Воскресенье, 04.12.2016, 17:13
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Культура. Общество. Психология

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИИ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА К УСЛОВИЯМ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ

Л.С.Давыдова

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИИ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ АДАПТАЦИИ ЧЕЛОВЕКА К УСЛОВИЯМ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ

В работе обозначены некоторые проблемы Северо-Востока России: экономические, экологические, демографические и другие; рассмотрено воздействие Севера на психофизическое состояние человека; раскрыты особенности регионального образования, его значение в формировании личности ребенка-северянина.

Ключевые слова: Северо-Восток России, адаптация, окружающая среда, экстремальные условия, образ жизни, региональное образование.

 
Пристальное внимание к проблемам российского Севера вполне оправдано. Его экономическая и геополитическая роль сегодня огромна и со временем будет только возрастать. Характер действующих и предстоящих реформ еще только предстоит оценить, но уже понятно - это будут не только позитивные, но и кризисные показатели, неизбежные при таких масштабных структурных и качественных изменениях в стране.

Освоение Северо-Востока России, начавшееся в конце 20-х гг. XX в., обязано прежде всего фундаментальному научному предвидению возможности открытия в регионе крупных месторождений полезных ископаемых. Заметный приток молодых специалистов высокой квалификации из центральных районов страны положил начало достаточно активному развитию здесь социальной инфраструктуры: учреждений образования, культуры, здравоохранения, физкультуры и спорта. Первые самостоятельные научно- исследовательские институты, представляющие собой мощный ресурс подготовки научных кадров, долгие годы, начиная с середины пятидесятых годов, обеспечивали стабильное развитие территории. К концу 1980-х-началу 1990-х гг. в г. Магадане уже был создан мощный научный потенциал, уступающий по концентрации только Академгородку в Новосибирске (Е.М. Кокорев, К.Я. Кондратьев, А.А. Орехов, А.Н. Чилингаров, Н.А. Шило, А.И. Широков, М.М. Этлис и др.).
Можно сказать, что вновь открывшиеся возможности стимулировали инновационные идеи и одновременно мешали практической их реализации. Есть множество примеров, подтверждающих значительную ценность интеллектуальных разработок, в какой-то степени опережающих свое время, но так и не получивших адекватной оценки из-за явных и скрытых факторов объективного и субъективного характеров, которые еще предстоит систематизировать историкам и «североведам».

Во-первых, разобраться в причинах игнорирования насущных вопросов, связанных с экономическими, миграционными, экологическими и другими процессами на Крайнем Севере, в частности Магаданской области, характеризующейся значительным спадом производства и устойчивым прогрессом оттока населения в сочетании с его естественной убылью (примерно 2,2 % в год). Статистические данные и специальный анализ этого социально-психологического явления подтверждают не только решительное намерение людей выбирать любое, удобное для них место жительство, но и определенную форму отношения к окружающему миру. Здесь надо учесть, что жители северных регионов всегда представляли собой уникальную демографическую совокупность, не имеющую аналогов в России и формирующуюся на 9/10 не за счет собственного естественного воспроизводства, а по причине миграции. По состоянию на 1 января 2009 г. численность области составила 165,8 тысяч человек, тогда как в 1990 г. здесь проживало 390,3 тысяч человек [2, с. 13].

Во-вторых, необходимо провести обобщение целого ряда негативных показателей для жизни в высоких широтах. Например, честно интерпретировать результаты медицинских исследований, констатирующих достаточно продолжительный, не для всех подходящий период адаптации европейского человека к новой, дискомфортной для него среде обитания, его слабый иммунитет к различного рода заболеваниям, и, как результат - нарушение функционирования всего организма. И, это не только плата за приспособление к суровым условиям Севера, но и высокая степень риска для дальнейшей жизни.

Актуальным вопросам возможности снижения отрицательного влияния природно- социальной действительности на формирование здорового поколения посвящены работы А.П. Авцына, В.П. Казначеева, В.П. Серкина, Э.Е. Шуберта и других компетентных специалистов из разных областей знаний: экологии, физиологии, биологии, медицины и др. [1; 4; 8; 10]. Материалы конференций разного уровня демонстрируют, в основном, реальную ситуацию в стране и показывают повышенную (на 18 % больше чем в Центральной России) заболеваемость не только у детей, но и у взрослых; отмечают значительные изменения в работе систем органов дыхания, кровообращения, снижение уровня активности и «северную усталость» людей, проживающих на Крайнем Севере более 5-10 лет [7, с.19; 16, с.16].

Кроме того, было замечено, что с годами пребывания в экстремальной зоне под влиянием экологических ритмов, фонового однообразия пейзажа, цветового и светового голодания, происходит «оскудение» духовного мира человека. Психологические аспекты его тяжелого привыкания к дискомфортному климату рассматриваются учеными «как системообразующие», превалирующие над другими. В этом смысле Север - регион жизнедеятельности, по их утверждению - близкий к «критическому». Его освоение в прошлом и настоящем, с точки зрения А.Н. Чилингарова, «входит в противоречие» с человеческой потребностью уверенно смотреть в будущее, быть оптимистом, объективно воспринимать и спокойно решать свои текущие проблемы [23, с. 15].

В советский период образ жизни народа, его опыт и личные устремления понимались как «устойчивый», сложившийся в определенных, общественно-экономических условиях способ существования, делового и свободного общения. Оценка реальной ситуации в современном обществе позволяет утверждать, что его продуктивность, результативность обусловлено не только, а в чем- то и не столько, от инвестиций государства. Многое зависит от активности людей. Исторически новые парадигмы должны учитывать существующие в мире и стране процессы. Это жесткая необходимость (А.Г. Асмолов,
A.Н. Леонтьев, С.Д. Смирнов, Ю.К. Стрелков, B.Б. Хозиев и др.).

Внимание академической науки к этому вопросу в последнее время направлено на выявление региональных особенностей, факторов, в значительной степени подавляющих инициативу населения, проживающего в отдаленных районах страны, в том числе в Магаданской области. И это не удивительно. Вероятно, именно интенсивное изучение характеристик физической среды (продолжительная зима, короткое лето, полярная ночь и белые летние ночи, сильные морозы и ветра при высокой влажности воздуха, зимняя цветовая монотония, перепады давления и др.), специфического климата и соответствующего ему самочувствия людей явились составляющими того своеобразного пускового механизма, который обратил на себя внимание специалистов.

Усиливающееся внимание к научному обоснованию психологических основ адаптации к северному образу жизни можно проследить в трудах В.П. Серкина. По утверждению автора многочисленных исследований «...человек особым образом выстраивает свою жизнь на Севере». Он либо гармонирует свои отношения с окружающим миром, либо копирует форму жизнедеятельности, принятую в других регионах и изменяет под себя среду обитания. Что является, по утверждению ученого, «.. .заранее проигрышным вариантом». Когда стремление в новых обстоятельствах реализовать прежние воззрения не обеспечено положительным результатом, всегда неизбежен вывод о том, что «лучше бы уехать и жить где-то в другом месте, там, откуда взят образец» [13, с. 128].

Наконец, в условиях, близких к возможным пределам человеческой жизни, фиксируется чрезвычайная «уязвимость» не только местного населения, постоянно здесь обитающего. Реальную угрозу для будущего региона представляет экологическая проблема. Если в прошлом биосфера Северо- Востока России почти не замечала присутствия аборигенов, землепроходцев и первых поселенцев, то все изменилось, когда возникла горнодобывающая промышленность, и чуть позже добыча нефти и газа.

Не сопровождающиеся мероприятиями по восстановлению почв промышленные разработки приводили и по-прежнему приводят к сокращению хозяйственных угодий (пастбищ, нерестилищ рек) коренных малочисленных народностей Севера (КМНС), «принесенным в жертву целям форсированной индустриализации». А, значит - упадку их традиционных производственных занятий [14, с. 13-15].

Что же происходило у этих народов в бурный XX в.? Какие преобразования претерпел их культурный облик под влиянием европейской цивилизации? Как проходят процессы адаптации древнейшего населения края к реальным изменениям в обществе? Эти и другие вопросы особенно важны для понимания процессов их социализации на уровне анализа современных мировых тенденций, связанных с глобализацией и распространением унифицированной масскультуры.

Существенные перемены и ломка привычного образа жизни древних народов Северо-Востока России обусловили значительную утрату им своей уникальной цивилизации: обрядов, приданий, языка, традиций. Искусное изготовление произведений декоративно-прикладного искусства, предметов, связанных с религией, охотой и оленеводством, разнообразием одежды, обуви, посуды из местных природных материалов (мех, кость, кожа животных), которые на протяжении веков обеспечивали им безбедное существование на земле предков, стали уходить в прошлое.

Нам представляется, что «диалог» культур разных этносов, веками и десятилетиями контактирующих с местным населением (зачастую ассимилируясь с ними), заслуживает особого внимания, прежде всего, как «исторически сформированный запас толерантности, имевший два основания - колымский менталитет и советскую идеологию интернационализма. Однако, стабилизация в регионе, по убеждению А.Н. Чилингарова, «.может оказаться недостаточно устойчивой», если «пришлые» не сумеют максимально направить свою инициативу в сторону формирования отношений на основе «принципов нравственности» [14, с. 8; 15, с. 264].

Анализ и обобщение имеющихся материалов, осмысление широкой демократизации российского общества в конке 80-90 гг. XX в. пробудили национальное самосознание КМНС. Переход к гражданскому обществу и к рыночным отношениям выявил как положительное, так и отрицательное влияние на их жизнь. Благодаря активному участию в жизни региона общественных организаций разного уровня в городах и поселках Магаданской области действуют клубы и центры, проводятся фольклорные торжества, в ходе подготовки которых осуществляется, своего рода, «общественный консенсус», напоминание и «смысловое обеспечение определенного поведения» участников развлечения, основная цель которых сегодня состоит в обеспечении взаимодействия представителей различных этнических и социальных кругов. Следует заметить, что отдельные ритуалы, как культурный факт, материал для инновационного переосмысления «признаков-символов», с обрядами и традиционным возведением национальных жилищ, интерпретируются ими далеко неоднозначно.

Все проводимые в настоящее время областного уровня мероприятия (эвенские праздники «Хэбденек», «Бакылдыдяк», «Хо- лиа», корякский «Хололо»), отличительной чертой которых является эклектичность в наборе номеров (танцы, обряды, конкурсы и др.) в действительности, по словам Л.Н. Хаховской, «имеют лишь намек на связь с той или иной культурной традицией», опытом, необходимым для практической деятельности [18, с. 217].

Аборигенов, проживающих в г. Магадане и ближайшем к нему Ольском районе, вообще характеризует очень низкий уровень заинтересованности в сохранении своих национальных корней и стремление нивелироваться. Здесь полностью отсутствует потребность в осознании принадлежности к своей этнической общности, ее самобытности. Родители тоже не видят острой необходимости в трансляции культурных ценностей своим детям. Ряд респондентов в качестве причин сложившейся ситуации отмечают следующее: «отдаленность от родственников», «не пригодится в жизни», «чистая нация отсутствует» [14, с. 75]
Значительные изменения за последние 30-40 лет претерпели не только национальные обычаи КМНС, уклад и образ их жизни, былую значимость для них катастрофически теряют основные виды хозяйствования. Слабо сохранившуюся ориентацию (не более 20 %) на традиционные отрасли экономики, понижение уровня привлекательности и престижности труда отмечают представители областной Ассоциации КМНС. Демографически это выглядит так: оленеводы составляют всего 145-160 человек, охотники - 21 человек, рыбаки - 45 человек. При этом - 45,1 % местного населения - безработные граждане Магаданской области [14, с. 18].

Сегодня предоставление им определенных социальных гарантий декларировано в отдельных государственных документах. Некоторые из программ, в их числе - «Возрождение малочисленных народов Севера», «Экологическая политика на Севере», «Дети Севера» и другие уже утверждены как федеральные. Другие упираются в возможности финансирования. В любом случае, для сохранения северных этносов, необходим возврат к традиционному образу жизни и исконной среде обитания, возможно даже резервации.

В поддержке со стороны государства, общественных организаций, разного уровня специалистов (художников-прикладников, искусствоведов, этнографов, педагогов, работников музеев) нуждаются и народные промыслы: резьба и гравировка по кости, пошив национальной одежды и пр., которые в какой-то мере могли бы решить социальную проблему занятости населения и рационального использования местного сырья. Это обусловливает четкую разработку временных режимов и новых форм организации образовательного процесса, обеспечивающих развитие творческих способностей аборигенной молодежи и рост потребностей, направленных на выработку глубокого понимания их значимости. Созданию необходимых условий для профессиональной ориентации, стимулирующей естественный рост молодых талантливых представителей из числа древних народов, способствуют функционирующие в школах и клубах кружки, секции, занятия опытных мастеров со всеми желающими.

Сохранение и устойчивое развитие своей этнической культуры - это «вопрос жизни и смерти» народа, если он малочислен. Остается чрезвычайно актуальной проблемой и порождает в наши дни много вопросов национальная идентификация и дальнейшая судьба древних народов Севера. Как не печально, но воссоздание прежних социокультурных условий и возврат в первозданное состояние, по всей вероятности, неосуществимый миф. Утратив собственную специфику, свои этнические особенности, народ перестает развиваться самобытно. Он сливается с каким-то из более устойчивых и успешных в развитии этносов. Всем известна на глазах усиливающаяся ассимиляция многих из них.

Однако, нам ближе позиция тех авторов, которые отмечая угасание, а то и прерывание этнокультурной преемственности, тем не менее, прогнозируют «перспективу нового повышения значения и статуса обновленных традиционных культур». Только благодаря тщательному изучению и фиксации всех компонентов, по крайней мере основных систематизирующих, становится возможным возрождение неоправданно забытых традиционных национальных игр и форм их организации, обрядов и праздников. Реализация диалога нескольких культур на одной территории требует не только изучения характера межкультурных контактов, но и преемственности этнокультурного воспитания в условиях поликультурной среды.

Выяснению механизмов культурного диалога на территории Севера Дальнего Востока, посвящены работы ученых, исследования которых в последние годы имеют не только теоретическое, но и практическое значение, тем более что в настоящее время идет смена поколений среди КМНС, увеличивается их численность и авторитет [3; 17; 18].

Разрабатываются региональные целевые программы по развитию системы образования КМНС России, оптимизируется управленческая и воспитательная работа с молодежью по формированию у них способности быть мобильными, принимать самостоятельные конструктивные решения в ситуации выбора, обладать чувством ответственности, гражданского долга в отношении к Родине. Но, для подъема уровня их традиционного производства и культуры, без сомнения, должны установиться тесные взаимоотношения между региональной властью, народом, сохранившим свою уникальную цивилизацию и населением, которое давно пришло сюда со своими приоритетами и ценностями. Такой процесс в настоящее время набирает силу от Великого Новгорода до Якутии, Калмыкии и других территорий.

На формирование у подрастающего поколения положительного восприятия окружающего мира, в данном случае Севера Дальнего Востока большое значение имеет не только определенная идеология в обществе. Важное место в пропаганде регионального образа жизни отведено образованию, решению им задач патриотического воспитания юных граждан страны, посредством современного методического обеспечения и новейших технологий, независимо от места жительства. Это тоже проблема.

Систематическое изучение краеведческого материала в школе началось в 60-х гг. XX в. Для проведения уроков, факультативных занятий, были изданы учебники разных авторов по географии Магаданской области, в 70-х гг. - по истории края. В последующий период - пособия по природоведению, сборник математических задач для начальной школы, хрестоматия по литературе КМНС России. Однако, наблюдался значительный разрыв в целеполагании изучения краеведческого материала в детском саду, начальной, основной и старшей школе, большинство из программ (эвенский язык в начальных классах, музыкальная культура, декоративно-прикладное искусство народов Севера и др.) не были обеспечены учебно-методическими материалами. Нормативная база включения регионального компонента в пределах учебного времени,предусмотренного Базисным учебным планом, к тому времени еще не была разработана. Отрицательно на подготовке к этой работе учителей сказывался и недостаток учебников для вуза.

Одним из направлений модернизации образования и совершенствования духовно- нравственного воспитания детей стал уникальный проект XXI в. - «Концепция регионального содержания образования в Магаданской области», основу которой составляет богатая педагогическая традиция много аспектного процесса краеведения, четко определенная структура образования - от дошкольного до послевузовского периода [6, с. 7].

При разработке данного документа ее авторы (Н.С. Цепляева, Г.П. Баранов, Э.Д. Шантина) исходили:
- из многообразия жизнедеятельности края;
- специфики образовательных областей (природа и ее ресурсы, духовная культура, родные языки, быт и нравы КМНС);
- системы физического воспитания детей в суровых условиях;
- принципов преемственности между уровнями образования;
- поступательного усложнения задач изучения материала;
- тесной взаимосвязи федерального, регионального, школьного компонентов учебного плана и др.

Новым этапом в познании родного края ребенком дошкольного возраста в Концепции названа разработка региональной программы «Северячок» (авт.-сост. Л.А. Труфа- нова, Л.С. Давыдова, Г.В. Гончарук) и целого ряда учебно-методических пособий к ней. Созданию благоприятных условий для пробуждения интереса к окружающему миру способствовало ознакомление с особенностями физического воспитания детей, природой родного края, художественным, изобразительным творчеством народов Севера в условиях «диалога культур» [11].

Несмотря на методические трудности, анализ изучения родного края в образовательных учреждениях Магаданской области позволяет отметить достаточно позитивное развитие в последние годы не только дошкольного образования, но и исторического, географического, этнографического, экологического и других элементов краеведения в школе, вузе. Учебно-методические пособия, отвечающие не только самым высоким требованиям, но и современным целям образования, признаны за пределами края. Настоящие экспериментальные исследования, направленные на обращение к региональному материалу, формирование бережного отношения подрастающего поколения к национально-культурным ценностям, рассматриваются преимущественно как проекты и как модели процесса обучения, причем разными авторами.

Подтверждение целесообразности комплексного подхода к данной проблеме нашло отражение в материалах Областной научно- практической конференции по «Реализации Концепции регионального содержания образования» (март 2009 г.). Опыт внедрения регионального компонента, процессов интеграции всех уровней образования показал не только успех, но и обозначил конкретные трудности. В частности было указано на утрату практики изучения родных языков КМНС России, некоторую бессистемность разработки современных краеведческих программ и, достаточно слабую обеспеченность их учебно-методическими комплексами. Конференция выработала конкретные рекомендации, обращенные к руководителям образовательных учреждений, Муниципальным органам управления образованием, Магаданскому областному институту повышения квалификации педагогических кадров, Северо-Восточному государственному университету, реализация которых позволит разрешить многие практические вопросы.

Следует заметить, что из Федеральных законов «Об образовании в Российской Федерации», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» последних редакций исчезло само понятие национально- региональный компонент (НРК). Введено новое - Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС), который четко определил соотношение обязательной части основной образовательной программы и доли, формулируемой участниками образовательного процесса на местах: 60 к 40 %. Вариативной составляющей Программы образовательного учреждения может быть тот самый НРК. Тем более, что в ФГОС ДО (п. 2.11.2) четко прописано, что данная часть Программы может быть ориентирована «на специфику национальных, социокультурных и иных условий, в которых осуществляется образовательная деятельность».

Таким образом, практика настоящего освоения Северо-Востока России раскрывает важные особенности деформирования здесь многих структур: недропользования, здравоохранения, образования, трудовых ресурсов, с неизбежным привлечением из-за рубежа рабочей силы низкой квалификации и своим менталитетом и др. Социальное положение КМНС региона в период реформ породило новые и обострило старые проблемы адаптации человека к дискомфортной для него среде обитания. Кстати, под «коренными» Л.Н. Хаховская подразумевает представителей «утвержденных как коренные малочисленные народы Севера специальными законодательными актами», тогда как А.Н.Чилингаров называет таковыми «всех, кто здесь родился» [15, с. 110; 18, с. 3].

Экономическая и политическая нестабильность, изменения в управленческих структурах, характера и влияния их на жизнь, привели к отъезду или значительному спаду общественной активности наиболее деятельной части населения. Такое положение требует изменения государственной политики в отношении наиболее отдаленных от центра краях. Об этом, в частности, шла речь на прошедшем недавно в Магадане «Северном форуме».

Вместе с тем для решения этой задачи многое можно сделать и на местах. Речь идет, прежде всего, о создании и поддержке благоприятных условий для реализации творческих возможностей и способностей жителей северных окраин, сохранении и развитии богатых научных, культурных, толерантных традиций. Вероятно, и В.П. Серкин не исключает такой возможности что многие, объективно сложные и даже экстремальные условия жизни и профессиональной деятельности, могут «трансформироваться в образе мира субъекта в положительные», помогающие ему, если он находит смысл жить на Севере.

Эти и другие вопросы заслуживают серьезного изучения и конструктивного решения.

Библиографический список

1. Авцын А.П. Патология человека на Севере / А.П. Авцын и [др.]. - М., 1985.
2. Демографический ежегодник // Статистический сборник / Магаданстат. - Магадан, 2009.
3. Доржеева В.А. Женщины северной цивилизации : монография / В.А. Доржеева. - Магадан : Изд-во СВГУ, 2009.
4. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации / В.П. Казначеев. - Новосибирск : Наука, 1980.
5. Кокорев Е.М. Нужен ли России Север? / Е.М. Кокорев, А.Н. Чилингаров. - М. : МГАПИ, 1995.
6. Концепция регионального содержания образования в Магаданской области / Н.С. Цепляева, Г.П. Баранов, Э.Д. Шантина. - 2-е изд., доп. - Магадан : Изд. СМУ, 2004.
7. Образование и международное сотрудничество: международная науч.-практ. конф. (5-6 января 1993 г. Магадан). - Магадан : МПУ, 1993.
8. Проблемы здоровья семьи - 2000 : материалы 2 Междунар. конф. - Ч. 1.
9. Реализация Концепции регионального содержания образования: опыт и проблемы : материалы науч.-практ. конф., 24 марта 2009 г. / Департамент образования адм. Магадан. обл., Магадан. обл. ин-т повышения квалиф. пед. кадров; [гл. ред. В.В. Каранова]. - Магадан : Новая полиграфия, 2009.
10. Российский Север: проблемы социального развития : учеб. пособие / под общ. ред. Н.А. Волгина, Ю.П. Алексеева. - М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2004.
11. Северячок : региональная программа воспитания, обучения и развития детей дошкольного возраста : учеб.-метод. комплект / авт.-сост. Л.А. Труфа- нова, Л.С. Давыдова, Г.В. Гончарук. - 2-е изд., испр. и доп. - Магадан : Изд. СВГУ, 2008.
12. Серкин В.П. Психологические причины миграции северян // Северо-Восток России: прошлое, настоящее, будущее : материалы 2 регион. науч.-практ. конф.: в 2 т. - Магадан : КОРДИС, 2004.
13. Серкин В.П. Образ мира и образ жизни / В.П. Серкин. - Магадан : Изд. СМУ, 2005.
14. Современные проблемы социокультурного развития коренных малочисленных народов Севера : материалы науч.-практ. конф. (27-28 марта 2008 г. Магадан). - Магадан : Изд. СВГУ, 2009.
15. Чилингаров А.Н. Размышления о российском Севере / А.Н. Чилингаров, Е.М. Кокорев. - М. : Янус-К, 1997.
16. Школа. Личность. Современность : тезисы докладов работников образования. - Магадан, 1995.
17. Фролова А.Н. Этнопедагогика детства древних коренных народов Северо-Востока России / А.Н. Фролова. - 2-е изд., перераб. и доп. - Магадан : Кордис, 2003.
18. Хаховская Л.Н. Коренные народы Магаданской области в ХХ-начале XXI в. / СВКНИИ ДВО РАН; Л.Н. Хаховская; отв. ред. А.И. Лебединцев. - Магадан : СВНЦ ДВО РАН, 2008. - 229 с.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2015. Выпуск 23

Категория: Культура. Общество. Психология | Добавил: x5443x (04.04.2016)
Просмотров: 93 | Теги: адаптация, Северо-Восток России | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016