предприятий [Электронный ресурс] / Р. А. Абрамов, И. В. Морозов // Регион. экономика и упр. : электрон. науч. журн. — 2012. — № 32 (32). — С. 103—110. — URL: http://elibrary.ru/contents.asp?issueid=1078915.
2. Бушуева, М. А. Кластерно-сетевая парадигма в управлении экономикой региона / М. А. Бушуева, Н. Н. Масюк, А. Е. Каранцева // Вектор науки Тольят. гос. ун-та. Сер.: Экономика и упр. — 2015. — № 4 (23). — С. 15—18.
3. Войнаренко, М. П. Кластерные технологии в системе развития предпринимательства, интеграции и привлечения инвестиций [Электронный ресурс] / М. П. Войнаренко // Regional forum «Social Aspects and Financing of Industrial Restructuring». 26 and 27 November 2003, Moscow, Russian Federation. — URL: http: //www. unece. org/file admin/DAM/ie/wp 8/documents/voynarenko.pdf.
4. Володина, А. А. Тенденции усиления ориентации регионов России на самодостаточность и конкурентоспособность [Электронный ресурс] / А. А. Володина // Экономика. Право. Менеджмент : сб. тр. молодых исследователей БГУ — 2014. — Вып. 1 (1). — URL: http://izdatelstvo.isea.ru/epm/archive.aspx?id=1.
5. Гагарина, Г. Ю. Сетевые структуры и их роль в формировании и развитии пространственной интеграции экономики регионов / Г. Ю. Гагарина // Вестн. Сарат. гос. соц.-экон. ун-та. — 2012. — № 5 (44). — С. 17—19.
6. Гулин, С. А. Методологический потенциал теории сетей / С. А. Гулин // Economics. — 2015. — № 8 (9). — С. 8—10.
7. Гулин, С. А. Сетевые структуры как объект экономической науки / С. А. Гулин // Наука, техника и образование. — 2015. — № 12 (18). — С. 139—143.
8. Дятлов, С. А. Системно-сетевой подход к анализу национальной инновационной системы / С. А. Дятлов, В. П. Марьяненко // Экономика образования. — 2012. — № 2. — С. 180—186.
9. Игнатьева, Е. Д. Методологический подход к анализу потенциала саморазвития регионов — субъектов Российской Федерации / Е. Д. Игнатьева, О. С. Мариев // Вестн. УрФУ Сер.: Экономика и упр. — 2010. — № 4. — С. 126—136.
10. Капра, Ф. Паутина жизни. Новое научное понимание живых систем / Ф. Капра ; пер. с англ. под ред. В. Г. Трилиса. — Киев ; М. : София, 2003. — 336 с.
11. Каткова, М. А. Самодостаточность региона как его системная характеристика / М. А. Каткова, Н. П. Колядин // Вестн. Самар. гос. экон. ун-та. — 2012. — № 2 (88). — С. 45—49.
12. Курочкин, А. В. Реформирование регионального управления в условиях становления сетевого общества: скандинавская модель / А. В. Курочкин // Ист., филос., полит. и юрид. науки, культурология и искусствоведение. Вопр. теории и практики. — 2012. — № 5-1. — С. 103—106.
13. Морозов, И. В. Принципы формирования сетевых структур на региональном уровне / И. В. Морозов // Регионология. — 2012. — № 4 (81). — С. 20—24.
14. Плотникова, Т. Н. Кластерно-сетевая модель регионального развития / Т. Н. Плотникова, Т. А. Шибаева // Фундам. исслед. — 2016. — № 2-1. — С. 193—196.
15. Рожков, В. А. «Региональная революция» или пространственная организация экономики. Территориальная организация региональной экономики: интегрированная, сетевая и кластерная модели / В. А. Рожков // Рос. предпринимательство. — 2009. — № 5-2. — С. 157—162.
16. Российский федерализм. Экономико-правовые проблемы / отв. ред. С. Д. Валентей. — СПб. : Алетейя, 2008. — 320 с.
17. Татаркин, А. И. Регион как саморазвивающаяся социально-экономическая система: переход через кризис / А. И. Татаркин, С. В. Дорошенко // Экономика региона. — 2011. — № 1. — С. 15—23.
18. Татаркин, А. И. Саморазвитие регионов в контексте федеративных отношений / А. И. Татаркин, Д. А. Татаркин // Пространств. экономика. — 2008. — № 4. — С. 60—70.
19. Титов, Л. Ю. Экономические инновационные структуры и институты сетевого типа: теория и методология : дис. ... д-ра экон. наук / Л. Ю. Титов. — Орел, 2010. — 380 с.
20. Трофимова, О. М. Формирование и развитие кластеров в экономике старопромышленного региона : дис. ... канд. экон. наук / О. М. Трофимова. — Екатеринбург, 2012. — 267 с.
21. Тютюшев, А. П. Кластеры как инновационные экономические структуры / А. П. Тютюшев, М. А. Гасанов, Д. Ю. Васечко // Вестн. Томс. гос. пед. ун-та. — 2011. — № 12 (114). — С. 121—127.
22. Управление сбалансированным развитием территориальных систем: вопросы теории и практики / ред. коллегия: А. И. Татаркин (рук.), А. Ю. Даванков, Г. Н. Пряхин, В. В. Седов, А. Ю. Шумаков. — Челябинск, 2016. — 295 с.
23. Шерстянкина, Т. В. Инновационно-познавательные тенденции в определении самодостаточности российских регионов / Т. В. Шерстянкина // Вестн. Бурят. гос. ун-та. Сер.: Философия, социология, политология, культурология. — 2009. — Вып. 14. — С. 96—100.
24. Щемелинин, С. А. Региональная социально-экономическая система: понятие, классификация, структура и основные элементы [Электронный ресурс] / С. А. Щемелинин, О. В. Кругликова. — URL: http://www.rusnauka.com/7_NND_2009/Economics/42513.doc.htm.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 2 (398). Экономические науки. Вып. 56. С. 52—57.

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443 (06.07.2018)
Просмотров: 11 | Теги: Сеть, кластер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2018 Обратная связь