Понедельник, 05.12.2016, 11:32
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

"Прокалывание корпоративной маски" в американском и английском корпоративном праве

"Прокалывание корпоративной маски" в американском и английском корпоративном праве

Наиболее широкое применение рассматриваемая ответственность в виде так называемого "прокалывания корпоративной маски" нашла в американской судебной практике, которой, собственно, и принадлежит авторство этой юридической конструкции. По некоторым данным, число случаев ее применения судами США ежегодно составляет в среднем около 4000. В Законе о предпринимательских корпорациях штата Техас (Texas Business Corporation Act) этому институту даже посвящена специальная норма - ст. 2.21 (иными словами, здесь он урегулирован статутным, а не прецедентным правом).

Такой подход проистекает из свойственного американской правовой системе недоверия к самостоятельной личности самого юридического лица, которое традиционно считается лишь юридической фикцией, основанной на относительно легко опровержимой "презумпции" раздельного существования корпорации и ее участников (the law presumes that corporations are separate from their shareholders). Поэтому корпорацию здесь принято рассматривать либо в качестве полученной от государства "привилегии" (as a privilege granted by the state), злоупотребление которой оправдывает применение личной ответственности участников корпорации, либо как их договорное соглашение (contractual arrangement), наличие неясностей в котором также допускает "проникновение" к личному имуществу его участников.

Классическим ("парадным") примером "проникающей ответственности" в американской доктрине корпоративного права считаются несколько дел по искам к единоличным владельцам компаний такси. Учредители этих компаний, имея по нескольку автомобилей-такси, с целью ограничения своей ответственности создали под каждый автомобиль отдельную компанию с минимальным имуществом и общую компанию-холдинг, будучи их единственными участниками. При этом американские суды возлагали ответственность перед кредиторами таких компаний на их единственного владельца (horizontal piercing), а при недостатке его имущества - на другую принадлежащую ему аналогичную компанию (reverse piercing), но отказывали в последовательном возложении ответственности сначала на материнскую компанию и затем - на ее единственного участника.

Вместе с тем "прокалывание корпоративной маски" в современной американской правоприменительной практике также требует наличия ряда определенных дополнительных условий. Такие условия составляют тест на возможность обсуждения вопроса о применении "прокалывания корпоративной маски" (Circumstances Test) и основываются на различных доктринах, оправдывающих эту возможность.

Наиболее распространенными среди них являются:

1) "доктрина alter ego", согласно которой суду необходимо установить тесную связь корпорации и ее участников (участника), при которой первая фактически становится "другим я" последних, использующих ее для достижения неправомерных или недобросовестных целей и результатов, а признание отделения корпорации от ее участников противоречит публичному порядку (public policy);

2) "инструментальная доктрина", согласно которой истец должен доказать, что корпорация является "только средством (инструментом) достижения целей" незаконно или недобросовестно действующих участников, при этом полностью контролирующих всю ее деятельность;

3) "агентская доктрина", согласно которой корпорация рассматривается лишь в качестве агента, действующего исключительно в интересах своих участников-принципалов.

В американской правоприменительной практике весьма широко используется "доктрина идентичности", применяя которую суд сравнивает обстоятельства дела с заранее определенным перечнем критериев, допускающих "прокалывание корпоративной маски". К ним, в частности, также относится недокапитализация (inadequate capitalization) корпорации при ее создании. Таковая считается имеющей место, если имущество компании изначально было настолько незначительным, что делало иллюзорной возможность успешного ведения дел, объявленных предметом ее деятельности.

Правда, "неадекватная капитализация" компании сама по себе также недостаточна для применения "проникающей ответственности": при ином подходе и в отсутствие в большинстве американских штатов установленных законом требований к минимальному капиталу корпорации это означало бы фактическое возрождение таких требований судами. В связи с этим признак недокапитализации используется в совокупности с другими критериями, выработанными судебной практикой. Например, основанием для возложения на участников корпорации ответственности по ее долгам может стать ее недокапитализация, но:

- при одновременном смешении имущества корпорации и имущества ее участников или при фактическом отсутствии у корпорации имущества, отделенного от имущества ее участников;

- при использовании имущества компании для личных целей ее участников;

- при заключении сделок между корпорацией и ее участниками, например, по предоставлению необеспеченных кредитов;

- при передаче имущества корпорации или его части ее участникам или третьим лицам в ущерб ее кредиторам и др.

Вместе с тем такая ситуация может стать основанием и для удовлетворения предъявленного к корпорации деликтного иска за счет личного имущества ее участников (участника). Так, по одному из дел было установлено, что участники компании по изготовлению и использованию плавательных бассейнов никогда не вносили в ее имущество никаких взносов; по неосторожности ее работника погиб ребенок, и имущественная ответственность за это была возложена судом на ее участников <1>.

--------------------------------

<1> См.: Merkt H., Spindler G. Fallgruppen der Durchgriffshaftung und verwandte Rechtsfiguren. S. 262, Fn. 246.

 

Ведение корпорацией дел без необходимых финансовых средств нередко рассматривается американскими судами в качестве злоупотребления юридическим лицом ("корпоративной маской"). Однако и в этом случае для "прокалывания корпоративной маски" необходимы дополнительные обстоятельства: например, установление факта создания корпорации только с целью перевода на нее каких-либо долгов либо обязательств других лиц или иного обмана (fraud); распределение корпорацией своих активов в одной организации (организациях), а пассивов - в другой (других); использование корпорации исключительно в качестве "футляра" или "оболочки" (shell, conduit) для сделок или части сделок ее единственного участника и т.п.

Основанием для применения "проникающей ответственности" может также стать:

- сосредоточение всех долей участия в корпорации в руках одного лица или одной семьи;

- наличие у корпорации и ее участников одних и тех же служащих или управляющих хозяйством;

- одновременное участие директоров и (или) членов исполнительных органов корпорации в ведении дел других корпораций, партнерств или в индивидуальном предпринимательстве;

- использование корпорацией и ее участниками для своих сделок одних и тех же организаций-посредников;

- использование корпорации исключительно в целях передачи товаров (производства работ, оказания услуг) лишь одному лицу;

- нарушение правил ведения дел в отношении экономически самостоятельных, но взаимосвязанных предприятий (дочерних компаний).

Во всех этих случаях также требуются и некоторые дополнительные условия, сводящиеся к установлению в действиях корпорации и (или) ее участников (участника) каких-либо элементов обмана или злоупотреблений (fraud или injustice).

В английское корпоративное право концепция lifting the corporate veil перешла из американского права. Однако в противоположность последнему здесь она используется весьма редко, поскольку английская правоприменительная практика и доктрина традиционно исходят из четкого разделения имущества корпорации и ее участников даже в случае появления компании одного лица.

Основанием для этого является принятое палатой лордов еще в 1897 г. широко известное решение по делу Salomon v. Salomon & Co., в котором судьей лордом Хэлсбери была обоснована раздельная правосубъектность компании и ее учредителя (учредителей). Саломон создал private limited company с капиталом, разделенным на 2007 долей (share) по 1 фунту стерлингов каждая, из которых за переданное компании имущество он взял себе 2001 долю и по одной доле передал жене и пятерым детям. После этого он продал созданной им же компании за 40 тыс. фунтов стерлингов собственное обувное предприятие стоимостью 8 тыс. фунтов стерлингов под залог всего ее имущества. Через год компания обанкротилась и Саломон в качестве залогового кредитора предъявил к ней привилегированные требования в ущерб другим кредиторам. Тем не менее в силу принципа разделения имущества компании и ее учредителей (участников) кредиторам компании было отказано в иске лично к Саломону.

Лишь при банкротстве корпорации в Англии допускается возложение имущественной ответственности на ее недобросовестных руководителей (директоров), а полученное от них компанией возмещение идет затем в конкурсную массу для удовлетворения требований кредиторов. Эти ситуации нельзя, однако, рассматривать в качестве "подлинной проникающей ответственности".

Вместе с тем английской судебной практике известны отдельные случаи "обратного проникновения", т.е. возложения на корпорацию имущественной ответственности по долгам ее единственного участника. Так, в известном деле Jones v. Lipman было установлено, что сразу же после заключения договора с истцом ответчик создал компанию и передал ей все права на имевшийся у него земельный участок лишь для того, чтобы не исполнять свое обязательство по передаче этих прав истцу. Судебным решением исполнение этого обязательства было возложено на ответчика и созданную им компанию солидарно. Это решение стало основой для судебной практики по спорам о передаче имущества (asset stripping) между единственным участником компании и контролируемой им компанией с целью неисполнения каких-либо имущественных обязательств (это касается и споров об аналогичной передаче имущества между двумя компаниями с идентичным составом участников).

В 1990 г. в решении по не менее известному делу Adams v. Cape Industries Plc. суд установил, что юридическая личность компании используется ее участниками лишь в качестве фасада для введения в заблуждение своих контрагентов. Оно также стало основанием для "снятия корпоративной маски" судами в случаях злоупотребления самостоятельной правосубъектностью юридического лица для обмана кредиторов. Вместе с тем неудачными здесь оказались попытки использования этого института для случаев смешения имущества компании и ее участников, недокапитализации имущества компании и даже для возложения на материнскую компанию ответственности по долгам дочернего общества. Проверка фасада юридического лица (fasade test) служит здесь основанием "проникающей ответственности" лишь в чрезвычайных случаях; в литературе отмечается, что английские суды соблюдают доктрину по делу Саломона (Salomon doctrine) гораздо жестче и непреклоннее, чем германские суды аналогичный по сути принцип отделения имущества корпорации от имущества ее участников (Trennungsprinzip) <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Schnittker H., Bank S. Die LLP in der Praxis. S. 50.

_____________________

Случаи "проникающей ответственности" в корпоративном праве

Обоснование и условия "проникающей ответственности"

"Проникающая ответственность" в российском корпоративном праве

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443x (12.06.2014)
Просмотров: 411 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016