Воскресенье, 19.01.2020, 14:44
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА СТАНОВЛЕНИЯ КОНЦЕПТА «ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА» В СИБИРИ

Ю. С. Лапина, И. А. Жерносенко

РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА СТАНОВЛЕНИЯ КОНЦЕПТА «ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА» В СИБИРИ

История человеческого общества характеризуется множеством противоречий, и одним из показателей уровня его развития является культура во всём многообразии составляющих её элементов. На волне существенного повышения внимания к национальной культуре, характерного для современной российской действительности, не меньший интерес представляет и проблематика культуры региональной, специфика которой также формируется на базе сложной совокупности различных факторов природного, социального, экономического, политического и иного характера.

Важной частью культуры как таковой, в т. ч. в региональном срезе, является культура музыкальная, системообразующим ядром которой предстаёт такой вид деятельности, как музыка. При этом особенно важно то, что «искусство той или иной культуры может не располагать ... архитектурой, живописью, но музыка в ней так или иначе будет присутствовать в той форме, какая соответствует культурному варианту» [17]. И если «музыкальная культура мира обеспечивает общение и связь поколений, самодетерминацию личности и свободу жизнеосуществления» [18], то разумно будет заключить, что и в меньших масштабах она исполняет схожую значимую роль.
Музыкальная культура как концепт представляет собой целостную сложную систему, состоящую из определённых компонентов, начиная с дефиниции «музыкальная культура», которая по сей день дискуссионна.

Выдающийся советский музыковед А. Н. Сохор определял музыкальную культуру как гигантскую систему коммуникаций, поскольку само «понятие. охватывает целую систему лиц, общественных групп и учреждений, ведущих музыкальную деятельность, различные виды этой деятельности (творчество, исполнительство, распространение этой музыки, восприятие), ее духовные и материальные условия и, наконец, результаты...» [19, с. 21]. Подобный способ понимания обсуждаемого феномена акцентирует внимание на коммуникативном аспекте его социального функционирования, что выглядит особенно актуально на современном этапе развития общества. Также уточняя структуру музыкальной культуры, А. Н. Сохор приводил следующие размышления: «Музыкальная культура общества есть единство музыки и её социального функционирования. Это - сложная система, в которую входят:

1) музыкальные ценности, создаваемые или сохраняемые в данном обществе;

2) все виды деятельности по созданию, хранению, воспроизведению, распространению, восприятию и использованию музыкальных ценностей;

3) все субъекты такого рода деятельности вместе с их знаниями, навыками и другими качествами, обеспечивающими её успех;

4) все учреждения и социальные институты, а также инструменты и оборудование, обслуживающие эту деятельность.

В свою очередь, музыкальная культура выступает как подсистема по отношению к системам более высоких уровней: художественной культуре общества, его духовной культуре и, наконец, культуре в целом» [20, с. 62].

Задействованный исследователем системный подход, применяемый к определению концепта музыкальной культуры, наиболее распространён в научной среде, поскольку он позволяет наглядно представить характеристики обсуждаемого явления как целостной функциональной структуры, обладающей комплексом устойчивых связей с выше- и нижестоящими подсистемами. Несмотря на некоторые разночтения в осмыслении сущности музыкальной культуры, констатируем, что использование системного подхода демонстрирует определённую общность исследовательских позиций.

Так, Р. Н. Шафеев определяет музыкальную культуру как целостную систему, состоящую из ряда структурных элементов: 1) музыки как явления; 2) музыкальной теории и музыкальной критики; 3) музыкального образования; 4) музыкального воспитания.

Под музыкальной культурой исследователь понимает «совокупность духовных ценностей в области музыки в их многообразном проявлении, а также деятельность людей по созданию и потреблению музыкальных ценностей» [21, с. 75]. Е. А. Соболева отмечает, что, несмотря на выделение Р. Н. Шафеевым «музыки как явления» в качестве доминанты, «остальные элементы также в основном связаны с процессом организации музыкальной деятельности» [17].

Приведённые выше дефиниции музыкальной культуры, включая структурные характеристики, вступают в определённый консонанс ввиду постановки акцента как на деятельностной и организационной, так и на ценностной составляющих. Рассматриваемая в подобном ключе музыкальная культура предстаёт как целостная саморазвивающаяся система, являющаяся продуктом организованной деятельности множества людей, а также социальных и профессиональных институтов.

По Л. Ю. Мазай, музыкальная культура как система отдельного этноса может рассматриваться в качестве:

1) Комплекса таких элементов, как менталитет, интонация, музыкальное мышление, деятельность по созданию, хранению, восприятию, воспроизведению музыкальных ценностей и всех субъектов такого рода деятельности, взаимосвязанных друг с другом.

2) Элемента системы более широкого порядка (природа, бытие, сфера жизни общества), притом, что элементы музыкальной культуры могут быть системами низшего порядка [22].

При этом музыка представляется в качестве одного из наиболее ёмких с информационной точки зрения элементов духовной культуры ввиду отражения ею мировоззренческой, бытовой и иных традиций населения. Для традиционных этнических культур природа и повседневная жизнь общества являются определяющими системами более высокого порядка по отношению к музыкальной культуре. Они способны сыграть ключевую роль в становлении и развитии последней, определяя общую культурную ситуацию, в которую погружены субъекты, осуществляющие музыкальную деятельность.

На основе обобщения исследовательских идей Е. А. Соболевой автором данного исследования был сформирован категориальный перечень, состоящий из трёх основных элементов музыкальной деятельности, на основе которых может осуществляться оценка развитости музыкальной культуры в разных масштабах. Этот перечень включает такие блоки, как создание/воссоздание (композиторское творчество, переработка старых музыкальных идей и выработка новых и др.), сохранение (институциализация музыкального образования и воспитания, музыкальная рефлексия и семиотика) и трансляция (система трансляции музыки, её материальная база и управление самим процессом трансляции) [17]. Данная система в соответствии с социальной экспектацией способна совершенствоваться и развиваться, заполняя не только отсутствовавшие ранее грани, но и целые блоки, поэтому в данном случае также сложно выделить некий доминантный элемент. При этом важно не забывать о том, что музыкальная культура не существует изолированно, а напротив - испытывает значительное влияние окружающей среды. Так, например, на процессы становления и развития такой социальной практики, как музыкальное образование, существенно влияет общий уровень духовной культуры и художественной жизни общества [23]. Он же отвечает за формирование музыкальных потребностей социума в воспроизводстве идей, их трансляции и адаптации под современную социально-культурную ситуацию.

Опираясь на представленный выше ряд дефиниций ключевого термина, необходимо прийти к более определённому его пониманию в релевантном для настоящего исследования ключе. Под музыкальной культурой мы понимаем систему, в рамках которой осуществляются различные виды музыкальной деятельности как на индивидуальном, так и на организационном уровне, материально-техническую, личностную и ценностную базу этой деятельности, включая создание и потребление музыки.

На наш взгляд, в заданном контексте обнаруживается особо высокая значимость профессиональной музыкальной культуры, уровень развития которой достаточно чётко демонстрирует общую культурную картину, сложившуюся на определённой территории, с характерными музыкальными институтами, организующими музыкальную деятельность и соответствующим уровнем образования и воспитания в сфере музыки.

Так, И. В. Белоносова обозначает профессиональную музыкальную культуру как специфическую часть художественной культуры, включающую, помимо «композиторов - авторов музыкальных текстов и специалистов, обеспечивающих исполнение, распространение, хранение музыкальных произведений в систему музыкальной культуры», ещё и «все организационно-управленческие структуры, которые идеологически регулируют музыкальное творчество, заказывают и реализуют музыкальные произведения, занимаются подготовкой профессиональных музыкантов» [24]. В наиболее общем виде И. В. Белоносова представляет компоненты профессиональной музыкальной культуры в следующем виде (см. табл. 1):

Таблица 1

Академическая (профессиональная) музыкальная культура имеет ряд фундаментальных отличий от народной, поскольку её характеризуют такие признаки, как: 1. Присутствие письменной традиции и опора на фиксированные нотные и книжные источники. 2. Произведения, входящие в данный культурный пласт, имеют авторство. 3. Музыканты, представляющие данный пласт культуры, получают профессиональное музыкальное образование и подготовку. 4. Дифференциация между различными видами деятельности: творец, исполнитель, слушатель, педагог являются разными профессиями [25].

Соответственно, народная музыкальная культура имеет несколько иные основания в виде устной традиции, неопределённости авторства, самодеятельности, а также отсутствие чёткого различения между функциональными ролями индивидов, участвующих в музыкальной деятельности.

Важным отличием профессиональной музыкальной культуры от народной является наличие организационно-управленческого аппарата. Касательно людей, занятых в музыкальной сфере на профессиональной основе, необходимо отметить следующее: 1. Музыкальная деятельность служит для них основным заработком. 2. Музыка воспринимается ими в качестве самого важного дела их жизни. 3. Результаты их музыкальных занятий воспринимаются обществом как ценные, благодаря чему эти люди получают статус музыкантов-профессионалов и в глазах окружающих [26, с. 90].

Итак, профессиональная музыкальная культура основывается, в соответствии со своим названием, прежде всего на некоей профессиональной базе, в т. ч. на годами складывающейся музыкальной традиции, которая впоследствии находит место в образовании, исполнительстве и композиторской работе. Традиции эти формируются в разных масштабах: в виде творческих школ, функционирующих в рамках конкретных образовательных учреждений (колледжей, консерваторий); в муниципальных, в региональных рамках и т. д.

По нашему мнению, ключевым моментом в ходе анализа специфики профессиональной музыкальной культуры сибирского региона является системная работа с ретроспективными краеведческими ресурсами местных библиотечных, архивных и музейных учреждений, а также с материалами тематических веб-сайтов. В виду того, что настоящая работа направлена в большей степени на постановку заявленной проблемы, приведём краткий обзор истории формирования профессиональной музыкальной культуры на территории сибирского региона. Последняя формировалась, начиная с XVII в., в результате присоединения земель Сибири к России, однако география её распространения была достаточно неравномерной, а главным его источником являлась европейская российская культура. В Сибири первыми оказались представители исполнительских школ, тесно связанных с православной культурой, но затем появились также и представители светского инструментального, хорового, вокального исполнительства [25]. В городской культуре Сибири XVII в. музыкальное искусство преимущественно служило лишь сопровождением процессов военного, бытового и церковного характера. Оставаясь по большей части утилитарным, оно, тем не менее, имело художественную значимость для духовной жизни населения, но особую роль в общественной жизни сибиряков всё же занимала именно церковная музыка, связанная с христианской обрядовостью [27]. Вплоть до XX в. вышеуказанные направления играли основополагающую роль в становление искусства Сибири, а светское искусство в итоге послужило началом развития музыкально-теоретической деятельности, а соответственно, и местной музыковедческой науки, а впоследствии и музыкальной критики. Вместе с тем, история становления Оперного дома в г. Барнауле маркирует собой процесс становления светского исполнительства, причём, вначале как любительского, а потом уже профессионального.

В настоящее время сибирское академическое музыкальное искусство, науки и образование представляют важную часть отечественной культуры. В числе основных их блоков: «инструментальное, хоровое и вокальное исполнительство, музыкально-театральная деятельность, музыкальное образование, творчество композиторов, музыковедческая наука, музыкальная критика» [25]. Рассмотрение истории профессиональной музыкальной культуры в российских регионах демонстрирует определенную закономерность, которая заключается в том, что подготовка местных исполнительских кадров осуществляется с большей интенсивностью, нежели полноценное формирование композиторского корпуса, потому как процесс подготовки композитора в системе профессионального образования не слишком продолжителен, но требования к результатам деятельности последнего и условия реализации продукта его деятельности слишком специфичны [24].

Таким образом, проблематика профессиональной музыкальной культуры региона представляет собой достаточно сложный и многогранный комплекс вопросов, имеющих отношение как к историческому прошлому, так и к современности, поскольку бытие культуры имеет континуальный характер, а сама культура подвержена процессу эволюции, движимому рядом внутренних и внешних факторов. В перспективе нашего исследования видится необходимость погружения в региональную специфику музыкальной культуры Алтая, на данный момент не получившую должного внимания исследователей.

Список литературы

17. Соболева Е. А. Системный подход в исследовании музыкальной культуры // Philharmonica. International Music Journal. 2018. № 1. С. 4-9.
18. Полякова Е. С. Роль музыкальной культуры в создании творческой музыкально-образовательной среды вуза // Поддержка одаренности - развитие креативности : материалы междунар. конгресса : в 2 т. Витебск, 2014. С. 208-212.
19. Сохор А. Н. Музыка и общество. Москва, 1972. 48 с.
20. Сохор А. Н. Вопросы социологии и эстетики музыки : сб. ст. Ленинград: Сов. композитор, 1980. 294 с.
21. Шафеев Р. Н. Музыкальная культура как система : дис. ... канд. филос. наук. 24. 00. 01. Казань, 2007. 174 с.
22. Мазай Л. Ю. Системный подход в изучении музыкальной культуры этноса // Вестник Томского государственного университета. 2011. № 342. С. 77-84.
23. Немыкина И. Н. Музыкальная культура, музыкальная деятельность, музыкальное образование: диалектика взаимосвязей // Методист. 2010. № 6. С. 8-11.
24. Белоносова И. В. Профессиональная музыкальная культура: к проблеме музыкально-краеведческого анализа // Евразийский союз учёных. 2015. № 3-7 (12). С. 167-170.
25. Академическая (профессиональная) музыкальная культура // Музыкальная культура Сибири : информационная система. URL: http ://media-nsglinka.ru/index.php?r=category/view&id=320 (11.02.2019).
26. Сохор А. Н. Социология и музыкальная культура. Ленинград: Сов. композитор, 1975. 205 с.
27. Музыкальная культура Сибири // Историческая энциклопедия Сибири. URL: http://irkipedia.ru/content/muzykalnaya_kultura_sibiri is- toricheskaya_enciklopediya_sibiri_2009 (11.02.2019).

Источник: Инновационные технологии в гуманитарной сфере: материалы VII Международной научно-практической конференции молодых учёных, аспирантов и соискателей (28 февраля 2019 г.) / редкол.: Е. А. Полякова [и др.]; Алт. гос. ин-т культуры. – Барнаул : Изд-во АГИК, 2019.


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (09.12.2019)
Просмотров: 29 | Теги: музыкальная культура | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь