Воскресенье, 11.12.2016, 16:45
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

РОССИЙСКОЕ ДОГОВОРНОЕ ПРАВО В СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КООРДИНАТ

Предыдущая страница    Читать дальше

Раздел 3. ДОГОВОРНОЕ ПРАВО

РОССИЙСКОЕ ДОГОВОРНОЕ ПРАВО В СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ КООРДИНАТ

И.В. ЦВЕТКОВ

Цветков И.В., доктор юридических наук, профессор кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.


Достигнутая в настоящее время в России политическая стабильность объективно выдвинула на первое по своей значимости место задачу модернизации отечественной экономики. Успешное решение данной задачи требует незамедлительного объединения усилий российской науки и практики по выработке и практической реализации адекватных реалиям сегодняшнего дня организационных, управленческих, правовых, воспитательных и иных мер, способных кардинально изменить экономическую ситуацию в России в лучшую сторону.

Конечно, юридическая наука не может предложить рекомендаций по преодолению производственных, технологических и иных проблем. Это дело других наук. Задача юридической науки - подготовить предложения по повышению эффективности механизма правового регулирования экономических отношений, в отсутствие которого о модернизационном успехе не может быть и речи.

Изучение положений экономической и правовой теории, а также анализ результатов хозяйственной практики приводят к убедительному выводу о неэффективности созданного в нашей стране механизма правового регулирования экономических отношений. Соответствующая неэффективность во многом обусловлена нерациональностью отечественного договорного права, его неприспособленностью к решению модернизационных задач. В результате, как справедливо отмечается в литературе, повышения экономической отдачи от договорного права наше общество не ощущает <1>.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М., 2008. С. 2.


Как известно, отечественная экономика на протяжении почти всего прошлого столетия являлась административно-командной, т.е. нерыночной. Лишь два десятилетия назад со сменой политической системы стала меняться и система отечественного хозяйства: Россия встала на путь построения современной рыночной экономики. Однако сложившиеся за долгие годы советской власти взгляды и подходы к договорному праву мало в чем изменились. Данное обстоятельство обусловливает возникновение множества естественных противоречий между объективными экономическими закономерностями функционирования развивающихся в России рыночных экономических отношений и используемыми до сего дня на практике старыми, негодными приемами, средствами и методами упорядочения этих отношений с помощью договорного права. Соответствующие противоречия тормозят экономическое развитие страны, сводят на нет предпринимаемые государством усилия по модернизации отечественной экономики.

По всей видимости, неприспособленность российского договорного права к решению модернизационных задач обусловлена сложившимся в отечественной цивилистике пониманием договора как: 1) основания возникновения правоотношения (договор - юридический факт); 2) правоотношения и 3) формы, которую соответствующее правоотношение принимает (договор - документ) <1>. При таком абстрактно-упрощенном цивилистическом понимании договора невозможно адекватно оценить возможности договорного права и содержательную суть. В результате от внимания исследователей ускользают важные функциональные аспекты договорного права, имеющие мало общего с юридическим фактом, правоотношением или документом.

--------------------------------

<1> Более подробно см.: Иоффе С.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 26 - 27; Гражданское право: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 2005. Т. 1. С. 10 - 15; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М., 2003. С. 13 - 20.


Впервые сложившийся в отечественной цивилистике подход к пониманию договора был подвергнут критике Б.И. Пугинским и Д.Н. Сафиуллиным в работе "Правовая экономика: проблемы становления" <1>, которая вышла в свет в 1991 г. Спустя 10 лет в статье "Гражданско-правовой договор" Б.И. Пугинский теоретически обосновал непригодность подобного понимания договора для потребностей экономического развития <2>. Наконец, в 2008 г. в монографии "Теория и практика договорного регулирования" Б.И. Пугинский окончательно развенчал сложившийся в цивилистике миф о договоре как юридическом факте, правоотношении и документе, показав инструментальную сущность договора и его истинное функциональное предназначение <3>.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. М., 1991. С. 141 - 159.

<2> См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовой договор // Вестник Московского университета. Сер. 11: Право. 2002. N 2. С. 38 - 57.

<3> См.: Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М., 2008. С. 1 - 15, 177 - 195.


К сожалению, отечественная цивилистика пока не отреагировала на разработки Б.И. Пугинского и упорно продолжает рассматривать договор с абстрактно-упрощенческих цивилистических позиций. Отдавая дань традиции, современные исследователи предлагают все те же, но несколько измененные определения договора, практическая ценность которых весьма неочевидна <1>. Договорное право в таких условиях все больше и больше отстает от практических потребностей экономики, утрачивает свою конкурентоспособность.

--------------------------------

<1> См.: Бекленищева И.В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. М., 2006; Корецкий А.Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре. СПб., 2001.


Между тем обозначенное Б.И. Пугинским направление в изучении договора как правового средства решения экономических задач дает прекрасную возможность придать российскому договорному праву должную эффективность, сделать его реальным помощником в решении модернизационных задач. Даже поверхностное изучение договора с инструментальных позиций приводит к весьма неожиданным для традиционной цивилистики выводам: оказывается, договор является не каким-то абстрактным правовым феноменом, а основным правовым средством человеческого труда, с помощью которого достигаются конкретные экономические результаты <1>. Отсюда следует еще более неожиданный для нашего правоведения вывод: результаты экономического развития страны во многом определяются тем, какой именно договорный инструментарий и каким образом мы используем на практике. Вот тут-то и приходит осознание значимости договорного права как основного регулятора протекающих в экономике процессов.

--------------------------------

<1> См.: Цветков И.В. Договорная дисциплина в рыночной экономике. Смоленск, 2005; Он же. Договор - главное правовое средство регулирования рыночных отношений // Коммерческое право. 2008. N 1(2). С. 5 - 21.


Нельзя не отметить, что многие российские ученые-правоведы до сих пор придерживаются точки зрения на правовые средства как на сугубо субстанциональные феномены. Данный подход является логическим продолжением традиционного для советского, да и в общем-то для современного российского, правоведения нормативистского понимания права "как нормативной формы упорядочения и стабилизации общественных отношений, охраняемой государственным принуждением" <1>.

--------------------------------

<1> Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. / Под ред. проф. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2: Теория права. С. 42.


Сторонники данной точки зрения (С.С. Алексеев, В.И. Гойман, В.А. Сапун и др.), несмотря на отдельные различия во взглядах, едины в главном: к правовым средствам они относят главным образом правовые нормы. Некоторые ученые причисляют к ним и первичные (элементарные) частицы правовых норм или отдельные блоки системы права - институты, подотрасли и отрасли. Так, например, С.С. Алексеев, рассматривая правовые средства в качестве первичного звена правовой материи, суммирует их в виде некой троицы первичной значимости: запрещения, позитивные обязывания и дозволения, утверждая при этом, что все иные правовые средства - это всего лишь модификации или комбинации указанной троицы <1>.

--------------------------------

<1> См.: Алексеев С.С. Право на пороге нового тысячелетия: некоторые тенденции мирового правового развития - надежда и драма современной эпохи. М., 2000. С. 31 - 32.


Однако практика свидетельствует о непригодности подобного подхода к определению правовых средств. Если взять его за основу, то договорное право будет выглядеть как определенная комбинация (совокупность) императивных и диспозитивных гражданско-правовых норм.

Но договорное право не сводится и не может сводиться к набору нормативных установлений. Правовые нормы, какими бы совершенными и детальными они ни были, в силу своего идеального содержания просто не способны сами по себе обеспечить возникновение реальных результатов экономической деятельности. Реальный экономический результат невозможно получить только лишь посредством субстанциональных явлений, которые автоматически не приводят, да и не могут привести, к нужному эффекту <1>. Необходимым звеном между нормой и результатом выступают действия, практические усилия самих людей, направленные на достижение соответствующего результата. Поэтому понятие правовых средств не ограничивается средствами-установлениями, оно включает и средства-деяния, с помощью которых люди как главные субъекты экономических отношений добиваются необходимого результата <2>.

--------------------------------

<1> См.: Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. М., 2004. С. 20.

<2> Более подробно об отличительных признаках правовых средств-установлений и средств-деяний см.: Малько А.В. Указ. соч. С. 17 - 18.


Таким образом, договорное право включает в себя не только нормативный блок гражданско-правовых средств-установлений, но и основанные на соответствующих нормативных установлениях самостоятельные ненормативные юридико-организующие действия субъектов по созданию и практическому применению договорных инструментов в экономически значимых целях <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Пугинский Б.И. Основные проблемы теории гражданско-правовых средств: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1985. С. 16; Неверов О.Г, Пугинский Б.И. Правовая работа: Учебник. М., 2004. С. 77.


Возникает закономерный вопрос: а какой же блок договорного права (нормативный или ненормативный) представляет для экономики большую функциональную ценность?

С точки зрения отечественного правоведения, до сих пор базирующегося на нормативистской концепции права (право как система правовых норм) <1>, ответ очевиден - это нормативный блок. Однако на самом деле этот ответ неверен.

--------------------------------

<1> См., например: Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. С. 10 - 11.


Эффективность договорного права определяется его способностью обеспечить должный темп и адекватность правового регулирования экономических отношений в условиях их высочайшей динамики. Решение этой задачи способны обеспечить только ненормативные правовые средства-деяния, поскольку именно они могут быть оперативно использованы миллионами субъектов в экономически значимых целях. Нормативные правовые средства-установления справиться с решением данной задачи в силу своей высокой статичности и общего характера не в состоянии.

Далее, в силу своей формализованности нормативно-правовые средства-установления адаптируются к потребностям экономики более низкими темпами, нежели ненормативные средства-деяния, которые могут совершенствоваться субъектами экономических отношений хоть ежедневно.

Кроме того, в силу своего идеального характера, что уже отмечалось выше, нормативные правовые средства-установления не способны обеспечить возникновение реальных экономических результатов.

Перечисленные аргументы убеждают в том, что нормативный блок договорного права носит исключительно вспомогательный характер, помогая ненормативным правовым средствам-деяниям качественно выполнять системную функцию получения нужных экономических результатов.

Предвидя возможные упреки со стороны тех отечественных правоведов, которые придерживаются нормативистского подхода к пониманию сущности права и никогда не согласятся со вспомогательной ролью правовых норм в механизме правового регулирования экономических отношений, отметим следующее. Рассмотрение договорного права не только в статике норм, но и в динамике их воплощения в реальные результаты человеческой деятельности является важной предпосылкой успешного решения стоящих перед Россией модернизационных задач. Сегодня, как справедливо указывают Б.П. Пугинский и Д.Н. Сафиуллин, следует настаивать на ведущем значении индивидуальной правовой деятельности людей в осуществлении правового регулирования экономических отношений <1> и именно с этих позиций подходить к определению путей совершенствования механизма правового регулирования экономики. Деятельностное понимание договорного права как вида индивидуальной регулятивной деятельности, направленной на упорядочение производственной, обменной и иной взаимосвязанной деятельности людей для достижения необходимого результата <2>, дает возможность правильно определить первоочередные меры по совершенствованию российского договорного права.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. С. 24.

<2> См. там же. С. 22.


Таким образом, можно обозначить как минимум два основных направления деятельности по адаптации российского договорного права к модернизационным потребностям экономики:

1) нормотворческое - необходимо усовершенствовать нормативные правовые средства-установления о договоре;

2) правоприменительное - необходимо разработать правовые алгоритмы создания и практического применения операционально эффективных договорных инструментов для решения экономически значимых задач.

Прекрасной базой для совершенствования нормативного блока договорного права являются источники "нового lex mercatoria" <1>. Важнейшими из них являются: Принципы европейского договорного права (далее - ПЕДП), первая часть которых была разработана в 1995 г., вторая - в 1999 г., и, наконец, в 2003 г. вышла полная версия из трех частей <2>; Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, новая редакция которых была опубликована в 2004 г. <3>; Свод принципов, правил и требований lex mercatoria CENTRAL (далее - Свод СЕНТРАЛ) в новой редакции, изданной в 2008 г. <4>; Принципы европейского права, призванные стать составной частью единого Европейского гражданского кодекса <5>.

--------------------------------

<1> См.: Пугинский Б.И., Амиров А.Т. Важный шаг в развитии нового lex mercatoria // Коммерческое право. 2008. N 2 (3). С. 174 - 180; Goldman B. The New Lex Mercatoria // Contemporary Problems in International Arbitration / Ed. by J. Lew. L., 1986.

<2> См.: Пугинский Б.И. Важный шаг в развитии договорного права. Принципы европейского договорного права. Ч. ч. 1 и 2 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 3. С. 124 - 177; Принципы европейского договорного права. Ч. 3 // Вестник ВАС РФ. 2005. N 4. С. 152 - 177.

<3> Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2006.

<4> Свод принципов, правил и требований lex mercatoria СЕНТРАЛ // Коммерческое право. 2008. N 2 (3). С. 181 - 215.

<5> См.: Пугинский Б.И., Амиров А.Т. Значительный этап в развитии европейского частного права. Принципы европейского права: купля-продажа // Коммерческое право. 2009. N 2 (5). С. 113 - 155.


Проиллюстрируем вывод о целесообразности совершенствования нормативного блока российского договорного права на основе источников lex mercatoria применительно к институту недействительности сделок.

Как известно, отечественная доктрина недействительности сделок базируется на классическом учении о недействительности, созданном немецкими пандектистами. При этом, однако, в нормативном блоке российского договорного права недействительные сделки почему-то отождествляются с порочными, хотя в классическом учении о недействительности термины "недействительность" (Unwirksamkeit) и "порочность" (Ungtiltigkeit) разделяются достаточно четко. Недействительность с точки зрения классического учения означает, что сделка не производит юридического эффекта, т.е. не порождает юридических прав и обязанностей. Порочность же указывает на наличие в сделке внутренних дефектов, но не касается непосредственно ее юридических последствий.

В источниках нового lex mercatoria недействительность и порочность договоров разделяются тоже довольно четко. Наиболее очевидно такое разграничение прослеживается по отношению к так называемым договорам с пороком воли. В частности, договоры, заключенные под влиянием заблуждения, обмана или угрозы, в отличие от российского права, считаются действительными, а пострадавшей стороне предоставляется право на отказ от порочного договора и возмещение убытков <1>.

--------------------------------

<1> См. гл. 3 Принципов УНИДРУА, гл. 4 ПЕДП, разд. 6 Свода СЕНТРАЛ.


Например, в соответствии со ст. 4:108 "Угрозы" и ст. 4:117 "Убытки" ПЕДП сторона может (1) отказаться от договора, если она заключила его под воздействием исходящей от другой стороны серьезной и реально осуществимой угрозы совершения какого-то действия, кроме случаев, когда при сложившихся обстоятельствах у первой стороны был разумный выбор, и (2) взыскать с другой стороны убытки, с тем чтобы оказаться в том положении, в котором она была бы, если бы не заключала договор. Однако пострадавшая сторона лишается права на применение соответствующих средств правовой защиты, если после получения возможности действовать по своему усмотрению прямо или косвенно подтверждает договор (ст. 4:114 ПЕДП).

Аналогичные правила содержатся в ст. ст. 3.8, 3.9 и 3.12 Принципов УНИДРУА.

Смешение в отечественной доктрине и законодательстве категорий "недействительный" и "порочный" отрицательно сказывается на стабильности договорных отношений, порождает массовые злоупотребления правом на оспаривание договора. Не так давно Пленум ВАС РФ в Постановлении от 23 июля 2009 г. N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств" попытался разрешить эту проблему самостоятельно. Но эта попытка успеха не принесла, да и не могла принести; решать проблему необходимо системно, осмыслив и уточнив доктринальные подходы к пониманию недействительности договоров.

В Концепции развития гражданского законодательства также обращается внимание на проблему недействительности сделок, однако решать ее предлагается не на основе нового lex mercatoria, а путем ряда малоэффективных предложений. В частности, вместо выведения заключенных под влиянием заблуждения и обмана коммерческих сделок из категории недействительных и наделения пострадавших лиц правом на отказ от таких сделок и возмещение убытков предлагается заняться уточнением критериев заблуждения, предусмотреть возможность обмана, исходящего от третьего лица, и т.д. <1>. В результате такого рода законодательных новаций нормативные положения российского договорного права о недействительности сделок как были, так и останутся малоэффективными.

--------------------------------

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М., 2009. С. 40.


Необходимость в адаптации ненормативного блока договорного права обусловлена тем, что основной объем используемых в экономике договоров (примерно 60 - 70%) формируется на основе не нормативных, а экономических факторов и ориентиров. Соответствующие инициативные условия договоров опосредуют производственные, логистические и иные экономические операции, которые нормативному регулированию практически не подвержены. Как правильно вырабатывать соответствующие инициативные условия договоров и адаптировать их применительно к решению конкретных экономических задач? Именно в этом состоит принципиальный для хозяйственной практики вопрос, на который законодатель ответа не дает и никогда не даст.

К сожалению, отечественная юридическая наука также не дает ответа на вопрос, как правильно решать экономически значимые задачи с помощью договорных инструментов. Парадоксально, но факт: несмотря на довольно большой объем научных трудов по договорной проблематике, мы до сих пор не имеем представления о том, как создавать экономически эффективные договоры. Ученые-договорники тратят свои силы на все что угодно, но только не на решение этой принципиально важной для экономики задачи. Сохранение соответствующей неопределенности может парализовать модернизационные усилия государства. Именно поэтому существует настоятельная потребность в развитии и адаптации к объективным потребностям экономического развития ненормативного блока российского договорного права.

Предыдущая страница    Читать дальше

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443 (01.03.2016)
Просмотров: 118 | Теги: договорное право | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016