Вторник, 06.12.2016, 20:54
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

Решение ЕСПЧ от 06.07.2010 "По вопросу приемлемости жалобы N 65389/09 дело "Франс Корнелис Адрианус Ван Анраат (Часть 5)

52. В пункте 1 статьи I Конвенции по химическому оружию государства-участники обязуются:

"...никогда, ни при каких обстоятельствах:

(a) не разрабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапливать или не сохранять химическое оружие или не передавать прямо или косвенно химическое оружие кому бы то ни было;

(b) не применять химическое оружие;

(c) не проводить любых военных приготовлений к применению химического оружия;

(d) не помогать, не поощрять или не побуждать каким-либо образом кого бы то ни было к проведению любой деятельности, запрещаемой государству-участнику по настоящей Конвенции...".

53. Пункт 1 статьи VII Конвенции по химическому оружию обязывает государств-участников принять уголовное законодательство, в котором деятельность, запрещенная Конвенцией для государства-участника, считалась бы наказуемой согласно закону. Это предусматривает расширение уголовного законодательства с целью его распространения на действия физических лиц, имеющих гражданство рассматриваемого государства.

54. Дополнением к Конвенции по химическому оружию является "Приложение по химикатам", состоящее из трех списков:

a) Список 1 включает токсичные химикаты или прекурсоры, которые сами по себе являются химическим оружием или могут использоваться как химическое оружие или для производства такого оружия и "мало используются или не используются в целях, не запрещенных настоящей Конвенцией";

b) Список 2 включает химикаты, которые обладают смертоносной или инкапаситирующей токсичностью, выводящей из строя, а также такими другими свойствами, которые позволяют использовать их в качестве химического оружия или которые могут использоваться для производства такого оружия, и они "не производятся в больших коммерческих количествах для целей, не запрещенных настоящей Конвенцией";

c) Список 3 включает химикаты, которые производятся, накапливаются или применяются в качестве химического оружия или могут использоваться в качестве химического оружия, или имеют важное значение при производстве химикатов, включенных в Списки 1 и 2, и "могут производиться в больших коммерческих количествах для целей, не запрещенных настоящей Конвенцией".

Отдельные режимы проверки применяются к химикатам в соответствии со Списком, в котором они перечислены, информация о которых приведена в Приложении по проверке к Конвенции по химическому оружию.

Тиодигликоль, который имеет промышленное применение (в том числе в качестве растворителя при производстве некоторых видов печати и чернил для шариковых ручек), указан в Списке 2.

55. Статья VIII учреждает Организацию по запрещению химического оружия для реализации намерения и цели Конвенции по химическому оружию, для обеспечения осуществления ее положений, в том числе тех, которые касаются международной проверки соблюдения Конвенции, а также для обеспечения форума для консультаций и сотрудничества между государствами-участниками. Организация по запрещению химического оружия находится в г. Гааге, Нидерланды.

(l) Прецедентное право Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии

56. В своем решении от 2 октября 1995 г. по ходатайству защиты о промежуточной апелляции по вопросу юрисдикции в деле "Прокурор против Душко Тадича" (Prosecutor v. Dusko Tadic) (дело N IT-94-1) Апелляционная палата Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии постановила следующее:

"...119. До сих пор мы указывали на формирование общих правил и принципов, призванных защитить гражданские лица или гражданские объекты <11> от военных действий или, в более общем плане, защитить тех, кто не принимает (или прекратил принимать) активное участие в боевых действиях. Мы должны теперь вкратце показать, как постепенное распространение на внутренний вооруженный конфликт правил и принципов, касающихся международных войн, также имело место в отношении средств и методов ведения войны. Как Апелляционная палата отмечала выше... сформировался общий принцип по ограничению права участников конфликта "принять средства нанесения вреда неприятелю". То же справедливо и для более общего принципа, изложенного в так называемой Декларации Турку о минимальных гуманитарных стандартах 1990 года, и пересмотренной в 1994 году, а именно пункт 3 статьи 5, согласно которому "оружие или другие материалы или методы, запрещенные во время международных вооруженных конфликтов, не должны использоваться ни при каких обстоятельствах". (Декларация минимальных гуманитарных стандартов, опубликована в отчете подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств на ее 46-й сессии, Комиссия по правам человека, 51-я сессия, пункт 19 предварительной повестки дня (at 4, U.N.Doc.E/CN.4/1995/116 (1995).)...

--------------------------------

<11> Так в оригинале (примеч. редактора).

 

В действительности элементарные соображения гуманности и здравого смысла делают абсурдной ситуацию, когда использование государствами оружия, запрещенного в вооруженных конфликтах между самими государствами, допускается, если государства пытаются подавить восстание своих граждан на своей собственной территории. Что является бесчеловечным и, следовательно, запрещенным в международных войнах, не может не быть бесчеловечным и недопустимым в гражданских беспорядках.

120. Эта основополагающая концепция привела к постепенному формированию общих правил, касающихся конкретных видов оружия, правил, которые распространяются на гражданские беспорядки, радикальные запреты, относящиеся к международным вооруженным конфликтам. В качестве иллюстрации приведем химическое оружие. В последнее время ряд государств заявил, что применение химического оружия со стороны центральных властей государства против собственного народа противоречит международному праву. 7 сентября 1988 г. [существовавшие на тот момент] 12 государств - членов Европейского сообщества сделали заявление, согласно которому:

"Двенадцать государств сильно обеспокоены сообщениями о предполагаемом применении химического оружия против курдов [иракскими властями]. Они подтверждают свои прежние позиции, осуждая любое использование этого оружия. Они требуют уважения международного гуманитарного права, включая Женевский протокол 1925 года и Резолюцию N 612 620 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций [о применении химического оружия в ирано-иракской войне]" (Четвертый Бюллетень документации Европейского политического сотрудничества (1988) 92).

Это заявление было неоднократно подтверждено представителем Греции, выступающим от имени "Двенадцати" (см. официальные архивы Организации Объединенных Наций, 1st Comm., 43rd Sess., 4th Mtg., at 47, U.N. Doc.A/C.1/43/PV.4 (1988) (заявление от 18 октября 1988 г. на заседании Первого комитета Генеральной Ассамблеи), официальные архивы Организации Объединенных Наций, 1st Comm., 43rd Sess., 31st Mtg., at 23, U.N. Doc. A/C.1/43/PV.31 (заявление от 9 ноября 1988 г. на заседании Первого комитета Генеральной Ассамблеи о том, что, в частности, "Двенадцать [...] призывают уважать Женевский протокол 1925 года и другие соответствующие нормы обычного международного права), официальные архивы Организации Объединенных Наций, 1st Comm., 43rd Sess., 49th Mtg., at 16, U.N. Doc.A/C.3/43/SR.49 (краткое изложение заявления от 22 ноября 1988 г. в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи); см. также Доклад Европейского союза [аспекты европейского политического сотрудничества], Четвертый Бюллетень документации Европейского политического сотрудничества (1988), 325, at 330; вопрос N 362/88 г-на Арбелоа Муру (Mr Arbeloa Muru) (S-E) об отравлении членов оппозиции в Ираке, Четвертый Бюллетень документации Европейского политического сотрудничества (1988), 187 (заявление председательствующей страны в ответ на вопрос члена Европейского Парламента).)...

123. Интересно отметить, что согласно сообщениям Правительство Ирака "категорически опровергло обвинения в применении ядовитого газа" ("Нью-Йорк Таймс", 16 сентября 1988 г., А-11). Кроме того, оно согласилось уважать и соблюдать соответствующие международные нормы по химическому оружию... Следует также подчеркнуть, что ряд стран... категорически не согласился с утверждениями Соединенных Штатов Америки о том, что Ирак применял химическое оружие против курдского населения. Однако эти разногласия не затрагивали вопроса о правомерности использования химического оружия, скорее, эти страны обвинили Соединенные Штаты Америки в "проведении клеветнической кампании в средствах массовой информации против Ирака" (см. "Нью-Йорк таймс", 15 сентября 1988 г., А 13, "Вашингтон Пост", 20 сентября 1988 г., А 21).

124. Поэтому очевидно, что независимо от того, применял или нет Ирак в действительности химическое оружие против собственного курдского населения - вопрос, по которому данная Палата очевидно не может и не высказывает своего мнения - в международном сообществе, несомненно, возник общий консенсус относительно принципа о том, что использование такого оружия также запрещено в ходе внутренних вооруженных конфликтов...".

(m) Устав Специального трибунала Ирака

57. Статья 10 Устава Специального трибунала Ирака предусматривает следующее:

"Трибунал обладает юрисдикцией в отношении любого гражданина или жителя Ирака, обвиняемого в совершении преступлений, перечисленных в статьях 11 - 14, совершенных с 17 июля 1968 г. до 1 мая 2003 г., на территории Ирака или в другом месте, а именно:

a) преступления геноцида;

b) преступления против человечества;

c) военные преступления или

d) нарушения некоторых иракских законов, упомянутых... далее".

 

ЖАЛОБЫ

 

58. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, что Верховный суд не рассмотрел его довод о том, что, поскольку Саддам Хусейн и Али Хассан аль-Маджид аль-Тикрити находились вне юрисдикции судов Нидерландов, он не должен был быть осужден как их соучастник.

59. Он также жаловался, ссылаясь на статьи 6 и 7 Конвенции, что статья 8 Закона о военных преступлениях не соответствует стандарту lex certa <12>.

--------------------------------

<12> Lex certa (лат.) - закон [должен быть] определен (примеч. переводчика).

 

ПРАВО

 

A. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

60. Заявитель утверждал, что в своем заявлении об основании кассационной жалобы в Верховный суд (поданном 14 апреля 2008 г.) он утверждал, что статья 8 Закона о военных преступлениях неприменима к его делу. 8 июля 2008 г. Верховный суд принял решение, пересматривающее предыдущую судебную практику о том, что суды Нидерландов обладали универсальной юрисдикцией в отношении преступлений, предусмотренных статьей 8 Закона о военных преступлениях. В своем ответе на консультативное заключение Генерального прокурора, которое он представил 27 ноября 2008 г., заявитель утверждал, что, поскольку юрисдикция, к которой относятся преступления, совершенные Саддамом Хусейном и его сообщниками, принадлежит Специальному трибуналу Ирака согласно статье 10 Устава этого трибунала (см. § 57 настоящего Решения), в силу этого указанный трибунал обладал юрисдикцией в отношении него самого как соучастника названных лиц. Однако Верховный суд уклонился от ответа на такой довод. Это, по мнению заявителя, являлось нарушением статьи 6 Конвенции, в соответствующей части которой предусмотрено следующее:

"1. При предъявлении ему... любого уголовного обвинения, каждый имеет право на справедливое... судебное разбирательство...".

61. Из относящихся к рассматриваемой Европейским Судом настоящей жалобе заявитель направил три заявления в Верховный суд. Первые два из них содержались в его заявлении об обосновании кассационной жалобы (см. § 15 настоящего Решения).

62. В первом говорилось, что Апелляционный суд превысил свою юрисдикцию. По мнению заявителя, Закон о военных преступлениях не мог применяться, во-первых, поскольку не было установлено, что "конфликт" между Ираном и Ираком являлся "войной" (пункт 1 статьи 1 Закона о военных действиях), и, во-вторых, так как Нидерланды никаким образом не были вовлечены в конфликт (пункт 2 статьи 1 этого Закона). На это Верховный суд ответил, сославшись на статью 3 Закона о военных преступлениях, которую суд назвал содержащей нормы об универсальной юрисдикции судов Нидерландов в отношении преступлений, предусмотренных в статье 8 данного Закона (см. § 18 настоящего Решения).

63. Во втором заявлении утверждалось, что ссылка на "законы и обычаи войны", содержащиеся в статье 8 Закона о военных преступлениях, была настолько расплывчатой и неопределенной по своей сути, что на нее нельзя было обоснованно полагаться для обвинения заявителя и что, если и существовал какой-либо конвенционный инструмент, касавшийся его дела, он давно уже утратил смысл. Это заявление Верховный суд также отклонил, постановив, что суть статьи 8 Закона о военных преступлениях на самом деле была достаточно ясной.

64. Третье заявление основывалось на доводах о том, что преступления, которым заявитель предположительно содействовал и к которым предположительно подстрекал, были совершены лицами, подпадающими под иностранный суверенный иммунитет, и что данный суверенный иммунитет защищал также самого заявителя как их соучастника, и только Специальный трибунал Ирака обладал компетенцией по данному вопросу. Верховный суд не учел эту точку зрения в своем решении, и на этом основании заявитель теперь жалуется на нарушение статьи 6 Конвенции.

65. Европейский Суд отмечает, что последнее заявление не содержится в заявлении об обосновании кассационной жалобы. Несмотря на предположение заявителя об обратном (см. § 60 настоящего Решения), Европейский Суд считает, что это было новым и оригинальным заявлением, которое не могло обоснованно рассматриваться как связанное с каким-либо пунктом заявления об обосновании кассационной жалобы.

66. Кроме того, Европейский Суд подчеркивает, что впервые этот аргумент был приведен в письменном ответе заявителя на консультативное заключение Генерального прокурора, на финальной стадии судебного разбирательства, перед принятием решения Верховным судом.

67. Европейский Суд постановил, что в элементе "состязательного процесса", содержащемся в пункте 1 статьи 6 Конвенции, имеет место требование, применимое к производству кассационного типа, о том, что у обвиняемого по уголовному делу должна быть возможность ответить на консультативное заключение Генерального прокурора (принцип, изложенный в Постановлении Европейского Суда по делу "Боргерс против Бельгии" (Borgers v. Belgium) от 30 октября 1991 г., Series A, N 214-B, § 27, см. также среди многих примеров с участием Договаривающихся Сторон следующие Постановления, вынесенные против Королевства Нидерландов: Постановление Европейского Суда по делу "J.J. против Нидерландов" (J.J. v. Netherlands) от 27 марта 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-II, §§ 42 - 43, и Постановление Европейского Суда по делу "K.D.B. против Нидерландов" (K.D.B. v. Netherlands) от 27 марта 1998 г., Reports 1998-II, §§ 43 - 44).

68. Однако позволять обвиняемому представлять новые доводы, которые не касаются ни одного из вопросов, затронутых в самом консультативном заключении, не является требованием. При обстоятельствах настоящего дела, характеризующихся тем, что заявитель воспользовался возможностью выдвинуть совершенно новый довод на самой финальной стадии разбирательства, пункт 1 статьи 6 Конвенции не обязывал Верховный суд предоставлять мотивированный ответ (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Ван де Хурк против Нидерландов" (Van de Hurk v. Netherlands) от 19 апреля 1994 г., Series A, N 288, § 60).

69. Более того, хотя заявитель ссылается на решение Верховного суда от 8 июля 1988 г., в котором устанавливалось, что суды Нидерландов по уголовным делам пользовались универсальной юрисдикцией в отношении преступлений, предусмотренных статьей 8 Закона о военных преступлениях, Европейский Суд отмечает, что Верховный суд объяснил правовое положение уже в 1997 году (см. § 21 настоящего Решения). Таким образом, в той части, в которой рассматриваемый довод следует понимать как попытку убедить Верховный суд пересмотреть или уточнить свое прецедентное право, нельзя считать, что заявителю что-либо препятствовало представить его раньше.

70. Из вышеизложенного следует, что данная жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (27.11.2015)
Просмотров: 150 | Теги: ЕСПЧ, европейский суд, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016