Суббота, 03.12.2016, 22:42
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

РИСКИ УСТОЙЧИВОСТИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ СТРУКТУРНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА

С.С.Гордеев, А.В.Кочеров

РИСКИ УСТОЙЧИВОСТИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ СТРУКТУРНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Рассмотрена проблема оценки устойчивости экономической системы промышленного предприятия в условиях экономического кризиса, предполагающего долгосрочные структурные преобразования и обусловливающего новые специфические риски. Представлены общие положения оценки устойчивости и соответствующие им изменения ключевых параметров развития и перелома динамики трендов. Устойчивость развития предприятия дана при анализе взаимосвязей четырех групп факторов: производственные мощности; рынки сырья и готовой продукции; финансовые и инвестиционные возможности; территориальные инфраструктурные условия. Устойчивость динамики предприятия связана с определением граничных значений в системе показателей и принципами устойчивости по Лагранжу и Ляпунову. В качестве примера рассматривается Ашинский химический завод: выявлены новые специфические риски устойчивости, возникающие у промышленного предприятия в условиях структурного кризиса (неравномерное падение цен и снижение платежеспособного спроса; затяжные негативные тренды и некомпенсируемые потери; неэффективное использование производственных мощностей и выход за границы безубыточности; диверсификация).

Ключевые слова: устойчивость, динамика, предприятие, управление, структурный кризис, риски.

 
В условиях современных структурных экономических изменений и кризисных процессов [1; 2] возрастают риски нестабильности и локальных диспропорций с соответствующими негативными последствиями. Структурный кризис — как конфликт между старой структурой экономики и требованиями изменившейся рыночной среды и новых технологий — порождает большое число угроз устойчивости и ставит ряд новых управленческих проблем. Эти проблемы отражаются на различных уровнях экономических систем — от сравнительно простых, масштаба предприятия, до национальных экономик и транснациональных структур.

Поэтому необходимы соответствующие перемены в стратегическом планировании и подходах к оценкам ситуации на разных уровнях. Это особенно важно для отдельных территориальных объектов и предприятий, поскольку является для них вопросом выживания, оборачиваясь в итоге болезненными социальными проблемами. В отличие от краткосрочных рыночных кризисов в виде спада и восстановления (кризис с динамикой показателей типа V) структурный кризис (с динамикой показателей типа L), предполагающий долгосрочные структурные преобразования, обусловливает ряд новых специфических рисков. В рамках структурного кризиса затрагивается динамика и пропорции множества показателей, обеспечивающих развитие и устойчивость хозяйственных систем (в ряде случаев — сложных социо-эколого-экономических систем) и их составляющих.

Кризисные процессы в структуре российской экономики массово и явно проявились в 2015 г. Однако в отдельных случаях они стали заметны уже после кризиса 2009 г. Следует особо отметить, что в это время структурные проблемы накладывались на рыночные колебания, создавая немалые сложности в оценке ситуации и принятии адекватных решений. В дальнейшем первичные риски отдельных производств и предприятий интегрируются для более сложных систем.

Далее рассматривается ряд положений по выявлению новых специфических рисков устойчивости промышленного предприятия в условиях структурного кризиса. Наиболее значимые риски, связанные со структурным кризисом, представлены на примере одного из предприятий Челябинской области — Ашинского химического завода [3; 4]. В конечном итоге это позволило авторам статьи определить ряд дополнительных, особо значимых аспектов стратегического планирования в условиях структурного экономического кризиса.

В основу работы положены результаты исследования факторов устойчивости развития узкоспециализированного предприятия среднего бизнеса старо освоенного региона в условиях экономической нестабильности. Структурные кризисные проблемы проявились здесь на фоне других, характерных для Челябинской области — индустриальной территории Урала, сформированной на технологических укладах преимущественно середины прошлого века и испытывающей соответствующие структурные, технологические и институциональные проблемы [5].

Оценка устойчивости экономических систем в условиях структурного кризиса. При анализе кризисных процессов в первую очередь речь обычно идет об оценке эффективности и финансовых результатах текущей деятельности. В условиях структурных изменений при смене пропорций развития возникает более общий и сложный вопрос о характере развития и факторах устойчивости производственно-экономической системы.

Принципиальным моментом, усложняющим оценку в условиях структурного кризиса, является изменчивость системы. В любой экономической системе в условиях структурного кризиса по прошествии времени наблюдаются необратимые изменения. Таким образом, фактически рассматривается уже не «начальная», а изменившаяся система — с другими закономерностями и параметрами развития. В таких условиях классические методы анализа временных рядов малорезультативны из-за множества точек «перелома трендов» [6].

Оценки текущей ситуации и перспектив в условиях «перелома трендов» сильно затруднены. Здесь, помимо специфических региональных, затрагивается ряд общих методических вопросов оценки устойчивости по системе показателей. Далее возникают вопросы многокритериальное™, репрезентативности оценок в условиях трансформации институциональной и информационной среды. Все это заметно усложняет поиск решений и требует применения особых подходов по формализации возникающих задач.

При наличии множества трактовок устойчивости [7] определяющими становятся возможности формализации рассматриваемых экономических процессов и их корректного отображения при принятии решений в сфере управления. Возможность качественной информационной адаптации в данном случае становится определяющим фактором при использовании тех или иных принципов оценки. В таких условиях преимущество получают универсальные принципы оценки устойчивости Лагранжа и Ляпунова, связанные с определением границ устойчивости [8]. Здесь устойчивость обеспечивается при удержании индикаторов экономического развития в определенном пространстве — коридоре ключевых аспектов экономического развития.

На практике это связано с определением границ допустимого множества параметров, при которых система не выходит из состояния равновесия и не теряет возможности развития (в первую очередь — нижняя граница динамики). Дальнейшая классификация может детализировать вид траектории развития, например: стагнация и низкий рост, умеренный рост, высокий рост. Также классификация и формализация основных процессов, отражаемых в динамике развития, позволяют уменьшить размерность задач оценки. В подобных исследованиях важную роль играет методология мягких систем [9] с возможностью постепенной формализации, в ряде случаев дополненная технологиями визуализации — графическим представлением данных при поиске решений. Использование графической информации открывает новые возможности повышения качества постановки решаемых задач и, соответственно, оценок (например: по особенностям динамики трендов и точек их смены и др.).

Внешние и внутренние факторы и особенности формирования рисков структурного кризиса предприятия. Особенности формирования рисков структурного кризиса предприятия, рассмотренные в начале работы в общем виде, ниже представлены на примере развития Ашинского химического завода (АХЗ). В условиях кризисной нестабильности рыночной среды появляются новые угрозы, и дальнейшее развитие предприятия связано с рассмотрением очень большого числа совместно действующих факторов [10]. Они характеризуют взаимодействие предприятия и рыночной среды в конкретных изменившихся экономических и институциональных условиях. В таких условиях комплексная интегрированная оценка устойчивости на уровне предприятия прежде всего предполагает анализ четырех групп факторов, рассматриваемых во взаимодействии: производственные мощности; рынки сырья и готовой продукции; финансовые и инвестиционные возможности; территориальные инфраструктурные условия. При этом затрагивается множество разнообразных вопросов — от динамики глобальных макроэкономических трендов до специфики отдельных технологических процессов. Среди них главные:

а) использование потенциала производственных мощностей, текущая структура производства и возможности диверсификации, ограничения для реконструкции и преобразования технологий, отраслевые и территориальные конкурентные преимущества;

б) конъюнктура рынков сырья и готовой продукции, изменение спроса и предложения, динамика уровня цен, конкурентные условия и ограничения национального и глобального рынков;

в) ситуация на финансовых рынках и перспективы инвестиционного процесса;

г) территориальные и инфраструктурные условия развития, институциональная среда, изменения специфических социо-эколого-экономиче- ских условий.

В условиях экономической нестабильности влияние отдельных факторов может заметно меняться. Поэтому предварительное выявление наиболее проблемных факторов, обусловливающих риски выхода за границы устойчивого развития, является обязательным требованием формализации проблем предприятия (текущих и прогнозируемых технологических, экономических, институциональных и др.).

Методы анализа четырех рассмотренных групп факторов могут различаться. Здесь наиболее удобны методы стратегического планирования типа SWOT-анализа — с разделением факторов внутренней и внешней среды организации на четыре категории: сильные стороны (Strengths), слабые стороны (Weaknesses), возможности (Opportunities) и угрозы (Threats) [11]. Однако во всех случаях результаты должны определять базовые положения и границы возможных изменений, то есть сферы наибольших рисков.

Результаты подобного анализа в отношении развития Ашинского химического завода позволили определить следующие базовые положения для выявления и оценки угроз (экономических и социальных) в условиях нынешнего структурного кризиса:

а) Ограниченные возможности технологий узкоспециализированного производства. Данное предприятие является результатом внутренней диверсификации старых производственных мощностей под выпуск новых видов продукции с ограничением возможности маневра масштабами и технологическими особенностями выпуска. Первоначально мощности предприятия создавались в 1933 г. для производства древесного угля в объемах, необходимых металлургии для производства кристаллического кремния (до 2005 г.). Смена номенклатуры здесь возможна при выпуске конкурентоспособной рыночной продукции в пределах возможностей технологического оборудования. Подобная смена была проведена к 2005 г. при переориентации мощностей на переработку сырья химического производства на боле сложную продукцию двух основных видов: бутилацетат (БТ) и этилацетат (ЭТ) с поставками на национальный и мировой рынки.

б) Сильная зависимость отдельного предприятия от рыночной волатильности цен. Функционирование в условиях саморазвития — без горизонтальной и вертикальной интеграции с другими бизнес-структурами — создает риски ограничения финансовых ресуров и серьезных ценовых колебаний при поставках сырья и продукции. Этому способствуют: высокая материалоемкость производства и зависимость от кредитных ресурсов текущей деятельности и развития АХЗ (постепенные преобразования и реконструкция); зависимость предприятия от поставок химического сырья на национальном рынке (при ограниченном числе поставщиков и выравнивании внутренних и мировых цен); ограниченность внутрироссийского спроса при росте конкуренции на мировом рынке и появлении новых производителей-продавцов (Китай).

в) Наличие социальных градообразующих функций по инфраструктурному обеспечению малого города (район города Аша с численностью населения 15 тыс. чел.) при не отрегулированных отношениях с муниципалитетом в рамках хозяйственной деятельности предприятия.

Все эти особенности формируют большое числе рисков внешней среды при ограниченности внутренних возможностей предприятия по их нивелированию. Рыночные риски и социальные обременения предприятия в условиях ограниченности технологических возможностей фактически становятся угрозами структурного кризиса.
Отражение рисков структурного кризиса в динамике основных производственных и финансовых показателей. Ниже рассмотрены наиболее заметные структурные проблемы на примере АХЗ, где кризисные явления начались в 2008 г. и с тех пор не разрешены. Определяющим стал перелом трендов в динамике цен по основным видам продукции, произошедший в пик кризиса в 2009 г. Кризисная динамика цен отгрузки двух основных видов продукции на внешний и внутренний рынки приведена на рис. 1. Здесь проявились риски неравномерного падения уровня цен на рынках.

Рис. 1. Кризисная динамика цен отгрузки двух основных видов продукции АХЗ на внешний и внутренний рынки, руб.

На мировых рынках цены по наиболее значимым экспортным поставкам не возросли, как прогнозировалось по динамике предшествующего года, а упали. Причем по наиболее значимому в экспортных поставках продукту (БТ) это падение оказалось максимальным. Смена направлений трендов фактически отражала структурные изменения на мировом рынке в данном сегменте химической продукции. Ценовые изменения на российском рынке были не столь значительными и кардинально ситуацию на внутреннем рынке не меняли. Перелом трендов и смена динамики цен на мировом рынке явились первыми признаками структурного кризиса предприятия.

Подобные ценовые изменения к началу 2009 г. привели к кардинальной смене структуры и объемов поставок готовой продукции. Структура поставок основных видов продукции (помесячно) приведена на рис. 2. В сравнении с успешным 2007 г. к моменту выхода из наиболее сложного периода кризиса (после «провала» в начале 2009 г.) структура поставок основных видов продукции кардинально изменилась. Доля поставок на российский рынок стала доминирующей. Здесь отразились риски снижения платежеспособного спроса и падения объемов реализации.
Оценка динамики трендов (рис. 3) показывает устойчивый возрастающий тренд поставок по России по двум основным видам продукции при негативных трендах поставок на экспорт, предопределивших общий негативный тренд для предприятия. Риски затяжных негативных трендов переходят здесь в риски некомпенсируемых потерь.

Ценовые изменения мирового рынка прямо отразились на динамике восстановления после кризисного провала. Фактически это означало начало функционирования предприятия в совершенно новом формате — с новой структурой и объемами производства, а также с иными показателями эффективности. Посткризисные объемные показатели предприятия стали в разы отличаться от докризисных. Кризис для предприятия оказался структурным. Вместе с тем уровень загрузки производственных мощностей заметно сократился. В начале 2009 г. он упал до нуля, что поставило вопрос об эффективности и, соответственно, о выходе за границы устойчивого развития предприятия. Здесь проявились риски неэффективного использования производственных мощностей в условиях отрицательной рыночной конъюнктуры и последующего выхода предприятия за границы безубыточности.


Рис. 2. Структура поставок (помесячно) основных видов продукции АХЗ

Оценка параметров посткризисного состояния предприятия связана с определением границ безубыточности, то есть минимальных значений параметров, при которых предприятие находится в границах устойчивого развития. Динамика реализации в посткризисный период и анализ структуры текущих затрат АХЗ (включая условно постоянную часть затрат) позволяет прогнозировать выход предприятия на границу безубыточности как необходимое условие перехода на траекторию устойчивого развития. Для рассматриваемого примера граничные значения устойчивого развития предприятия, определенные в соответствии со сложившиеся структурой затрат и динамикой реализации продукции, приведены на рис. 4. После кризисного спада при наращивании объемов реализации выход на уровень безубыточности был вполне реален, однако полное и эффективное использование производственных мощностей не было обеспечено из-за отсутствия платежеспособного спроса вследствие структурных изменений рынка. Соответственно, возникли угрозы эффективной диверсификации производства и выхода предприятия на траекторию устойчивого развития.

Выход на границу безубыточности тем не менее не обеспечивает решения всех проблем предприятия, которое фактически находится в условиях неустойчивого равновесия на траектории ожидания последующих структурных преобразований, необходимых для формирования динамики высокого роста. Выход из последствий структурного кризиса, по сути, означает поиск оптимальной стратегии развития с учетом всей совокупности конкурентных преимуществ в новых условиях. Здесь могут возникать риски кризисной финансовой «перестраховки», связанные с переоценкой последствий и недооценкой новых перспектив при построении новых экономических и финансовых моделей и взаимосвязей.

Рис. 3. Оценка динамики (помесячно) показателей реализации продукции АХЗ и соответствующие тренды по направлениям

Так, рост кредитной нагрузки в условиях кризиса серьезно осложняет последующее инвестирование и диверсификацию производства, что необходимо для преодоления последствий структурного дисбаланса. Здесь многое зависит от состояния финансовой системы в целом и институциональных особенностей инвестирования. В случае Ашинского химического завода при динамике, отраженной на рис. 5, улучшение показателей эффективности при сохранении (точнее, пролонгации) высокого уровня кредиторской задолженности оказалось недостаточным для инвестирования процесса диверсификации и выпуска новых видов продукции с переходом на траекторию высокого роста. Между тем именно запуск процесса диверсификации с освоением выпуска новых видов продукции является ключевым фактором улучшения финансового состояния предприятия в условиях структурного кризиса.

Рис. 4. Динамика отгрузки основных видов продукции и границы параметров устойчивости АХЗ, руб.

Помимо отмеченных, существует ряд других рисков, проявляющихся в кризисный период деятельности предприятий. Особенно следует подчеркнуть, что к отмеченным экономическим и финансовым рискам могут добавляться еще более сложные для оценки, специфические институциональные кризисные риски. Предпосылкой их возникновения являются некорректная оценка ситуации и соответствующая политика отдельных институтов управления, усугубляющие последствия

Рис. 5. Динамика экономических и финансовых показателей АХЗ, % к уровню 2007 г.

 
кризиса вместо их выравнивания. Нерешенность уже ставших традиционными в регионе проблем территориальных и инфраструктурных условий инвестирования и развития, осложненных организационными и субъективными управленческими проблемами в структурах местной власти, отсутствием реальных мер поддержки производств в сложный период, способствует возникновению угроз, принимающих известную форму «кошмара» для бизнеса. В период структурного кризиса они могут стать критическими и иметь более разрушительные для экономики и социума последствия, нежели более фундаментальные, но прогнозируемые экономические риски.

В рассматриваемом примере на фоне решения общих проблем по итогам кризисных 2008— 2010 гг. предприятие оказалось в непрогнозируемой ситуации кассового разрыва из-за задержки выплат из бюджета региона за оказанные услуги по обеспечению социально-ориентированной деятельности АХЗ в интересах населения района (тепло, горячая вода, газ) и впятеро меньшей, чем эти неполученные средства, кредиторской задолженности. Экономически это означало неформальное возложение на предприятие (находящееся из-за кризиса в сложной финансовой ситуации) дополнительных функций по временному субсидированию расходов бюджета. Указанная ситуация, не имеющая отношения к основной хозяйственной деятельности предприятия, требовала совместного с органами власти оперативного решения, но разрешена не была, что стало формальной предпосылкой начала процедуры банкротства завода.

В данном случае институциональные риски в сочетании с неоднозначной практикой применения нормативных актов о банкротстве привели фактически к пятилетней приостановке деятельности предприятия с неизмеримо более существенными потерями для всех заинтересованных сторон: бизнеса (включая кредиторов), социума (города Аша) и бюджетов всех уровней. Это без учета косвенных потерь в виде снижения уровня деловой активности и негативного восприятия социальных обязательств как высокорисковых обременений для бизнеса. Опасность отмеченных и подобных им рисков, а также возможность масштабных негативных социальных последствий требует дальнейшего изучения и серьезной корректировки практики реализации антикризисной политики органами власти и управления.

Особенно актуально это сегодня для многих территорий и моногородов Урала. Здесь неизбежно затрагиваются более общие принципиальные вопросы диалектики государственного и рыночного управления региональным развитием [12].
Все вышесказанное в конечном итоге позволяет перейти к детализации отмеченных проблем структурного кризиса.

Это касается широкого спектра вопросов: от поиска оценок конкретных рисков [13] до корректировки приоритетов инвестиционной политики [14] и взаимодействия общества и бизнеса с властью [15]. Все это далее расширяет возможности инструментария управления в условиях структурного экономического кризиса.

Список литературы

1. Российская экономика в 2014 году. Тенденции и перспективы. Вып. 36.—М.: Ин-т Гайдара, 2015. — 576 с.
2. May, В. С. Экономические кризисы в новейшей истории России / В. С. May // Экон. политика. — 2015. — Т. 10, № 2. — С. 7—19.
3. Информационно-аналитическое агентство по химии и нефтехимии [Электронный ресурс]. — URL: http://www.himtrade.ru/passport-description-389.htm (дата обращения: 10.01.2016).
4. Информационный сайт города Аша и Ашинского района [Электронный ресурс]. — URL: http:// gorod-asha.ru/?site=encyclopedia&termin=541 (дата обращения: 10.01.2016).
5. Бочко, В. С. Перспективы развития Среднего Урала в условиях растущих экономических угроз / B. С. Бочко // Экономика региона. — 2014. — № 2. — С. 43—53.
6. Устойчивое развитие региона в изменчивой внешней среде / С. С. Гордеев [и др.] // Социум и власть: науч. журн. — 2015. — № 2 (52). — С. 48—55.
7. Гордеев, С. С. Устойчивость в управлении экономическим развитием региона / С. С. Гордеев, А. В. Кочеров, М. М. Лебедефф-Донской // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2015. — № 12 (367). Экономика. Вып. 50. — С. 79—88.
8. Ляпунов, А. М. Общая задача об устойчивости движения / А. М. Ляпунов // Собр. соч. — Т. 2. — М. : Изд-во АН СССР, 1956. — С. 7—271.
9. Checkland P. Soft systems methodology in action / P. Checkland, J. Scholes. — New Jersey (USA): John Wiley and Sons, Ltd., 2005.
10. Гордеев, С. С. Риски интеграции точек роста в экономику региона / С. С. Гордеев, А. В. Кочеров, А. В. Подопригора // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2015. — № 18 (373). Экономика. Вып. 51. — С. 65—73.
11. Фляйшер, К. Стратегический и конкурентный анализ. Методы и средства конкурентного анализа в бизнесе / К. Фляйшер, Б. Бенсуссан. — Москва : БИНОМ, 2005. — 541 с.
12. Татаркин, А. И. Диалектика государственного и рыночного регулирования социально-экономического развития регионов и муниципалитетов / А. И. Татаркин // Экономика региона. — 2014. — № 1. — C. 9—33.
13. Мадера, А. Г. Риски и шансы: Неопределенность, прогнозирование и оценка / А. Г. Мадера. — Москва : Красанд, 2014. — 448 с.
14. Морозов, В. В. Стратегические основы совершенствования управления инвестиционной деятельностью в регионе / В. В. Морозов // Екатеринбург : Ин-т экономики УрО РАН, 2010. — 363 с.
15. Козаков, Е. М. О социальной ответственности власти / Е. М. Козаков // Журн. экон. теории. — 2009. — № 1. — С. 48—62.

Вестник ЧелГУ № 2 (384) 2016. Экономические науки. Выпуск 52

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443 (11.07.2016)
Просмотров: 74 | Теги: кризис | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016