Пятница, 09.12.2016, 10:38
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Ю.А.Цветков

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Автор через призму психологии анализирует профессиональные типы следователей.

Ключевые слова: человек, следователь, уголовный процесс.

 

Человек неповторим, но существуют отдельные множества, состоящие из людей, которые в главном похожи друг на друга. Каждое из таких множеств образует определенный тип личности. К такому выводу пришли еще античные мыслители, и среди них одним из первых - Платон. В своем знаменитом диалоге "Государство" он не только выделил три типа личности сообразно преобладающему в них началу, но и соотнес каждый тип с какой-либо ведущей профессиональной деятельностью. Тем, в чьей душе господствует разумное начало, надлежит быть правителями, в ком преобладает ярость - стражами, а у кого душа вожделеющая - ремесленниками <1>.

--------------------------------

<1> Платон. Государство // Платон. Сочинения: В 4 т. М.: Мысль, 1994. Т. 3. С. 79 - 420.

 

Наиболее глубокую и научно обоснованную разработку типология личности получила в начале XX века, и преимущественно - в исследованиях психиатров - Э. Кречмера, З. Фрейда, К.Г. Юнга, П.Б. Ганнушкина и К. Леонгарда. Модели личности, созданные Юнгом и Леонгардом, в настоящее время практически повсеместно используются в тестовых методиках, применяемых при отборе претендентов для назначения на должности в органах государственной власти и крупных корпорациях. Однако модели, созданные всеми этими авторами, тяготеют к универсальности, а потому не могут быть втиснуты в прокрустово ложе профессионального отбора. Американский психолог, математик и программист Дж. Холланд предложил классификацию типов личности, исходя из того, в каких сферах профессиональной деятельности человек скорее добьется наибольшего успеха благодаря определенным индивидуальным особенностям. Всего им было выделено шесть типов личности: реалистический, артистический, интеллектуальный, конвенциональный, предприимчивый и социальный <2>. Мы же в своем исследовании пошли обратным - чисто индуктивным - путем, вычленив из самой профессиональной деятельности следователей уже сложившиеся типы и дав им соответствующее описание.

--------------------------------

<2> См.: Холланд Дж. Самонаправленный поиск: руководство / Адаптация А.Н. Воробьева, И.Г. Сениной, В.И. Чиркова. Ярославль, 1993.

 

Предложенная нами типология основана на трех базовых идеях: (1) историчность; (2) профессиональная (процессуальная) акцентуация; и (3) конвергенция.

Идея историчности состоит в том, что профессионально-психологический тип участников уголовного судопроизводства формируется на стыке психологических особенностей личности и особенностей его профессиональной деятельности. Первая группа факторов (темперамент, характер, интересы, направленность, мировоззрение, ценностные ориентации) остается относительно стабильной на протяжении жизни. Наиболее прочным и стабильным фактором является темперамент, т.е. врожденный тип высшей нервной деятельности. Проведенные в Академии СК России исследования позволили выявить распределение следователей по видам темперамента <3>. Результаты оказались весьма неожиданными (рис. 1).

--------------------------------

<3> Черкасова Е.С. Профессиональный стресс как причина формирования синдрома эмоционального выгорания у сотрудников Следственного комитета Российской Федерации // Вестник Следственного комитета Российской Федерации. 2012. N 4(18). С. 39.

 

Рис. 1. Типы следователей в зависимости от темпераментов

 

Большинство следователей СК России (36%) по своему темпераменту являются флегматиками и меньшинство (12,6%) - холериками. Основным свойством флегматиков является инертность, а холериков - подвижность психических процессов с преобладанием возбуждения над торможением. Казалось бы, флегматики в силу специфики организации их высшей нервной деятельности - не самые подходящие для следственной работы люди. Как же получилось так, что в следственных органах их большинство? Думается, что это - результат "естественного" отбора. Ведь кто как не флегматик наиболее устойчив к постоянной критике со стороны руководства и обладает наибольшим ресурсом физиологической прочности в условиях постоянного психологического давления? А вот холерик, напротив, наиболее "неудобный" в этом смысле для руководителя тип, несмотря на наличие у него весьма востребованных для следственной деятельности индивидуальных черт.

Три вида темперамента: сангвинистический, флегматический и холерический - относятся к сильным типам высшей нервной деятельности, а меланхолический - к слабым. Однако эпитет "сильный" стоит брать в кавычки. Человек, обладающий "сильным" темпераментом, далеко не обязательно будет сильной личностью. Вспомним повесть В. Быкова "Сотников". Один из двух главных героев - Рыбак - был явно выраженным сангвиником, а Сотников - скорее меланхоликом. Однако первый пыток не выдержал и стал предателем, а второй выдержал и погиб смертью героя. Так вот, именно там, где поступки людей не могут быть объяснены их органическими свойствами и инстинктами, пролегает та невидимая грань, по которой проходит разделение между физиологией и психологией. И грань эта относится к одной из основных научных загадок, стоящих перед человечеством (иногда ее еще называют психофизической проблемой). Предметом данного эссе являются вопросы психологии следователя.

Вторая группа факторов, влияющих на формирование профессионально-психологического типа следователя, может изменяться в зависимости от изменений законодательства, которые предопределяют процессуальное положение участников уголовного судопроизводства. Поэтому профессиональные типы, в отличие от универсальных психологических типов, исторически изменчивы. Так, если законодатель, к примеру, откажется от нынешней модели предварительного следствия в пользу полицейского дознания, то доминирующим станет такой тип следователя, как "сыщик", в то время как тип следователя-"оформителя" или следователя-"чиновника" будет отмирать.

Обратимся ко второй базовой идее - идее процессуальной акцентуации. Понятие акцентуации введено в общенаучный дискурс немецким психиатром Карлом Леонгардом. "Акцентуация, - полагал ученый, - это, в сущности, те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние" <4>. Мы используем данный термин более определенно, понимая под профессиональной (процессуальной) акцентуацией фиксацию на одной какой-либо стороне профессиональной деятельности (работа с документами, публичные выступления, использование власти и т.д.), в ущерб другим ее составляющим. Мало в какой профессии возможно, и уж точно ни в одной юридической профессии невозможно, чтобы нравилось все без исключения. Если работник получает удовлетворение от выполнения более чем половины объема своих трудовых функций, он, скорее всего, будет чувствовать себя более или менее комфортно, если же нет - то он будет испытывать чувство профессиональной неудовлетворенности.

--------------------------------

<4> Леонгард К. Акцентуированные личности. Ростов н/Д: Феникс, 2000. С. 40.

 

В связи с этим был проведен опрос 100 следователей следственных органов СК России районного и регионального звеньев по вопросу о том, что в работе следователя им удается лучше всего, а что - хуже (рис. 2, 3).

Рис 2. Профессиональные предпочтения следователя

 

Рис 3. Профессиональные отвращения следователя

 

Характерно, что более 2/3 следователей своей сильной стороной и основным предпочтением назвали общение с людьми и получение от них нужного результата. Такие данные могут, с одной стороны, указывать на преобладание среди следователей экстравертного типа личности, а с другой стороны - о явной переоценке ими своих коммуникативных способностей ввиду так называемой фундаментальной ошибки атрибуции, связанной с недооценкой ситуации общения. Ведь успех в получении нужного результата может быть вызван не самими коммуникативными способностями следователя, но теми чисто позиционными и правовыми преимуществами, которыми он наделен в силу своего процессуального положения.

Отрицательный выбор большинства следователей такого направления деятельности, как публичные выступления, вкупе с нулевым положительным выбором этого же направления, свидетельствует об отсутствии профессиональной установки следователя на публичность, в то время как элемент публичности в деятельности следователя в последнее время существенно возрос - это и участие в судебных заседаниях, и выступления в СМИ, и участие в официальных мероприятиях. Отсутствие у следователя навыков публичных выступлений ведет к тому, что следственные органы на поле PR нередко проигрывают своим оппонентам.

Оценивая результаты опроса и сопоставляя данные, содержащиеся в обеих диаграммах, мы обнаруживаем наличие устойчивых групп профессиональных акцентуантов. Выявленные акцентуации - это не только основа для создания профессионально-психологической типологии, но также и "подсказка" для руководителей следственных органов направления работы по повышению квалификации следователей в наиболее уязвимых для них направлениях.

Третья базовая идея нашей типологии - идея конвергенции (от лат. convergo - "сближаю") - проявляется в постоянной тенденции к сглаживанию индивидуальных особенностей в силу структурирующего влияния правовых стандартов уголовно-процессуальной деятельности, дрейфу в направлении наиболее востребованных практикой профессионально-психологических типов. Так, у следователей, независимо от их типовой принадлежности, со временем начинают усиливаться тенденции к "оформительству", а у судей - к "штамповке" как наиболее востребованным качествам в ситуации погони за показателями. Происходит в своем роде естественный отбор участников уголовного судопроизводства: либо носитель того или иного типа начинает культивировать в себе свойства наиболее востребованного типа и одновременно подавлять качества наименее пригодные, либо он отсеивается, выбывает из той или иной профессиональной деятельности. Поэтому "чистые" типы встречаются преимущественно в среде начинающих работников, в то время как в среде более опытных встречаются в основном смешанные либо смазанные типы.

Наконец, приступая к описанию собственно типов участников уголовного судопроизводства, необходимо сделать оговорку методологического порядка. Дело в том, что практически все известные типологии - и предлагаемая типология здесь не исключение - создаются при опоре на аксиоматический метод. Применяя свои опыт, наблюдения и научную интуицию, авторы типологий либо, что называется, "попадают в цель", либо не "попадают". Другими словами, только после того, как сконструированные ими типы находят признание со стороны научной общественности как достаточно обоснованные и очевидные, эти конструкты становятся объектами, и даже больше чем объектами, - инструментами эмпирических исследований. Именно так была создана и самая знаменитая, юнгианская, типология, которая широко популяризована в ее усеченном виде как деление на интровертный и экстравертный типы личности. Сейчас эта типология в качестве базовой лежит в основе многих других типологий и тестовых методик. Вот как характеризует свой методологический подход к типологии личности сам К.Г. Юнг в предисловии к своему фундаментальному исследованию: "Мысли, нашедшие свое выражение в этой книге, возникали постепенно, прежде всего из бесчисленных впечатлений и опытов, практически приобретенных мною в качестве психиатра и врача-невролога, равно как и из моего общения с людьми самых разнообразных социальных кругов; дальнейшим материалом послужил обмен мнениями в личных беседах с друзьями и противниками и, наконец, критика моей собственной психологической своеобразности" <5>. Находя эту характеристику исчерпывающей, мы приступаем к описанию выявленных нами профессионально-психологических типов следователей.

--------------------------------

<5> Юнг К.Г. Психологические типы. М.: Прогресс, 1995. С. 23.

 

Сыщик

 

В кино и художественной литературе, из-за невежества авторов, профессии следователя и оперуполномоченного нередко отождествляются. Однако такое отождествление встречается и на практике, когда следователь ощущает себя в большей степени сыщиком. Юридический аспект (а именно он должен превалировать) в его работе практически отсутствует. "Сыщик" увядает за письменным столом и оживает на месте происшествия. "Живая" работа - вот в чем находит свое предназначение такой следователь. Он с охотой будет работать в любое время суток, если работа связана с общением с людьми, но не сможет заставить себя и пятнадцати минут посвятить составлению обвинительного заключения. Процессуальная акцентуация данного типа - раскрытие преступления. Он поглощен раскрытием преступления, в то время как процесс доказывания им полностью игнорируется. Он может обнаружить ценное вещественное доказательство, но забыть вынести постановление о его приобщении к материалам дела. Поэтому многие результаты его работы утрачиваются из-за их ненадлежащего процессуального оформления. "Сыщик" - это энтузиаст и оптимист. Для него не существует бесперспективных дел, есть лишь дела неинтересные. Однако он охлаждается так же быстро, как и загорается, если в первые дни расследование не приносит прогнозируемых результатов. "Сыщик" напрочь лишен способности к системной и кропотливой работе, его действия хаотичны и зачастую непредсказуемы. Когда не хватает фактов и не срабатывает логика, он смело использует интуицию, слухи, домыслы, а порой и кулаки. В этом типе, более чем в других, присутствует следственный романтизм. Но, как известно, после череды неудач романтизм частенько сменяется глухой апатией.

 

Оформитель

 

В противоположность охарактеризованному выше типу, "оформитель" акцентуирован на составлении процессуальных и иных документов и находит особое упоение в бумажной работе. Составленные им документы отличаются предельной аккуратностью, доходящей до педантизма. Если ему поручат в производство раскрытое уголовное дело, он "подчистит" в нем все процессуальные шероховатости, "отшлифует до блеска" и с успехом направит в суд. Он предпочитает шаблонные дела, в оформлении которых хорошо "набил руку". "Живая" работа - посещение следственных изоляторов, допросы, очные ставки, осмотр места происшествия - интересуют его главным образом с точки зрения документирования. Умение общаться, а тем более манипулировать людьми никогда не считалось сильной стороной такого следователя. Как правило, он занимает пассивную позицию и в процессе является ведомой фигурой. Направление расследования определяет не он, а его процессуальный противник. "Оформителю" проще пойти на поводу у другого участника процесса, чем обострить следственную ситуацию. Он не способен "надавить" на свидетеля или обвиняемого с целью получения желаемых показаний и предпочитает работать с теми, кого предварительно "подготовили" работники оперативных служб. Он не станет задумываться, насколько добровольны или правдивы те или иные показания и одинаково качественно запротоколирует как обвинительные, так и оправдательные доказательства. "Оформителю" бесполезно поручать нераскрытые дела: он редко ставит перед собой задачу докопаться до истины. К истине он абсолютно равнодушен. Не содержание, а форма - вот что действительно привлекает следователя этого типа.

 

Прагматик

 

Следователя-"прагматика" по расследуемому им делу интересует только одно - судебная перспектива такого дела. Если дело не имеет такой перспективы, он не потратит на него и минимума времени. Напротив, если судебная перспектива хоть немного, но существует, он проявит чудеса изворотливости и изобретательности, чтобы ее реализовать. Как и "оформителя", его мало заботит истина. Однако механическое оформление дела в суд его также оставляет равнодушным. "Прагматик" предпочитает захватывать инициативу в свои руки, но никогда не идет на таран там, где его силы явно уступают силам противника. Его любимая тактика - это лавирование, когда уступки сочетаются с точечными, меткими ударами по наиболее уязвимому месту противника. Умея просчитывать на несколько ходов вперед, он, как правило, безошибочно определяет соотношение сил между собой и своим процессуальным оппонентом. Главную ставку он делает на работу с людьми, причем видит в них таких же коммерсантов, то есть в первую очередь людей расчета. Такой следователь руководствуется только логикой, и эмоциональная составляющая в отношениях с участниками процесса ему не свойственна. Для него не существует ни врагов, ни друзей, а только потенциальные контрагенты. Любую следственную ситуацию он пытается решить выгодной сделкой, будь то досудебное соглашение о сотрудничестве либо неофициальные чисто джентльменские договоренности, пренебрегая при этом планомерной и кропотливой работой по собиранию доказательств. Не станет он тратить время на проверку версий, в которые не верит, или обременять себя трудоемкими следственными действиями, назначением и производством сложных экспертных исследований, служащих "украшением" уголовного дела. Разглядеть кратчайший путь к достижению конечной цели (направлению дела в суд) и следовать этим путем - его ключевая стратегия.

 

Теоретик

 

Низкая теоретическая подготовка - бич современных следователей. Некоторые пытаются компенсировать недостаток знаний за счет напористости и харизмы, другие - посредством интуиции, третьи - умением вести аппаратные игры. Однако формула честного успеха в нашем ремесле, как это ни банально звучит, заключается как раз в сочетании крепкого теоретического базиса с умением применять его на практике. В юриспруденции, а тем более в следственной деятельности, как ни в одной другой, справедливо утверждение, приписываемое Нильсу Бору: "Нет ничего практичнее хорошей теории". Тип следователя, который мы называем "теоретиком", - это первое без второго. Благодаря своим свежим и кажущимся глубокими познаниям "теоретик" вначале всегда заметно выделяется среди своих коллег и может произвести многообещающее впечатление. Однако весь его теоретический багаж мгновенно разбивается при первых столкновениях с практикой. Оказавшись в конкретной следственной ситуации, "теоретик" колеблется между множеством приходящих ему на ум вариантов ее решения и в итоге принимает наихудшее либо вообще долгое время уклоняется от его принятия. Данный тип акцентуирован на своих сомнениях, порожденных большим объемом плохо соотнесенных с практикой теоретических знаний. Стремясь все делать правильно, то есть так, как его учили в институте или как написано в учебнике, он игнорирует жизненные реалии и уникальность каждой следственной ситуации. Он постоянно сомневается в правильности принятого ранее решения, неоднократно меняет его, чем в итоге убеждает процессуального противника в слабости своих позиций. Он видит проблему там, где ее на самом деле нет, а где она есть, выбирает самый сложный способ ее преодоления из всех возможных. Следственные действия "теоретик" производит с необыкновенной обстоятельностью. Допрашивая подозреваемого в убийстве, он может выяснить всю его родословную до седьмого колена, но не задать ему вопроса, признает ли он себя виновным или нет. При расследовании даже самого простого дела он всегда углубляется в дремучие дебри, не замечая, что решение лежит на поверхности. Ход расследования он направляет по боковым линиям, избегая магистрального направления. "Теоретик" производит поистине титаническую работу, но та, как правило, ни на шаг не приближает его к нужному результату.

 

Чиновник

 

Каждый следователь является должностным лицом, обладающим весьма существенными властными полномочиями. В предложении "Казнить нельзя помиловать" зачастую именно следователь предопределяет место для запятой. Поэтому следователь - это всегда в той или иной степени чиновник. Другое дело, что для некоторых власть становится основной доминантой в работе. Самая сильная мотивация для них - не раскрытие преступления, а продвижение по службе. Следовательскую работу они рассматривают в основном как трамплин для занятия руководящей должности. По данным проведенных нами социально-психологических исследований, базовым мотивом в профессиональной деятельности 28% следователей СК России является возможность карьерного роста на государственной службе <6>. Пока же этот трамплин не преодолен, они максимально используют доступ к рычагам власти для удовлетворения своих личных амбиций. (В СК России следователи, - за мотивированные только властными побуждениями, составляют всего 1%, а статусными - 4% <7>.) Причем "достается" не только стороне защиты, но также потерпевшим и свидетелям, а иногда именно последним как наиболее бесправным в процессе. "Чиновник" уделяет основное внимание только тем уголовным делам, которые имеют определенный резонанс или находятся на контроле у руководства, по другим делам им проводится минимум следственных действий, преимущественно формальных. Вообще, этому типу свойствен крайний формализм. Расследуемые ими дела, как правило, очень объемны, однако их содержимое составляют преимущественно всякого рода рапорты, справки, запросы, телефонограммы. В отличие от "оформителя", получающего наслаждение от бумажной работы как таковой, "чиновника" интересует ее бюрократическая, а не доказательственная составляющая. Он досконально документирует каждый свой шаг, чтобы в случае проверки любой ценой избежать взыскания. Сильной стороной таких работников является осознание, что за их спиной стоит мощнейшая государственная машина с ее, может быть, несколько инертным и неповоротливым, но абсолютно несокрушимым репрессивным аппаратом. "Чиновник" умеет заставить работать оперуполномоченных, экспертов, подчиненных им следователей следственной группы, знает, как добиться требуемого результата от других должностных лиц. Умение использовать такую машину в сочетании с атакующим, наступательным стилем расследования помогает ему сломить любое, даже самое ожесточенное, противодействие со стороны защиты. Однако чаще таким следователям свойственна осторожность, постоянная перестраховка и оглядка на руководство.

--------------------------------

<6> Багмет А.М., Цветков Ю.А. Мотивация профессиональной деятельности следователя // Юридическая психология. 2013. N 3. С. 7.

<7> Там же.

 

Художник

 

Основным стимулом в работе этой категории следователей может быть только одно - вдохновение. В этом одновременно их сила и слабость. При отсутствии интереса к расследуемому делу оно погребается в их сейфе до истечения очередного процессуального срока. Если же дело всерьез заинтересовало "художника", то он сосредоточит на нем все свои усилия (увы, в ущерб другим делам) и создаст из него произведение искусства. Для истинного художника самым заманчивым творческим замыслом является тот, который кажется неосуществимым. Поэтому он с охотой берется за наиболее сложные, порой неперспективные дела, в то время как имеющие очевидную судебную перспективу, но при этом шаблонные дела оставляет без внимания. Если рутина - это стихия "чиновников" и "оформителей", то "художник" постоянно требует новизны. Именно новизна является объектом его профессиональной акцентуации. Он охотно расследует дела самой широкой категории, главное, чтобы ни одно из них не повторяло предыдущее. Как и "сыщик", он способен на смелые, неожиданные и рискованные поступки и решения как по стратегии расследования, так и при проведении отдельных следственных действий. Однако зачастую эффект он ставит выше результата. Так, он может провести очную ставку, напрочь лишенную целесообразности, только для того, чтобы получилась незабываемая сцена. В то время как необходимый по делу осмотр может быть вообще им не проведен. Ведь при расследовании он всегда рассчитывает не на системный сбор доказательств "по крупицам", а на какой-то оригинальный маневр, хитроумную комбинацию, которая решит исход дела и перевесит все другие недобытые доказательства. Способный художник сочетает в себе яркую образность и добротную технику. Так и следователь этого типа, в отличие от того же "опера", помимо стратегических замыслов, неплохо владеет инструментами уголовного процесса и умеет переигрывать оппонента с помощью знания процессуальных тонкостей. Однако, как и "сыщик", он столь же быстро может потерять интерес к делу, как и загореться им. Однако если первый перестает работать по делу, видя его бесперспективность, то последний, напротив, охлаждается по причине того, что дело им уже раскрыто, и впереди остается одна рутина. Пользуясь шахматной терминологией, можно сказать, что он мастерски дебютирует, но проигрывает в эндшпиле. Вообще, художник, как любая творческая личность, может функционировать только в условиях свободы. Поэтому любые ограничения, включая трудовую дисциплину и прокурорский надзор, для такого следователя неприемлемы. Он считает себя достойным особого отношения и не смирится с тем, чтобы к нему предъявлялись такие же требования, как и к его коллегам. Вот почему "художники", как правило, долго не задерживаются на следственной работе.

 

Обвинитель

 

В соответствии с УПК РФ 2001 г. следователь отнесен к стороне обвинения, ключевой задачей которой является осуществление уголовного преследования от имени государства. Вместе с тем такое процессуальное положение не снимает с него возложенной в равной степени на всех участников уголовного судопроизводства задачи по защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод. Со временем у некоторых следователей происходит профессиональная деформация, в результате которой они акцентуируются на функциях обвинения и преследования. Дело в том, что следователю чаще других приходится сталкиваться с проявлениями лжи. Поэтому через несколько лет работы, в том числе и под влиянием профессиональной деформации, ему начинает казаться, что врут все без исключения, если речь идет о стороне защиты и свидетелях, поддерживающих эту сторону. В то же время потерпевшая сторона пользуется его безраздельным доверием. "Обвинитель" ощущает себя мстителем, форпостом борьбы с преступностью, чья основная роль - любой ценой "засадить" заподозренного за решетку. Если он задержал человека по подозрению в совершении преступления или предъявил обвинение, то уже никогда не отступится от ранее принятого решения. Он приложит титанические усилия, чтобы раздобыть доказательства, подтверждающие обвинение, и будет напрочь игнорировать доказательства, опровергающие его. Любой свидетель защиты будет казаться ему подкупленным, алиби - инсценированным, а оправдательный документ - поддельным. При квалификации действий обвиняемого он постарается вменить в вину все известные составы преступлений. Обвиняемый и его адвокат становятся личными врагами такого следователя, и если первому каким-то образом удается избежать уголовной ответственности, то последний переживает это как личное поражение и нередко испытывает угрызения совести, что не смог добиться "торжества справедливости". Давая оценку этому типу, следует отметить, что фанатизм Торквемады - это такой же тупиковый для следовательского профессионализма путь, как и постоянные гамлетовские сомнения "теоретика".

 

Половые различия в профессиональной деятельности следователя

 

В шахматном мире существовала такая шутка: есть просто шахматы, есть шахматы в Советском Союзе, а есть женские шахматы. В Следственном комитете Российской Федерации женщины составляют меньшинство - 23,96% от всех следователей, причем по мере продвижения по служебной лестнице этот процент сокращается (в центральном аппарате - всего 5,36%). Такая традиция берет свое начало еще из органов прокуратуры, хотя тенденция к полицеизации СК России (в МВД России среди следователей женщины на протяжении десятилетий составляют большинство) влияет и на постоянный незначительный рост женского контингента среди следователей.

Один из наиболее авторитетных в мире специалистов в области дифференциальной психологии Анна Анастази выделяет следующие психологические различия между мужчинами и женщинами:

- у мужчин более выражены такие черты, как независимость, доминирование и самоуверенность;

- у женщин значительно больше выражены эмоциональная неуравновешенность и склонность к невротическим состояниям;

- мужчины более склонны к работе вне помещения и требующей большего физического напряжения, а женщины отдают предпочтение сидячей работе в помещении, и т.д. <8>.

--------------------------------

<8> Анастази А. Дифференциальная психология: индивидуальные и групповые различия в поведении / Пер. с англ. Д. Гурьева, М. Будыниной, Г. Пимочкиной, С. Лихацкой. М.: Эксмо, 2001. С. 593 - 652.

 

Не следует смешивать два понятия - пол и гендер. Гендер - это социальный пол, а точнее, та ролевая установка, которая предписывается носителю того или иного пола и должна регулировать его поведение в обществе в зависимости от принадлежности к тому или иному полу. Именно поэтому женщина-следователь (а равно женщина-судья), осознанно или бессознательно противостоя своей гендерной роли, нередко искусственно культивирует в себе те качества, которые кажутся ей олицетворением мужественности: грубость, безжалостность, доминантность. И это, в свою очередь, может оказать парадоксальное влияние на стиль профессиональной деятельности. Так, в деятельности судей-женщин может прослеживаться тенденция к назначению более жестких наказаний, чем в деятельности их коллег - мужчин.

Вместе с тем вполне можно говорить и об отдельном профессионально-психологическом типе следователя, который мы чисто условно назовем женским типом. Здесь имеется в виду тип следователя, проявляющий в работе особенности, присущие в основном женщинам, причем к этому типу могут относиться следователи обоего пола. Следователи этого типа руководствуются в первую очередь своей интуицией, и только потом - логикой. Эмоциональная составляющая при расследовании выступает для них на первый план и является объектом их профессиональной акцентуации. Они доверяют главным образом той стороне (будь то потерпевший или обвиняемый), которая вызвала их личные симпатии, пробудила сострадание или жалость. Букве закона они противопоставляют дух и пытаются придать расследованию дела именно то направление, которое отвечает их представлениям о справедливости. Они всегда стремятся немножечко подыграть тому, кто кажется им более слабым, независимо от его процессуального статуса. При общей тенденции избегать конфликтных ситуаций "женские" типы нередко оказываются крайне неуступчивыми в мелочах, например, отчаянно спорят со свидетелем из-за каждой фразы в протоколе. Они проявляют исключительную скрупулезность при оформлении тех или иных процессуальных документов, но порой упускают главное. Так, они могут составить подробнейший протокол осмотра какого-то малозначительного документа, но при этом не указать в фабуле обвинения тех действий, которые инкриминируются обвиняемому. В этом "женщина" отличается от "сыщика", пренебрегающего деталями в пользу главного. Вместе с тем внимание к деталям - это их сильная сторона, ибо каждому следователю известно, что кажущаяся с первого взгляда незначительной деталь может стать ключевым доказательством по делу.

Завершая описание типов следователей, необходимо оговориться, что какие-то определяющие их свойства в действительности могут проявляться не столь резко и заостренно. Нередко встречается и так называемый смешанный тип, которому в той или иной мере свойственны черты сразу нескольких. Наиболее сочетаемы особенности, присущие следующим парам: "сыщик" - "прагматик", "чиновник" - "обвинитель", "женщина" - "оформитель". Абсолютно несовместимыми представляются "сыщик" - "оформитель", "прагматик" - "теоретик", "художник" - "чиновник".

 

Резюме

 

Имеет ли какое-то практическое значение предложенная типология? Думается, да. Во-первых, определив тип того или иного следователя, руководитель следственного подразделения может более эффективно организовать работу своего подчиненного, доверить ему такой участок, на котором тот проявит свои наиболее сильные стороны, и, напротив, своевременно проконтролировать те направления, где последний не столь силен. Умение определить профессионально-психологический тип иного участника уголовного судопроизводства - прокурора, защитника, судьи - позволяет и следователю, и руководителю следственного органа выстроить наиболее эффективную стратегию взаимодействия с таким человеком. Наконец, изучение настоящей типологии будет способствовать самосовершенствованию следователей и иных участников судопроизводства. Соотнося себя с каким-либо типом, они смогут развивать имеющиеся достоинства и устранять недостатки. Ведь если взять того же следователя, то станет очевидным, что истинный следователь - это универсал, уверенно ориентирующийся в различных областях знания и сочетающий в себе наиболее сильные стороны всех характерных для него типов.

В заключение, предупреждая возможные инвективы в адрес предложенной типологии, хочется ответить потенциальным критикам словами Карла Густава Юнга: "Критики обычно впадают в ошибку, полагая, что сами типы явились, так сказать, плодом свободного воображения и были насильственно "навязаны" эмпирическому материалу. Перед лицом такого предположения я должен подчеркнуть, что моя типология является результатом многолетнего опыта - опыта, который остается совершенно закрытым для академического психолога" <9>.

--------------------------------

<9> Юнг К.Г. Указ соч. С. 25.

 

Литература

 

1. Аппарат власти следственной / Под ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрлитинформ, 2016. 384 с.

2. Цветков Ю.А. Управление в следственных органах. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2016. 335 с.

"Уголовное судопроизводство", 2016, N 1

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (19.04.2016)
Просмотров: 379 | Теги: следователь, уголовный процесс | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016