Среда, 24.05.2017, 09:18
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КРАЖАМ ИЗ ЖИЛИЩ С ПОМОЩЬЮ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВОЙ СИСТЕМЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

СВИСТИЛЬНИКОВ А.Б.,
кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры
ОРД Белгородского юридического института МВД России

СВИСТИЛЬНИКОВА Е.А.,
следователь следственной части следственного
управления УМВД России по Белгородской области

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КРАЖАМ ИЗ ЖИЛИЩ С ПОМОЩЬЮ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ
ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВОЙ СИСТЕМЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО НАЗНАЧЕНИЯ


Доминирующей  тенденцией  динамики
преступности в Российской Федерации на со-
временном  этапе  стала  ее  явная  корыстная
направленность.  В  структуре  зарегистриро-
ванных  преступлений  против  собственности
в 2010 г. кражи чужого имущества составили
69,1%  (в  стране  зарегистрировано  1108369
краж) [1], из них с незаконным проникновением
в жилище - 32,2% (зарегистрировано 132,7 тыс.
краж из квартир, т.е. каждая восьмая кража).
Рассматриваемый  вид  преступлений
преобладает как в общей структуре преступ-
ности, так и в структуре нераскрытых крими-
нальных деяний. В 2010 году в общем объеме
нераскрытых  преступлений  кражи  составля-
ли 59,4%, в том числе из квартир - 10,7% [2].
Анализируемые  кражи  посягают  на
такие  Конституционные  права  граждан,  как
право на собственность и право на неприкосно-
венность жилища, которые являются первосте-
пенными для общества и требуют гарантий их
соблюдения. При этом следует заметить, что,
наряду с количественными изменениями, про-
изошла  серьёзная  качественная  трансформа-
ция преступности. Все чаще квартирные воры
объединяются  в  организованные  преступные
группы, преступные сообщества, а иногда и в
банды. Совершаемые ими кражи, как правило,
тщательно готовятся, зачастую носят дерзкий
характер,  сопровождаются  использованием
специально изготовленных воровских и специ-
ализированных профессиональных инструмен-
тов, орудий взлома дверей и отпирания замков,
альпинистского снаряжения, сильно концентри-
рованных кислот и т.д. Для них характерны глу-
бокая конспирация, изощрённость в соверше-
нии  и  сокрытии  преступлений,  быстрый  сбыт
похищенного  имущества  через  постоянные,
проверенные каналы.
Низкий процент раскрываемости краж из
жилищ  и  значительный  остаток  нераскрытых
преступлений этого вида формируют в обще-
ственном сознании граждан устойчивый отри-
цательный  образ  стража  порядка,  не  способ-
ного противостоять преступнику. В результате
снижается авторитет, усиливается отчуждение
населения от правоохранительных органов.
В  этой  ситуации  многие  органы  вну-
тренних  дел  не  в  полной  мере  смогли  пере-
строить  свою  деятельность  в  организации
упредительно-профилактического воздействия
на негативные процессы в преступной среде.
Изложенное положение дел по проти-
водействию  кражам  из  жилищ  стало  воз-
мож ным  вследствие  самых  различных
эко номических,  социально-политических,
со  ци  ально-психологических, правовых, орга-
низационно-управленческих  и  иных  факто-
ров.  Начавшийся  в  последнее  десятилетие
XX  века  отток  квалифицированных  сотруд-
ников привёл к тому, что в органах внутрен-
них  дел  того  времени  работало  около  50%
личного состава моложе 30 лет, а 58% служи-
ло в системе МВД менее 5 лет, велика была
доля уволенных сотрудников, прослуживших
в органах внутренних дел до года [3].
Несмотря на принимаемые меры, ста-
билизировать  кадровую  составляющую  не
удалось. Высокие нагрузки и низкая оплата
труда способствовали ротации кадров, осо-
бенно  в  оперативных  подразделениях  ор-
ганов внутренних дел, вплоть до 2010 года.
Причем в 2009 году повысились показатели
оттока кадров из органов внутренних дел на
первом году службы - с 3,1% до 3,4% [4].
Приходится  констатировать,  что  раз-
мывание  профессионального  ядра  в  ведущих
службах органов внутренних дел при одновре-
менном их комплектовании лицами, не имею-
щими  необходимой  профессиональной  под-
готовки  [5],  а  зачастую  и  жизненного  опыта,
значительно снизило результативность работы
по предупреждению и раскрытию имуществен-
ных преступлений, в том числе краж из жилищ.
А  между  тем  современный  квартирный
вор кардинально отличается от своих предше-
ственников  времен  социализма  или  периода
смены общественно-экономической формации.
В его распоряжении находится масса правовых
литературных  источников  по  юриспруденции,
криминалистике,  оперативно-разыскной  дея-
тельности,  а  также  технической  информации
по  устройству  дверей  и  используемых  в  них
замков. Из сети Интернет преступники получа-
ют информацию о различных способах совер-
шения краж из квартир и приобретают новые
знания и практические советы по реализации
своих  противоправных  замыслов.  В  интернет
-магазинах они заказывают устройства, пред-
назначенные  для  отпирания  замков,  которые
бандеролью направляются адресантам.
Несмотря  на  неоднозначное  отношение
научного  сообщества  к  термину  «профессио-
нальный преступник», термин «профессиональ-
ный  квартирный  вор»,  или  «профессиональ-
ный  квартирник»  прочно  вошли  в  лексикон
практических сотрудников ОВД. При этом под
указанным термином понимают лицо, система-
тически,  на  протяжении  длительного  времени
совершающее  кражи  из  квартир  высококва-
лифицированным способом, для которого этот
вид  преступной  деятельности  является  един-
ственным или основным источником дохода.
Характерно, что из лиц, совершающих
кражи,  практические  сотрудники  ОВД  вы-
деляют  в  качестве  «профессионалов»  лиц,
совершающих кражи из квартир, и лиц, со-
вершающих хищения автомобилей.
Таким образом, выявление и изобличе-
ние в преступной деятельности современного
квартирного вора представляет значительную
сложность, т.к. последний, чтобы не оставлять
дактилоскопических  следов  при  совершении
кражи, на руки надевает перчатки, на обувь -
бахилы или носки либо вообще выбрасывает
обувь  после  каждой  удавшейся  кражи.  Про-
водя  предварительную  разведку,  воры  уже
не  заклеивают  дверные  глазки  жевательной
резинкой или клочками бумаги, опасаясь быть
отождествленными по коду ДНК.
Объекты для совершения краж они зача-
стую  выбирают  путем  просмотра  социальных
сетей Интернет и подбора в них состоятельных
людей. Адреса находят там же, просматривая
базы  данных  телефонов  и  т.п.  Преступления
совершают за пределами населенных пунктов,
в которых проживают, причем выезжают туда
в составе группы и, как правило, не на одном
автомобиле. В первом находятся наблюдатели,
во втором исполнители и активные участники
совершаемых преступлений.
В  случае,  если  на  пути  вдруг  появится
полицейский  пост,  первый  автомобиль  спе-
циально совершает нарушение ПДД и отвле-
кает на себя внимание полицейских. Второй,
который  перевозит  исполнителей  кражи  и
похищенное  имущество,  проезжает  мимо
работников  полиции,  которые,  как  правило,
на  него  уже  не  обращают  внимания.  Между
собой  группы  ведут  переговоры  по  двум  мо-
бильным телефонам, которые приобретают с
SIM-картами  по  паспортным  данным  лиц,  не
являющихся участниками преступной группы.
Телефоны выбирают из числа моделей низкой
ценовой  категории  и  используют  только  для
совершения  одного  или  нескольких  однотип-
ных  преступлений.  С  другими  абонентами,  с
целью конспирации, звонки не осуществляют.
В  этой  связи  приходится  констатиро-
вать,  что  техническая  оснащенность  совре-
менных  преступников,  их  организованность
и криминальный профессионализм резко по-
вышают уязвимость населения от квартирных
краж.  Уровень  защиты  частной  собственно-
сти, находящейся в квартирах граждан, оста-
ется  недостаточным  и  существенно  отстает
от уровня профессионализма преступников.
Очевидно,  что  в  этих  условиях  выяв-
ляется  острая  необходимость  поиска  путей
улучшения организации деятельности поли-
ции в борьбе с кражами из жилищ и ее ин-
формационного обеспечения.
Один  из  них  -  организация  раскрытия
преступлений, в том числе и краж из жилищ,
с  помощью  информационно-поисковых  си-
стем, действие которых основано на фикса-
ции частных признаков способов совершения
краж, - станет предметом нашего обсуждения.
Известно,  что  в  основе  криминалисти-
ческого  использования  данных  о  способах
совершения краж из жилищ лежит тот обще-
известный  факт,  что  деятельность  субъекта
несет на себе печать индивидуального опыта,
психического  склада,  индивидуальных  осо-
бенностей, свойств, интересов. Соответствен-
но индивидуальные особенности действовав-
шего лица отражаются в продуктах его труда и
следах, оставленных его деятельностью.
Эмпирическое  познание  этой  законо-
мерности  в  течение  длительного  времени
используется в различных областях жизни, в
том числе при выявлении, раскрытии и рас-
следовании тяжких преступлений, розыске и
изобличении преступников.
Заметим, что в России на протяжении
длительного времени не привлекала к себе
должного внимания проблема изучения всех
способов совершения и регистрации краж из
жилищ,  а  также  использования  этих  позна-
ний в работе по предупреждению и раскры-
тию рассматриваемых видов преступлений.
Для объяснения изложенного и уяснения
причин отсутствия интереса к анализируемо-
му направлению деятельности целесообразно
рассмотреть формирование систем уголовной
регистрации по признакам способов их совер-
шения в историческом аспекте их развития.
Возникновение  систем  уголовной  реги-
страции  по  признакам  способов  совершения
преступлений,  получивших  название  «Модус
операнди системы» (МOS) 1 , относится к началу
прошлого века, но попытки систематизировать
сведения о способах совершения преступлений
и систематизировать установочные данные на
преступников для организации их розыска, изо-
бличения и разработки превентивных мер осу-
ществлялись в государствах Европы и ранее.
Первые попытки систематизации пре-
ступных приемов, применяемых мошенника-
ми, ворами и нищими, были предприняты в
германских государствах в XV веке в сбор-
никах «Базелер ратсмандат» (1400 г.) и «Ли-
бер вагаторум» (между 1492 и 1499 гг.). Эти
публикации  имели  своей  целью  предупре-
дить привилегированные сословия об основ-
ных видах обмана и жульничества, процве-
тавших  в  Германии,  и  содержали  описание
мошеннических и воровских приемов и крат-
кие списки слов «плутовского» жаргона [6].
В  дальнейшем,  с  развитием  сети  по-
лицейских учреждений в Германии, каждому
чиновнику  полиции  предписывалось  иметь
списки тех лиц, которые уже были наказаны
за кражу и поселились после отбывания на-
казания в округе ответственности этого поли-
цейского чиновника. Списки требовалось со-
ставлять с указанием характерных признаков
способа совершенных ими преступлений.
Разработка  и  создание  системы  уче-
та  основанного  на  использовании  признаков
способов  совершения  преступлений,  прибли-
жающейся к современным системам «Модус
операнди»,  началась  в  Германии  в  трудах
Циммермана.  В  книге  «Немецкая  полиция  в
IX веке» (Ганновер, 1845 г.) он писал, что гра-
бители, воры, мошенники в результате упраж-
нений в одном виде преступлений также при-
обретают специальность, привычки и навыки,
как и представители почтенных профессий.
В  соответствии  с  этой  криминальной
специализацией преступники разделяются на
классы. Для успешного раскрытия преступле-
ний им предлагалось при проведении розыск-
ных действий выявлять признаки той или иной
преступной специальности и сопоставлять их
со  сведениями,  имеющимися  в  полицейском
учреждении соответствующего округа.
Таким образом, первая в новой истории
регистрационная система, созданная для борь-
бы  с  преступностью,  была  основана  на  учете
преступной специализации и совпадающих при-
знаков способов совершения преступлений.
Современные виды этой системы уго-
ловной  регистрации,  принятые  во  многих
странах, в определенной мере основывают-
ся на системах, созданных в начале XX века
в  Англии  и  в  штате  Калифорния  США  кри-
миналистами Л. Этчерли и А. Фольмером, и
представляют собой их модификации.
Л.  Этчерли  разработал  свою  систему
исходя из того, что наиболее распространен-
ными и опасными преступлениями в Англии
являлись кражи со взломом.
Система,  предложенная  А.  Фольме-
ром,  отличалась  большей  детализацией  и
была предназначена для обнаружения неиз-
вестных преступников - профессионалов, со-
вершающих наиболее тяжкие преступления
различных видов.
Таким  образом,  полиция  в  борьбе  с
преступностью издавна использовала явле-
ние устойчивости и повторяемости способов
совершения преступления.
В  советский  период  развития  в  нашей
стране  на  протяжении  многих  десятилетий
не  уделялось  должного  внимания  изучению

1  «Модус операнди» (латинское) буквально означает «условия (образ) действия». Со временем термин «модус операнди» приобрел главным образом криминалистическое значение и теперь употребляется в криминалистике в значении «способ совершения преступления конкретным лицом».

различных  способов  совершения  преступле-
ний, в том числе способов совершения квар-
тирных краж. В основном это происходило по
идеологическим мотивам. Поставленная Ком-
мунистической  партией  задача  построения
коммунистического  общества  предполагала
искоренение преступности и устранение при-
чин, ее порождающих, а исследования спосо-
бов  совершения  преступлений  (при  наличии
таковых)  подтверждали  наличие  не  только
профессиональной преступности, но и ее про-
гресс, выраженный в совершенствовании спо-
собов совершения различных преступлений.
Сведения о системах регистрации пре-
ступников  по  способам  совершения  престу-
плений постепенно почти исчезли со страниц
учебников криминалистики 1 . В доказательство
этому можно привести пример, когда в 1949 г.
на  страницах  «Настольной  книги  следовате-
ля» профессор Н.В. Терзиев указывает, что «в
СССР  регистрация  преступников  по  призна-
кам преступного поведения не производится».
В юридической литературе того пери-
ода отмечалось, что «нет ни одной работы,
посвященной  комплексному  социологиче-
скому, уголовно-правовому, процессуально-
му  и  криминалистическому  исследованию
этой проблемы» [7].
Даже в криминалистике в тот период о
способе совершения преступления не было
ни одной монографии или пособия, а содер-
жались лишь краткие и иногда противоречи-
вые сведения в отдельных работах по мето-
дике расследования.
Таким образом, работа по усовершен-
ствованию учетов и систем, основанных на
использовании  данных  о  признаках  спосо-
бов совершения не только квартирных краж,
но  и  других  преступлений,  на  протяжении
многих  лет  сдерживалась  мнением  о  том,
что  для  существовавшей  в  социалистиче-
ском  обществе  преступности  нехарактерны
специализация преступников в совершении
преступлений  одного  вида  и  устойчивость
способов их совершения.
А между тем для науки криминалисти-
ки  и  теории  оперативно-разыскной  деятель-
ности изучение способов совершения престу-
плений  имеет  особенно  большое  значение,
так  как  служит  источником  сведений,  необ-
ходимых  для  разработки  не  только  средств,
приемов  и  методов  раскрытия,  расследова-
ния  и  предупреждения  преступлений,  но  и
создания  информационно-поисковых  систем
по различным видам преступлений.
Только  в  70-х  годах  XX  века  появились
первые фундаментальные работы профессора
Г.Г.  Зуйкова,  посвященные  изучению  пробле-
мы поиска преступников по признакам спосо-
бов совершения преступлений [8]. Практика тех
лет свидетельствовала о возросшем стремле-
нии к научной организации труда в следствен-
ной  и  оперативно-разыскной  деятельности,
важнейшим элементом которой является раз-
витие  и  усовершенствование  системы  нако-
пления,  хранения  и  переработки  информации
относительно всех явлений, характеризующих
преступность.
В  дальнейшем  разработкой  и  совер-
шенствованием  информационных  систем
оперативно-разыскного назначения занимал-
ся С.С. Овчинский и другие исследователи.
Как результат их деятельности в нача-
ле 1980-х годов в органах внутренних дел на
всей территории бывшего СССР внедряются
автоматизированные  информационные  си-
стемы,  важнейшим  направлением  развития
которых явился переход от решения отдель-
ных  локальных  задач  к  повсеместному  соз-
данию  автоматизированных  банков  данных
(АБД). В республиках, краях и областях соз-
даются и начинают использоваться «АБД ре-
спублика,  область»,  которые  концентрируют
сведения о лицах, событиях и предметах. Для
этой  системы  разработчикам  информацион-
ного  носителя  удалось  создать  универсаль-
ную информационно-поисковую карту (ИПК),
которая  отражает  сведения  о  способах  со-
вершения  преступлений,  приемах  проникно-
вения и т.д. по многим видам преступлений.
Характеризуя единый информационный
носитель  (информационно-поисковую  карту  -
ИПК), объективности и истины ради заметим,
что она не отражает всего спектра способов
совершения краж ввиду своего универсально-
го значения. Не секрет, что при внедрении лю-
бой универсальной системы возникают труд-
ности  в  ее  эксплуатации  и  результативности
при решении конкретных частных задач.
Вследствие  этого  результативность
использования АБД в раскрытии краж из жи-
лищ, да и других преступлений по признакам
способов их совершения весьма низка 2 .
Объясняется  это  тем,  что  универ-
сальный  информационный  носитель  и  си-
стема  в  целом  были  разработаны  в  70-х

1  Результаты сравнительного анализа содержания учебников по криминалистике Шавера Б.М. и Винберга А.И. Изд. 1940, 1945, 1950 гг. - Глава «Уголовная регистрация».
2  Как правило, единицы раскрытых преступлений в год по области (краю). По мнению авторов, даже эти крайне низкие результаты не всегда бывают объективными.

годах прошлого века на основе идей и на-
работок  применения  АИС  в  зарубежных
странах  и  в  настоящее  время  требуют
серьезной  переработки  и  реорганизации
либо выделения отдельных видов учетов в
самостоятельные  подсистемы  (например,
краж из жилищ).
Так, кстати, поступила международная
организация  уголовной  полиции.  С  1977  г.
уголовная  статистика  Интерпола  была  ре-
организована. Из некоторых прежних групп,
объединяющих  однотипные  преступления,
были  выделены  наиболее  опасные,  прежде
растворявшиеся в общей массе других, ме-
нее опасных преступлений.
Большую  реорганизацию  претерпела
группа  «кражи,  совершенные  при  отягчаю-
щих  обстоятельствах».  Кражи  со  взломом
были выделены в отдельный самостоятель-
но учитываемый вид преступлений.
Приходится констатировать, что в Рос-
сии  до  настоящего  времени  отсутствуют
АИС,  которые  учитывали  бы  квалифициро-
ванные кражи из жилищ по всем известным
способам их совершения.
Вследствие  этого  значительное  коли-
чество  серийных  квартирных  краж  остается
нераскрытым,  хотя  зачастую  воры  задержи-
ваются  в  одном  из  регионов  (иногда  и  райо-
нов области) и привлекаются к уголовной от-
ветственности, а другие регионы (районы) не
владеют информацией ни о задержанных, ни
о совершенных там преступлениях аналогич-
ным (иногда очень специфическим) способом.
Рассматривая информационно-поиско-
вые системы, нельзя не отметить, что в на-
стоящее  время  эффективным  средством
раскрытия  краж  из  жилищ  являются  отече-
ственные  автоматизированные  дактилоско-
пические информационные системы (АДИС),
которые все активнее приходят на службу в
органы внутренних дел страны.
Однако,  несмотря  на  высокую  эф-
фективность  применения  АДИС  «Папилон»
в  идентификации  преступников  по  следам
пальцев и ладоней рук, оставленных ими на
местах  происшествий,  как  нам  представля-
ется, не могут в полной мере заменить АИС,
учитывающие  квалифицированные  кражи
по признакам способов их совершения.
Дело в том, что в основу разработан-
ной АДИС «Папилон» легли принципиально
новые технические решения - система коди-
рования, использующая самое полное топо-
логическое  описание  гребневой  структуры
папилярного узора, и автоматический кодер
высокой  точности  и  надежности.  Эти  ком-
плексы  показывают  высокую  результатив-
ность в отождествлении преступников лишь
при условии, когда последние оставляют на
месте происшествия следы рук, а информа-
ция,  снятая  с  их  дактилокарт,  будет  нахо-
диться в массиве АДИС.
В этой связи необходимо еще раз отме-
тить, что среди квартирных воров в послед-
нее время стала просматриваться тенденция
к противодействию. Преступники принимают
меры,  исключающие  оставление  на  месте
происшествия следов их рук (для этого они
протирают места, где могли остаться следы,
одевают  перчатки,  покидая  обворованные
квартиры,  поджигают  их  и  даже  включают
газ, приводящий затем к взрыву).
Учитывая,  что  противодействие  со
стороны  криминала  возрастает,  нам  пред-
ставляется  наиболее  целесообразной  идея,
предполагающая  на  основе  действующей
подсистемы  АБД  разработать  и  внедрить
отдельный  сегмент,  в  котором  бы  сосредо-
тачивался весь массив информации о совер-
шенных кражах из жилищ с детальной фик-
сацией  способов  их  совершения  и  лицах,  к
ним причастных.
В 1993 году правоохранительными ор-
ганами  была  предпринята  попытка  внести
определенные  коррективы  в  решение  это-
го  вопроса.  В  том  же  году  Министерством
юстиции  Российской  Федерации  зареги-
стрировано  согласованное  со  всеми  право-
охранительными  органами  «Наставление
по  формированию  и  ведению  централизо-
ванных  оперативно-справочных,  розыскных
и  криминалистических  учетов»,  в  которых
предусмотрено  поэтапное  создание  ряда
подсистем,  в  том  числе  и  по  учету  квали-
фицированных  краж  имущества.  Однако,  к
сожалению,  дальнейшего  развития  и  при-
менения в практической деятельности орга-
нов внутренних дел эта идея не нашла, а ее
внедрение, по нашему мнению, внесет суще-
ственные  результаты  в  дело  борьбы  с  пре-
ступлениями против собственности.
По  мнению  специалистов,  работаю-
щих  в  информационных  центрах  субъектов
Российской Федерации, создание и внедре-
ние  такого  сегмента  в  действующую  АБД
возможно  без  привлечения  значительных
финансовых  затрат.  Для  этого  необходимо
провести  в  рамках  ВНИИ  и  образователь-
ных учреждений МВД России исследование
по  выявлению  всех  возможных  способов
совершения  квартирных  краж  (краж  из  жи-
лищ) и разработать новый информационный
носитель - информационно-поисковая карта
(ИПК) и соответственно классификатор для
её заполнения, которые бы отражали все де-
тальные  аспекты  противоправной  деятель-
ности квартирных воров и иной сопутствую-
щей информации.
Разработанная  ИПК  должна  иметь
реквизиты,  учитывающие  все  возможные
приемы и способы проникновения в жилище,
детально  отражающие  деятельность  пре-
ступников по приготовлению к преступлению,
способу проникновения, детально фиксирую-
щие  алгоритмы  механизма  проникновения
(отдельно через дверь, окно, и т.п.), способы
преодоления  физических  преград,  приемы,
используемые преступниками для устранения
запирающих  устройств,  способы  сокрытия
следов  преступления,  предмет  преступного
посягательства,  способы  сбыта  похищенно-
го  и  т.п.  Информационно-поисковая  карта,
кроме того, должна иметь большой объем ин-
формации о личности преступника, его окру-
жении,  наличии  транспортных  средств,  его
фотографию и т.п. Можно попытаться на этой
ИПК  разместить  биометрические  данные
квартирных  воров  в  форме  закодированной
математической информации (как, например,
считываемый  штрих-код)  либо  в  бумажный
носитель ИПК вмонтировать чип с аналогич-
ной информацией, схожий по своим функцио-
нальным  возможностям  с  чипами,  внедряе-
мыми в настоящее время ФМС России.
Безусловно, нужны будут и новые ме-
тодики работы с этой подсистемой, и техно-
логии, позволяющие с ее помощью раскры-
вать кражи из жилищ.
Отдельно стоит заметить, что при соз-
дании  указанной  АИПС  необходимо  приме-
нять «открытую архитектуру» её построения,
позволяющую  беспрепятственно  произво-
дить  её  модернизацию,  актуализацию,  а
впоследствии  провести  интеграцию  данной
АИПС с иными информационными система-
ми оперативно-розыскного назначения.
Однако  это  уже  тема  очередной  ста-
тьи, идеи которой у нас уже разрабатывают-
ся, и мы их готовы довести до читателя.
Бесспорно,  в  статье  рассмотрен  не
весь  исчерпывающий  перечень  возможных
проблемных вопросов по данному направле-
нию работы и путей их разрешения.
Представляется,  что  в  последующих
публикациях  ученые  и  практики  продолжат
нашу  дискуссию  по  рассматриваемой  про-
блеме,  поделятся  своими  идеями  и  опытом
использования  АИС  в  борьбе  с  преступно-
стью в своих регионах.

Библиографический список:
1. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности ОВД и ВВ в 2010 г.: Аналитические материалы организационно-инспекторского департамента МВД России. М., 2011. С.8.
2. Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2000 году: Аналитические материалы. М., 2001. С.3.
3. Фёдоров В.И. Кадровая политика МВД России на современном этапе. Вестник МВД России 1999. №1. С.21.
4. Решение коллегии МВД России от 18 мая 2010 № 1 км, объявленное приказом МВД России от 15 марта 2010 № 189дсп.
5. Нургалиев Р.Г. Ставка на человека // Российская газета. 21 августа 2009 г.
6. Миловидова М.А. Криминалистический учет по способу выполнения преступных действий. Н. Новгород, 1996. С.19.
7. Советское государство и право. 1965. №6. С.6.
8. Зуйков Г.Г. Поиск по признакам способов совершения преступлений. М., 1970.











 

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (19.12.2012)
Просмотров: 638 | Теги: кража, оперативно-розыскная деятельность, автоматизированная информационно- п | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь