Пятница, 20.09.2019, 21:23
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

Реализация светомузыкальных идеи А.Н.Скрябина казанской школой светомузыки

Т. С. Хрущева

Реализация светомузыкальных идеи А. Н. Скрябина казанской школой светомузыки

В статье рассматривается экспериментальная деятельность специального конструкторского бюро (СКБ) и научно-исследовательского института (НИИ) «Прометей» по внедрению идей светомузыкального синтеза А. Н. Скрябина. Особое внимание уделяется исследованиям и разработкам неустанного пропагандиста искусства светомузыки, руководителя НИИ «Прометей» Б. М. Галеева. Определяются базовые принципы светомузыкального синтеза, сформулированные СКБ «Прометей». Автором выделяются основные направления работы СКБ и НИИ: разработка светомузыкальных инструментов, светомузыкальные постановки произведений русских и зарубежных композиторов. Также анализируется специфика создания светомузыкальных фильмов и спектаклей. Сделан вывод о том, что многочисленные достижения казанской школы светомузыки свидетельствуют о непреходящем интересе к светомузыкальному искусству.

Ключевые слова: светомузыкальный синтез, светомузыкальная студия, светотехника, светомузыкальный фильм, светомузыкальный спектакль, синестезия, «цветной слух», «текучая архитектура».
 

 

Неоценимый вклад в реализацию светомузыкальных идей А. Н. Скрябина и светомузыки в целом внесло специальное конструкторское бюро «Прометей». Оно было основано в Казани в 1962 году в Казанском авиационном институте имени Н. А. Туполева (КАИ). Впоследствии СКБ преобразовалось в светомузыкальную студию, а позднее - в НИИ «Прометей». Коллектив студентов СКБ совместно с коллективом Казанской консерватории с энтузиазмом осуществлял исследовательскую работу в области поиска новых средств светомузыкального синтезирования. В этих экспериментах были задействованы как теоретики, так и практики - физики, инженеры, конструкторы, художники, композиторы. Среди них особо зарекомендовал себя студент физико-математического факультета института Б. М. Галеев . Впоследствии он стал самоотверженным пропагандистом искусства светомузыки, которое из простого юношеского увлечения переросло в дело его жизни.

Следует отметить, что, помимо СКБ «Прометей», в СССР функционировали и другие студии светомузыки. Так, в 1967 году под управлением светохудожника Ю. А. Правдюка были исполнены свето- концерты в Харькове. В 1970 году была открыта светомузыкальная студия при музее А. Н. Скрябина в Москве. Кроме того, наряду со светомузыкальными студиями, активно открывались светомузыкальные театры в ряде городов СССР - в Ужгороде, Полтаве, Алма-Ате и других городах. В 1975 году инженер К. Л. Леонтьев поставил световую симфонию «Прометей» в Москве.

В ходе экспериментов по внедрению светомузыкальных идей А. Н. Скрябина СКБ «Прометей» ввёл научный термин «эффект светозвука». Он определяется как «психологический феномен, характеризующий слияние слухозрительного воздействия в единый целостный акт [2, с. 6]». Отсюда следует, что явление све- тозвука также может представляться в виде синхронного действия света и звука, в основе которого лежит слухозритель- ное взаимодействие. Б. М. Галеев отмечает, что «соблюдение эффекта светозву- ка необходимо, но недостаточно для обеспечения художественного результата [2, с. 53]». Этим подчёркивается главенство эстетического начала, образно-смыслового содержания. Кроме того, трактуются неотъемлемые от светомузыки и связанные с ней такие понятия, как «синестезия» и «цветной слух». В целом «про- метеевцы» исходили из главенствующей роли художника-творца, отрицая автоматическое дублирование музыки цветом. По убеждению Б. М. Галеева, «да и вообще перевод в искусстве однозначным быть не может. Вообще, этого понятия перевода нет в искусстве! Искусство воплощает личное "я" художника, а все мы разные [1]». Таким образом, в этом высказывании учёного отражены основные принципы синтеза искусств, в частности, искусства светомузыки.

Широкое поле для возможностей светомузыкального синтеза дало развитие техники, которым были отмечены 1960-е годы. Прежде всего это проявилось в способах воплощения светомузыкальных замыслов А. Н. Скрябина, которые осуществлялись в исполнении «Прометея» со светом с помощью светомузыкальных инструментов. Среди них был представлен инструмент под названием «Кристалл», сконструированный в 1966 году И. Галиуллиным, Р. Даминовым, Л. Галее- вой, А. Салахиевым. Автором этого проекта выступил Б. М. Галеев.

В 1963—1964 годах состоялось повторное исполнение «Прометея» с усовершенствованной партией света. Светотехнические возможности были представлены в виде проекционного светоинстру- мента «Прометей-2». Заметим, что эксперименты светомузыкального синтеза, проводимые СКБ «Прометей», были достаточно смелыми и новаторскими. Это проявилось в первую очередь в некоторых корректировках световой симфонии «Прометей» А. Н. Скрябина, а именно — в добавлении к музыке и цвету форм. Как вспоминал впоследствии Б. М. Галеев, с использованием форм «интереснее стало смотреться [1]».

Помимо постановки «Поэмы огня» А. Н. Скрябина, СКБ осуществило светомузыкальные постановки и ряда других произведений. Среди них: сцена «Три чуда» из оперы «Сказка о царе Салтане» и «Испанское каприччио» Н. А. Римского- Корсакова (1963—1964). Внимание к творчеству этого композитора также нельзя считать случайным. Безусловно, это исходило из его специфических особенностей цветового видения тональностей.

Следует отметить, что деятельность СКБ «Прометей» была направлена на постановку произведений многих композиторов. При этом создавалась световая партия к изначально несветомузыкальным произведениям, таким как «В пещере горного короля» из сюиты «Пер Гюнт» Э. Грига, «Катакомбы» из «Картинок с выставки» М. П. Мусоргского, «Весна священная» (фрагмент) И. Ф. Стравинского и других. В 1965—1967 годах со светом исполнялись фортепианные произведения А. Н. Скрябина, среди них «Тёмное пламя», а также «Фейерверк» К. Дебюсси и другие.

Можно сделать вывод о том, что многочисленные постановки произведений отечественных и зарубежных композиторов со световым сопровождением, осуществленные СКБ «Прометей», свидетельствуют о большом интересе к светомузыкальной реализации и пропаганде их творчества, а параллельно — к развитию светотехнических возможностей.

В работе СКБ «Прометей» светомузыка также проникает и на экран. Идея перенесения светомузыки на экран не только следовала стремлению А. Н. Скрябина вывести музыку и цвет за пределы пространства, но и объяснялась громоздкостью имеющейся аппаратуры, что в некоторой степени тормозило реализацию светомузыкальных замыслов.

За годы экспериментов силами СКБ было снято несколько светомузыкальных фильмов. Среди них: «Прометей» (1966), «Вечное движение» (на музыку французского и американского композитора Эдгара Вареза, 1968), «Маленький триптих» (на музыку Г. В. Свиридова, 1975), «Космическая соната» (1981).

Вслед за А. Н. Скрябиным, который добавлял динамические формы в постановки световой симфонии «Прометей», СКБ стал применять более усложнённые формы. В результате этого в светомузыкальных фильмах появилась очевидная связь с абстракционизмом.

«Маленький триптих» стал первым прокатным светомузыкальным фильмом и одновременно с этим — призёром на международном фестивале. Однако, несмотря на оглушительный успех у публики, в том числе и зарубежной, фильм не попал на широкий экран.

Препятствия с выходом фильма были обусловлены негативным отношением к абстракционизму со стороны советской власти. Но всё же успех «Маленького триптиха» был отмечен — Б. М. Галеев стал членом Союза кинематографистов СССР.

В процессе усовершенствования светотехники сотрудники СКБ создали све- тоинструмент «Прометей-3». Этот инструмент был использован для исполнения таких произведений, как «Тёмное пламя» А. Н. Скрябина, «Болеро» М. Равеля, «Время, вперед!» Г. В. Свиридова и других.

Интересно отметить, что отсутствие цветной плёнки не стало преградой в создании светомузыкальных фильмов силами СКБ «Прометей». Поначалу их снимали на чёрно-белую пленку, а затем раскрашивали с помощью машинерии.

В числе разработок по реализации светомузыки СКБ «Прометей» также были проекты «текучей архитектуры». В качестве примера приведём проект синтеза света, звука и архитектуры «Малиновый звон», реализованный на Спасской башне Казанского кремля в 1967 году. Авторами идеи выступили Б. Галеев, Р. Сайфул- лин, Р. Ахтямов, И. Галиуллин, Ф. Заби- ров, С. Андреев. Интересно отметить, что в самом названии прослеживается синтез цвета (в данном случае — малинового) и звука (звон). Особенность светомузыкальной постановки «Малиновый звон», по замыслу её авторов, заключалась в гармоничном соответствии цвета и звука — нарастание звучания колокола автоматически усиливает интенсивность и насыщенность цвета. Такой эффект достигается с помощью светофильтров на 24-х прожекторах.

В работе СКБ «Прометей» тематика светомузыкальных проектов в большей степени была посвящена трансляции исторических событий.

Ярким примером является светомузыкальное представление под открытым небом «Навечно в памяти народной». Это был первый в СССР светомузыкальный спектакль, поставленный силами СКБ в 1970 году в Казани. В качестве места проведения был выбран Мемориальный комплекс. Режиссёрами-постановщиками выступили Б. М. Галеев, И. Л. Ванечкина, Н. К. Валитов. Сюжетным зерном спектакля стала годовщина 25-летия Победы над фашистской Германией. В центре образного содержания стояла скульптура погибшего солдата как символа Победы.

И. Л. Ванечкина - профессор кафедры музыкального искусства Казанского университета, верный помощник, соратник и супруга Б. М. Галеева, вспоминала: «Представьте, что тысячи зрителей за два часа пережили ужасы войны, потому что наверху у них выли самолёты, под ногами у них рвались бомбы, а в лица бил яркий луч прожектора. И всё - без актёров. Только звук и свет. Такое не забывается [4]». Мощное воздействие такого рода светомузыкальных спектаклей на восприятие человека отмечал и Б. М. Галеев: «и всё же главная цель была достигнута. На практике были проверены и подтвердились огромные возможности нового жанра синтетического искусства, прежде всего, как действенного средства монументальной пропаганды, что отмечалось в рецензиях прессы [3, с. 55]».

В процессе анализа автор выделяет ряд отличительных особенностей этого светомузыкального представления.

Во-первых, это отсутствие актёров.

Во-вторых - отсутствие рампы, что достигается за счёт активного погружения зрителей в светомузыкальное действо, трансформации их в очевидцев событий июня 1941 года.

В-третьих, помимо звука и света, использование разнообразных шумов и голосов. В результате этого создаётся эффект перенесения во времени, что обеспечивает большую глубину и остроту восприятия зрителей-очевидцев.

Таким образом, звуко-световые представления в открытом пространстве (на примере спектакля «Навечно в памяти народной») могут выступать в разных ипостасях. Во-первых, в качестве продукта группового творчества (режиссёров-постановщиков, конструкторов, светотехников, светохудожников и светомузы- кантов). Во-вторых, как синтез искусств (музыки, света, архитектуры, скульптуры, кино, театра, слова). Наконец, в-третьих, светомузыкальные спектакли являются своеобразной школой истории. Это позволяет вызвать интерес к истории у большого количества людей.

С 1993 года СКБ КАИ стал называться Научно-исследовательский институт экспериментальной эстетики «Прометей» Академии наук Республики Татарстан Казанского государственного технического университета имени А. Н. Туполева. С 1994 года членом-корреспондентом Академии наук и директором КАИ становится Б. М. Галеев.

Помимо создания светомузыкальных фильмов, силами коллектива этого научного учреждения проводились многочисленные фестивали. Главным и неизменным идеологом и режиссёром выступал Б. М. Галеев. Он стал автором художественного проекта «Музыка, поэзия, живопись». Исходя из названия, нетрудно заметить, что проект является воплощением идеи синтеза искусств. Б. М. Галеев также выступил режиссёром постановки «Прометея» А. Н. Скрябина, посвященной 50-летию Казанской консерватории.

Стоит отметить, что в 1990-е годы, так же как и во времена А. Н. Скрябина, постановка и реализация светомузыкальных произведений столкнулась с рядом неудач и трудностей. В обоих случаях это связано с переломным временем в отечественной истории. Но если в первом случае причина заключалась в отсутствии и несовершенстве соответствующей техники, то во втором, при уже её наличии, - в отсутствии необходимых средств.

После смерти Б. М. Галеева в 2009 году НИИ не прекратил своей деятельности в области светомузыкального синтеза. Проводятся научно-практические конференции, в которых раскрываются и освещаются проблемы синестезии в искусстве. Кроме того, организовываются выставки, интерактивные и видеоинсталляции, мастер-классы, показ светомузыкальных фильмов. Особое внимание обращает на себя мастер-класс И. А. Трофимовой - ведущего специалиста по методике музыкальной графики «Дети рисуют музыку».

15 апреля 2009 года в Национальном музее Республики Татарстан состоялась выставка «Новое искусство на рубеже тысячелетий». На выставке демонстрировалось коллективное творчество СКБ «Прометей» и его руководителя Б. М. Галеева.

В память о Б. М. Галееве в 2010 году в КГТУ имени А. Н. Туполева в центре «Прометей» были проведены «Галеевские чтения». Проблематика «чтений» охватила множество вопросов истории, теории и практики искусства светомузыки. Особое внимание было уделено феномену синестезии и его трактовке в разных областях знания - психологии и философии, а также в искусстве и литературе.

Подводя итоги, отметим, что диапазон деятельности СКБ «Прометей», а затем НИИ был достаточно широк. Этому способствовал технический прогресс 1960-х годов, который открыл новые, широкие возможности для разнообразных опытов в сфере синтеза музыки и цвета. Организовывались светомузыкальные студии, снимались светомузыкальные фильмы, в результате чего искусство светомузыки становилось общедоступным для широких масс. При этом, несмотря на совершенствование светомузыкальной техники, главным в работе СКБ «Прометей» и НИИ уже на протяжении многих лет является не машина, а человек-творец. Исходя из доминирования человеческого фактора над техническим, можно говорить о более эффективном воздействии на восприятие человека.

Казанская школа светомузыки по праву считалась сильнейшей в Советском Союзе. За годы своей работы СКБ «Прометей» организовал и провёл большое количество всесоюзных, международных, республиканских, а позднее - всероссийских научно-практических конференций, семинаров, фестивалей, выставок. Всё это свидетельствует о непреходящем интересе к искусству светомузыки, в частности - к творчеству А. Н. Скрябина.

 
Примечания

1. Андерграунд - под крышей военно-промышленного комплекса [Электронный ресурс] : интервью с Булатом Галеевым [Казань, 2001]. URL: http://vzms.org/Scriabin/inter.htm (дата обращения: 11.12. 2017).
2. Галеев Б. М. Содружество чувств и синтез искусств. Москва : Знание, 1982. 64 с.
3. Галеев Б. М. Театрализованные представления «Звук и Свет» под открытым небом : учебное пособие / Казанская государственная консерватория, Казанский авиационный институт. Казань : КГК, 1991. 81 с.
4. Малиновый звон «Прометея» // Крылья : газета Казанского научно-исследовательского технического университета имени А. Н. Туполева. 2011. № 21 (1738). С. 6—9. URL: http://serg13b. narod.ru/kr1211.pdf(дата обращения: 27.01.2018).

Источник: Научный журнал "Вестник Московского государственного университета культуры и искусств". 2018. № 1 (81)


Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443 (31.08.2019)
Просмотров: 20 | Теги: светомузыка, светотехника | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2019 Обратная связь