Понедельник, 15.10.2018, 18:49
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

РОЛЬ САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ В СТАНОВЛЕНИИ ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ

Н.Н.Хомутова, кандидат философских наук, доцент кафедры социально-гуманитарных наук, экономики и права, Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова

РОЛЬ САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ В СТАНОВЛЕНИИ ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ

Аннотация. Современное общество невозможно понять без анализа личности. Исторически этот анализ осуществлялся, но влияние современных технологий на личность и ее деятельность существенно видоизменяет картину общества. На современном этапе развития истории необходим анализ структурных сдвигов общества, ценностных ориентиров личности и ее деятельности. В статье исследуется трансформация личности и субъективности в условиях современного мира.

Автор статьи рассматривает игру как социокультурный феномен, который выступает многогранным явлением в жизни человека, вбирая в себя различные виды деятельности. Позиция автора статьи заключается в положении, что активность и целостность личности могут быть сформированы лишь в ценностном становлении человека. Перспективы развития страны неразрывно связаны с духовным подъемом общества и патриотическим воспитанием молодежи. Анализируется проблема личности как субъекта социализации. В статье раскрывается значение гражданственности личности в процессе ее социализации в новых условиях. Останется ли Россия народом собственной культуры или растворится в безликости - будет зависеть от отношения к собственной культуре. Статья посвящена анализу таких социально-психологических феноменов, как патриотизм и гражданственность, которые непосредственным образом влияют на общество.

Ключевые слова: личность, творчество, ценности, общество, технологический детерминизм, самосознание, патриотизм.

 
Поднято достаточно много вопросов о специфике существования личности в контексте индустриального и постиндустриального обществ. Практика социальной действительности, исторический контекст и глобальные угрозы общественного развития все больше о ориентируют человека на анализ оснований собственного бытия. С другой стороны, человек в эпоху технологического детерминизма все менее задумывается о себе в критическом ракурсе, так как время не только оправдывает во многом человека, но и не способствует развитию его критического самосознания.

С.Л. Рубинштейн отмечал, что «проблема психологического изучения личности не заканчивается на изучении психических свойств личности: ее способностей, темперамента и характера; она завершается раскрытием самосознания личности» [5, с. 710]. Философ определял самосознание как высший этап становления личности, тесно связанный с познанием. Так, самосознание личности развивается во взаимосвязи с событиями реального жизненного пути личности, сам жизненный контекст влияет на представления личности о себе.

Вопрос самосознания личности актуален, поскольку автономная личность, свободный гражданин всегда олицетворяли идеал общественного устройства. Еще в античности Аристотель, разбирая проблему гражданства и форм правления, писал, что демократия является худшей формой правления, так как олицетворяет неимущих, погрязших в страстях людей, «демократия - выгоды неимущих» [1, с. 457].

Понимание демократии видоизменилось, она стала идеалом социального развития, а признак стабильного материального положения является одним из системообразующих в формировании среднего класса, роль которого заключается в построении гражданского и демократического общества.

Исследователями много сказано о факторах гражданского общества и его базисе, который выражается не только в достатке среднего класса, политической культуре, образовании, но и в определенной ценностной системе координат. По нашему мнению, актуальным остается вопрос о месте в данной системе ценностного содержания понятия «общего блага», которое в итоге также способствует общественному развитию.

Как писал В.С. Соловьев, «единство социального организма действительно сосуществует с каждым из его индивидуальных членов, находится с ним в определенной связи и отношении: общественная и индивидуальная жизнь со всех сторон взаимно проникают друг в друга» [6, с. 495].

Философ считал логичной целью человека найти себя в целом, ведь каждый элемент этого целого «полагает себя в другом». При этом В.С. Соловьев делал акцент на том, что наибольшее единство целого может быть достигнуто при «наибольшей самостоятельности и свободе частных и единичных элементов» [6, с. 495]. Мыслитель считал, что целостный социальный организм возможен через личное становление каждого из его участников. В каком целом сегодня должна найти себя личность? В каких ценностных координатах она осуществляет свое становление?

Идея «общего блага» не исключает индивидуализм как фактор обретения самостоятельности индивидом, но и не является нейтральным понятием относительно категории «патриотизм». Исследовательская традиция анализа данного понятия разнообразна. Действительно, как воспринимать идею «общее благо»? Благо в широком смысле, в смысле общечеловеческих ценностей, либо Благо для своей страны, приверженности коллективному. В данной работе «общее благо» интерпретируется в контексте понимания соотнесенности частного и общего интересов; исходя из принципов В.С. Соловьева это и патриотическая настроенность, в том числе гуманное отношение, терпимое и уважительное ко всему живому, прежде всего людям и другим странам.

Сегодня много говорится о развитии ценностей патриотизма, начиная с уровня образования и воспитания, в первичных и вторичных малых социальных группах. Комитет по делам молодежи объявляет развитие патриотизма приоритетной задачей. На наш взгляд, любовь к своей истории и стране не проявляется только на уровне генетической памяти, но является следствием самосознания личности, если система координат данного процесса находится в тесной связи с сопереживанием идеи Блага своего народа, то есть является следствием целенаправленного воспитания и социализации.

Несмотря на то что основой современного технологического развития является рационализм, личность не стремится обособиться от духовных практик и культурного развития. Наоборот, если семья не закладывает духовного развития, не приобщает к нему, личность находит данную практику самостоятельно. Есть исследовательские позиции, согласно которым у патриотизма прежде всего духовная основа, связанная с традициями народа [9, с. 42].

Поиск свободного творческого развития - необходимое условие существования современного человека. Мы можем выделить аспект «личностного противоречия» как элемент становления, двусмысленности, продуцируемой субъективностью. Взгляд на субъективность как на позицию «мерцания» [4, с. 17] или игры, балансирования личности между цивилизацией (внешним) и своим внутренним «Я» наиболее точно определяет эту «противоречивость». Данная «незавершенность» субъективности определяет современного человека как «ищущего».

Нидерландский философ Й. Хейзинга, анализируя специфику существования человека через понятие «играющего человека», писал, что «человек является человеком постольку, поскольку обладает способностью по своей воле выступать и пребывать субъектом игры» [8, с. 8]. Он называет игру «формой свободной деятельности, которая осознается как ненастоящая, не связанная с обыденной жизнью, и тем не менее могущая полностью захватить играющего; которая не обусловливается никакими ближайшими материальными интересами или доставляемой пользой; которая протекает в особо отведенном пространстве и времени, упорядоченно и в соответствии с определенными правилами и вызывает к жизни общественные объединения, стремящиеся окружать себя тайной или подчеркивать свою инакость по отношению к обычному миру своеобразной одеждой и обликом» [8, с. 39]. Исследователь указал нам на субъективность, которая неотделима от свободной деятельности, она полагает контекст противоречия, «переодевания», маски, субъективность «ускользает» от взора любого зрителя.

Следовательно, личность может уйти как от самоидентификации, так и от полноценной роли в обществе, которая характеризует гражданственность. Исследователь Г. Маклин высказал мысль, что в Древней Греции, Риме настоящая драматургическая маска использовалась актерами в представлениях, но «через нее издавался голос», который вносил ясность, что это за «маска» и «кто ее носитель» [10, с. 36].

Позиционирование личностью своей роли, индивидуальности в современном обществе неотъемлемо от социальной коммуникации. Но все более характерны для личности стремления к чувствованию, сопереживанию, а не рационализации себя и своей повседневности.

Философ Й. Хейзинга отмечает стремление личности к неизведанному: «Современный человек, несомненно, обладает развитыми способностями к пониманию далекого и чужого. Ничто не оказывается при этом более кстати, чем его восприимчивость ко всему, что является маской и переодеванием» [8, с. 56].

Можно отметить акцент философа на эстетическом переживании человеком процесса «игры». Думается, что если ценностные системы координат неясны, имеют двусмысленность, то личность скорее предастся эстетическому восприятию реальности, нежели этическому.

Й. Хейзинга писал, что «даже для образованного взрослого человека в маске всегда остается что-то таинственное. Вид человека в маске уводит нас, в том числе и на уровне чисто эстетического восприятия, с которым не связаны сколько-нибудь определенные религиозные представления, из непосредственно окружающей нас "обыденной жизни" в иной мир, нежели мир дня и света» [8, с. 56].

Стремление к «иному миру», может быть, идеальному, практики «переодевания» и игры для личности являются неотъемлемыми способами существования. Согласно некоторым исследовательским позициям, стремление к эскапизму так же, как эта неопределенность человеческой субъективности современной личности, космополитизм, нравственная дезориентация «является характерной чертой современного общества. Это связано с увеличением времени досуга, с одной стороны, и с отсутствием устойчивых идеалов - с другой стороны. Человек, имеющий цель в жизни, веру в нечто постоянное, неизменное, самоценное, менее подвержен "впадению" в эскапизм. Эскапизм характерен для тех, кто, чувствуя недостаток чего-то в повседневной жизни, ищет это "что-то" в другом месте» [7, с. 16].

С позиции образования и воспитания личности дезориентация человека - это данность, с которой все равно придется работать педагогам на любом уровне воспитания и образования. Тем более что на уровне самоопределения и самосознания неопределенность может быть воспринята как элемент становления, а не его итог. Ведь и объективные процессы общественного развития часто исследователи анализируют с точки зрения «кризисных», повсеместно отсутствует оптимизм относительно экономического развития страны, не всегда понятен политический курс, заданный «сверху», агрессия маркетинга и «поточность» СМИ, все это не будет импонировать личности, наоборот, отпугнет в свой «инаковый мир», приведет к эскапизму.

Тем не менее патриотизм и идея «общего блага» становятся сегодня злободневными темами не только в связи с поиском путей стабилизации и поддержания общественного порядка, но и в связи с тенденциями глобализации. Может ли современная личность стать патриотичной? Этот вопрос относится к тому огромному количеству людей, которые либо «ищут», либо мечтают уехать из страны. И если с определившимися покинуть родину почти что все ясно, то с теми, кто не может прийти к выбору, нет. Вытекает довольно сложная проблема самосознания личности в координатах патриотических ценностей и идеи «общего блага». Наша позиция заключается в том, что усвоение патриотических ценностей и формирование положительного отношения к ценностям «общего», а не только индивидуализированного, возможно лишь в тесной связи с историческими фактами страны, с событиями современной политической ситуации.

Анализ фактического материала, закономерностей событий необходимо использовать в рамках всех гуманитарных дисциплин. Подобный подход будет способствовать более конкретному пониманию, например, личностью студента связи теории различных дисциплин с жизнью страны, каждого человека [3]. Данный подход основывается на допущении конструктивистского подхода в становлении патриотического мировоззрения личности и гражданственности (но не национального самосознания).

Исследователь Э.А. Баграмов пишет, что само понятие нации можно рассмотреть как «гражданская нация» и «этническая нация», а также с позиций как минимум примордиалистского и конструктивистского подходов. Анализируя позицию приверженца конструктивистского подхода В.А. Тишкова, он пишет, что «отвергая во многих публикациях понятие "этнической нации", давно уже вошедшее в политическую практику и научную литературу, а тем более ставя под сомнение научное содержание концепции этноса и нации как таковых, он <В.А. Тишков>, учитывая занимаемое им место в академическом мире, допускает ту самую репрессивность, эффективность которой, выражаясь словами процитированного автора, для общественного блага сомнительна или даже негативна» [2, с. 45].

Исследователь Э.А. Баграмов добавляет, что выкидывать из научного обихода понятия «нация» и «этнос» не стоит, авторы подобных идей «исходят из крайне односторонних представлений о "национальном" и "этническом" как сфере всего "негативного и взрывоопасного"», он также отмечает, что «национальное и этническое сознание далеко не всегда принимает формы такого крайнего национализма. Они заключают в себе мощный позитивный заряд» [2, с. 45].

Автор данных идей исходит из построения синтетического понятия нация исходя из этнической и гражданской концепции нации. Нацию можно выбрать и идентифицироваться с ней, что является наиболее важным критерием в автономном выборе личности. Э.А. Баграмов призвал избегать крайностей примордиализма и конструктивизма, предлагая «методологический подход», который «базируется на онтологизме (бытийности) нации и может быть определен как исторический реализм, заключая в себе как признание объективности существования нации и ее атрибутов, так и плодотворную творческую деятельность людей, общественных институтов по ее формированию и развитию» [2, с. 47].

Также он отмечает, что «положение преамбулы Конституции Российской Федерации о многонациональном народе России еще раз поддержано жителями нашей страны. Последовательная социальная и национальная политика и повсеместное утверждение взаимодействия равноправных народов в условиях гражданского общества и развития демократических начал - вот что позволит шаг за шагом добиваться дальнейшего сплочения народов» [2, с. 48].

Таким образом, можно сделать вывод, что становление личностного самосознания и патриотических ориентаций зависит от правомерных действий государства и агентов социализации личности. Персоналистическая ориентация государственной политики, адресность в осуществлении программ добавят оптимизма в общество. Сегодня разговоры о «человеческом капитале» ведутся как с позиций сциентизма, так гуманитарного и аксиологического понимания развития социальной системы. Однако нужно развивать как научно-технические, так и воспитательно-образовательные технологии. Российский гражданин должен научиться любить свою родину, гордиться историей страны, с оптимизмом смотреть в будущее.

Следовательно, «потерять» поколение и потом сказать об его эскапизме - худший сценарий, который можно предположить. На теоретическом уровне повсеместно ведутся дискуссии о той общей направленности воспитательных традиций, которая не должна быть ценностно-нейтральной.

Думается, что комплексность в изучении ценностных оснований развития и становления личности является традиционной и неотъемлемой задачей всех социальных институтов. Советский психолог и философ С.Л. Рубинштейн говорил, что «в процессе общественной жизни выделяются общественные блага и ценности, которые выступают для индивида как независящие от его влечений объективированные ценности. По мере того, как в процессе общественной жизни, в результате воспитания и т. д. общественно-значимое становится вместе с тем и личностно-значимым для индивида, эти объективированные в процессе общественной жизни блага и ценности становятся целями деятельности индивида. Они порождают новые динамические тенденции» [5, с. 566].

Происходит личностная интернализация ценностей «общего блага», они встраиваются в мотивационную сферу. С.Л. Рубинштейн утверждал, что так «человек не только признает благом и целью своих действий то, чего ему непосредственно, непроизвольно хочется, но он начинает хотеть того, а не иного, потому что он проникается сознанием, что это благо, что это ценно и должно стать целью его действий» [5, с. 566].

Автор данной идеи считает, что действия во благо общего взаимосвязаны с позицией, идущей от общества. Несомненно, вопросы гражданской идентичности и патриотических ценностей личности тесно связаны с процессами воспитания, образования и популяризации гуманистических, соотнесенных с конкретной политикой государства, ценностных координат, в которых будет происходить становление и ориентация личности. С другой стороны, это всегда личностная позиция, порой не поддающаяся логике и здравому смыслу, идущая вразрез с общественной. Однако возможность солидаризации личностной позиции с общественной более вероятна при реализации государственных практик, гуманизирующих повседневность, повышающих качество жизни, укрепляющих консенсус между политическими и социальными институтами, гражданами страны.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аристотель. Политика / Аристотель // Сочинения : в 4 т. / пер. с древнегреч. С. Жебелева. - М. : Мысль, 1983. - Т. 4. - С. 376-644.
2. Баграмов, Э. А. Национальная проблематика: в поисках новых концептуальных подходов / Э. А. Баграмов // Вопросы философии. - 2010. - №2. - С. 34-51.
3. Засорина, Т. Д. Роль ценностей патриотизма в мировоззрении личности / Т. Д. Засорина, Н. Н. Хомутова // Гуманитарные научные исследования. - 2016. - № 3. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http://human.snauka.ru/2016/03/ 14510 (дата обращения: 27.03.2016). - Загл. с экрана.
4. Комаров, С. В. Метафизика и феноменология субъективности: Исторические пролегомены к фундаментальной онтологии сознания / С. В. Комаров. - СПб. : Алетейя, 2007. - 724 с.
5. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. - СПб. : Питер, 2002. - 720 с.
6. Соловьев, В. С. Смысл любви / В. С. Соловьев // Избранные произведения. - Ростов н/Д : Феникс, 1998. - С. 426-503.
7. Труфанова, Е. О. Человек в лабиринте иден- тичностей / Е. О. Труфанова // Вопросы философии. - 2010. - № 2 - С. 13-22.
8. Хейзинга, Й. Homoludens. Человек играющий / Й. Хейзинга ; пер. с нидерл. Д. В. Сильвестрова. - СПб. : Изд-во Ивана Лимбаха, 2011.- 416 с.
9. Шадрина, Л. Н. Духовная основа патриотической консолидации Российского общества / Л. Н. Шадрина // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7, Философия. Социология и социальные технологии. - 2015. - №3 (29). - С. 40-47.
10. McLean, G. F. Notions of person and personal growth (Washington) / G. F. McLean // The Place of the Person in Social Life. - USA : Council for Research in Values and Philosophy, 1991. - P. 33-43.

Вестник ВолГУ. Серия 7. Философия. Социология и социальные технологии. 2016. № 2 (32)

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443x (23.03.2018)
Просмотров: 182 | Теги: личность, творчество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2018 Обратная связь