Вторник, 06.12.2016, 03:47
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Расширение круга экспертных задач при расследовании преступлений, связанных с терроризмом

А.В.Кочубей

Расширение круга экспертных задач при расследовании преступлений, связанных с терроризмом

Получение материально-фиксированных доказательств на основе экспертного исследования следов по делам, квалифицируемым как терроризм с использованием взрывных устройств, обычно связывают с экспертизой взрывчатых веществ и следов их применения, взрывных устройств и их частей, т.е. с взрывотехнической экспертизой в традиционном ее понимании. Комплекс задач, решаемых при этом, как правило не выходит за рамки традиционных – установление вида взрывчатого вещества (смеси), использовавшегося для производства взрыва, конструкционных особенностей взрывного устройства и его реконструкции, отнесение обнаруженных веществ и материалов, обычно металлической природы, к частям взрывного устройства, относимость объектов исследования к взрывчатым веществам или взрывным устройствам и т.д.

(Довольно часто назначаются психиатрические экспертизы подозреваемого на предмет установления его вменяемости, а соответственно, и осознанности действий. В связи с лавинообразно увеличившимся количеством анонимных звонков с угрозой взрыва, в последнее время получило распространение использование данных судебных фоноскопических и лингвистических экспертиз.)

Несомненно, все эти исследования направлены на установление фактических обстоятельств расследуемого события и оказывают неоценимую помощь как при планировании оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, так и получении доказательств в их конечном виде.

Однако, применительно к расследованию терроризма, указанные экспертизы возможны только после использования физической силы – применения взрывного устройства, или реальной угрозы такого применения – наличия ВУ, заложенного в объект. Вместе с тем, действия, в том числе и террористической направленности, принято разделять на физические и информационные. Обычно, рассматривая преступления, связанные с терроризмом, основной акцент делается на расследовании именно факта физического воздействия – взрывов, захвата заложников, минирования объекта и т.д.

Информационные же действия, заключающиеся в общественно-опасном поведении, которое направлено на передачу соответствующей информации, остаются, как правило, за пределами внимания следственных органов в плане получения данных на основе экспертного исследования.

Прежде всего, речь в данном случае идет о следующем. Одна из специфических сторон терроризма заключается в сочетании физических и информационных действий. В структуре терроризма «насилие играет сугубо информационную роль и представляет собой особую форму угрозы, направленную на понуждение к каким-то действиям на фоне созданной посредством насилия обстановки страха, т.е. физическое действие здесь если и имеет место, то оно является структурным элементом информационного действия, причем действия вспомогательного, основное же действие здесь всегда носит информационный характер».

Другой стороной затронутой темы являются информационные действия, сопряженные лишь с угрозой террористического акта. В криминалистической литературе, комментирующей УК РФ, угроза совершением общеопасных действий как одной из форм устрашающего воздействия – характерной особенности акта терроризма, должна быть действительной и реальной, т.е. включать «в себя не просто одно только высказанное намерение учинить акт терроризма, но и совершение действий, свидетельствующих о серьезности и реальности такого намерения, например, приобретение взрывчатых, биологически опасных, радиоактивных веществ или оружия, совершение предупреждающих взрывов или поджогов, выполнение подготовительных действий к отключению жизнеобеспечивающих объектов и т.д.».

Если же эта угроза оказалась нереальной и ни в чем, кроме высказывания намерения, не выражалась, хотя бы она и была направлена на устрашение населения и сопровождалась какими-либо требованиями, не может расцениваться как акт терроризма.. В.П. Емельянов предлагает квалифицировать их как заведомо ложное сообщение об опасности (об акте терроризма), поскольку они заведомо не могут причинить тех последствий, которые возникают в результате совершения актов терроризма.

Таким образом, объективная сторона терроризма заключается в реальном наступлении физического вреда или реальной опасности наступления такого вреда.

Существует и еще один аспект затронутой проблемы – при наличии информационного действия (например, сообщения о готовящемся взрыве при выдвижении требований политического или экономического характера и наличии взрывного устройства, т.е. реальной возможности физического действия, квалифицировать данное деяние как терроризм не всегда возможно.

Действительно, под понятие терроризма подпадают насильственные действия, имеющие серьезные материальные последствия либо могущие к таковым привести. Угроза террористического акта должна быть сопоставима с последствиями от возможного выполнения угроз - достаточно серьезных (повлекшие гибель людей, причинение вреда здоровью, повреждение имущества, нарушение нормальной деятельности органов власти и юридических лиц, объектов жизнедеятельности и транспорта, повреждение коммуникаций и транспортных сообщений.).

Если речь идет о террористическом акте с применением взрывного устройства, то при его обнаружении встает, наряду с перечисленными выше задачами экспертного исследования в рамках взрывотехнической экспертизы, еще одна. Эта задача связана именно с определением соответствия угрозы ущерба и его возможной реализации.

В свете вышеизложенного становится очевидной проблема расширения круга экспертных исследований для правильной квалификации преступления – либо это террористический акт, либо заведомо ложное сообщение об опасности, либо другое преступление, связанное с использованием взрывных устройств, но не терроризм.

Такая экспертиза носит диагностический характер по установлению параметров поражающего воздействия после приведения взрывного устройства в действие. Методика подобного исследования достаточно подробно разработана и дает возможность по конструкции взрывного устройства, массе взрывчатого вещества и его тротиловому эквиваленту расчетным путем установить зоны бризантного действия и осколочного поражения, возможные разрушения конструкционных элементов зданий и сооружений, т.е. ответить на вопросы, связанные с реальной или мнимой опасностью наступления вреда.

Анализ же экспертных взрывотехнических исследований, проведенный в экспертно-криминалистических управлениях Ростовской и Волгоградской областей, показывает необоснованно низкую долю диагностических исследований по определению поражающего воздействия изъятых взрывных устройств. Несмотря на большое количество изымаемых ВУ, даже по делам на первоначальном этапе вроде бы не связанным с терроризмом, результаты таких исследований всегда могут быть тем фактическим материалом, на основе которого возможна правильная квалификация состава преступления.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (12.01.2016)
Просмотров: 103 | Теги: Расследование преступлений | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016