Вторник, 23.04.2019, 23:23
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ШАХМАТЫ КАК ФОРМА САМОПОЗНАНИЯ

М.Н.Щербинин, доктор философских наук, профессор, В.С.Мартиш

ШАХМАТЫ КАК ФОРМА САМОПОЗНАНИЯ

Шахматы — это мой мир. Не дом, не крепость, в которой я укрываюсь от жизненных тревог, а именно мир. Мир, в котором я живу полной жизнью, в котором я выражаю себя.
М. Таль, 8-й чемпион мира

Авторы статьи рассматривают шахматы как часть мировой культуры, которые способствуют гармонизации внутреннего мира человека, самообнаружению сущности, самовыражениию себя. Авторы приходят к выводу, что шахматы представляют собой специфическую форму самопознания, которую сопрягают с собственно «эстетической антропологией».

Ключевые слова: шахматы, самопознание, самообнаружение сущности, самовыражениие себя, эстетическая антропология.

 
В древней Индии шахматы изначально создавались как некий символический предмет, который мог использоваться для моделирования военных действий, построения картины мира, предсказания движения небесных тел [3. С. 10]. Мы полагаем, что уже тогда практически бессознательно формировалась новая процедура самопознания. За доской творили оба игрока, происходило сотворчество, противостояние, которое выступает элементом самопознания. Со временем такое сотворчество становилось способом самопознания, позволявшим более или менее осознанно открыть человеку самого себя через игру-войну.

Конечно же, за время своей эволюции шахматы прошли путь от символического средства миропонимания, предсказания и моделирования деятельности (например, в VII в. в Иране существовала шахматная школа для молодых принцев, которая должна была помочь им в управлении государством) до самоценной, сложной собственно интеллектуальной игры (на сегодняшний день шахматы являются единственным видом спортивной борьбы, где требуется непрерывно, интенсивно думать в течение 5—6 часов (классический формат) под мощным прессингом эрудированного соперника).

Мы полагаем, что двадцатый век был основополагающим в становлении шахматного искусства, превращении игры в шахматы в подлинный спорт с его массовостью и мастерством. Появление Международной шахматной федерации (ФИДЕ) 20 июля в 1924 г. в Париже способствовало интернационализации шахмат, девиз федерации — «Все мы — одна семья» (лат. Gens una sumus). В 1927 году была проведена первая шахматная олимпиада. Атмосфера дружбы и взаимного уважения, царящая на Олимпиадах, благоприятствует контактам и сближению шахматистов разных стран и, следовательно, укреплению дружеских связей между народами. Выступления выдающихся гроссмейстеров в сеансах одновременной игры придают зрелищность игре. Особенное впечатление производят сеансы одновременно игры в слепую (не глядя на доску), к примеру аргентинский гроссмейстер Мигель Найдорф 25 января 1947 г. в бразильском городе Сан-Пауло продемонстрировал отличную память и интеллектуальную выносливость шахматиста играя на 45 досках (с результатом 39 побед, 4 ничьи и лишь 2 проигрыша) в течение 24 часов! Интернациональность шахмат основана на универсальном шахматном языке, который един во всем мире. Даже космонавты сыграли первую партию «Космос — Земля» в 1970 г. Масштабные шахматные турниры, мероприятия способствуют культурному росту, формируют культуру вдумчивости. Образовался очень своеобразный коллективизм. При этом возможно уже говорить о коллективизме ярко выраженных индивидуалистов.

Почему же один из игроков выигрывает, в чем заключается его сила игры? Попробуем разобраться в этом на конкретных примерах. Многие читали роман В. Набокова «Защита Лужина», «Шахматную новеллу» С. Цвейга. Литературный стереотип шахматиста выглядит так: замкнутый в себе человек, который ничего не умеет кроме того как играть в шахматы, не способный успешно контактировать с людьми. Биографии таких «шахматных королей», как А. Андерсен (учитель математики), Эм. Ласкер (доктор математики и философии), Х. Р. Капабланка (дипломатический советник по внешней торговле), А. Алехин (доктор права) опровергают этот стереотип [7. С. 154].

Если мы рассмотрим внешний «технический» аспект игры, то плеяда чемпионов выделяется тем, что они «понимают шахматы», читают партию, извлекая из памяти хранящиеся в ней сходные элементы, пользуется интуитивным банком данных, использует натренированное «шахматное зрение» — прозорливость (умение вызывать в воображении зрительные образы) [6. С. 39]. Элитные шахматисты достигают высоких результатов благодаря усердной работе над самим собой, которая заключалась в выявлении своих сильных и слабых сторон как игрового, так и психологического характера.

Игра в шахматы скрашивает тяготы внутреннего напряжения, позволяя развивать эстетическое чувство, не делает человека творчески ограниченным, к примеру: Марсель Дюшан — гроссмейстер и известный художник, Марк Евгеньевич Тай- манов — гроссмейстер и пианист. 7-й чемпион мира по шахматам В. В. Смыслов, который был оперным певцом, так говорил о красоте шахмат: «Все в природе подчинено высшему принципу гармонии. Яркое проявление находит он и во многих областях творчества: в математике, музыке, шахматах... Удивительный мир шахматных идей и красоты раскрывается в логике мысли, в богатстве содержания. Последнее в свою очередь, находит выражение как в комбинационной игре с эффективными жертвами, так и в простых, на первый взгляд, позициях. Истинный талант шахматиста-художника состоит в постоянном поиске гармонии, в способности интуитивно ощутить координацию фигур. Особенное эстетическое удовольствие получаю, когда удастся идею претворить ярко, рельефно» [8. С. 222].

Понятно, что важное место в соревнующемся самопознании шахматиста занимает психология игры.

Первым шахматным «психологом» считают Эм. Ласкера, который рекордное время был чемпионом мира (1894—1921), держа в секрете свои психологические приемы игры. В отличие от предшественников, А. Алехин подробно и содержательно рассказывал о методах своей подготовки. Наибольший интерес представляют работы А. Алехина, рассказывающие о подготовке к матчам на мировое первенство с Капабланкой (1927) и Эйве (1937)

Если описать вкратце, то Алехин разделял свою аналитическую работу на два этапа: 1 этап — общая характеристика партии (выявление переломных моментов борьбы, кризисных ситуаций с учетом индивидуальных особенностей характера шахматиста) для определения причины победы или поражения.

2 этап — анализ отдельных стадий партии: дебют, миттельшпиль и эндшпиль. Такой анализ помогал избегать ошибок в будущих играх [5. С. 15]. Многие задаются вопросом: какие качества проявляет шахматист?

Конечно, человек существо далеко не совершенное и не законченное в своей сущности. Нельзя понять сущность человека с первого взгляда, она может проявляться через поступки, борьбу, в споре, конфликтных и кризисных ситуациях, и т. д. Профессиональная игра в шахматы — это маленькое приключение, игра страстей, в этих страстях, неожиданных поворотах, ходах и приключениях человек узнает о своей сущности будто бы случайно. Он узнает о ней «по касательной» через посредство игровой ситуации и искусства. Мы полагаем, что шахматы постепенно формируют ещё одно «Я» в человеке. В этом интеллектуальном и психологическом поединке победа достанется тому, кто действительно ее «выстрадал».

При этом самопознание через противоборство представляет собой довольно медленный процесс. Приведем в качестве примера победу Алехина над Капабланкой. Разумеется, наличие очень сильного соперника заставило Алехина повысить свою планку, он раскрыл свой шахматный потенциал. Алехин не отрицал, что Капабланка имеет больше природной одаренности, нежели он. Претендент готовился к матчу (1927) несколько месяцев, придерживаясь строгого, аскетического режима и за это время досконально изучил игру своего противника. В ходе матча Алехин пользовался своими наработками, в то время как Капабланка, окрылённый уверенной победой в нью-йоркском турнире, пренебрёг целенаправленной подготовкой к матчу.

Тем самым подготовка к матчу, сам матч, вывели Алехина на новую ступень: у него сформировался исследовательский тип мышления, отшлифовался характер, развились самокритичность, самообладание, дальновидность. В то же время, как и многие шахматные таланты прошлых лет, Алехин был плохо приспособлен к быту, что резко контрастировало с его умелыми действиями за шахматной доской. По нашему мнению, это связано с тем, что в те времена не уделялось должного внимания физической подготовке, режиму дня шахматистов. Современные шахматисты экстракласса, следят за своим физическим здоровьем, так как от него напрямую зависит качество игры.

И здесь важно отметить фигуративность шахматного мира. Фигуративность шахмат перерастает в фигуру шахматиста. Чемпионы мира по шахматам — самые крупные фигуры, они окружены ореолом почитания, великих возможностей человеческого ума. В шахматах невидимый мир мысли и мечты проявляется в движении фигур на доске. Несмотря на то что шахматы отображают войну в древние времена, это мирная война. Соперники в ней не причиняют один другому физической боли. Шахматисты это не созерцатели событий как зрители различных мероприятий, а действующие лица, создающие события. Игра в шахматы в определенной степени — это модель жизни. Как сказал шахматист из произведения Германа Гессе «Степной Волк»: «Вы сами вольны впредь на все лады развивать и оживлять, усложнять и обогащать игру своей жизни, это в ваших руках».

Хорошо известно, что каждый вид искусства специфичен. У каждого из них свой «язык», свои нормы прекрасного. Шахматная партия рождается в подчёркнуто невербальной борьбе, соревновании, постоянном столкновении противников, их мыслей, волей, чувств [8. С. 4]. «Живучесть» шахмат демонстрирует потребность в них: в средние века церковь жестоко боролась с этой игрой, всячески запрещала их, потому что считала их азартной игрой. В одно время шахматы в Европе были основным развлечением знати. С изобретением книгопечатания появились дешевые карты, которые временно вытеснили шахматы. Но шахматы пережили и этот период [1. С. 281]. Самопознание сущности происходит в историческом процессе, шахматы участвуют в этом процессе. По нашему мнению, за 5 веков шахматы в максимальной степени очистились от невежества, злодеяния, нечистоплотности. Существуют соответствующие правила поведения за доской (этикет шахматиста). Наличие шахматных музеев по всему миру также доказывает существование особой шахматной культуры.

Мы полагаем, что, несмотря на сложность, шахматы остаются игрой, которая помогает снять напряжение или наоборот «мобилизовать» себя. И в этом смысле нам полезны и собственные эстетические переживания, и переживания других игроков, которые исповедально выплескивают, вольно или невольно вытаскивают из себя ту тайну, то сокровенное, то сущностное, которое может быть выражено через игру в шахматы [10. С. 227].

Основная эстетическая идея шахмат — разрешение конфликта в пользу логики и справедливости, торжество разума над грубой силой. Борьба начинается в равных условиях и ведется с соблюдением правил, одинаковых для всех участников. Исход партии нельзя решить грубым окриком, принуждением, угрозой, интригой [2. С. 9]. Принцип сочетания приятного с полезным проявляет себя здесь особенно демонстративно.

Со временем приходит понимание того, что как раз искусство и выступает тем самым зеркалом, в котором человек узнает и познает самого себя, свою самость. Более того, в условиях современности искусство оказывается совершенно неустранимым элементом процесса самопознания, демонстрирующим действенную силу того, что мы предпочитаем называть «принципом зеркальности самосознания» [9. С. 65].

Таким образом, будучи оценены, в первую очередь, как искусство, шахматы могут представлять собой специфическую форму самопознания, которую мы предпочитаем сопрягать с собственно «эстетической антропологией».

Список литературы

1. Авербах, Ю. Л. Шахматы на сцене и за кулисами / Ю. Л. Авербах. — М. : Рипол-Классик, 2003. — 320 с.
2. Вайнштейн, Б. С. Импровизация в шахматном искусстве / Б. С. Вайнштейн. — М. : Физкультура и спорт, 1976. — 280 c.
3. Гутенев, М. Ю. Автореферат Шахматная игра как феномен интеллектуальной культуры / М. Ю. Гутенев. — Челябинск : Издат. центр Юж.-Урал. гос. ун-та, 2013. — 29 с.
4. Каспаров, Г. К. Шахматы как модель жизни / Г. К. Каспаров. — М. : Эксмо, 2007. — 352 с.
5. Крогиус, Н. В. Психологическая подготовка шахматиста / Н. В. Крогиус. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1979. — C. 15.
6. Левитт, Дж. Гений в шахматах: раскрывайте и развивайте свой шахматный талант : пер. с англ. / Д. Ж. Левитт. — М. : Астрель : АСТ, 2005. — 159 с.
7. Линдер, В. И. Короли шахматного мира. Жизнь и игра — сквозь призму энциклопедии / В. И. Линдер, И. М. Линдер. — М. : Большая Рос. Энцикл., 2001. — 973 с.
8. Линдер, И. М. Эстетика шахмат / И. М. Линдер. — М. : Совет. Россия, 1981. — 240 с.
9. Щербинин, М. Н. Эстетическая антропология / М. Н. Щербинин // Вестн. Тюмен. гос. ун-та. — 2005. — № 3. — С. 61— 69.
10. Щербинин, М. Н. Эстетическая антропология как фундамент образовательной практики / М. Н. Щербинин, Н. С. Андреева // Вестн. Тюмен. гос. ун-та. — 2015. — Т. 1, № 3 (3). — С. 225— 232.

Источник: Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 13 (409). Философские науки Выпуск 46


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (14.04.2019)
Просмотров: 19 | Теги: Шахматы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь