Вторник, 22.08.2017, 02:55
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРАЖУ

И.П.Бородина

ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРАЖУ

Анализируются положения современного уголовного законодательства в части определения признаков тайного хищения собственности (кражи); дается обзор трудов российских правоведов, касающихся основных проблем, возникающих при определении уголовной ответственности за кражу.

Ключевые слова: кража, уголовная ответственность, хищение, преступления против собственности.

 
Кража является одним из древнейших преступлений: уже в законах Ману проводилось разграничение между тайным и открытым хищением чужой собственности и предусматривалось ужесточение санкций при рецидиве преступления [4. С. 43]. Тайность хищения как элемент объективной стороны кражи прослеживается и в Судебнике 1497 г., который предусматривал более строгое отношение именно к скрытому, тайному способу осуществления хищения, что определяется моральными и социальными отношениями того времени [9. С. 49]. В советский период долгое время превалировал классовый подход, обеспечивающий более строгое наказание за хищения социалистической, государственной собственности. В настоящее время Уголовным кодексом РФ (УК РФ) в разделе «Преступления против собственности» в ст. 158 зафиксирован состав преступления «Кража» . В России это самое распространенное преступление: 45,7 % в 2015 г. составляли именно кражи, и число зарегистрированных краж ввиду сложной экономической обстановки обнаруживает тенденцию к росту [6]. Пути решения отдельных сложных вопросов, касающихся правоприменения нормы о краже, изложены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» , однако ряд моментов продолжает оставаться дискуссионным и вызывает полемику среди ученых и практиков.

Объектом кражи выступают отношения собственности. Несмотря на то что, в соответствии с Конституцией РФ, все формы собственности подлежат равной защите, не все авторы считают, что отражение этого положения в уголовном законодательстве справедливо. И. С. Пантюшин отмечает: «Предприниматели, бизнесмены и государство имеют значительно больше возможностей по сбережению и защите своего имущества и имущественных прав и интересов, чем обычные граждане в этой связи. Мы считаем, что личная собственность (имущество граждан) должна иметь приоритет в уголовно-правовой защите и охране» [7. С. 419]. Целесообразно согласиться с такой точкой зрения.

Предметом кражи выступает конкретное имущество, имеющее материальные, экономические и юридические признаки. Однако относительно предмета кражи имеется ряд спорных вопросов, вытекающих, как представляется, из различного понимания сущности данных признаков. Н. Н. Базентинова затрагивает проблему возможности кражи недвижимого имущества и приходит к выводу, что земельный участок также может являться предметом кражи, так как изъятие, по мнению исследователя, осуществляется в двух способах — физическом (фактическое изъятие) или юридическом (обращение в собственность) [1. С. 163].

B. М. Семенов также указывает на следующие спорные проблемы, касающиеся предмета кражи: во-первых, считать ли таковым материальные субстанции вроде электроэнергии и газа, во-вторых, можно ли отнести к предмету кражи информацию? При этом сам исследователь положительно отвечает на оба вопроса [10. C. 10]. Сложным также является уголовно-правовая квалификация деяния, в ходе которого происходит изъятие уже украденного имущества. Например, В. А. Владимиров считает, что содеянное должно признаваться кражей [2. С. 32]. Иная точка зрения представлена в работе С. А. Елисеева, который считает, что здесь преступление против собственности отсутствует, так как отношениям собственности был причинен ущерб при первой краже, и если второй похититель не знает о происхождении изымаемого имущества, то его действия подлежат оценке как покушение на кражу [3. С. 48].

Объективная сторона кражи формируется четырьмя признаками:

  1.  общественно опасным деянием (действием) — хищением;
  2.  общественно опасными последствиями в виде имущественного ущерба;
  3.  причинно-следственной связью между хищением и наступившим у потерпевшего имущественным ущербом;
  4.  тайным способом совершения хищения.

Наибольшую сложность при квалификации кражи и соответственно исследовательский и практический интерес вызывает признак тайного способа хищения. Он характеризуется со стороны объективного и субъективного критерия. Объективный критерий характеризует отношение к совершаемому изъятию имущества со стороны собственника, владельца либо другого постороннего лица, которое выражается в том, что указанные лица не сознают акта противоправного изъятия имущества. На практике можно выделить четыре возможных варианта такой ситуации:

а) на месте преступления вообще больше никого нет, кроме вора (это случается наиболее часто);

б) указанные лица не замечают акта изъятия (если он производится профессионально);

в) указанные лица замечают физический акт изъятия, но не сознают его противоправности;

г) сам потерпевший не осознает противоправности изъятия у него имущества вследствие психологического воздействия на него виновным.

Субъективный критерий характеризует отношение самого похитителя к возможности осознания другими лицами акта противоправного изъятия, и оно очень простое: похититель убежден, что факт противоправного изъятия никто не сознает. Хищение является тайным, когда налицо оба критерия или только субъективный [5. С. 85].

Субъект кражи — общий, ответственность наступает с 14 лет. Субъективная сторона кражи заключается в прямом умысле и корыстной цели. Последнее обстоятельство также вызывает споры у правоведов, обусловленные, как представляется, различием в понимании корысти в общем морально-нравственном и уголовно-правовом понимании.

Обычной в этом плане иллюстрацией расхождения стало упоминание персонажа фильма «Берегись автомобиля» Юрия Деточкина, который похищал автомобили, приобретенные их владельцами на нечестно заработанные деньги, продавал их, чтобы затем передать вырученные суммы в детские дома. В практике правоприменения корыстные мотивы исключаются, когда, во-первых, виновный не имеет намерения обратить предмет кражи в свою пользу или пользу других лиц «насовсем», во-вторых, когда чужим имуществом завладевают в связи с предполагаемым правом на него [7. С. 187].

Довольно сложным вопросом является отграничение отношений собственности, регулируемых различными отраслями права. В частности интерес представляет разграничение находки и кражи. Например, В. Хилюта, анализируя различные подходы к пониманию брошенной и оставленной вещи, сопоставляя действия и мотивы нашедшего, приходит к выводу, что «предметом хищения не может являться найденное, брошенное, случайно оказавшееся у лица имущество; присвоение оставленных вещей должно образовывать хищение чужого имущества. Хищение потерянных, забытых вещей будет иметь место (помимо, конечно же, всех признаков самого хищения) при наличии двух альтернативных условий:

а) присваиваемое имущество должно находиться во владении собственника, и этот собственник (владелец) точно знает, где находится его забытое, потерянное имущество;

б) виновное лицо при присвоении вещи достоверно знает, кому принадлежит присваиваемое имущество (или имеет разумное основание полагать, где находится владелец вещи и что он может за ней вернуться)» [11. С. 48].

Таким образом, можно прийти к выводу, что сложности квалификации и, соответственно, наступления уголовной ответственности за деяния, предусмотренные нормами о краже, связываются с объективными противоречиями в понимании таких понятий, как «хищение», «тайное хищение», «корысть». Данные противоречия могут быть сняты, во-первых, за счет внесения в уголовный закон корректировок, исключающих двоякое толкование, а во-вторых — за счет тщательного выявления обстоятельств дела, имеющих значение для квалификации.

 
Список литературы

1. Базентинова, Н. Н. Земельный участок как предмет кражи / Н. Н. Базентинова // Рос. юрид. журн. — 2006. — № 3. — С. 162—165.
2. Владимиров, В. А. Квалификация похищений личного имущества / В. А. Владимиров. — М., 1974. — 450 с. 80
3. Елисеев, С. А. «Хищение похищенного»: проблемы квалификации / С. А. Елисеев // Уголов. право. — 2008. — № 1. — С. 45 — 49.
4. История государства и права Древнего Востока и античного мира : учеб. пособие / под общ. ред. Е. В. Суверова. — Барнаул, 2015. — 116 с.
5. Кравцов, Р. В. К вопросу о признаках состава кражи чужого имущества / Р. В. Кравцов, B. И. Кузнецов // Сиб. юрид. вестн. — 2015. — № 4. — С. 82 — 89.
6. Михайлова, А. Меньше денег — больше краж [Электронный ресурс] // РБК-газета. — URL: http://www.rbc.ru/newspaper/2016/01/13/56bc84939a794713b417138a (дата обращения: 01.02.2016).
7. Пантюшин, И. С. Предложения по оптимизации уголовной ответственности за кражу / И. С. Пантюшин // Вестн. Тамбов. гос. ун-та. — 2009. — № 8 (76). — С. 417 — 419.
8. Пантюшин, И. С. Цель кражи / И. С. Пантюшин // О-во и право. — 2009. — № 1. — C. 187—189.
9. Рожнов, А. А. Кража (татьба) по Судебнику 1497 года / А. А. Рожнов // О-во и право. — 2011. — № 4. — С. 39 — 42.
10. Семенов, В. М. Социальные, уголовно-правовые и криминологические основы борьбы с кражами : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / В. М. Семенов. — М., 2006. — 56 с.
11. Хилюта, В. Присвоение потерянных и забытых вещей / В. Хилюта // Уголов. право. — 2010. — № 1. — С. 45 — 48.

Библиографическое описание: Бородина, И. П. Проблемы уголовной ответственности за кражу / И. П. Бородина // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2016. — Т. 1, вып. 2. — С. 78 — 81.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (20.07.2017)
Просмотров: 20 | Теги: кража | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь