Понедельник, 20.02.2017, 18:29
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

СЛОЖНАЯ ВЕЩЬ КАК ОБЪЕКТ ВЕЩНОГО ПРАВА (продолжение)

СЛОЖНАЯ ВЕЩЬ КАК ОБЪЕКТ ВЕЩНОГО ПРАВА (продолжение)

Предыдущая страница

В литературе безвозвратная физическая связь нередко именуется органической <1>. Но термин "органический" невольно акцентирует внимание на природном начале такой связи, что во многом сужает спектр возможных ситуаций. Как правило, такая связь действительно характерна для объектов, созданных природой, однако и человек может необратимым образом соединять составные элементы (например, строительные материалы при сооружении здания). К тому же не всякая органическая связь характеризуется невозможностью отделения без гибели вещи. Например, плоды отъединяются от плодоносящей вещи без ущерба как для них, так и для нее (ст. 136 ГК РФ). Как известно, плодами в гражданском праве называется органический прирост вещи без уничтожения и без повреждения последней (например, приплод животных, урожай деревьев и кустарников) <2>. В период физической связанности плода и вещи они рассматриваются как единая вещь без возможности обособления функциональных частей как отдельных объектов прав <3>. После отделения плод способен к тому, чтобы стать самостоятельным объектом (отдельного) права <4>, всяческая связь с материнской вещью утрачивается, и оснований для их квалификации в качестве сложной вещи (главной вещи и принадлежности) нет тем более. В первом случае это еще одна вещь, а во втором - уже совокупность разных (ничем не объединенных) вещей: промежуточное состояние сложной вещи "пропускается". Юридическое значение плодов проявляется в вопросах о способах приобретения права собственности и ответственности незаконных владельцев перед собственниками и не связано, таким образом, с понятием сложной вещи.

--------------------------------

<1> См.: Победоносцев К.П. Указ. соч. С. 97; Дормидонтов Г.Ф. Система римского права. Общая часть. С. 142.

<2> См.: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. С. 117, 185, 199, 223, 225. М.: Статут, 2004. Т. II, Т. IV. С. 224; Дигесты Юстиниана. Т. V. Полут. 2. С. 51; Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы. М.: Статут, 2002; Анненков К. Система русского гражданского права. СПб.: Типограф. М.М. Стасюлевича, 1899. Т. I: Введение и Общая часть. С. 306; Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб.: Юрид. ин-т, 1998. С. 150; Победоносцев К.П. Указ. соч. С. 94 - 96; Синайский В.И. Указ. соч. С. 136 - 137; Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 43 - 49; Гражданский кодекс Квебека. М.: Статут, 1999. С. 156; Гражданское право: Учеб. / Под ред. В.В. Залесского, М.М. Рассолова. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2002. С. 123.

<3> См.: Дигесты Юстиниана Т. V. Полут. 2. С. 91; Анненков К. Указ. соч. С. 324; Васильев Л. Гражданское право Народной Республики Болгарии. Общая часть / Под ред. П.Е. Орловского; пер. с болг. М.: Госюриздат, 1958. С. 439 - 440; Скловский К. О правах владельца на плоды и доходы // Хозяйство и право. 1999. N 1. С. 48 - 53.

<4> Сепарация плодов - один из способов приобретения права собственности (см.: Дормидонтов Г.Ф. Система римского права. Вещное право. С. 131; Гражданское право: Учеб.: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. Т. 1. С. 451 (автор - Ю.К. Толстой)).

В отличие от безвозвратной возвратная физическая связь допускает неоднократный монтаж и демонтаж составных частей без ущерба их функциональному назначению (допустим, компьютер можно разобрать и вновь собрать, что не повлияет на его функциональное назначение).

Подразделение физической связи на безвозвратную и возвратную имеет практическое значение для правового режима сложных вещей. Безвозвратная физическая связь - это высшее проявление функциональной необходимости составных частей. По сути факт безвозвратной физической связи компонентов снимает необходимость в выяснении у них еще и связи функциональной: все безвозвратно соединенное целое является простой вещью, за исключением тех редких случаев, когда закон прямо не разрешит установление отдельных прав на его обособленные компоненты. Возвратная же физическая связь позволяет лишь предположить, хотя и с большой вероятностью, что компоненты связаны функционально.

Вместе с тем совсем не обязательно, что только конструктивно связанная совокупность будет сложной вещью <1>. Не все физически независимое является юридически самостоятельным. Так, "надлежит знать, что к зданиям принадлежит многое, что к ним не присоединено, например, засовы, ключи, запоры" <2>. В случаях, когда компоненты совокупности физически не связаны или связаны на возвратной основе, мы сталкиваемся с необходимостью ответа на вопрос, есть ли у них общее функциональное начало. По сравнению с физической связью это менее формальный и соответственно труднее доказываемый вид связи.

--------------------------------

<1> Первоначально в ст. 12 проекта ГК РФ говорилось именно о "соединении" частей сложной вещи, т.е. только о физической связи (см.: проект Гражданского кодекса РФ (июль 1993 г.) // Советская юстиция. 1993. N 21 - 22. С. 3). Однако законодатель от этого слова отказался, оставив более широкое понятие "образование единого целого".

<2> Ульпиан (цит. по: Дормидонтов Г.Ф. Система римского права. Общая часть. С. 150).

Вообще функцией вещей принято считать служение на пользу человеку. Как отмечает И.А. Дроздов, "использование указанных предметов по иному назначению не позволит извлечь потребительские свойства, которые в них заложены" <1>. Польза - та цель, ради которой, таким образом, создается любая вещь.

--------------------------------

<1> Дроздов И.А. Обслуживание вещей в системе гражданско-правовых отношений обслуживания // Правоведение. 2002. N 5. С. 187.

Условием функциональной полезности сложных вещей является использование их частей по общему назначению. Количество (множество составных частей) переходит в качество - единый комплекс, и таким образом у набора вещей появляются новые (сверхсуммарные) возможности, которые как раз и интересуют участников гражданского оборота.

В признании сложными вещами физически не связанных предметов - не просто дань традиции римского права, различавшей как составные (связанные механически и функционально), так и собирательные (связанные лишь функционально) сложные вещи. Современное производство оснащается оборудованием, которое имеет особую экономическую ценность лишь в единстве, даже при отсутствии физической связи отдельных машин. Общепризнанно, что составляющие комплекса могут не только явно сочленяться, т.е. стоять на едином фундаменте, иметь общее механическое крепление и пр., но и не иметь явного сочленения и находиться на некотором удалении друг от друга, хотя и функционировать только совместно.

Например, в 1992 г. один из заводов получил организационно-правовую форму акционерного общества, которому в 1993 г. муниципальная жилищно-коммунальная фирма передала на баланс оборудование, купленное муниципальным образованием для завода в целях улучшения экологической обстановки <1>. Общество оплатило оборудование и внесло в состав своих основных фондов. В 1995 г. администрация муниципального образования издала постановление, согласно которому общество должно было вернуть одну из очередей оборудования жилищно-коммунальной фирме. Общество обратилось в суд с иском об отмене постановления администрации, ссылаясь на факт оплаты, а также на то, что если разнородные вещи образуют единое целое, то они рассматриваются как одно целое. Отчуждение у общества части оборудования, по мнению истца, невозможно, так как остановило бы работу всего предприятия. Исковое заявление было удовлетворено. По другому делу сложной вещью признано в целом оборудование для производства растворов, несмотря на физическую самостоятельность его узлов и установок <2>.

--------------------------------

<1> См.: Обзор адвокатской практики // Коммерсантъ-DAILY. 1995. N 107.

<2> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17 октября 2002 г. по делу N Ф08-3929/2002.

Обычно вывод о наличии или отсутствии функциональной связи у элементов совокупности очевиден, так как основан на традиционном понимании вещей. Не секрет, что многие изделия изначально по своим техническим характеристикам предназначены быть обязательными частями сложной вещи (детали двигателя автомобиля, компоненты жесткого диска компьютера). Они могут обращаться в гражданском обороте как самостоятельные вещи (товары), но на стадии использования (потребления) всегда работают только в "связке" между собой, о чем писал еще Аристотель: "Для одних (необходимых) вещей причиною их необходимости является что-либо другое, для других - никакой такой причины нет, но благодаря им существуют необходимым образом другие вещи" <1>. В самом деле, кто поспорит с остроумным Помпонием: "В случае с оборудованным домом следует считать, что по легату завещана и домашняя утварь, но не вино, поскольку дом не может считаться оборудованным винами" <2>.

--------------------------------

<1> Аристотель. Метафизика. С. 114.

<2> Дигесты Юстиниана. Т. V. Полут. 2. С. 101.

Однако в ряде ситуаций общее назначение компонентов завуалировано и при разрешении споров нуждается в доказательствах. В случае спора практические критерии, свидетельствующие о наличии общего назначения у элементов сложной вещи, - предмет процессуального доказывания. Например, по одному из дел суд провел обстоятельный анализ технических паспортов оборудования, общих сведений об изделии и основных функциональных характеристик, прежде чем пришел к выводу о том, что спорные регенераторы являются составной частью установки осушки воздуха и на них не может быть признано отдельное право собственности истца <1>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Поволжского округа от 13 марта 2003 г. по делу N А65-10336/02-СГ3-28.

В одних источниках инструменты (инвентарь) признаются связанными общим назначением с основной вещью <1>, в других это отрицается <2>. Абсолютных критериев в таких спорах нет, и все решает в конечном счете судебное усмотрение, место для которого "остается всегда, как бы ни была велика степень формальной определенности нормы права" <3>.

--------------------------------

<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 107; Синайский В.И. Указ. соч. С. 129.

<2> См.: Анненков К. Указ. соч. С. 312 - 314; Дормидонтов Г.Ф. Система римского права. Общая часть. С. 149; Мартемьянова А.М. Гражданско-правовое регулирование отношений по производству и поставке инструментов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. С. 3. Инвентарь не считается принадлежностью земельного участка согласно ст. 861 ГК Латвии (Гражданский кодекс Латвийской Республики. С. 310).

<3> Гражданское право: Учеб.: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: БЕК, 1998. Т. 1. С. 395 (автор - В.С. Ем). За рубежом также обращается внимание на необходимость учета "обширного казуистического опыта правосудия" для квалификации сложной вещи (Венкштерн М. Указ. соч. С. 177).

Правовой режим сложной вещи

Основное содержание режима сложной вещи как объекта вещного права заключается в том, чтобы считать ее "как бы простой вещью", т.е. вещью, имеющей одну (единую) судьбу. "Любое изменение в части, противоположное общей тенденции целого, будет подавляться (закон общей судьбы)" <1>. Правовой режим сложных вещей как комплекс условий направлен на решение именно этой принципиальной задачи - обеспечения их целостности. Конечно, мы имеем дело всего лишь с юридическим подтверждением фактической целостности. "Право защищает ценность целого, созданного производительным трудом, отводя части подчиненное значение" <2>.

--------------------------------

<1> Ганзен В.А. Указ. соч. С. 18.

<2> Дождев Д.В. Указ. соч. С. 318.

Юридическая неделимость сложных вещей - это прежде всего невозможность установления отдельных вещных прав на части в период их вхождения в состав целого. Эта правовая констатация имеет более широкую философскую основу: "В системе целостности часть уже теряет свою относительную самостоятельность" <1>; "возникающее целое видоизменяет части" <2>. Сложные вещи как комплексы в юридическом плане уподобляются простым вещам, редуцируются. Отдельные предметы, став составной частью вещи, теряют свою юридическую самостоятельность.

-------------------------------

<1> Югай Г.А. Проблема целостности организма (философский анализ). М.: Соцэкгиз, 1962. С. 8.

<2> Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб.: Алетейя, 2002. С. 135.

Так, в Дигестах Юстиниана содержалась такая формулировка: "Все то, что связано с кораблем, например рули, мачта, реи, паруса, является как бы частями корабля" (quasi membra navis) <1>. В классической цивилистике приводился пример, имевший характер аксиомы: "Чужое бревно, вделанное в стену моего дома, не может быть взято у меня до разрушения дома, и все вообще права на него третьих лиц являются до тех пор парализованными" <2>. Составная часть, даже если она связана с целым не физически (органически, механически), а только функционально, не имеет самостоятельного существования в обороте, пока входит в состав комплекса, вследствие невозможности ее отделения без повреждения или изменения сущности всей вещи <3>.

-------------------------------

<1> Дигесты Юстиниана // Памятники римского права. М.: Зерцало, 1997. С. 511.

<2> Дождев Д.В. Указ. соч. С. 318; Дигесты Юстиниана. Т. II. С. 177; Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., 1898. Т. XXV. С. 228.

<3> См.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 128; Цитович П.П. Русское гражданское право. Общая часть: Конспект лекций. Киев: Типограф. И.И. Чоколова, 1894. С. 29.

Весьма показательно подтверждение тезиса о редукции сложных вещей в одном из обобщений судебной практики. Акционерным обществом был заключен с собственником здания договор, на основании которого общество получило право использовать крышу данного здания для размещения рекламы <1>. По истечении установленного срока действия этого договора собственник отказал обществу в заключении договора на новый срок, заключив аналогичный договор с другим лицом. Общество, полагая, что заключенный между ним и собственником договор является договором аренды крыши здания, на основании ст. 621 ГК РФ обратилось в суд с иском о переводе на себя прав и обязанностей по второму договору. Общество указало, что в течение двух лет устанавливало на крыше свои рекламные щиты и добросовестно исполняло обязательство по внесению платежей. Суд отказал в удовлетворении иска, признав не подлежащей применению ст. 621 ГК РФ. Правоотношения, возникшие между сторонами и связанные с использованием истцом для рекламных целей крыши здания, не являются арендными. Объектами аренды могут быть только непотребляемые вещи. Передача вещи в аренду всегда влечет временное отчуждение собственником права пользования этой вещью. Между тем крыша представляет собой конструктивный элемент здания и не является самостоятельным объектом недвижимости, который мог бы быть передан в пользование отдельно от здания. Поэтому крыша не может являться самостоятельным объектом аренды.

--------------------------------

<1> Пункт 1 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66. См. также: Постановление ФАС Поволжского округа от 14 декабря 2000 г. по делу N А65-6781/2000-СГ2-14.

Аналогичным образом суды не признают за составными частями правовой самостоятельности и по другим делам. Так, по одному из дел было удовлетворено требование истца об исключении установленных в жилом доме дверных блоков из акта описи и ареста имущества, поскольку истцу принадлежит недвижимость, частью которой являются дверные блоки, и последние не существуют в качестве отдельного предмета, в связи с чем не могут быть включены в акт описи имущества <1>. При разрешении еще одного спора суд удовлетворил иск о признании права собственности на металлическую дымоходную трубу как конструктивный элемент единого производственного здания котельной, перешедший в комплексе в собственность истца по договору <2>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 26 октября 1999 г. N 3655/99.

<2> Постановление ФАС Центрального округа от 16 августа 2004 г. по делу N А54-2570/03-С9.

Несмотря на в некоторой степени сложившуюся судебную практику, правовое регулирование отношений по поводу сложных вещей представляется не вполне однозначным. В связи с этим следует поддержать соответствующие предложения, содержащиеся в Концепции развития гражданского законодательства. Не вызывает сомнения необходимость уточнить законодательно, что право собственности на вещь, включаемую в качестве составной части в иную (основную) вещь, должно прекращаться без правопреемства. Лицо, чье право собственности прекратилось, вправе требовать компенсации потерь от собственника новой (основной) вещи, если иное не предусмотрено законом. С прекращением права собственности на вещь должны прекращаться иные вещные права на нее, включая право залога; в целях защиты интересов залогодержателя законодательно может быть предусмотрено, что вместо вещи предметом залога признается право требования, возникшее у залогодателя к собственнику новой вещи.

Применительно к праву собственности как наиболее абсолютному вещному праву следует отметить, что сложные вещи могут быть только объектами либо индивидуального права собственности, либо права общей собственности, но не разных прав собственности. Разность прав на составные части и сложная вещь - взаимоисключающие понятия. Поясним сказанное на конкретных разновидностях сложных вещей.

Составные сложные вещи. Установление отдельных прав на их составные части без предварительного физического отделения (концепция "реальной доли") невозможно. Попытки признания того, что одному в собранном автомобиле принадлежит двигатель, другому - кузов, третьему - шасси, противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства о праве общей собственности (гл. 16 ГК РФ) <1>. Такая вещь может быть только объектом права общей собственности.

--------------------------------

<1> Аналогичное мнение высказали И.В. Елисеев и А.В. Коновалов в предисловии к российскому переводу ГК Грузии: положение п. 5 ст. 155 ГК Грузии, допускающее владение "отдельными частями неделимой вещи", не совпадает с доктринальным подходом российского гражданского права (Гражданский кодекс Грузии / Пер. с груз.; науч. ред. З.К. Бигвава; вступ. ст. Л. Чантурия. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. С. 20 - 21).

Противоположное мнение высказывали в свое время Д.И. Мейер, Л. Эннекцерус, Ж.К. Ананьева: если устанавливается совместное пользование соединенными в одно вещами, из которых каждая изначально и определенно принадлежит различным субъектам, то такая ситуация не подходит под понятие общей собственности <1>. Однако современный законодатель стоит на той позиции, что в описанном случае перед нами как раз объект права общей собственности (п. 1 ст. 1043 ГК РФ). Данная констатация, впрочем, не запрещает участникам, внесшим в общую собственность индивидуально-определенную вещь, требовать в судебном порядке возврата именно этой вещи при прекращении совместной деятельности (абз. 4 п. 2 ст. 1050 ГК РФ). Нельзя фиксировать за конкретным участником права общей собственности реальную часть имущества, соответствующую его доле, в том числе в правоустанавливающих документах <2>. Ни один участник права общей собственности не является собственником части общего тела, но обладает в доле собственностью всего тела нераздельно (pars pro indiviso) <3>. Идеальная доля (pars quota) в отличие от реальной (pars quanta) частью сложной вещи не является.

--------------------------------

<1> См.: Мейер Д.И. Указ. соч. С. 40; Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 176; Ананьева Ж.К. Вопросы права общей собственности в практике судов Эстонской ССР // Правоведение. 1966. N 4. С. 154.

<2> Иногда при регистрации отчуждения доли в праве общей собственности на здание регистрирующие органы указывают точный перечень конкретных помещений, комнат и других частей, находящихся в собственности определенных участников права общей собственности. Как верно отмечается в литературе, такое видение модели общей долевой собственности ставит попросту в тупик (см.: Зинченко С., Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика // Хозяйство и право. 2000. N 6. С. 56; Пахомова Н.Н. Теория отношений и права общей собственности: возможные подходы к дальнейшему исследованию // Российский юридический журнал. 1998. N 4. С. 104).

<3> См.: Дождев Д.В. Указ. соч. С. 399.

Итак, юридический раздел такого вида сложных вещей возможен только через предварительный раздел в натуре. В результате такого "двойного" раздела составные сложные вещи прекращают свое правовое существование как комплексные объекты и превращаются во множество самостоятельных вещей, имеющих различных собственников.

Собирательные сложные вещи (коллекции, гарнитуры, сервизы, единые технологические линии), а также главные вещи и принадлежности (телевизор с пультом дистанционного управления, замок с ключом, пылесос с насадками) прекращают свое существование уже в случае их юридического раздела. Специфика данных разновидностей сложных вещей заключается в том, что для их исчезновения как целостных объектов прав достаточно именно юридического раздела: разделом в натуре (физической несвязанностью компонентов) они уже характеризуются по определению.

Единственным исключением из принципа "сложная вещь не терпит разности прав на себя" являются единые сложные вещи. Они априори не могут быть разделены в натуре (земельный участок и недвижимость на нем, помещения в здании), но при условии пространственной определенности составных частей и самое главное прямого допущения закона могут быть признаны объектами разных прав. Это изъятие из общего правила, по которому юридический раздел без раздела в натуре невозможен. В одних случаях данное исключение - рудимент прежних административно-командных установок (земля и недвижимость, долгое время разделенные в правовом смысле, постепенно должны стать юридически едиными объектами (подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ <1>)); в других, напротив, важнейшее социальное завоевание, цель которого повышение оборотоспособности наиболее востребованных объектов <2>.

--------------------------------

<1> См.: Козырь О.М., Маковская А.А. "Единая судьба" земельного участка и расположенных на нем иных объектов недвижимого имущества (реальность и перспективы) // Вестник ВАС РФ. 2003. N 2. С. 95 - 114.

<2> Примером последнего являются квартиры в комплексе с общедомовой инфраструктурой здания. Имеется: 1) физическая связь, образованная путем соединения отдельных строительных материалов, несущих конструкций и т.д.; 2) множество компонентов - квартир, помещений общего пользования, объектов инфраструктуры; 3) общее назначение - обеспечение проживания граждан. Несмотря на наличие всех признаков сложной вещи, такой дом вовсе не обязательно будет объектом единого права. На практике, наоборот, единое право (общая собственность) сохраняется лишь на объекты, неразрывно связанные с системами жизнеобеспечения дома и не подлежащие отчуждению. Квартиры же находятся в индивидуальной собственности разных лиц. Аналогичный принцип заложен в горном законодательстве, согласно которому участки недр в юридическом плане являются самостоятельным объектом права собственности, не связанным с правом собственности на земельный участок.

Особенностью раздела единых сложных вещей является то, что, несмотря на разность прав на объекты, последние "вынуждены" функционировать вместе: пространственное обособление - это условная операция, не отменяющая технологической связанности объекта. Противоречие между разностью прав и функциональным единством может быть разрешено путем установления сервитута или иных ограниченных вещных прав на чужую вещь. Право на чужую вещь выступает своего рода бестелесным суррогатом телесной составной части. В качестве выгодоприобретателя в таких случаях выступает лицо, извлекающее на законном основании полезные свойства из "обслуживаемой" вещи; обязанным лицом - собственник "обслуживающей" вещи <1>.

--------------------------------

<1> См.: Дроздов И.А. Обслуживание вещей в системе гражданско-правовых отношений обслуживания. С. 189; Он же. Вопросы государственной регистрации права общей собственности на недвижимое имущество // Цивилистическая практика. 2003. N 2. С. 29, 30.

В составных сложных вещах, а тем более в собирательных сложных вещах и главных вещах с принадлежностями ситуация с вынужденным установлением ограниченного вещного права на "чужую" составную часть в принципе невозможна: юридическая дифференциация прав на них всегда влечет распад комплексов, так как предполагает заменимость бывшей составной части (принадлежности), ставшей после раздела чужой вещью.

Выводы

Признаки сложной вещи как объекта вещного права подразделяются на общие с иными объектами гражданских прав (отсутствие воли, дискретность), общие с иными вещами (материальность, доступность обладания) и особенные, присущие только сложным вещам (множественность, целостность).

Отсюда сложной вещью как объектом вещного права может признаваться лишь определенное множество материальных предметов, используемых по общему назначению ввиду целостной (функциональной и(или) физической) связи между ними.

Сущность правового режима сложной вещи заключается в том, чтобы считать ее "как бы простой вещью", т.е. вещью, имеющей единую судьбу и являющейся единым объектом вещного права. При этом в действующем законодательстве необходимо четко закрепить невозможность установления отдельных прав на части сложной вещи в период их вхождения в состав целого.

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (01.03.2016)
Просмотров: 616 | Теги: сложная вещь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017