Суббота, 18.11.2017, 05:39
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Рынок. Предпринимательство. Бизнес

ПРОБЛЕМЫ ТРАНСМИССИИ ДЕНЕЖНЫХ И КРЕДИТНЫХ РЕСУРСОВ В КОНТЕКСТЕ ПРОВЕДЕНИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ

О.М.Коробейникова, кандидат экономических наук, доцент Д.А.Коробейников, кандидат экономических наук, доцент
Волгоградский государственный аграрный университет

ПРОБЛЕМЫ ТРАНСМИССИИ ДЕНЕЖНЫХ И КРЕДИТНЫХ РЕСУРСОВ В КОНТЕКСТЕ ПРОВЕДЕНИЯ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ

В работе проанализирована динамика денежного обращения, установлена зависимость улучшения параметров денежной массы от уровня развития платежных систем. Доказано, что, увеличив скорость движения денег по каналам платежных систем, можно количественно сократить объем денежного предложения или более качественно насытить экономику деньгами при имеющемся их объеме. Наряду с оптимизацией количественных характеристик движения денег, делается акцент на качественных параметрах вливания денег в реальный сектор экономики в виде прямого кредитования через банковскую систему.

Ключевые слова: денежно-кредитная политика, денежное обращение, деньги, финансовые ресурсы, кредитные ресурсы, платежные системы.

 

Стратегические цели России в финансовой сфере состоят в обеспечении финансовой суверенности и экономической безопасности. На решение текущих задач ориентированы «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 и последующие годы» [5], которые декларируют поддержание ценовой стабильности и завершение процесса таргетирования инфляции. С теоретической точки зрения принципиальная роль денежно-кредитной политики состоит в регулировании денежного обращения путем установления приоритетов в развитии направлений банковской деятельности. На практике реализуется монетарный характер регулирования, направленный на манипулирование процентными ставками стоимости денег и кредита; акцент делается, в первую очередь, на кредитных отношениях как базисе для мультипликации денег и их агрегатирования. Следование данному подходу продиктовано, прежде всего, традициями использования монетарных методов развитыми и развивающимися странами, в объективной взаимосвязи с которыми развивается и российская экономика. Вместе с тем реалии современной жизни все больше заставляют задумываться о неденежных факторах дисбаланса финансовой сферы.

В числе инструментов денежно-кредитной политики используется установление ориентиров роста денежной массы и денежных агрегатов, следование которым позволяет управлять изменением количества денег в экономике и тем самым таргетировать инфляцию. Однако в официальных текстах денежно-кредитной политики постперестроечного периода скорость обращения денег как качественная характеристика денежного обращения не упоминается, поскольку с практической точки зрения ускорение денежного оборота представляется сложной задачей, для решения которой нет прямо коррелируемых инструментов.

Обосновывая необходимые параметры сдерживания денежной массы в ее соизмерении с потребностями экономики с учетом инфляционных факторов, в современной теории денежного обращения недостаточное внимание уделяется ключевому показателю эффективности использования денег - скорости их перемещения по трансмиссионным каналам движения, т.е. оборачиваемости.

Еще И. Фишер в виде уравнения обмена представил взаимосвязь между параметрами номинального валового внутреннего продукта (ВВП) и количеством денег в обращении [8]. По мнению монетаристов, масштабы денежного предложения, влияя на валовой продукт, также непосредственно воздействуют на уровень цен, инвестиции, уровень безработицы; причем между массой денег в обращении и параметрами ВВП существует более выраженная корреляция, чем между инвестициями и ВВП. Следовательно, монетарные рычаги обеспечивают экономический рост за счет соразмерного увеличения денежной массы в обращении (как правило, на основе кредитного мультиплицирования) до уровня среднегодового темпа прироста ВВП, рассчитанного за длительный период времени.

С поправкой на уровень инфляции эта зависимость обоснована М. Фридменом в виде монетарного правила [9]. С одной стороны, увеличение предложения денег выше усредненных параметров инфляции неизбежно приведет к наращиванию ее темпов; с другой стороны, рост денежной массы ниже темпов инфляции приведет к замедлению прироста ВВП вплоть до отрицательных значений.

Не вызывает сомнения тот факт, что российская экономика в условиях санкционного давления и неблагоприятной внешней конъюнктуры испытывает острую потребность в деньгах, прежде всего в кредитных, которая, следуя классическим постулатам, не может быть удовлетворена прямым расширением денежной массы. Соответственно, требуется поиск рецептов роста полезности, эффективности использования обращающихся денег.

По данным Банка России, за последние десять лет отмечается многократный рост денежной массы в стране, что дополнительно актуализирует поиск механизмов повышения эффективности (роста оборачиваемости) использования циркулирующей денежной массы при недопущении ее чрезмерного разрастания (табл. 1).

По данным Банка России, с 2003 года объем денежной массы в национальном определении вырос в 14,74 раза, составив на начало 2014 года величину 31 404,7 млрд руб. В наибольшей степени агрегат М2 прирастал в предкризисный период до 2008 года включительно, в дальнейшем прирост замедлился до годовых уровней в 0,83 %-31,07 % (в этот же период отмечались наибольшие темпы прироста (до 53,76 %) по всем остальным денежным агрегатам, что в определенной мере сигнализировало о перенасыщенности экономики деньгами.

Таблица 1 - Динамика денежной массы (национальное определение) в России (данные по состоянию на начало года) [6]

Показательно, что относительные темпы прироста денежной массы только с 2011 года начали опережать прирост агрегата М1, что можно расценивать, с одной стороны, как индикатор усиления «качественности» структуры денежной массы за счет компонента срочных привлеченных депозитов и прочих безналичных средств, с другой стороны, - как индикатор формирования предпосылок для эффективного развития платежных систем обслуживания денежной массы [4, С. 228-229].

Рассматривая собственно темповые показатели элементов денежной массы, сделаем предположение, что их снижение связано с оптимизацией процессов функционирования денег в экономике и улучшением качественных характеристик этих процессов, то есть является результатом развития платежных систем всех типов. Считаем, что в данной динамике одним из основных факторов, формирующих снижение темпов денежной массы, является фактор развития платежных систем.

Однако количественное значение этого воздействия достоверно установить проблематично, поскольку имеет место многофакторная зависимость с различными силой и иерархией воздействия факторов на результирующий показатель компонентов денежной массы, которая, в свою очередь, структурно неоднородна.

В течение всего периода исследования в структуре денежной массы высокую долю (23,46 %-35,82 %) составляла наличность М0, что характеризует «незрелость» денежной и платежной систем в стране.

Циркулирующая наличность, учтенная в официальном обороте, составляет нереализованный потенциал трансформации в безналичные платежные инструменты платежных систем и может использоваться в качестве источника банковской ликвидности и краткосрочного кредитования. Размер наличной денежной массы ежегодно прирастает и к 2014 году достигает 6985,6 млрд руб., что подтверждает необходимость ее обоснованной частичной трансформации в безналичные компоненты агрегата М1 за счет последовательного дальнейшего развития платежных систем.

Однако в рассматриваемом периоде намечена устойчивая тенденция последовательного роста безналичной части денежной массы и соответствующего сокращения наличности. Последнее свидетельствует как о расширении безналичных расчетов, так и развитии платежных систем. Если в 2003 году соотношение агрегатов М1 к М0 зафиксировано на уровне 1,79, то в 2014 году оно составило уже 2,22 в пользу роста безналичных расчетов и обслуживаемых их платежных инструментов. Последовательные структурные изменения также свидетельствуют о повышении качества денежного обращения и в определенной степени являются положительным результатом развития платежных систем.

Отмеченный количественный рост тем не менее не сопровождается улучшением качественных характеристик денежного обращения. Как справедливо замечают В.В. Иванов и Б.И. Соколов, повышение скорости денежного обращения означает рост денежной массы, что в условиях стагнирующего товарного предложения (не только существующих, но и прогнозируемых минимальных темпов роста ВВП) может привести к перенасыщению каналов денежного обращения и обесценению денег [1]. Для избежания подобного сценария и поддержания достигнутой положительной динамики сокращения темповых разрывов наличной и безналичной массы при совокупном наращивании агрегата М2 в 11,94 % за 2013 год и 14,59 % за 7 месяцев 2014 года необходим дополнительный инструмент регулирования - трансмиссионный механизм проведения платежей и трансформации наличности в безналичные деньги.

Организация движения денег через современные платежные системы позволит количественно сократить объем денежного предложения или более качественно обеспечить экономику деньгами при имеющемся их объеме. Качественное насыщение предполагает повышение эффективности (скорости) перемещения денег по уже имеющимся проводящим каналам, а также создание инновационных проводящих систем.

Однако системные проблемы российской экономики не только и не столько связаны с инфляцией и кроются, по нашему мнению, не в монетарной и финансовой областях, а в инвестиционной и воспроизводственной сферах. Наряду с количественными характеристиками денежного обращения и скоростью движения денег как показателями эффективности, важно обратить внимание и на качественные показатели направленности денежных потоков в экономике. По нашему мнению, истинная народнохозяйственная эффективность денежного оборота будет достигнута при сбалансированном обеспечении денежными ресурсами не столько финансовых рынков (где деньги используются преимущественно в спекулятивных целях, создавая фиктивные капиталы), сколько реального сектора экономики. Важна трансформация денежного капитала в инвестиционные воспроизводственные ресурсы, причем авторам представляется наиболее целесообразной трансмиссия денег в экономику на кредитной основе.

С принятием финансовых санкций против России проблема недостаточности кредитных ресурсов в реальном секторе серьезно обострилась. Несмотря на относительный рост параметров кредитования в последние годы (табл. 2), иностранные банки выводят денежный капитал из России, отечественные банки не обладают достаточными ресурсами для масштабного кредитования, базовые условия кредитования Центрального банка (рост ключевой ставки в 2015 году до 17 % годовых) не обеспечивают положительного эффекта финансового рычага ни коммерческим банкам, ни большинству заемщиков, что обуславливает реализацию рисков всех участников кредитных отношений [7].

Данные Банка России показывают более, чем двукратный (2,1 раза) рост выданных кредитов реальному сектору - юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям до уровня 33,2 трлн руб. по состоянию на начало 2015 года. Однако динамика кредитной поддержки сельхозтоваропроизводителей менее заметная - рост за 2010-2014 годы составил всего 23,85 %, что не соответствует реальным потребностям сектора. С одной стороны, банки слабо заинтересованы размещать кредитные ресурсы в высоко рискованную и низкодоходную аграрную сферу, с другой стороны, сельхозтоваропроизводители не имеют возможности привлекать кредитные ресурсы на среднерыночных условиях без достаточного государственного субсидирования [2]. В результате отрасль оказывается хронически недофинансированной [3].

Таблица 2 - Динамика выданных кредитов юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям в России [6]

Соответственно в целом по реальному сектору наращиваются и объемы кредитной задолженности: если по состоянию на начало 2010 года долги составляли 9 109 136 млн руб., то к 2015 году их объем вырос до 20 659 502 млн руб. (т.е. в 2,26 раза), что превышает аналогичные темповые показатели выдачи кредитов и может указывать на проблемы с возвратностью ввиду неблагоприятной макроэкономической ситуации. В аграрном секторе ситуация с остатками кредитной задолженности аналогичная: ее прирост опережает темпы выдачи новых кредитов (82 % за 20102014 годы), но оказывается ниже прироста по экономике в целом. Соответственно, в сельском хозяйстве проблема просроченной задолженности стоит более остро, чем в целом по экономике.

Таким образом, проводимая денежно-кредитная политика ориентируется на использование монетарных рычагов воздействия на состояние денежного обращения. Как показал анализ денежных и кредитных показателей, ее побочным результатом является низкая эффективность использования денежной массы с точки зрения генерирования ВВП. Для количественной оптимизации параметров денежного обращения целесообразно развивать трансмиссионный механизм платежных систем, что повысит скорость обращения денег в экономике и обеспечит заданные ориентиры по уровню инфляции. Важно и улучшение качественных параметров циркуляции денежной массы, которую необходимо преимущественно трансформировать в кредитные ресурсы реальному сектору экономики, что будет способствовать усилению результативности денежно- кредитной политики немонетарными методами.

Библиографический список

1. Деньги. Кредит. Банки [Текст]: учебник/ Г.Е. Алпатов, Ю.В. Базулин и др.; под ред. В.В. Иванова, Б.И. Соколова. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. - С. 160.
2. Коробейников, Д.А. Анализ конкурентных позиций кредитной кооперации в обслуживании субъектов малого агробизнеса [Текст]/ Д.А. Коробейников, В.Б. Репников //Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование. - 2007. - № 1(5). - С. 132-134.
3. Коробейников, Д.А. Методика аналитической оценки экономической динамики аграрного производства [Текст] / Д.А. Коробейников, М.А. Филин // Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование. - 2011. - №2 (22). - С. 243-248.
4. Коробейникова, О.М. Развитие локальных платежных систем за счет потенциала кредитной кооперации [Текст]/ О.М. Коробейникова // Известия Нижневолжского агроуниверси- тетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование. - 2012. - № 2(26). - С. 228-233.
5. Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов: Одобрено Советом директоров Банка России 06.11.2014 г. [Электронный ресурс]// Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»
6. Официальный сайт Банка России. Статистика [Электронный ресурс] Доступ из: http:// www.cbr.m/statistics/credit_statistics/MS.aspx?Year=2014&pid=dkfs&sid=dm
7. Попов, Д.Н. Формирование политики финансового управления рисками предприятий АПК (на примере пищевой промышленности) [Текст]/ Д.Н. Попов //Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование. - 2014. - № 3(35). - С. 276-280.
8. Фишер, И. Покупательная сила денег [Текст] / И. Фишер. - М., 1925. - С. 21.
9. Fridman, M. The Role of Monetary Policy / M. Fridman //The American Economic Reiew. - March. - 1968.
 

Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование № 2 (38), 2015

Категория: Рынок. Предпринимательство. Бизнес | Добавил: x5443x (08.07.2016)
Просмотров: 242 | Теги: денежно-кредитная | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь