Вторник, 22.10.2019, 19:01
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Гражданское право

РЕЛИГИОЗНО-ПРАВОВАЯ НОРМА КАК МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОИ ФЕНОМЕН: ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ

И.С. Зеленкевич

РЕЛИГИОЗНО-ПРАВОВАЯ НОРМА КАК МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВОИ ФЕНОМЕН: ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ

Разработан вариант дефиниции категории «религиозно-правовая» норма и определены ее характерные черты. Кроме того, предпринята попытка определить роль и значение религиозно-правовой нормы в системе механизма правового регулирования в современной России.

Ключевые слова: правовая норма, механизм правового регулирования, религия, религиозно-правовая норма, каноническое право. 

 

В последнее время в отечественной юридической науке неоднократно указывается на становящиеся все более зримыми признаки духовного кризиса общества. Так А.В. Малько и Д.А. Липинский отмечают: «...в обществе наблюдается и духовный кризис, так как старая коммунистическая идеология перестала существовать, но новую не создали, а насильно прививаемые западные ценности оказались чуждыми российскому менталитету. В обществе существует кризис моральный и духовный, кризис общей культуры, а правовая культура, как известно, производна от нее» [5, с. 6-35].

В области политико-правового регулирования признаками кризиса выступают такие негативные явления как: правовой нигилизм, злоупотребление правом, низкий уровень качества законодательного материала, проникновение элементов маргинальных культур в повседневную жизнь граждан (например, рост популярности тюремной культуры АУЕ), популярность экстремистских идеологических течений и т. д. Так, Стратегия национальной безопасности РФ (п. 79) в качестве угрозы национальной безопасности в области культуры называет размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей, осуществляемое, в т. ч. путем внешней культурной и информационной экспансии (включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры), пропаганды вседозволенности и насилия, расовой, национальной и религиозной нетерпимости. Способами же укрепления национальной безопасности в области культуры в Стратегии (п. 82) признаются, помимо прочего:

- сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных и культурных ценностей;

- обеспечение культурного суверенитета Российской Федерации посредством принятия мер по защите российского общества от внешней идейно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия, осуществление контроля в информационной сфере и недопущение распространения продукции экстремистского содержания, пропаганды насилия, расовой, религиозной и межнациональной нетерпимости;

- создание системы духовно-нравственного и патриотического воспитания граждан, внедрение принципов духовно-нравственного развития в систему образования, молодежную и национальную политику, расширение культурно-просветительской деятельности [2].

Факт, наличия в главном программном документе страны по вопросам национальной безопасности указных положений, говорит, на наш взгляд: во-первых о серьезности существующих в сфере духовно-нравственного развития общества проблем; во-вторых об усиленном внимании государства к данным проблемам и активном поиске путей их решения.

В сложных условиях назревшего духовно- нравственного кризиса «право начинает не справляться со своей основной задачей - регулированием общественных отношений, поскольку «эффективное регулирование возможно только при одновременном воздействии на общественные отношения при помощи различных социальных регуляторов. При этом сами правовые нормы должны быть наполнены моральным содержанием, отражать общепринятые религиозные установки и соответствовать общечеловеческим ценностям» [5, с. 6-35]. В советском государстве мощным подспорьем праву в деле регулирования общественных отношений выступала государственная идеология, в современной России, в условиях заявленного в Конституции Российской Федерации 1993 г. (ст. 13) политического и идеологического плюрализма [1, с. 8], такой вариант симбиоза права и идеологии представляется маловероятным. Однако государство, понимая недостаточность одного лишь светского позитивного правового регулирования для преодоления духовно-нравственного кризиса в обществе, находится в активном поиске неких «духовных скреп», неких нравственных идей и ориентиров, которые позволили бы объединить общество, повысить авторитет к государственным и общественным институтам и, как следствие, сформировать уважительное отношение к действующему праву. В этих поисках государство все чаще обращается к традиционным религиям, как к проверенным временем системам универсальных ценностей, находящих отклик у большого процента населения РФ. Элементы взаимопроникновения религии и государственно-правовой политики мы можем наблюдать в самых разных областях общественной жизни: это и введение в школьные программы специальных курсов религиоведческого характера, и установление ответственности за оскорбление религиозных чувств верующих, и вхождение священнослужителей в составы общественных советов при органах власти, обязательные церковные обряды (освящение) при вводе в действие наиболее важных государственных инфраструктурных проектов, образцов вооружений и т. д.

Однако все предпринимаемые государством попытки освятить божественным авторитетом действия и решения государственной власти, на наш взгляд, приводят к результатам противоположным от ожидаемых. Сакрализация власти вызывает раздражение у большинства населения, соз-дает ощущения вмешательства государства в личную, духовную, морально-нравственную сферу жизни граждан, вступает в противоречие с принципами свободы совести и светского государства, закрепленными в Конституции РФ. На наш взгляд, это происходит, в т. ч. из-за некорректного использования государством религиозных норм, непонимания правотворческим субъектом того, как действует и из каких элементов состоит механизм религиозного регулирования, в чем его отличие от механизма правового регу-лирования, как соотносятся и взаимодействуют эти столь похожие друг на друга, и в то же время противоречащие друг другу системы.

Мы считаем, что взаимодействие права и религии в области регулирования общественных отношений вполне реально и вполне эффективно. Однако, чтобы достичь положительного эффекта этого процесса необходимо: во-первых, выработать у правотворческого субъекта понимание механизма религиозного воздействия на человека, во-вторых, определить сферы общественной жизни, в которых использование религиозного воздействия вместе с правовым будет наиболее эффективно, и, наконец, четко уяснить как соотносятся две важнейшие социальные нормы: религиозная и правовая, в чем заключаются базовые противоречия между ними и как избежать конфликтных ситуаций между религией и светским позитивным правом при решении одного и того же вопроса.

При грамотном решении поставленных задач, станет возможным выработка и применение категории «религиозно-правовая норма», которая будет органически включать в себя признаки религиозной и правовой нормы и может стать серьезным подспорьем государству в деле решения проблемы выхода из сложившегося нравственного и духовного кризиса, а также поиска единой общенациональной идеи.

В теоретико-правовой науке под нормой права принято понимать «общеобязательное, формально определенное правило повез> '
дения, установленное либо санкционированное государством и направленное на урегулирование общественных отношений» [6, с. 273].

Правовое регулирование осуществляется при помощи механизма правового регулирования - «системы юридических средств, организованных наиболее последовательным образом в целях упорядочения общественных отношений, содействия удовлетворению интересов субъектов права» [6, с. 472]. Механизм правового регулирования включает в себя такие элементы как: норма права, юридический факт или фактический состав, правоотношение, акты реализации прав и обязанностей, правоприменительный акт.

Философский энциклопедический словарь определяет религию как «мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение, определяемое верой в существование Бога, божества; чувство связанности, зависимости и долженствования по отношению к тайной силе, дающей опору и достойной поклонения» [7, с. 391].

Р. Б. Головкин отмечает, что религия «представляет собой сложную систему, состоящую из веры, т. е. религиозного сознания, религиозных отношений, религиозных культов; религиозных норм и самой религиозной организации» [3, с. 516].

Исходя из вышесказанного, под религиозной нормой следует понимать «особый вид социальных норм, установленных различными вероисповеданиями и регламентирующих отправление богослужений, правила поведения для верующих, а также внутреннее отношение человека к Богу, самому себе, людям и окружающему миру» [5, с. 6-35].

Религиозная норма, таким образом, «регулирует общественные отношения при помощи специального механизма, который аккумулирует такие явления как: нормы религии, нормы церковной организации; каноническое право, религиозные отношения; культовые действия; события и факты, которые приводят в действие религиозные отношения. Особое место в механизме религиозного регулирования занимает религиозное сознание верующего, так как религия регулирует не только внешнее взаимодействие, но и отношение к самому себе» [5, с. 6-35].

В качестве характерных черт религиозного воздействия можно выделить следующее: выступает одним из видов социального регулирования; основывается на вере и убеждениях о справедливости и всемогуществе Бога; реализуется в рамках и при содействии общественных религиозных объединений; реализуется при помощи специальных религиозных средств; является видом негосударственного регулирования.

Таким образом, правовая норма и религиозная норма имеют немало сходных черт: нормативность, формальная определенность, письменное закрепление, одинаковая логическая структура.

Две важнейшие системы социального регулирования: правовая и религиозная находятся в постоянных контактах друг с другом. Как отмечает О.Н. Демченко: «Контакты религиозных и правовых норм могут принимать различные формы: конкурентная борьба, взаимосвязь и совмещение, параллельное сосуществование с разделением сфер компетенции. При совпадении областей применения религиозные и правовые установки могут быть близкими или даже тождественными по характеру своих предписаний. В ряде случаев религиозные нормы могут восполнять юридические, а правовые - религиозные (брак, семья, имущественные отношения и т. д.). В целом отношения религиозных и правовых норм носят взаимодополняющий характер» [4, с. 82-85].

В литературе отмечается, что противоречия, неизбежно возникающие между религией и правом связаны с такими факторами как:

1) различная динамика их развития;

2) постоянное усложнение общественных отношений, новые тенденции общественного развития, различный уровень правового и религиозного сознания субъектов права;

3) несовместимость либеральной идеологии с ее главным постулатом о том, что «все, что не запрещено законом - дозволено», с консервативными религиозными установками;

4) правовые нормы по своей природе антиавторитарны: они запрещают обращаться с людьми как с пассивными объектами командования и администрирования, пресекая любые посягательства на личность. Особенность религиозной нормативности заключается в том, что ее источником выступают представления вероучения, реализуемые на практике в качестве священных заповедей. Религиозные нормы имеют авторитарный характер, регламентируют и культовые отношения, находящиеся вне сферы действия других социальных норм [4, с. 82-85].

На наш взгляд, избежать указанных противоречий при комбинировании правового и религиозного воздействия могла бы выработка научно обоснованного комплекса норм, носящих смешанный религиозно- правовой характер. Как отмечает О.Н. Демченко: «Взаимодействие религии и права приводит к формированию нового качественного образования, синкретического по своей природе комплекса, имеющего большую функциональную силу, - религиозного или церковного (канонического) права. Религиозное право - это система общеобязательных, закрепленных в вероисповедных документах норм, регламентирующих все стороны жизни последователей определенной религиозной конфессии, устройство и деятельность религиозных организаций. Религиозное право представляет собой наиболее синхронизированную форму взаимосвязи религии и права, их совместного влияния на социальное поведение людей, которое обеспечивается одновременно церковным и государственным принуждением. В значительном объеме религиозное право носит юридический характер» [4, с. 82-85]. Автор отмечает также, что: «Богословы трактуют религиозное право как внеисторический феномен в абстрактных теологических терминах, постулируя в качестве его источника божественную правообразующую волю церкви, выраженную в каноническом законодательстве. Они включают в содержание права религиозно-нравственные нормы, но именно в этой части религиозное право и не является правом в силу своей объективной природы. Оно становится им, когда его нормы и требования приобретают статус закона, т. е. официально-властную принудительность, общеобязательность, издаются и утверждаются государством и т. д. Именно благодаря санкции государства религиозное право превращается в право в полном смысле этого слова. Религиозное право имеет конфессиональную специфику, продиктованную своеобразием исторических условий его возникновения и эволюции, доктринальными, ритуальными, организационными, этнокультурными особенностями религиозного комплекса» [4, с. 82-85].

Таким образом, учитывая все изложенное мы можем определить религиозно-правовую норму как общеобязательное, формально-определенное правило поведения, основанное на религиозных догматах и ценностях, закрепленное в правовых актах как духовного, так и светского характера и поддерживаемое силой государственного принуждения.

Характерные черты религиозно-правовой нормы могут быть сформулированы следующим образом:

1) общеобязательный характер (в отличие от чистой религиозной нормы);

2) закрепление корпуса религиозно- правовых норм как в духовных источниках, так и в светских общегосударственных нормативно-правовых актах;

3) религиозно-правовая норма обеспечена силой государственного принуждения, нарушение религиозно-правовой нормы тем или иным субъектом права влечет наступление юридической ответственности;

4) религиозно-правовая норма основана на религиозных постулатах, идеях и ценностях (в отличие от норм светского позитивного права);

5) имеет ограниченную сферу применения (регламентирует структуру и деятельность религиозных организаций, вопросы взаимодействия государства и церкви, устанавливает ответственность священнослужителей, в т. ч. за так называемую «церковную коррупцию», регулирует вопросы благотворительности и т. д.);

6) не может противоречить положениям Конституции РФ и базовым принципам и нормам международного права.

Таким образом, в условиях назревшего в российском обществе духовно-нравственного кризиса, широким фронтом затрагивающего и политико-правовую сферу, продуманное использование религиозно-правовых норм как элемента механизма правового регулирования, безусловно, является одним из обоснованных методов решения, стоящих перед обществом и государством проблем. Представляется, что для наиболее оптимального и безболезненного внедрения религиозно-правовых норм в правоприменительную практику, законодатель должен максимально корректно сформулировать дефиницию религиозно-правовой нормы, а также иметь четкое представление о том, как функционирует механизм религиозного и религиозно-правового регулирования.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации. - СПб. : Литера, 2012. - 64 с.
2. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2016. - 4 янв. - № 1 (ч. II). - Ст. 212.
3. Головкин Р.Б. Правовое и моральное регулирование частной жизни в современной России : дис. ... д-ра юрид. наук / Р.Б. Головкин. - Н. Новгород, 2015. - 516 с.
4. Демченко О.Н. Религиозно-правовой синкретизм / О.Н. Демченко // Философия права. - 2010. - № 2. - С. 82-85.
5. Малько А.В. Правовое и религиозное регулирование, противоречия и ответственность субъектов общественных отношений / А.В. Малько, Д.А. Липин- ский // Вестник Пермского университета. Сер.: Юридические науки. - 2018. - Вып. 1. - С. 6-35.
6. Матузов Н.И. Теория государства и права / Н.И. Матузов, А.В. Малько. - М. : Юрист, 2002. - 273 с.
7. Философский энциклопедический словарь. - М. : ИНФРА-М, 2007. - 391 с.

Источник: Вестник Северо-Восточного государственного университета, 2019. - Вып. 31.


Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (13.09.2019)
Просмотров: 47 | Теги: правовая норма | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь