Вторник, 26.09.2017, 23:03
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕЧЬ ДЕПУТАТА

КИБАК И.А.,
кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры
психологии и педагогики Академии МВД Республики Беларусь
ivankibak@list.ru

 

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕЧЬ ДЕПУТАТА

 


Профессиональная парламентская дея-
тельность  депутата  сопряжена  с  интенсив-
ным  речевым  парламентским  общением,
которое требует умения строить эффектив-
ные монологи и диалоги. Так, Н.Н. Ивакина
изложила уникальный материал - професси-
ональная речь юриста (как для юристов, так
и для депутатов): о языке закона и функциях
языка права, об особенностях языка права,
о точности словоупотребления в письменной
и  устной  речи,  о  композиции  процессуаль-
ных  актов,  об  изобразительных  средствах
в  устной  публичной  речи,  об  оформлении
научных  работ.  Кроме  того,  анализируются
ошибки,  типичные  для  профессиональной
речи юристов, и предлагаются варианты их
исправления [7]. Также для нас представля-
ют интерес уникальные работы по культуре
речи  юристов  таких  ученых,  как  А.Л.  Вве-
денская,  З.В.  Башиева,  Г.С.  Бояринцева,
Л.Г. Павлова, Н.П. Смирнова [2; 3; 4].
Проблемы  современного  парламент-
ского  диалога  в  Беларуси  на  разных  уров-
нях  (от  Палаты  представителей  до  пред-
ставительных  собраний  органов  местного
самоуправления  и  управления)  еще  только
становятся  объектом  научного  исследова-
ния,  однако  уже  сейчас  ясно,  что  нахожде-
ние компромисса в публичной политике за-
частую  зависит  от  умения  парламентариев
спорить,  договариваться,  аргументировать,
искать точки соприкосновения в противопо-
ложных  идеологиях.  Парламентская  речь  -
это особый жанр. Парламентарию в данном
случае надлежит не только внимательно го-
товить содержание выступления, оттачивать
логику,  но  и  знать,  что  речь  имеет  особен-
ность  усиливать  или,  напротив,  затмевать
смысл излагаемого предмета.
Парламентская речь является важней-
шей составляющей политического дискурса,
высокая степень ее развития свидетельству-
ет о важности для общества поиска конвен-
циональных механизмов в целях эффектив-
ной  общественно-политической  дискуссии
[6, с.151-154]. Интерес на сегодняшний день
вызывает  исследование  С.А.  Громыко,  ко-
торый  показал,  что  до  1906  г.  в  России  не
было традиций парламентской речи. Многие
специалисты  в  области  истории  риторики,
такие  как  В.И.  Аннушкин,  Л.М.  Грановская,
А.К.  Михальская,  И.Ю.  Чистякова,  связы-
вают  с  I  Государственной  думой  возникно-
вение либо интенсивное развитие в России
не  только  парламентского  красноречия,  но
и  устной  публичной  политической  речи  в
целом.  До  1906  г.  в  России  не  было  систе-
мы институтов демократического народного
представительства, следовательно, не были
выработаны принципы и механизмы публич-
ной дискуссии в рамках политических инсти-
тутов.  Депутатам  I  Государственной  думы
пришлось  разрешать  противоречие  между
необходимостью участия в обсуждении важ-
нейших  вопросов  развития  страны  и  обще-
ства и отсутствием умений и опыта ведения
публичной политической дискуссии.
В обществе, по мнению И.К. Кирьянова,
где на протяжении почти сотни лет политиче-
ский монолог (ритуализированный, театрали-
зированный,  иногда  диалогизированный,  но
все же - монолог) господствовал над диалоги-
ческими формами публичного политического
общения, требовать от депутатов корректной,
эффективной, открытой парламентской дис-
куссии  сложно.  В  этой  ситуации  может  по-
мочь опыт парламентской дискуссии начала
ХХ в., ведь депутаты дореволюционных пар-
ламентов  оказались  в  похожем  положении
как с точки зрения исторической ситуации [8,
с. 11], так и в плане речевой коммуникации.
Нередко  на  Западе  депутаты  берут  курсы
риторики для того, чтобы добиться успеха в
парламентских баталиях.
Рассмотрим  основные  психологиче-
ские средства (вербальные и невербальные)
парламентской  речи  депутата.  К  первой
группе принадлежит слово как основной фе-
номен  речи  (собственно  вербальные).  При
выработке правовых норм в парламентском
речевом общении используются определен-
ные приемы и правила.
Прием профессионализации психотех-
ники  парламентской  речи  депутата  -  осно-
вополагающий,  определяющий  все  другие
элементы психотехники речи депутата. Речь
депутата  по  многим  особенностям  (религи-
озным,  национальным,  культурным,  обра-
зовательным и иным) отличается не только
словарным составом, но и логическим стро-
ем,  имеет  особое  предназначение.  Можно
выделить ряд общих свойств парламентской
речи. Часть депутатов имеют минимальные
представления  о  психотехнике  речи  и  не
всегда умеют правильно распоряжаться ар-
сеналом речевых средств, считают эту тех-
нику ненужной, на которую не следует обра-
щать внимания.
Парламентская  речь,  представляя  со-
бой многожанровую функциональную разно-
видность устной публичной монологической и
диалогической речи, характеризуется целым
рядом  специфических  черт.  Своеобразие
речевого  общения  депутатов  заключается
не  только  в  использовании  профессиона-
лизмов,  присущих  парламентской  деятель-
ности, но и в отборе и организации опреде-
ленных структур выражения в соответствии
с  прагматическими  установками,  целями  и
условиями  общения,  сложившимися  в  про-
цессе профессиональной деятельности пар-
ламентариев. Основные из этих средств: по-
веденческий  характер  в  законотворческой
практике. Речь, слово в парламентской дея-
тельности должны быть не простой формой
передачи информации. Слово не может быть
вырвано из системы правоотношений и мо-
рали. Его правильность или неправильность
всегда имеет признаки справедливости или
несправедливости,  добра  или  зла,  долга
или ответственности, поэтому к построению
речи,  выбору  слов  надо  относиться  с  пози-
ций этих критериев, соблюдая все правовые
нормы  и  нормы  морали.  Надо  чувствовать
высокую ответственность за свои слова, ибо
это  слова  представителя  законодательной
ветви  власти.  Отсюда  вытекают  и  другие
требования:  культура,  вежливость,  проду-
манность, уважительность к коллеге-депута-
ту,  участнику  законотворческого  процесса,
избирателю;  профессиональная  направлен-
ность депутата, т.е. выраженное речевое на-
мерение, нацеленность на принятие проекта
закона  и  законодательного  решения.  При
этом все возможности речи как инструмента
парламентской  работы  отбираются  и  видо-
изменяются для ее решения.
Официально-деловая  речь  депутата
должна быть непротиворечивой, полно и точ-
но воплощать задуманное содержание. Фор-
ма подачи материала может быть произволь-
ной,  но  все  же  зависит  от  темы,  стратегии
выступающего. В большом докладе это мо-
жет  быть  историко-хронологический  способ
изложения  проблемы,  прослеживающий  ее
истоки,  причины  возникновения,  развитие,
приводящий  к  предложению  способов  раз-
решения.  В  выступлениях  «по  поводу»,  т.е.
реактивных по своей сути, целесообразным
представляется  контрастно-сравнительный
метод, показывающий преимущества одних
предложений перед другими. Часто депута-
там необходимо выступить при обсуждении
какого-то вопроса или закона. В этом случае
выступление  строится  на  обсуждении  от-
дельных деталей целого.
Профессиональная  адаптированность
-  построение  речи  с  полным  учетом  психо-
логических  особенностей  субъекта  права,
участников законотворческого процесса, ко-
торым речь адресуется.
Обычная  структура  парламентского
выступления - это вступление, основные по-
ложения  и  заключительная  часть.  Вступле-
ние вообще следует считать весьма важным
компонентом  в  структуре  речи  депутата,
отправной точкой и переходом к последую-
щим блокам, составляющим основную часть
речи.  Вступление  должно  активизировать
внимание  слушателей,  заинтересовать  их.
Поэтому  в  нем  просто  и  ясно  должны  быть
изложены основные идеи выступления, если
это  подготовленный  запланированный  до-
клад,  или  должна  содержаться  реплика,
демонстрирующая  положительное  или  не-
гативное отношение к выступлению преды-
дущего  парламентария,  в  случае,  если  это
реактивное выступление в ходе обсуждения
вопроса. Центром же любой речи является со-
держательная часть. При этом особое значе-
ние  приобретает  избранный  стилистический
регистр  речи  -  своеобразная  динамическая
комбинация  нейтральных  и  экспрессивно-
выразительных  средств  языка.  Парламент-
скую речь отличает ориентация на разговор-
ный язык. Многое из того, что содержится в
устной, эмоционально выразительной речи,
может быть использовано и широко исполь-
зуется  в  речах  парламентариев:  внезапные
фразовые  обрывы,  обращения,  риториче-
ские  вопросы,  эмоциональные  отрицания  и
т.д.  Обращенность  к  коллегам-депутатам,
участникам  законотворческого  процесса  и
возможность  активного  воздействия  депу-
тата  на  присутствующих  определяют  отбор
языковых средств выражения.
Официально-парламентские  тексты
проектов  законов  обычно  требуют  для  сво-
его  усвоения  неоднократного  прочтения,
изучения.  Совсем  неслучайно  депутаты  от-
казываются  обсуждать  предложения  либо
замечания  в  проекты  законов  на  слух,  тре-
буя  их  распечатки,  поскольку  воспринять
язык  законов  в  устном  изложении,  как  уже
говорилось, очень трудно. Научное изложе-
ние требует точности и, что особенно важно,
логичности мысли, доказательности, объек-
тивности.
Если же какая-то проблема, по мнению
депутата, очевидна, не нуждается в доказа-
тельствах, а требует незамедлительного ре-
шения, то задача у депутата одна: не оста-
вить  парламент  равнодушным  к  решению
этой проблемы и убедить его в правильности
своей точки зрения.
Парламентские  выступления  делятся
на  контрастные  функционально-смысловые
типы  [1]:  речи  информационного  характера
(преобладает  тенденция  к  описательно-по-
вествовательному  развитию  темы  в  широ-
ком  смысле  слова),  аргументативно-анали-
тического характера (текстовые построения
носят характер рассуждений), императивно-
го характера (наблюдается стремление эф-
фективно  и  настойчиво  воздействовать  на
слушателей).
Парламентская  речь  многообразна
в  жанровом  отношении.  Живое,  непосред-
ственное общение на представительных со-
браниях рождает разные речевые формы. В
настоящее время сложились такие виды пар-
ламентской речи, как официальный депутат-
ский запрос, реплика, вопрос, информация,
а  также  полемика,  диспут,  дискуссионное
выступление,  причем  четкого  жанрового
разграничения  провести  не  представляется
возможным,  так  как,  например,  вопрос  мо-
жет  содержать  в  себе  утверждение  каких-
либо положений, информация может являть-
ся постановкой проблем, реплика - вносить
в обсуждение положения или документа до-
бавочную информацию.
Профессионализм парламентской речи
-  умение  выражать  мысли  профессиональ-
но,  используя  юридические  термины,  строя
предложения согласно требованиям нормот-
ворческой  техники,  регламента,  используя
профессиональные  выражения  и  речевые
обороты. Профессионализм парламентской
речи обеспечивается рядом специфических
требований:  профессионализм  парламент-
ской речи требует, прежде всего, владения
понятийным аппаратом конкретной области
знания  и  корректного  употребления  соот-
ветствующей  терминологии.  Отсутствие
того  и  другого  нарушает  взаимопонима-
ние выступающих и их оппонентов, лишает
дискуссию  смысла,  становится  причиной
неверных  суждений  и  даже  неточных  за-
конов;  профессионализм  парламентской
речи  требует  навыка  оперативной,  точной,
мотивированной номинации новых понятий
государственных структур, многочисленных
комиссий и т.д.; наиболее важным направ-
лением, обеспечивающим строгий профес-
сионализм  речи  парламентария,  является
гармонизация  терминологии,  которая  обе-
спечивает  взаимно  однозначное  соответ-
ствие  терминов  (и,  естественно,  понятий)
в  разных  языках.  Итак,  профессионализм
парламентской  речи,  обусловленный  ква-
лификацией парламентариев, не желатель-
ное,  а  обязательное  условие  реализации
всех функций парламентской речевой дея-
тельности,  залог  успешного  функциониро-
вания Парламента.
Культура  парламентской  речи  не  при-
ходит сразу, она требует большей практики.
Культура парламентской речи - это владение
нормами  современного  русского  литератур-
ного  языка,  умение  строить  тексты  разных
функциональных разновидностей языка в их
парламентском преломлении с соблюдением
норм парламентской этики. Между тем ни по-
требности в образцовой парламентской речи,
ни тем более практики в этой области в тече-
ние семидесяти с лишним лет в нашем обще-
стве просто не было. Бесчисленные прежние
заседания советов всех уровней от районных
до верховных и другие подобные мероприя-
тия  -  это  в  массе  своей  выступления  по  за-
казу  и  по  «бумажке»,  часто  проходившие
строжайшую  цензуру  соответствующих  го-
сударственных  органов.  Такие  выступления
были шаблонными, штампованными, их мало
кто слушал или читал. И хотя по своему на-
значению  они  были  достаточно  разнообраз-
ны  -  отчеты,  доклады  о  планах,  поддержка
докладов и их строго дозированная критика,
полные  ложного  пафоса  восхваления  всего
нашего и яростное отрицание «не нашего» -
все  они  были  одинаково  безлики  и  служить
образцами  для  современной  парламентской
деятельности ни в коей мере не могут. Ско-
рее  наоборот:  это  антиобразцы,  негативное
влияние которых далеко еще не преодолено.
Примером того, что в избытке было раньше,
но есть и теперь, могут служить распростра-
ненные  во  всех  жанрах  общения  штампы:
принять  меры,  быть  в  стороне  от  решения
острой проблемы, поставить на вид и др.
Высокая культура речи депутата помо-
гает отличать подлинную народность от не-
верно  понимаемой  демократизации  языка,
его ложной «образности». Она - одно из важ-
нейших условий повышения общей культуры
народа,  показатель  этой  культуры.  Именно
поэтому  живое  слово  депутата-парламен-
тария должно быть образцом и ориентиром
для  тех,  к  кому  оно  обращено.  Каждый  из
нас вправе требовать чистоты и образности,
истинного демократизма и благородства.
Этичность  парламентского  речевого
общения - доброжелательность, гуманность,
соответствие  речи  нормам  парламентской
этики.  В  профессиональной  парламентской
деятельности  депутатов  существуют  соци-
ально-этические языковые нормы, которыми
должны  руководствоваться  парламентарии
в своей речевой практике. Этические нормы
парламентского речевого общения и харак-
тер  обсуждения  дискуссионных  проблем,
чистота, правильность, ясность речи депута-
та - все это важные составляющие культуры
парламентской речи. Ораторы должны при-
держиваться высоких этических принципов и
широкого взгляда на обсуждаемый предмет,
допускающих возможность иного подхода и
другой оценки. Депутат не имеет права опу-
скаться  до  выпадов  или  каких-то  личных,
мелких,  придирчивых  возражений.  Даже
форма обращения друг к другу в парламенте
приобретает  особое  значение,  также,  впро-
чем, как и вопрос о «парламентских» и «не-
парламентских» выражениях.
Вышеизложенные  правила  рекомен-
дуют  депутату  готовить  каждую  свою  речь,
анализировать  ее  итоги,  совершенствовать
ее,  ориентируясь  на  четкую  выраженность
названных  свойств  и  правильность  их  про-
явления.
Выразительные  средства  в  парла-
ментской речи изложены в работе С.И. Ви-
ноградова,  Л.К.  Граудина,  В.П.  Даниленко
и  др.  [11].  Красота  речи  нетождественна
красивости  и  не  сводится  к  искусственно-
му  украшательству.  Тем  не  менее,  уже  в
древности знали, что воздействующая сила
речи возрастает, если она чем-то выделяет-
ся.  «Красноречие,  -  писал  М.В.  Ломоносов,
-  есть  искусство  о  всякой  данной  материи
красно говорить и тем преклонять других к
своему  об  оной  мнению.  Предложенная  по
сему  искусству  материя  называется  речь
или  слово»  [12,  с.53].  Намеренные  откло-
нения  от  нейтрального  речевого  стандарта
еще в античной риторике получили название
тропов и фигур. Троп - переносное значение
слова, выражения, фрагмента текста.
Прием выразительности означает, что
грамотно  построенное  речевое  сообщение
должно отличаться выразительной партиту-
рой,  призванной  повысить  эффективность
его  восприятия.  Оно  зависит  от  психоло-
го-правовой  и  нравственной  культуры,  об-
разованности  депутата,  особенностей  его
личности, отношения к своим полномочиям.
Вместе с тем полезно применять ряд правил.
Эмоциональная  выразительность.  В
словах,  произносимых  депутатом,  должны
звучать его отношение к ним, вкладываемый
смысл,  адресность.  Интонация  слов  пра-
вильна,  когда  она  адекватна  всему  содер-
жанию и значению слова в контексте фраз.
Это  не  простая  артистичность.  Интонация
обогащает  смысл  слова,  обеспечивает  его
лучшее восприятие и понимание коллегами-
депутатами,  субъектами  права,  производит
впечатление.  По  данным  некоторых  иссле-
дователей, понимание слова на 40% зависит
от  интонации,  с  которой  оно  произносится.
Необходимо  разнообразие,  интонационное
богатство  произнесения  речи.  Монотон-
ность, невыразительность наносят заметный
ущерб эффективности разговора, и резервы
его  повышения  остаются  неиспользован-
ными. Речь на одной ноте утомительна для
слушающих депутатов и даже для самого го-
ворящего.  Следует  варьировать  громкость,
эмоциональность, тембр, но исключать фор-
сирование голоса.
Лексическая  выразительность  -  ис-
пользование  точных,  ярких,  нестандартных
словесных  оборотов,  синонимов,  омонимов,
терминов, афоризмов, пословиц. Публичная,
в  том  числе  парламентская,  речь  принци-
пиально  открыта  для  разговорной  лексики,
которая  широко  употребляется  в  выступле-
ниях депутатов. Причины этого понятны: во-
первых, разговорные слова и обороты, вклю-
чая  пословицы  и  поговорки,  способствуют
деофициализации речи, делают общение бо-
лее непринужденным, позволяют удерживать
контакт  с  аудиторией;  во-вторых,  они  могут
выразить  самый  широкий  спектр  оценок  и
эмоциональных  состояний  человека  -  гнев,
раздражение,  неодобрение,  презрение,  пре-
небрежение, сарказм, иронию.
Парламентская  речь  не  закрыта  для
элементов разговорной речи и даже для та-
ких  нелитературных  образований,  как  диа-
лекты,  просторечие,  арго.  И  говорящий,  и
слушающие должны ясно понимать, что вво-
димые в литературную парламентскую речь
нелитературные элементы являются в целом
чуждыми  для  нее;  не  менее  ясным  должно
быть понимание того, с какой функциональ-
но-стилистической  нагрузкой  используются
эти элементы.
В парламентской речи все же вряд ли
допустимы слова с «предельными» экспрес-
сивными характеристиками, например бран-
ная и вульгарная лексика. Каким бы пустым
или  ошибочным  ни  представлялось  высту-
пление  коллеги-депутата,  непозволительно
выражать свое отношение при помощи таких
слов и оборотов, как «треп», «бред», «нече-
го ахинею нести». Сколь бы малосимпатич-
ными ни казались политические оппоненты,
элементарные  нормы  приличия  накладыва-
ют запрет на то, чтобы называть их «толпой
подонков».
Фонетическая выразительность - отчет-
ливое,  ясное  произношение,  изменение  рит-
мики, высоты тона, правильность ударений.
Грамматическая выразительность - ис-
пользование разнообразных словесных обо-
ротов,  ярко  сформулированных  выражений,
применение  уменьшительных  и  ласкатель-
ных  слов,  подытоживаний  и  др.  Знание  за-
конов  грамматики  (правил  сочетания  слов,
употребления их в нужной форме в связанной
речи)  необходимо  учитывать  депутату  для
успешного выступления. Неправильные син-
таксические конструкции ущербны и в смыс-
ловом отношении, что затрудняет или делает
невозможным общение с аудиторией.
Недопустимость срыва голоса. Старая
восточная  мудрость  гласит:  «Если  ты  кри-
чишь, значит, ты неправ и слаб». Это произ-
водит нехорошее впечатление на участника
законотворческого процесса, утомляет, гро-
зит появлением сиплости и потерей голоса,
что  не  украшает  представителя  законода-
тельной ветви власти.
Публицистическое выступление в Пар-
ламенте либо по телевидению или радио не
одно и то же именно потому, что выступаю-
щий имеет перед собой разную аудиторию,
и  с  этим  нельзя  не  считаться.  Противона-
правленные  тенденции  публицистической
речи  к  информативности  и  к  экспрессии  в
парламенте  явно  обязаны  смещаться  к  ин-
формативности,  ибо  парламент  не  митинг,
где обычно преобладают страсти.
Стилистика  парламентской  речи  за-
метно  различается  характером  прений.  В
парламенте  ставится  задача  совместного
уяснения  какого-либо  дискуссионного  во-
проса. Информативность и доказательность
доводов  в  парламентском  споре  первосте-
пенны.  Важен  и  профессионализм  оценок,
и  соблюдение  терминологических  правил  в
научных квалификациях.
Депутат  стоит  перед  необходимо-
стью  не  просто  свободно  владеть  разными
функциональными  стилями,  но  и  корректи-
ровать  их  употребление  применительно  к
парламентским условиям. Другая, не менее
важная  особенность  парламентской  речи,
заключается в том, что в одном парламент-
ском  выступлении  могут  быть  соединены  в
одно целое разные функциональные стили.
Умелое  объединение  в  одно  целое  разных
функциональных  стилей  в  их  специальном
парламентском применении, плавный пере-
ход от одного стиля к другому - важнейшая и
весьма сложная для овладения особенность
коммуникативного аспекта культуры парла-
ментской речи.
Кстати,  нередко  острые  выступления
депутатов  в  парламентских  дискуссиях,  по
мнению многих слушателей, принимают ха-
рактер митинговых речей. Поэтому целесоо-
бразно хотя бы кратко сопоставить эти типы
речи  информационного,  аргументированно-
аналитического и императивного характера.
Знакомство  со  спецификой  парла-
ментской  деятельности  приводит  депутата
к  осознанию  необходимости  овладеть  та-
ким  стилем  речи  и  нормами  литературного
языка,  которые  способны  дать  наивысший
коэффициент  полезного  действия.  Любой
парламентарий к тому же сталкивается с не-
обходимостью  правильного  расположения,
компоновки речевых единиц, т. е. всего того,
что составляет суть организации, специфику
построения речи. При этом принципиальное
значение приобретает установка оратора на
убеждающие,  воздействующие  элементы
речи,  с  чем,  в  частности,  связано  широкое
использование средств выразительности.
Наблюдения  показывают,  что  речь
депутата  неоднородна  не  только  по  своему
жанровому  составу,  но  даже  по  характеру
текстовых построений и комбинации различ-
ных  видов  логических  и  стилевых  единств.
В  одном  случае  слушатель  воспринимает
нейтральное повествование, в другом - ана-
литическую  речь,  изобилующую  умозаклю-
чениями и доказательствами, в третьем - он
слышит  дискутивный  пассаж,  насыщенный
эмоциональными,  иногда  отнюдь  не  норма-
тивными оценками.
Активность и оперативность владения
оптимальными  способами  выражения  мыс-
ли,  однако  существуют  стереотипы  постро-
ения публичного выступления, позволяющие
оратору  избежать  многих  подводных  тече-
ний. Среди таких опасностей, подстерегаю-
щих  неопытного  оратора,  можно  выделить,
например,  чрезмерное  увлечение  иноязыч-
ными словами, которое стало отличительной
чертой современной общественно-политиче-
ской речи.
Прием  использования  всех  речевых
парламентских  средств.  Речь  отличается
многими  особенностями,  каждая  из  кото-
рых  всегда  усиливает  ее  эффект,  а  гибкое
использование  -  эффективность  в  каждом
конкретном случае. Здесь важно учитывать
правило обоснованного темпа произнесения
слов. Очень медленный темп снижает актив-
ность депутатов, они начинают отвлекаться,
думать о своем.
Слово  действует  не  только  своим  со-
держанием  и  смыслом,  но  и  всем  комплек-
сом обрамляющих его невербальных средств
[5,  с.35-41].  Психотехника  использования  не-
вербальных  средств  сопровождения  речи
депутата  связана  с  их  использованием  при
обсуждении законопроекта, что существенно
усиливает силу слов, а игнорирование ее мо-
жет ослаблять и даже сводить действие сло-
ва на нет. Еще Цицерон писал: «Что касается
речи, которую держат перед народом во время
прений, то она часто приносит славу в глазах у
всех. Ведь речь богатая и мудрая сильно вос-
хищает людей; слушающие думают, что про-
износящий ее понимает суть дела и разбира-
ется в нем лучше, чем другие. Но если речи
свойственна  убедительность  в  сочетании  с
умеренностью,  то  это  -  самое  изумительное,
что только может быть» [17, с.112].
В языке и с его помощью воплощаются,
существуют и развиваются опыт и интеллект
человечества и народа, говорящего на нем. В
языке любое понятие выражается отдельным
словом или словосочетанием, что обеспечи-
вает  адекватность  выражения  обозначению
[13; 10, с.24], поэтому в логике к ним предъ-
является одно обязательное требование: де-
финитивные рассуждения должны воспроиз-
водить  отношения  логического  следования
и обеспечивать при истинности посылок ис-
тинность  заключения  [15,  с.13].  Используя
богатства языка, депутат находит выражение
во внутренней, внешней и письменной речи.
Значительная часть парламентской деятель-
ности  депутата  протекает  при  доминирова-
нии речи, поэтому профессиональное владе-
ние ею крайне необходимо.
Чем большим запасом психолого-юри-
дических терминов и слов обладает депутат,
тем  легче  ему  в  нужный  момент  подобрать
слово  самое  лучшее,  самое  точное.  Если  у
депутата беден словарный запас, ему трудно
выражать точно свои мысли, и речь начинает
изобиловать  примитивными,  трафаретными
и  неточными  словами.  Затруднения  с  под-
бором  слов,  мучительные  поиски  наиболее
подходящих портят впечатление от речи, от-
влекают  внимание  депутатского  корпуса,
субъектов  права  и  участников  законотвор-
ческого процесса, вызывают раздражение и
являются  одной  из  причин  многословия,  не-
нужных повторов. Лучшие слова - это те (учат
опытные депутаты), которые подворачивают-
ся на язык сами собой, легко и непринужден-
но. Выдающийся российский юрист А.Ф. Кони
писал: «Пусть не мысль ваша ищет слова и
в этих поисках теряет время и утомляет слу-
шателей,  пусть,  напротив,  слова  покорно  и
услужливо предстоят перед вашей мыслью в
полном распоряжении» [9, с.142].
Слова  и  построенные  из  них  слово-
сочетания, фразы, предложения более дей-
ственны, если они точны, строго соответству-
ют сущности мысли депутата и тому смыслу,
идее,  которые  он  хочет  передать  субъекту
права.  Для  этого  пригодны  лишь  понятные
слова  и  состоящие  из  них  словосочетания,
богатые по смыслу, яркие и впечатляющие.
Далеко не единичны случаи, когда знающий
и  говорящий  о  проекте  закона  депутат  тем
не менее выражает свои мысли скудной лек-
сикой, словесными штампами. Слушать его
скучно  и  трудно.  Говорящий  сомневается  в
том, что ему удалось донести до слушающе-
го свою мысль, поэтому «пережевывает» ее,
повторяясь  несколько  раз.  Истинную  цен-
ность представляют лишь те высказывания,
в которых самые глубокие мысли выражены
доступными словами.
Плохое  впечатление  производит  речь
депутата, если она засорена словами-пара-
зитами типа: «так сказать», «как говорится»,
«значит», «понимаешь», «ну», «так», «в не-
котором  роде»,  «и  так  далее»,  «и  вот»,  «в
общем  и  целом»,  «надо  сказать»,  «говоря
откровенно» и др. А если депутат имеет де-
фекты  речи  (заикается,  шепелявит,  карта-
вит),  что  затрудняет  восприятие  и  снижает
действенную силу выступления, необходимо
компенсировать их наличие особым усерди-
ем в проявлении других своих достоинств.
Обязательно  соблюдение  норм  сло-
воупотребления, произношения, ударения и
грамматики.  Нарушения  этих  норм  вряд  ли
напрямую  отражаются  на  профессиональ-
ных  действиях,  но  определенное  впечатле-
ние на коллег-депутатов производят, подме-
чаются ими, расцениваются как проявление
низкой  психологической  культуры,  могут
не  способствовать  повышению  авторитета
депутата.  Часты  ошибки  депутатов  в  про-
изнесении  таких  слов,  как  «обеспечение»,
«средства» и др. Лексические погрешности
и несообразности, неверные словесные обо-
роты,  нарушения  правил  грамматики  и  ор-
фоэпических  норм  наносят  серьезный  урон
речи, престижу и имиджу депутата.
Сопоставительное  лингвистическое
исследование публичной речи способствует
более глубокому проникновению в сущность
специфики  каждого  языка  и  позволяет  вы-
явить  общие  и  характерные  черты  публич-
ных выступлений в сопоставляемых языках.
Французские  парламентские  выступления
вызывают интерес как у зарубежных, так и
отечественных лингвистов [16].
Представляет  интерес  сопоставление
публичных  выступлений  политических  дея-
телей одного уровня в аналогичных ситуаци-
ях при обсуждении схожих проблем в один и
тот же временной период. Такой анализ наи-
более показателен, объективные результаты
могут позволить говорить о традициях под-
готовки, составления и произнесения совре-
менных  парламентских  выступлений.  Этим
объясняется выбор материала для анализа:
выступления  парламентариев  в  нижних  па-
латах парламента - Национальном собрании
Франции и Палаты представителей - при об-
суждении бюджета на 2002-2003 гг.
Ко второй группе (невербальные сред-
ства  речи)  относятся  мимика  и  жестикуля-
ция.  Использование  возможностей  мимики
широко в законотворческой деятельности. В
ней отражаются психическое состояние лич-
ности депутата, отношение к окружающему,
собственным  высказываниям  и  действиям.
В  законотворческой  психотехнике  мимика
используется  для  усиления  речевого  вы-
сказывания, воздействия на субъект права,
установления  психологического  контакта,
формирования  впечатления  о  себе  и  своей
позиции в разговоре, маскировки собствен-
ного психического состояния и отношения к
принимаемому  проекту  закона  или  законо-
дательному решению и даже для улучшения
самочувствия. В ходе контактов с депутата-
ми (при обсуждении проекта закона), изби-
рателями (при решении важных проблем) у
них непроизвольно усиливается наблюдение
за мимикой представителя законодательной
ветви власти. Они пытаются нередко понять
не  только  текст,  но  и  подтекст,  за  словами
угадать их скрытый смысл, уловить отноше-
ние  говорящего  к  информации,  событию.
Умение  контролировать  свою  мимику,  вла-
деть  ею  для  решения  депутатских  полно-
мочий  -  важное  профессиональное  умение
депутата.
Можно  поделить  все  жесты,  исполь-
зуемые  в  парламентской  деятельности,  на
группы [14, с.446]: иллюстраторы, подкрепля-
ющие  речевое  сообщение;  жесты-омонимы;
аффекторы; регуляторы - предложение субъ-
екту права (депутату) помолчать, подождать,
прервать свою речь, что-то дать или передать
и  др.  Есть  ряд  правил-рекомендаций  по  ис-
пользованию  жестов:  активно  использовать
возможности жестов при выступлении, разго-
воре; не допускать бессмысленной жестику-
ляции - размахивания руками; избегать сте-
реотипной жестикуляции.
К  третьей  группе  -  обстановочно-по-
веденческим  средствам  парламентской
речи - относятся поза и передвижения гово-
рящего, социальная дистанция между ним и
субъектами права, участниками законотвор-
ческого  процесса,  окружающая  обстановка
(последнюю  группу  можно  отнести  также  к
невербальным средствам, но она не связана
собственно с самими механизмами функци-
онирования  речи,  в  ней  доминируют  соци-
ально-психологические механизмы).
Несмотря на внедрение во все звенья
парламентской системы компьютерной тех-
ники, теле- и видео-аппаратуры, основным
средством  профессиональной  парламент-
ской  деятельности  по-прежнему  является
слово.  Слово  -  один  из  инструментов  про-
фессиональной  деятельности  парламента-
рия. И от того, насколько богат его лексикон,
насколько развито у него умение правильно,
точно  и  уместно  использовать  словарный
запас,  согласуя  словоупотребление  с  теми
целями,  которые  он  ставит  перед  собой  и
ситуацией общения, во многом зависит ре-
зультат  его  работы.  Парламентский  труд
депутатов в большинстве связан с постоян-
ным  общением.  Поэтому  коммуникативная
функция,  которая  состоит  в  общении  в  ус-
ловиях правового регулирования, является
одной  из  главных  сторон  парламентской
деятельности  депутата.  Профессионализм
парламентской речи - это глубокие, не ди-
летантские, а компетентные знания и соот-
ветствующая им законотворческая деятель-
ность образованных, просвещенных людей
в рамках высшего законодательного органа
власти - Парламента.
Владение  психотехникой  предполага-
ет  наличие  у  депутата  определенных  зна-
ний по психотехнике речи, а также навыков,
умений и привычек, которые формируются в
процессе  систематического  использования
психологических знаний в законотворческой
практике.
Итак,  практика  показывает,  что  де-
путат обязан уметь выстраивать свое рече-
вое поведение в каждой конкретной парла-
ментской  ситуации,  абстрактно  мыслить  и
адекватно  выражать  свою  мысль,  а  также
способен  мыслить  самостоятельно,  разра-
батывать оригинальное решение проблемы,
точно и понятно для всех формулировать его.
Неправильное  формулирование  мысли  и
безграмотное ее языковое законодательное
оформление  приобрели  массовый  харак-
тер и во многих случаях крайне затрудняют
коммуникацию.  В  сфере  законотворчества
это приводит к нежелательным последстви-
ям, которые отрицательно влияют на судьбу
отдельного  человека  и  на  правосознание
общества  в  целом.  Слабое  развитие  про-
фессионально необходимых языковых навы-
ков, неумение депутата абстрактно мыслить
и адекватно выражать мысль всегда может
обернуться  -  и  нередко  оборачивается  -
ущемлением прав, свобод и законных инте-
ресов граждан. Также следует отметить, что
речевая коммуникация в профессиональной
парламентской  деятельности  предполагает
постоянную ориентацию на другого челове-
ка, речевую состязательность.
Библиографический список:
1. Баранов А.Н., Казакевич Е.Г. Парламентские дебаты: традиции и новации // Современ-
ный политический язык (от ритуала к метафоре). М.: Знание, 1991.63 с.
2.  Башиева  З.В.,  Смирнова  Н.п.  Культура  речи  в  юриспруденции:  Учеб.  пособие.  Уфа:
УЮИ МВД РФ, 1998 160 с.
3. Бояринцева Г.С. Культура речи юриста. Саранск: МГУ, 1987. 80 с.
4. Введенская JI.A., Павлова Л.Г. Риторика для юристов. Ростов-н-Д.: Феникс, 2002. 576 с.
5. Виноградов С.И. Слово в парламентской речи и культура общения // Русская речь. 1993.
№ 2-4. С. 35-41.
6. Громыко С.А. Речь в российском дореволюционном парламенте: пути лингвистического
исследования [Текст] // Современная филология: материалы междунар. заоч. науч. конф.
(г. Уфа, апрель 2011 г.).; под общ. ред. Г.Д. Ахметовой. Уфа: Лето, 2011. С. 151-154.
7.  Ивакина  Н.Н.  Профессиональная  речь  юриста:  Учеб.  пособие.  М.:  Инфра-М,  Норма,
2011. 448 с.
8. Кирьянов И.К. Российские парламентарии начала ХХ века: новые политики в новом по-
литическом пространстве: автореф. … д-ра истор. наук : 07.00.02. Пермь, 2009. 46 с.
9. Кони А.Ф. Собр. соч.: в 8 т. М.: Юрид лит., 1967. Т. 4. 461 с.
10. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб.: Тип М. Меркушева, 1907. С. 224-225.
11. Культура парламентской речи / под ред. С.И. Виноградова [и др.]. М.: Наука, 1994. 361 с.
12. Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию: полн. соб. соч.: в 11 т. М.-Л.: АН
СССР, 1952. Т.7. С. 89-378.
13. Лурия А.Р. Язык и сознание. М.: МГУ, 1979. 319 с.
14. Прикладная юридическая психология: учеб. пособие для вузов / под ред. А.М. Столя-
ренко [и др.]. М: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. 639 с.
15. Смирнова Е.Д. Основы логики семантики: учеб. пособие. М.: Высш. шк., 1990.144 с.
16. Чернышкова Н.В. Особенности публичной речи во французской и русской традициях
новейшего времени: на материале публичных политических выступлений: Дис. … канд. филол.
наук: 10.02.20. М., 2007. 173 с.
17. Язык закона / под ред. А.С. Пиголкина [и др.]. М.: Юрид. лит., 1990. 190 с.





















 

 

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443x (13.12.2012)
Просмотров: 3131 | Теги: Профессиональная парламентская речь, прием, законотворческая деятельность, депутат, психологические средства, Культура | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь