Суббота, 30.05.2020, 04:31
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Ситуации неопределённости и слабоструктурированные проблемы как системные атрибуты правоохранительной деятельности

Ю.А.Шаранов, доктор психологических наук, профессор
В.Н.Устюжанин, кандидат педагогических наук, профессор

Ситуации неопределённости и слабоструктурированные проблемы как системные атрибуты правоохранительной деятельности

Концепт неопределённости представлен как системный атрибут деятельности органов внутренних дел. Её статус как системного явления обусловливается доминированием вариативности и уникальности оперативно-служебных ситуаций. Ситуации неопределённости выступают особыми элементами единого психологического пространства деятельности сотрудников ОВД, конфигурация которого задается многообразием содержательных и формально-динамических характеристик отношений сотрудников с различными объектами профессионального интереса.

Ключевые слова: неопределённость, правоохранительная деятельность, ситуация, сотрудник, структура.
 

Существенной особенностью деятельности сотрудников правоохранительных органов является присутствие в её содержании фактора неопределённости. Её статус как системного явления обусловливается доминированием вариативности и уникальности оперативно-служебных ситуаций, в которых каждый раз заново приходится открывать комбинационные возможности и области слабой сопряжённости элементов системы противодействия расследованию со стороны преступников. Другими словами, в оперативно-служебных ситуациях по расследованию и предупреждению преступлений нет возможности контролировать все причины, а доступна только определённая сфера каузальности.

Сотрудники, как правило, прибегают к варьированию известных причин, чтобы получить новые способы воссоздания из условий оперативно-служебной ситуации необходимых каузальных связей. Если ситуация характеризуется оперативной закрытостью, т.е. в ней открыто не видны причинно-следственные основания, сотрудникам приходится прибегать к креативным методам, к языку творчества, чтобы преодолеть понятийную и смысловую неопределённость. Непрерывная динамика оперативно-служебной деятельности обусловливает постоянное расширение и усложнение идеальных и материальных объектов, с которыми вступает во взаимодействие сотрудник, и институирует три основных, относительно устойчивых источника порождения неопределенностей: во-первых, это оперативно закрытые ситуации; во-вторых, ситуации когнитивно-смысловой неопределённости; в-третьих, так называемые ситуации «референциальной неоднозначности» [13, с. 229].

Для преодоления оперативно закрытых ситуаций сотрудниками, как правило, актуализируются или изменяются существующие структуры и содержание процессов восприятия и вербального отражения действительности, оцениваются, в т.ч. и оперативными методами, признаки, характер правонарушения и их полномочия в соответствии с действующим законодательством [11]. Так, по отдельным видам преступлений, предусмотренных ст. 226.1. УК РФ, связанных с незаконным перемещением сильнодействующих веществ из Беларуси в Россию, имеются пробелы в законодательстве [6, с. 21]. Дефицит оперативно значимой информации и законодательного регулирования ситуации компенсируется созданием избыточной, гораздо более высокого уровня понятийной комплексности, рефлектирующей саму себя. Это делается для того, чтобы ограничить возможности порождения бесконечной вариации образов восприятия события, толкований норм права и познавательных версий и тем самым исключить всякого рода произвольные решения. Рефлексии подвергается каждый шаг, каждое действие тщательно планируется, избыточная сложность ситуации редуцируется. Вместе с тем редукция оставляет открытыми пути к проведению других комбинаций и линиям познания, исключая появление новых неопределённостей, не поддающихся обработке теорией, и тем самым неопределённость переводится в определяемую наукой систему. Собственно, таким образом возникает самонесущая когнитивная конструкция или системная концепция выявления и расследования преступлений.

Для развития юридической психологии принципиально важной является практика одновременного использования юридического языка, юридических терминов для описания непсихической феноменологии, и психологических терминов для описания психической феноменологии, существующая в органах внутренних дел. Субъекты права, оперативной деятельности, предварительного и судебного расследования в ситуации юридической неопределённости прибегают сначала к языку юридического описания и трактовки криминального события, а затем, при необходимости и в определённом объеме - к языку психологии.

Например, преступление как свершившийся факт и «ситуация юридической неопределённости» будут существовать в объективном мире до тех пор, пока о преступлении не станет известно правоуполномоченному лицу, субъекту доказывания. Тогда преступление будет зарегистрировано и проверено в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом (поводы и достаточные основания к возбуждению уголовного дела) [9]. С этой точки зрения и с определённой долей условности можно рассматривать категории юридической психологии в качестве некой ментальной проекции соответствующих категорий юридического языка. При этом концепт неопределённости приобретает атрибуты междисциплинарности, т.к. его содержание одновременно наполняется и проявляет себя как подлинное бытие предмета юридической практики и психологической рецептивности. Системно-динамический подход в этом случае позволяет без избыточной детализации представить данный сложный концепт через простое описание единого психологического пространства и особенностей действий субъектов правоохранительной деятельности.

Следует подчеркнуть, что самонесущая когнитивная конструкция или системная концепция выявления и расследования преступлений, однажды возникнув, сама себя начинает ограничивать, т.к. в её структуру встроен механизм поддержания необходимых и достаточных различий между подобного рода системой и окружающей средой. Среда представляет собой «очень сложное "устройство", структуру и не сводится к непосредственно воспринимаемой обстановке» [10, с. 64]. Стремление отличать себя от среды, различение и структурирование как развитие форм чувствительности системы являются атрибутами правоохранительной деятельности. Повышение чувствительности системы актуализирует опыт различения, является условием возможности получения новой оперативной информации и её переработки, даёт сознанию сотрудника возможность воспринимать и должным образом реагировать на некоторые ситуации, факты, контексты и события, мимо которых он раньше проходил, не замечая. Структурализация восприятия и различение в окружающей среде явлений, относящихся к ситуациям оперативно-служебной деятельности, выступают двумя аспектами одного и того же: структуре соответствует профессиональная идентичность субъекта деятельности.

В свою очередь, ситуации когнитивно- смысловых неопределённостей и выступают имманентным спутником деятельности сотрудников по расследованию «оперативно закрытых ситуаций». При этом диапазон профессиональной идентичности или соответствия субъекта выполняемым задачам служит одним из основных источников возникновения про- блемности или неопределенных ситуаций операционально-закрытого типа. Когда сотрудник обнаруживает элементы оперативно-служебной ситуации, которые, по его мнению, противоречат представлениям о должном правопорядке, он начинает должным образом реагировать на них. Другими словами, в процессе восприятия правоуполномоченное лицо не может сразу установить операциональный смысл различных элементов ситуации.

Под «операциональным смыслом» подразумевается механизм избирательности восприятия, который заявляет о себе на установочном уровне реализации смыслообразующих мотивов. Возникает познавательная неопределённость, в основе которой некая «начальная необъяснимость», несоответствие целей, условий и причинно-следственных связей между следами преступления и другими объектами ситуации восприятия. Степень этого несоответствия и способ снятия неопределённости полностью зависит от индивидуальных возможностей сотрудника. Именно сотрудник как субъект права на базе «объективно заданных» условий конструирует свою цель, понятийную модель и обращается к механизмам собственного мышления в складывающейся криминалистической ситуации. По этой причине многие виды правоохранительной деятельности, в первую очередь, оперативно-розыскная и деятельность по расследованию преступлений имеют ситуационный характер, обладают своей конфигурацией неопределённостей и их специфической внутренней динамикой. Имеется в виду, что различные системы правоохранительной деятельности могут последовательно, с присущей им темпоральностью, продуцировать и реализовывать свои образцы неопределенностей и слабоструктурированных проблем.

С теоретической точки зрения неопределённость как системный концепт характеризует сегодня практически любой аспект жизнедеятельности человека. В качестве содержания неопределённости можно выделить её информационную структуру, в основе которой лежат отношения субъектов как сложное единство ценностно-смысловых референций и переживаний, репрезентирующее их служебную деятельность. Ценностно-смысловая структура включает тезаурус личности, модели представления знаний, сценарии и предпочитаемые способы решения профессиональных проблем. Именно в отношениях личности к проблемам и ситуациям, к базовым функциям и ценностям деятельности наиболее ярко манифестируются неопределённости. Ценностно-смысловой и структурно-функциональный аспекты неопределенностей наиболее часто подвергаются рефлексии в гносеологических, онтологических, а также в акмеюридических подходах к пониманию процесса развития и функционирования деятельности.

В юридической психологии концепт неопределенных состояний субъекта правоохранительной деятельности выступает в качестве одного из ведущих в построении психологических концепций и объяснительных схем [23, с. 97-106], присущих правоохранительной деятельности как сложной, неравновесной, динамической системе [16]. Вместе с тем в психологии правоохранительной деятельности сегодня отсутствует универсальный язык описания концепта неопределённости. Представители различных отраслей психологической науки и практики разрабатывают свои подходы, категории неопределённости и концептуальные схемы анализа ситуаций неопределённости. Так, в экстремальной психологии фактор неопределённости анализируется и описывается как источник адаптивной реакции личности на сложную или опасную ситуацию [8, с. 35]. В когнитивной психологии принято считать, что неопределённость обусловливает выраженные эффекты интеграции различных видов интеллектуальной деятельности, ментальной структуры и познавательного опыта субъекта. Дискуссии психологов о возможности, роли и границах методологических заимствований ни к чему серьезному пока не привели [4, с. 75-80]. Более чувствительными к междисциплинарным поискам оказались сами психологические теории, авторы и адепты которых пытаются преодолеть существующие ограничения в классических вариантах раскрытия и понимания сути психологических закономерностей [5, с. 9-33].

Результаты многочисленных исследований факторов экстремальности, функционально- ролевых и мотивационных механизмов принятия решения в сложных ситуациях позволяют утверждать, что ситуации неопределённости являются особыми атрибутами единого психологического пространства деятельности. Напомним, что конфигурация психологического пространства задаётся многообразием содержательных и формально-динамических характеристик отношений сотрудников с различными объектами профессионального интереса и представляет собой две неравные части: одна из них имеет вид «свернутых», редуцированных форм или алгоритмов действий, а другая часть имеет дело с объектами, имеющими открытую, неравновесную природу. Другими словами, функционирование деятельности может быть представлено как некое устойчивое во времени состояние её системы, решаемые проблемы достаточно структурированы и адекватны основным контекстам, возникающим в процессе выполнения служебных задач. Такое положение дел свидетельствует об этапе эволюционного или нормированного развития подразделения или службы. Периоды устойчивого функционирования деятельности время от времени прерываются, происходит «соскальзывание» в иное положение, которое мы называем «развивающееся функционирование». Это может происходить в ситуации смены норм или стиля деятельности и управления, введения инноваций или резкого усложнения задач профессиональной деятельности. В результате структура решаемых проблем, степень сложности и мера взаимосвязанности элементов системы деятельности перестают соответствовать целям управления, возникают слабоструктурированные проблемы, сопровождаемые кризисом целей, т.е. цели деятельности утрачивают способность обеспечивать сохранение целостности системы, её равновесия и стабильности, т.к. неясно, куда направлять развитие системы деятельности и каким способом выходить из кризиса. Источником слабоструктурированных ситуаций в данном случае выступают внешние причины, вся логика функционирования деятельности направляется на их купирование.

Вместе с тем повседневное выполнение сотрудниками оперативно-служебных задач ни при каких условиях не прерывается. Их содержание и структура уже включают в себя все действия по принятию решений, необходимые технологии преобразования как перцептивной, аффективной, так и интеллектуальной информации в различных соотношениях, что определяется ведущим типом профессиональной деятельности. Необходимое разнообразие знаний и ментальный порядок профессиональной деятельности также изначально предполагают сценарность мышления и психологическую готовность сотрудника к действиям в случае изменения стандартной ситуации, не превышающие его способности к самоорганизации. Этому способствуют существующие в органах внутренних дел защищённые базы данных о реальных ситуациях деятельности, которые активно используются практиками, психологами и преподавателями [18, с. 162]. Тем самым деятельность сотрудника теоретически полностью не свободна от её нормативизирующих смысловых структур и максимального присутствия интеллектуальных феноменов в служебном поведении субъекта. Именно сознание и разум сдерживают, а иногда и репрессируют бессознательное желание сотрудника отклониться от цели и алгоритмов деятельности, усмотреть возможность свободного выбора. Очевидно, что деятельность, которая поддерживается только соблюдением инструкций и требований руководящих документов [7, с. 113], т.е. является формальным набором реакций, неизбежно утрачивает собственно личностный психодинамический контекст [21]. К сожалению, существующая система морально-психологического обеспечения деятельности сотрудников также пропитана идеей рационализации их действий, стремлением «очистить» сознание личности от любых иных желаний и стремлений, кроме служебных, и тем самым вынести причины деятельности за пределы субъекта, а его самого поставить под полное внешнее управление и контроль. Применительно к конкретному субъекту, при условии формализации основных методов и способов деятельности, объединения их в технологии можно теоретически свести на нет и сам фактор неопределённости, и слабоструктурированные проблемы служебной деятельности. Другими словами, если в основе неопределённостей лежат вариативность и неповторяемость действий, условий и способов мышления, актов выбора, то следует создать устойчивую систему с отработанными алгоритмами служебной деятельности сотрудника.

Вместе с тем, во всех видах правоохранительной деятельности, как известно из анализа практики, выполнение служебных задач осуществляется в условиях неполноты информации, ограниченного времени, сложности и неоднозначности ситуаций, асимметричного распределения уровня доверия, противодействия криминальных структур, коррупции и несовершенства законодательства и т.д. Отсюда неопределённость для правоохранительных органов является системным признаком, а сотрудник в ситуациях, где профессиональные нормы определены нечётко, волен самостоятельно определять нормы деятельности [19, с. 14]. Собственно, на преодоление информационной и других видов неопределённостей в сфере борьбы с преступностью и направлена активность профессионалов [1, с. 210-214].

Следует подчеркнуть, что все сложные виды уголовных преступлений в сфере информационной безопасности, политической, экономической и в некоторых других сферах социальной жизнедеятельности людей обладают атрибутами неравновесности, неочевидности, замаскированности и особой социальной опасности. Отношения с данным типом социальных объектов требуют специфического самоопределения субъекта в силу их особой динамики и когнитивной сложности.

На сегодняшний день в юридической психологии не существует общепризнанных психологических механизмов редукции всего многообразия отношений сотрудника с такими социальными объектами к какому-то одному критерию, показателю или объяснительной концепции. Известная структура угроз безопасности и объектов охраны, актуальные и потенциальные объекты преступных посягательств, разнообразие системы охраняемых правовых норм и правоохранительных органов даже одного государства ставят под сомнение быстрое и окончательное решение этой проблемы. Вместе с тем нередуцированная сложность, внезапность и гибридный характер квалифицированных видов преступлений, особенно экстремисткой и террористической направленности, в настоящее время ставит вопрос о когнитивно-смысловой готовности сотрудников решать слабоструктурированные профессиональные проблемы.

Так, субъекту доказывания в процессе своей деятельности постоянно приходится сталкиваться с решением различного рода проблем, которые характеризуются как «задачи на смысл» [14, с. 28]. Подобного рода слабоструктурированные проблемы отражают гносеологическую природу и поисковый характер деятельности субъекта доказывания, которая неизбежно приобретает конфигурацию динамично развивающейся познавательной системы, т.к. процесс познания продвигается последовательно от исходного минимума источников информации, т.е. от смысла предметной картины преступления на первоначальном этапе расследования, к целостной системе источников и смыслов юридически значимой информации на заключительном этапе расследования [17, с. 20]. При этом разноплановые события, факты, обстоятельства, версии, входящие в предмет доказывания, одновременно выступают как его исходный пункт и как его результат, они взаимодействуют друг с другом, обнажают противоречия и нестыковки, вызывают проблемную ситуацию и задают всей системе расследования сетевую конфигурацию. Отсюда система деятельности по расследованию высококвалифицированных видов преступлений приобретает гибридный характер и сетевую структуру.

Одним из универсальных источников неопределённостей выступает имманентное стремление субъектов деятельности к неповторяемости собственных действий, актов мышления и поведения. Нередко новые, сложные и рисковые ситуации субъекту необходимы для самопознания и самореализации. Можно сказать и так, что «живой ум испытывает дискомфорт от застоявшейся определённости и ищет неизведанного, жаждет "известной меры" неопределённости, связывая с ней свободу, оппозиционность старому, надежды на открытие новых содержаний». Разнообразные ситуации оперативно-служебной деятельности представляют субъектам возможность и необходимость выбора стратегии и смысла действия. Собственно, смысл самой жизни во многом и состоит в необходимости принимать решение за решением и обдумывать опыт выбора и реализации задуманного. Именно опыт ценностно-смыслового самоопределения личности не только обогащает её саму, но также и расширяет рамки профессиональной культуры в виде качественных (структурно-содержательных) изменений системы личностных контекстов, эталонов, стандартов, идеалов деятельности. При этом в условиях неопределённости, конкурентных отношений разнообразных субкультуральных ценностей и соответствующих нормативных механизмов регуляции поведения субъект вынужден прибегать к нормам права как к единственному источнику формальной определённости, институционности и общеобязательности.

Вместе с тем система служебных взаимодействий и отношений субъектов деятельности между собой неизбежно продуцирует неопределённости, связанные с универсальной особенностью самого человека. Имеется в виду естественное желание человека понять себя, разобраться в происходящем с ним, и одновременно это стремление сопровождается манифестацией страха, боязнью узнать о себе нечто неприятное, а поэтому желание «оставить всё как есть». Отсюда неопределённости возникают из размытости описания человеком самого себя, смысловой недоговорённости о себе, ошибочного представления о себе, внутренней цензуры и неадекватной самопрезентации для других как результата действий защитных механизмов личности. Тем самым создается «референциальная неоднозначность», т.е. неполная определенность человека, что демонстрируется им одновременно на уровне средств вербального выражения с семантикой неопределённости рассказа о себе и на уровне поведения, в виде размытости границ личностной позиции, отношений субъекта к другим. В речевых высказываниях такого субъекта часто используются неопределенные местоимения: «Кто-то меня не понимает», «Некоторые от меня ждут», «Я могу кого-нибудь обидеть», «Могу что-нибудь упустить», «Какая-то непонятная ситуация» и т.д. Предложения «маскирующегося» человека содержат преимущественно желаемые действия и желаемые субъекты действий, но при этом исключаются реальные действия и реальные субъекты, не конкретизируется позиция автора по отношению к ситуации, описывается воображаемая ситуация в местоимении «кто-нибудь», что выражает идею безразличия. Тем самым субъект взаимодействия демонстрирует разную степень осознания своих и чужих действий, их причины и последствия, не оценивает ситуацию в качестве актуальной. Кроме этого, общающийся субъект явно не хочет открывать свою настоящую жизнь для другого.

Из наших рассуждений следует очевидный вывод о том, что источники, механизмы, а также сущность неопределённости надлежит искать не столько внутри субъекта, сколько в системе его отношений с правовой, предметной действительностью как продукт отражения смыс- лопорождающей юридической деятельности [15, с. 84]. В психике личности неопределённости могут проявляться в различной форме, в т.ч. переживаться как стресс-факторы и стрессовые ситуации. Основными источниками стресса, как правило, выступают временный дисбаланс психики, смысловая неопределённость, отсутствие должной структированности и порядка в значимых для личности объектах её внутреннего мира, затруднения в решении познавательных задач и проблемы экзистенциального выбора. В зависимости от уровня переносимости неопределённости и психологического потенциала личность может реагировать повышенной активностью и мобилизованностью, азартом, креативностью, радостью, удовольствием, и в этом случае неопределённость как стресс-фактор превращается в ресурс развития личности.

В ряде случаев неопределённость выступает источником негативных переживаний, повышенной тревожности и душевного дискомфорта, и расценивается личностью в качестве психо-травмирующей ситуации [20, с. 422-423]. На этом фоне продуцируются неуверенность, эмоциональная неустойчивость, потеря эмпатии, неприязнь к службе, заниженная самооценка, агрессивность, страх перед всем новым и необычным, что угрожает состоянию самоидентичности личности, т.е. целостности человеческого существования, и ставит под сомнение выполнение сотрудником служебных задач. Подобного рода ситуации могут одновременно интерпретироваться на языке психологии, психиатрии и философии, что оставляет за рамками дискурса исследование состояние субъекта деятельности как психического заболевания [2, с. 25].

Когнитивно-смысловые закономерности и механизмы в одинаковой степени обусловливают возникновение и преодоление различных неопределённостей и слабоструктурированных проблем, т.к. имманентны онтологической сущности правоохранительной деятельности. Концепты неопределённости и слабоструктурированных проблем становятся доступны сознанию субъектов благодаря неспецифическому способу реагирования на ситуацию в виде максимальной включенности личности, а также благодаря наличию у субъектов профессиональных компетенций и соответствующей интенциональ- ности практики. Другими словами, неопределённости и слабоструктурированные проблемы обнаруживают себя только в той деятельности, которая обладает признаками субъективной сложности, непредсказуемости, высокой социальной и личностной значимостью, заключает в себе реальную психодинамику (изменения) личности, её смысловой системы представлений и понятий, а также смысловые интенции субъектов, устремлённые к идеальному правопорядку. При этом наиболее совершенной формой деятельностной активности субъекта выступает перфекционизм, т.е. образ совершенного, идеального и законченного в плане воплощения в правовой реальности ценностей справедливости и безопасности. Обнаружение субъектом в своем собственном сознании, в собственном образе идеальной деятельности какой-либо незавершенности, несовершенства, противоречия с его интенциональной позицией и означает момент, начало существования неопределённости или слабоструктурированной проблемы в когнитивно-смысловом контексте деятельности. Естественно, что сотрудник полиции может довольствоваться существующим уровнем деятельности и не стремиться к её должному развитию. В подобных ситуациях максимально аутентичное выявление сущности неопределённости с учётом различных неточностей её восприятия субъектом будет невозможным.

Таким образом, акцентирование внимания на когнитивно-смысловых, гносеологических аспектах позволяет установить общие признаки, свойственные различным видам неопределённостей и слабоструктурированным проблемам, выделить характерные особенности их восприятия и познания, стилевые особенности психических познавательных процессов, трактуемые в качестве системы динамической причинности, образуемой субъектами деятельности. В современной психолого-юридической литературе пока нет развернутых исследований на данную тему в контексте системно-динамического подхода к правоохранительной деятельности. Известны публикации только в области перцептивно-когнитивных, мыслительных и атрибутивных механизмов познания ситуаций деятельности сотрудниками органов внутренних дел.

Список литературы

1. Афанасьев, А. Ю. Юридическая неопределённость в уголовно-процессуальном доказательственном праве как коррупциогенный фактор // Вестник Нижегородской академии МВД России. - 2016. - № 1. - С. 210-214.
2. Бардина, С. М. Междисциплинарность как методологическая особенность «философии психиатрии» : дис. ... канд. философ. наук: 09.00.01 / Бардина Светлана Михайловна. - М., 2014. - 184 с.
3. Георгиев, Ю. Ф. Континуальность социальной жизни, закон её пульсации и вакуум. - СПб.: Изд-во Санкт-Петерургского университета, 1993. - 197 с.
4. Завершнева, Е. Ю. Принципы неопределённости и дополнительности в квантовой механике и психологии: проблема методологических заимствований // Вестник Моск. ун-та. - Серия 14, Психология. - 2001. - № 4. - С. 67-77; 2002. - № 1. - С. 75-80.
5. Зинченко, В. П. Толерантность к неопределённости: новость или психологическая традиция? / Человек в ситуации неопределённости. - М.: Тезис, 2007. - С. 9-33.
6. Зубрицкий, А. Неопределённая контрабанда // Полиция России. - 2016. - № 12. - С.21-22.
7. Иванова, А. М., Ковальчук, И. А. Психосемантический анализ индивидуального правосознания сотрудников органов внутренних дел // Прикладная юридическая психология. - 2016. - № 1. - С.108-115.
8. Карпова, Э. Б., Цымбал, А. В. Дискуссионные вопросы психодиагностики экстремальных и кризисных состояний // Вестник ЮУ. - Серия «Психология». - 2015. Т. 8. - № 1. - С. 34-42.
9. Ким, Д. В. Теоретические и прикладные аспекты криминалистических ситуаций : монография / под ред. В.К. Гавло. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2008. - 196 с.
10. Климов, Е. А. Психология профессионала. - М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. - 400 с.
11. Кондратьев, М. В. Оперативно-разыскная характеристика преступлений: к описанию понятия // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2012. № 5-1. - С. 88-90.
12. Корнилова, Т. В. Новый опросник толерантности к неопределённости // Психологический журнал. - 2010. - № 1. - С. 140-150.
13. Лаппо, М. А. Семантика неопределённости личности в текстах-рефлексиях / Проблемы психологии дискурса / отв. ред. Н.Д. Павлова, И.А. Зачесова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. - С. 227-236.
14. Леонтьев, А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. - М.: МГУ, 1971. - 40 с.
15. Леонтьев, А. Н. Деятельность, сознание, личность. - М.: Политиздат, 1977. - 304 с.
16. Назаренко, Т. Н. Неопределённость в российском праве : дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 / Назаренко Татьяна Николаевна. - М., 2006. - 227 с.
17. Образцов, В. А. Выявление и изобличение преступника. - М.: Юристъ, 1997. - 336 с.
18. Погодина, Т. Г., Борисов, Д. Е. О создании единой базы психически больных как меры профилактики общественно опасных действий, совершенных лицами с психическими расстройствами // Вестник Нижегородской академии МВД России. - 2016. - № 1 (33). - С. 162-164.
19. Простяков, В. В., Скворцова Е. В. Мотивационная среда организации: факторы, условия её формирования в подразделениях системы правоохранительных органов // Юридическая психология. - 2014. - № 4. - С. 13-16.
20. Соколова, Е. Т. Переносимость-непереносимость неопределённости: социокультурные, дифференциально-психологические, клинические аспекты / Ежегодник РПО. - М., 2005. - С. 422-423.
21. Сочивко, Д. В. Психодинамика личности в экстремальных условиях жизнедеятельности : дис. ... д-ра психол. наук: 19.00.06 / Сочивко Дмитрий Владиславович. - М., 2003. - 355 с.
22. Федотов, А. Ю. Современные подходы к профессиональной и психологической подготовке сотрудников ОВД к действиям в особых условиях // Психопедагогика в правоохранительных органах. - 2014. - № 1. - С. 107-113.
23. Юревич, А. В. Объяснение в психологии // Психологический журнал. - 2006. - Т. 27. - № 1. - С. 97-106.

Источник: Научно-теоретический журнал «Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России» № 4 (80) 2018 г.


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (22.04.2020)
Просмотров: 24 | Теги: неопределённость | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь