Воскресенье, 04.12.2016, 17:13
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

РЕЖИМЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ (НА МАТЕРИАЛАХ г. МАГАДАНА)

А.В.Фещенко, Вестник СВГУ. - 2013. - Вып. 20. - С. 76.

РЕЖИМЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ (НА МАТЕРИАЛАХ г. МАГАДАНА)

Исследование предполагало изучение режимов потребления продуктов питания, реализуемых жителями Северо-Востока России (на материалах г. Магадана). Приводится авторская классификация потребительских режимов, представлены общие результаты исследования, а также проанализированы стили потребления различных социально-демографических групп, выделенных по полу, возрасту, доходу.

Ключевые слова: потребление, потребительское поведение, потребительские режимы, стили потребления, практики питания. 

 

Для анализа потребительского поведения жителей Крайнего Северо-Востока России мы использовали концептуальную модель потребительских режимов, предложенную Д. Холтом и развитую в работах О. Ечевской [1].

Зависимости от значения вещей и практик их использования в повседневной жизни.

Основные различия режимов были концептуализированы по следующим основаниям:
1. Смыслы, которые могут быть сконструированы/сообщены посредством вещей (что вещи означают).
2. Цели или компенсации, которые могут быть достигнуты или получены при помощи вещей (обобщенная «польза», или что вещи «позволяют»).
3. Способы использования вещей для конструирования смыслов и производства выгод (как вещи используются в повседневном взаимодействии).

В ходе проведенного в 2011 г. эмпирического исследования в г Магадане были выявлены несколько типов режимов потребления, представленных следующими дихотомиями:
1) рационализм (ориентация на извлечение пользы от потребления пищи) - сентиментализм (ориентация на чувственные впечатления от еды);
2) гедонизм (ориентация на получение удовольствия от еды) - аскетизм (сознательный отказ от удовольствий, ориентация на простоту в еде);
3) идеализм (ориентация на нематериальные цели, в том числе вынужденная, ограничения в еде в пользу других потребностей) - материализм (ориентация на материальные ценности, в том числе на ценность потребляемой пищи);
4) эстетизм (ориентация на форму подачи блюд и т. д.) - утилитаризм (ориентация на содержание питания, калорийность и пр.);
5) спонтанность (стихийность поведения, прием пищи не рефлексируем) - рефлексивность (обдуманный характер поведения, сознательный выбор продуктов, питание имеет значение);
6) конвенциональность(ориентация на определенные «нормы», отказ и предпочтение определенных продуктов) - неконвенциональность (отсутствие ориентации на определенные «нормы» в питании);
7) публичность(ориентация на «внедомашнюю» пищу) - приватность (ориентация только на домашнюю кухню);
8) традиционность (ориентация на преемственность, традиции, привычки в питании) - инновационность (ориентация на постоянное обновление практик питания, желание пробовать что-то новое, менять блюда и пр.).

Данные исследования показали, что по отдельным позициям индивидуальный режим потребления продуктов питания северян оказался не очень выраженным-например, по такой шкале «традиционализм-инновация», с незначительным перевесом в сторону инновационного поведения. Подобный показатель демонстрирует достаточно выраженную сегодня тенденцию перемен в сфере питания - так, опрошенные нами респонденты гораздо в большей степени склонны вводить что-то новое в свое ежедневное меню, пробовать новые блюда и, в целом, не исключают вариативности своего потребительского поведения. А это значит, что роль привычек в питании начинает постепенно снижаться, в частности, уменьшается роль национальной кухни, религиозных предписаний в сфере потребления пищи, последнее становится все более демократичным.

Не очень выраженным оказалось потребительское поведение и по шкале «конвенциональность-неконвенциональность». Это также подтвердило нашу идею о наличии тенденции демократизации в питании, уменьшении роли социокультурных конвенций в потреблении пищи. Респонденты склонны изменять свои вкусовые предпочтения, а если и подчиняют свое питание определенным правилам, то по соображениям личного, а не социального характера - например, для сохранения и восстановления здоровья, поддержания красоты и пр.

Наиболее четко особенности потребительского режима оказались выражены относительно показателей шкалы «материализм-идеализм». Иными словами, респонденты не склонны ориентироваться на экономию денег в потреблении пищи, скорее, наоборот, основным принципом их поведения становится отсутствие какого-либо финансового ограничения в сфере питания.
Отсутствие экономии на продуктах питания указывает на постепенное сращивание в общественном сознании понятия еды с понятиями красоты и здоровья. Питание становится более «телесным». Все более оно отражает не культурные и социальные конвенции, а индивидуализированные телесные практики, связанные с поддержанием хорошей физической формы.

Одновременно режим потребления оказывается и в большей мере рефлексивным. Так, значительное число респондентов склонно следить за своим питанием (состав потребляемых продуктов, время и количество потребления и пр.), оценивать свое питание как важное с точки зрения собственных индивидуальных критериев. Индивидуалистические ценности в сфере питания остаются очевидными в силу преобладания также таких потребительских установок, как гедонизм (еда должна приносить удовольствие), утилитаризм (еда должна давать чувство насыщения). Дискурс поддержания здоровья проявляется и в рационалистической установке респондентов, согласно которой пища должна быть в первую очередь полезной, а не вкусной. При этом питание остается частью не публичных, а приватных практик, и в большей мере предполагает потребление пищи домашнего приготовления.

Надо отметить, что общая модель оказалась идентичной для тех социальных групп, которые мы выделили в качестве важных для проведения статистического анализа. В частности, мы сравнили режимы потребления продуктов питания мужчин и женщин, разных возрастных групп, групп с различным уровнем дохода, а также обратили внимание на зависимость режима потребления от количества человек в семье.

Сравнивая режимы потребления мужчин и женщин, мы пришли к выводу, что есть определенные различия, которые обусловлены  соответствующими тендерными ролями. В частности, несмотря на отсутствие, как и в общей модели, выраженности такой поведенческой характеристики, как «традиционализм-инновация», женщины все же более склонны к инновационному типу поведения в сфере потребления продуктов питания, нежели мужчины. Кроме того, женщины чаще, чем мужчины, выбирали суждение, в котором указывали, что следят за своим питанием и соблюдают определенные ограничения. Хотя мы и не уточняли в анкете, что именно имеется в виду под понятиями «следить» и «иметь предпочтения» в питании, сам факт выбора подобных суждений указывает, что потребление пищи для женщин скорее рефлексивное поведение, нежели для мужчины.

Кроме того, среди женщин больше и тех, кто ценит в питании непосредственно эстетическую функцию - еда, по их мнению, не должна быть тяжелой, калорийной, жирной и пр., она должна давать не ощущение насыщения, а быть в определенной степени сбалансированной и легкой. Кроме того, среди женщин несколько выше процент тех, кто считает, что пища должна быть полезной, отдавая предпочтения не вкусовым качествам потребляемых продуктов, а их способности поддерживать и даже восстанавливать здоровье и красоту.

Таким образом, представляется возможным говорить о женском и мужском типе потребления продуктов питания. Стиль и режим потребления женщин в целом можно назвать «рационально-эстетическим» - связанным скорее с ощущениями тела, его комфортом, приспособлением и внешними модификациями. Мужской режим потребления можно обозначить как чувственный - т. е. это режим, связанный прежде всего со способностью того или иного продукта приносить наслаждение. Итак, режимы потребления женщин и мужчин различаются по шкале «традиционализм - инновация», а также по шкале «конвенциональность - неконвенциональность».

Режим потребления представителей самой молодой группы (от 18 до 25 лет) идентичны общей модели потребления, однако тоже имеют определенные отличия. В частности, среди молодежи выше процент тех, кто готов экспериментировать с питанием, больше среди них и тех, кто употребляет полуфабрикаты, а не только пищу домашнего приготовления. В данной возрастной группе гораздо более выражена ориентация на вкусовые качества потребляемой пищи. Остальные же параметры потребительского поведения остаются такими, как и в целом по выборке.

В возрастной группе с 29-39 лет процент по шкале «традиционализм-инновация» увеличивается в сторону инновационного режима потребления. Как ни парадоксально, но в этой группе вариативность потребительского поведения и установка на новаторство в питании гораздо более выражена, чем в группе от 18 лет. Вероятно, это связано с большими финансовыми возможностями респондентов данного возраста, создающими условия для экспериментирования, инновационного способа поведения. При этом в данной группе более выражен рационалистический тип поведения, ориентированный на полезные свойства потребляемой пищи, нежели на ее вкусовые качества. Более значимым для данной возрастной группы становится и приватный тип потребительского поведения, предполагающий потребление домашней еды, а не полуфабрикатов. Видимо, это связано с наличием у многих респондентов уже в этом возрасте семьи и большей ориентации на домашний тип рациональности. В этой же возрастной группе увеличивается процент и тех, кто имеет особые предпочтения в питании.

Режим потребления в возрастной группе от 39-49 лет отличается индифферентностью, отсутствием четко выраженных ориентиров в потреблении. Установка на инновации в потреблении продуктов питания остается преобладающей, хотя она и не так выражена, как в предыдущей группе, однако показатель несколько выше, чем в группе самых молодых. Также выше уровень и публичности потребительского поведения по сравнению с возрастной группой до 39 лет. Вероятно, это связано с динамикой внутрисемейных отношений и с жизненным циклом семьи, в частности, с увеличением значения внешних, профессиональных, дружеских связей, по сравнению с внутрисемейными. Кроме того, только в данной возрастной группе чувственный тип потребительского поведения преобладает над рационалистическим. В этой группе менее выражена рефлексия по поводу питания - его качественных и количественных характеристик, а также времени и места потребления пищи. В большей мере, чем в других возрастных группах, выражен эстетический тип потребительского поведения.

В группе людей старшего поколения (от 50 лет и старше) закономерно, на наш взгляд, возрастает традиционализм в потреблении продуктов питания, вероятно, в силу того, что к этому времени у людей уже складываются определенные привычки в питании, которые гораздо сложнее подвергнуть каким-либо значимым модификациям. Привычки эти скорее индивидуальные и связаны с состоянием собственного здоровья, нежели с иными факторами, в том числе социальными и культурными. Так, в данной группе более выражена экономия на еде и ориентация на легкость, а не на сытность потребляемой пищи. Здесь выше процент, чем в остальных возрастных группах, тех, кто следит за своим питанием и придерживается особых предпочтений при потреблении продуктов. В данной возрастной группе выше и проявление рационалистических установок в потребительском поведении, а также уровень приватности (предпочтение домашней пищи приготовленной вне дома).

В исследовании мы сравнили особенности потребительского поведения групп населения, имеющих разные уровни дохода, выбрав в качестве границы 35 тыс. руб., делящие нашу выборку примерно на две равные части.

Сравнивая режимы потребления у разно- доходных групп населения, мы увидели, что некоторые показатели оказываются индифферентны по отношению к экономическому статусу респондентов. Это касается, в частности, таких параметров потребительского поведения как «эстетизм-утилитаризм», «гедонизм-аскетизм». В обеих группах в потреблении продуктов питания преобладает установка на способность пищи приносить удовольствие и насыщение. Также практически нет различий и в степени приватности питания. И в той и в другой группе преобладает ориентация на приватный режим потребления.

Различия наблюдаются в отношении других показателей. Так, например, в высокодоходной группе больше тех, кто проявляет инновационное поведение в питании, а также тех, кто имеет определенные предпочтения в пище и следит за своим питанием. Кроме того, в высокодоходной группе выше уровень ориентации, чем в низкодоходной, на вкусовые качества пищи. Также у респондентов с большим доходом менее выражена установка на экономию денег при покупке продуктов питания.

Таким образом нами были рассмотрены особенности потребительских режимов в области питания жителей Крайнего Северо- Востока России, однако требуются дальнейшие исследования, направленные на проведение компаративного анализа полученных эмпирических данных.

 
Библиографический список

1. Ечевская О. «Свобода в вещах» или «свобода от вещей»: значение вещей в практиках повседневной жизни / О. Ечевская // Люди и вещи в советской и постсоветской культуре. - Новосибирск. : НГУ, 2005. - С. 152-176.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2013. Выпуск 20

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (08.09.2016)
Просмотров: 84 | Теги: потребление | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016