Пятница, 09.12.2016, 10:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРИЗНАКОВ УБИЙСТВА МАТЕРЬЮ НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЕНКА

А.Г.Заблоцкая, Р.П.Заблоцкий

ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРИЗНАКОВ УБИЙСТВА МАТЕРЬЮ НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЕНКА

Развитие института ответственности (анализ норм российского законодательства) за убийство матерью новорожденного ребенка (детоубийство) прошло, на наш взгляд, пять этапов: 1. игнорирование его законом в дохристианской Руси; 2. признание его делом греховно-преступным и преследование его церковным судом; 3. признание его квалифицированным преступлением; 4. приравнивание его к обыкновенному убийству; 5. признание его по тем или иным основаниям привилегированным преступлением.

Детоубийство является одним из тех преступлений, которое не только в различные исторические эпохи, но и в одно время, как законами, так и моралью оценивалось различно.

Церковь и ее каноническое право всегда осуждали убийство. Преступление вообще в свете христианских определений – это всегда грех, то есть деяние, чей смысл гораздо шире социальных рамок, поскольку оно нарушает не только нормы права, законы государства, но и высшие запреты, данные Богом. Преступление - это дерзкое посягательство человека на авторитет Бога-отца, которое следует расценивать как нравственное отцеубийство. И поэтому в качестве греха оно предполагает не только уголовное наказание со стороны властей, но и возмездие со стороны Бога.

Именно поэтому самую решительную борьбу с детоубийством начала церковь. С принятием христианства на Руси в 988 году детоубийство становится деянием греховно-преступным и по Церковному Уставу князя Владимира отдается в юрисдикцию Церковного суда. Кроме того, церковь оказала значительное влияние на европейское, в том числе отечественное, законодательство которое с XIII—XIV вв. и до XVIII в. детоубийство рассматривало как тягчайший вид убийства.

Со второй половины XVIII в. под влиянием прогрессивных правоведов, и в первую очередь Ч. Беккариа, в Европе и России формируется новый взгляд на проблему убийства матерью своего незаконнорожденного ребенка.

Уголовное право России XIX века карает более строго чадоубийство, но смягчает наказуемость убийства ребенка, рожденного вне брака (детоубийство). Детоубийство становится привилегированным составом.  При этом принимаются во внимание мотивы стыда перед общественным мнением и страха за судьбу ребенка, заклейменного именем незаконнорожденного – мотивы, нередко побуждающие мать прекратить едва начавшуюся жизнь младенца. Субъектом этого преступления могла быть только мать; посторонние лица, участвовавшие в преступлении, наказывались как за обыкновенное убийство.

Российское законодательство, как и соответствующее ему европейское, создало особый тип женщины-преступницы, характеризующейся особым психическим состоянием: психическое и физическое расстройство, вызванное родами в социально неблагоприятных условиях.

Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 годов не содержат специальной нормы об ответственности за детоубийство, но признают убийство матерью новорожденного ребенка квалифицированным убийством. Не содержал специальной нормы и Уголовный кодекс РСФСР 1960 года, который рассматривает убийство матерью новорожденного ребенка как простое умышленное убийство. Таким образом, само слово «детоубийство» на долгое время исчезло из уголовного законодательства, в результате чего в течение более семидесяти лет «инфантицид» (детоубийство) стал социально невидимым феноменом.

Возвращение термина «инфантицид» в общественное сознание состоялось лишь с появлением статьи 106 в Уголовном кодексе 1996 года, который вновь относит убийство матерью новорожденного ребенка к числу привилегированных составов.      

В соответствии с произошедшей в 90-х годах XX столетия переоценкой ценностей личность, ее права и свободы приобрели приоритетное значение в триаде "государство - общество - личность": человек, его права и свободы объявлены высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ).

В структуре личности важнейшей составляющей выступают жизнь и здоровье человека. Не случайно именно глава о преступлениях против этих объектов открывает как разд. VII, так и в целом всю Особенную часть УК.

Объектом преступлений, предусмотренных гл. 16 УК РФ, является жизнь человека. Относительно данного объекта общепринятым является мнение, что жизнь в данном случае понимается не только как общественное отношение, но и как биологическое состояние человека. Отсюда, неправомерно лишение жизни любого человека, независимо от возраста (новорожденный, престарелый, молодой и т.д.), морального и физического облика и состояния (негодяй или весьма порядочный человек; физически и умственно здоровый или тяжело больной, невменяемый и т.д.), т.е. когда личность как таковая еще не состоялась либо произошел "распад" личности, обнаружилась полная утрата личностных (социальных) качеств.

Жизнь как объект преступного посягательства и как определенное физиологическое состояние имеет временные рамки, очерченные ее начальным и конечным моментом. Их правильное определение важно для квалификации в частности такого вида убийства как убийство материю новорожденного ребенка.

В УК 1996 г. впервые предусмотрено убийство матерью новорожденного ребенка. Законодатель, учитывая специфику этого вида убийства, счел возможным выделить его в самостоятельный состав. Непосредственным объектом преступлений против жизни (ст. ст. 105- 108, 109, 110 УК РФ) является жизнь человека, понимаемая в биологическом смысле (как физиологический процесс).

Ст. 17 Конституции РФ предусматривает, «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения», что обуславливает возникновение права на жизнь с момента рождения человека. На сегодняшний день следует констатировать наличие как минимум четырех точек зрения на рассматриваемую проблему, согласно которым моментом начала жизни считается:  определенный временной срок с момента зачатия; появление какой-либо части тела ребенка из утробы матери; момент, когда ребенок отделился от утробы матери и начал самостоятельно дышать (кричать); момент появления из организма роженицы части тела младенца, имеющего сердцебиение.

Связывать начало жизни с моментом, когда ребенок отделился от утробы матери и начал самостоятельно дышать (кричать) было бы не правильно, так как имеет место внутриутробная гипоксия и асфиксия новорожденного (синдром, характеризующийся отсутствием дыхания или отдельными нерегулярными неэффективными дыхательными движениями, при наличии сердечной деятельности). Начальным моментом жизни человека следует считать момент появления из организма роженицы части тела младенца, имеющего сердцебиение.

Момент смерти означает либо смерть мозга при неэффективности реанимационных мероприятий, либо наступление биологической смерти. Существующая законодательная конструкция статьи 106 УК РФ вызвала трудности в следственной и судебной практике при правовой оценке преступных посягательств, связанных с причинением смерти новорожденным. Она содержит в себе многие проблемные и неоднозначно толкуемые дефиниции, в частности: «во время родов», «сразу же после родов», «новорожденный», «психотравмирующая ситуация» и др. При этом Уголовный кодекс РФ не содержит определений данных понятий.

Вследствие этого отмечается непоследовательность следственно-судебной практики, выражающаяся в характерных для этой категории дел ошибках при квалификации. Кроме того,  действующая редакция статьи 106 УК имеет и такой существенный недостаток, как отсутствие указания на принадлежность ребенка рожающей или родившей его женщине, то есть своего для женщины ребенка. Предлагается использовать в диспозиции ст. 106 УК РФ: термины «роженица» и «родильница». Представляется, что такой подход не будет способствовать, во-первых, единообразному пониманию таких терминов и, во-вторых, как следствие, единообразному применению этой нормы.

Кроме того, в уголовно-правовой литературе остается дискуссионным вопрос о признании субъектом убийства матерью новорожденного ребенка суррогатной матери. Представляется целесообразным исключить из названия статьи термин «мать», заменив его в тексте нормы на термин «женщина». Поскольку любая женщина, будь то биологическая мать или суррогатная, если она умышленно лишает жизни рожденного ею ребенка, является убийцей, а стало быть, и субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ. И та и другая в этом случае справедливо заслуживают снисхождения со стороны законодателя, так как во время родов испытывают моральные и физические страдания, что, собственно, и является обстоятельством, смягчающим наказание. В связи с этим предлагается иное название статьи 106 УК РФ: «Статья 106. Убийство женщиной рождаемого, а равно рожденного ею ребенка».

Большинство исследователей отмечают неудачную формулировку «во время родов», включенную в дефиницию статьи 106 УК, в связи с тем, что сам период родов, в процессе которых согласно редакции статьи 106 УК РФ возможно совершение убийства, достаточно длителен. Их начало в медицине связывается с «...появлением регулярных сокращений мускулатуры матки, называемых схватками. С этого момента женщину называют роженицей. Их начало в медицине связывается с «...появлением регулярных сокращений мускулатуры матки, называемых схватками. С этого момента женщину называют роженицей».  Таким образом, по временному критерию выражение «убийство во время родов» вполне можно отнести и к началу таковых, когда плод еще находится в чреве матери и непосредственного физического контакта с ним не может быть, и к окончанию таковых, вплоть до перерезания пуповины и удаления последа.

С позиции медицины рождение ребенка не завершает процесс родов, а значит, возможно, убийство ребенка после его рождения (новорожденного ребенка), но все-таки во время родов.

Вместе с тем, как следует из диспозиции ст. 106 УК РФ, мать может лишить жизни своего ребенка и до его отделения от утробы матери, а в этот момент ребенок еще не считается новорожденным. Таким образом, убийство матерью ребенка во время родов можно разделить на две категории:

1) убийство еще не родившего ребенка (до его отделения от утробы матери) в период схваток, отхождения околоплодных вод, раскрытия шейки матки, изгнания плода;

2) убийство матерью новорожденного ребенка в период отделения плаценты от стенок матки и изгнания последа.

Это значит, что указание на новорожденного ребенка в названии и диспозиции ст. 106 УК РФ не соответствует медицинскому пониманию новорожденности и родов. Данное обстоятельство обуславливает необходимость установить в уголовном законе ответственность за убийство роженицей своего рождающегося ребенка либо новорожденного ребенка.

В связи с этим, целесообразным указание на то, что под убийством во время родов следует понимать убийство, совершенное женщиной в момент появления из ее организма любой части тела рождаемого ею ребенка, имеющего сердцебиение.

Спорным считается вопрос относительно временного промежутка, определенного в дефиниции статьи 106 УК как «сразу же после родов».

В целях  единообразного  применения нормы считаем целесообразным в качестве единого темпорального показателя  объективных  признаков,  считать  окончанием  раннего  послеродового  периода промежуток времени равный четырем часам, исчисляемым от момента рождения плаценты.

Таким образом, под убийством совершенным сразу же после родов следует понимать убийство, совершенное в ранний послеродовой период равный четырем часам, исчисляемым от момента рождения плаценты.

В науке основаниями смягчения ответственности женщины наряду с возрастом ребенка-потерпевшего альтернативно признаются: время совершения преступления, обстановка совершения преступления и психическое состояние субъекта преступления. Избранная законодателем конструкция ст. 106 УК РФ, предусматривающая альтернативные смягчающие обстоятельства, на наш взгляд, не является оптимальной, так как не позволяет в надлежащей мере обеспечивать защиту жизни ребенка во время его рождения и в первые часы его жизни.

Использование в ст.106 УК РФ самостоятельного смягчающего обстоятельства, характеризующего период «во время или сразу после родов», не имеет должного криминологического обоснования. В медицине и в уголовном праве давно общепризнано, что и во время, и сразу же после родов, женщина испытывает значительные психофизические перегрузки, которые снижают ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им. Мы считаем, что в ст. 106 УК РФ заложена неопровержимая презумпция особого психического состояния роженицы, не требующая дополнительного законодательного обоснования, а также полагающих, что именно особое психофизическое состояние женщины во время родов и сразу же после них служит обоснованием привилегированного характера детоубийства.

 Другим признаком, образующим состав преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, выступает психотравмирующая ситуация.

В аспекте ст. 106 УК РФ, не могут рассматриваться как психотравмирующие такие ситуации как, например, связанные с не поступлением в вуз, утратой фамильных драгоценностей, смертью любимого домашнего животного и т.п. Поэтому в дефиниции статьи 106 УК РФ необходима формулировка, прямо указывающая на то, что  психотравмирующая ситуация вызвана родами. Кроме того,  в  теории  и  практике  не  выработано единого  критерия,  на  основании  которого  можно  судить  о  времени  окончания  действия  психотравмирующей  ситуации.  

В целях дифференциации ответственности за совершение убийства в разные периоды родов, а также новорожденного, по нашему мнению, двадцатичетырехчасовой промежуток времени следует исчислять с момента окончания раннего послеродового периода.

Представляется целесообразным установление ответственности за убийство матерью ребенка во время родов или сразу же после них в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами в первой части ст.106 УК РФ с более мягкими санкциями. Одновременно убийство женщиной своего новорожденного ребенка в течение 24 часов после завершения раннего послеродового периода в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами, следует считать квалифицированным составом и выделить его в часть вторую ст. 106 УК РФ.

Если же и после истечения суток женщина находится в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости или повышенного нервного возбуждения, вызванного действием психотравмирующей ситуации, то это может быть учтено как смягчающее обстоятельство. Но о квалификации содеянного по ст. 106 УК речь идти не должна.

Лишение жизни рождаемых или новорожденных детей от разных беременностей должно образовывать реальную совокупность преступлений. Убийство двух или более новорожденных от одной беременности при едином умысле на лишение их жизни, в соответствии с действующей редакцией статьи 106 УК, рассматривается как одно преступление, поэтому отсутствует дифференциация наказания. Данное обстоятельство, безусловно, является пробелом, поскольку такое убийство имеет большую общественную опасность.

Действующая редакция ст. 106 УК РФ ставит в один ряд женщин, лишивших жизни новорожденных детей, которые заранее готовились к  совершению данного деяния, продумывали условия, приискивали средства и орудия совершения преступления, и тех, кто совершил его в условиях психотравмирующей ситуации или состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Вопрос о времени возникновения умысла на убийство младенца как основании разграничения состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, от убийства (ст. 105 УК РФ), в науке не нашел своего однозначного разрешения.

Время  возникновения умысла имеет значение и является основанием разграничения состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, от убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Если установлено, что женщина заранее готовилась к убийству, то такое условие не может служить основанием отнесения данного преступного деяния к составу со смягчающими обстоятельствами, какими бы целями и мотивами оно не обуславливалось. Такое убийство подлежит квалификации по пункту «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица, заведомо находящегося для виновного в беспомощном состоянии.

Положить конец дискуссии о влиянии заранее обдуманного умыла на квалификацию деяния по ст. 106 УК РФ, могло бы дополнение Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» пунктом следующего содержания:

«По статье 106 УК РФ следует квалифицировать убийство женщиной рождаемого или рожденного ею ребенка, совершенное только с внезапно возникшим прямым или косвенным умыслом. Установление заранее обдуманного умысла на убийство исключает квалификацию деяния по статье 106 УК РФ. В этом случае содеянное следует квалифицировать по пункту «в» части 2 статьи 105 УК РФ».

Таким образом, уголовно-правовой охране подлежит жизнь ребенка, рождающегося во время естественных срочных или досрочных родов, а также кесарева сечения. Посягательство на ребенка, еще находящегося в утробе, недоступного для объективного воздействия, нельзя квалифицировать как убийство. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ может быть только вменяемая,  достигшая 14-ти лет женщина, выносившая, рожающая или родившая ребенка, то есть как суррогатная, так и биологическая мать. В диспозиции ст. 106 УК РФ такую женщину предлагается называть роженица или родильница.

Под убийством во время родов следует понимать убийство, совершенное в момент появления из организма роженицы любой части тела рождаемого ею ребенка, имеющего сердцебиение.

Формулировка «сразу же после родов» не имеет четких временных границ, поэтому ее следует заменить указанием на ранний послеродовой период. В целях единообразного применения нормы целесообразно в качестве единого темпорального показателя  объективных  признаков, считать окончанием  раннего  послеродового периода промежуток времени, равный четырем часам, исчисляемым от момента рождения плаценты.

Для обозначения принадлежности ребенка рожающей или родившей его женщине, необходимо использовать формулировки: «убийство роженицей рождаемого ею ребенка» и «убийство родильницей своего новорожденного ребенка».

В целях дифференциации наказания за убийство одного, двух или более рождаемых или новорожденных от одной беременности при едином умысле на лишение их жизни необходимо предусмотреть часть вторую статьи 106 УК.

С учетом изложенного предлагается следующая редакция статьи 106 УК:

 «Статья 106. Убийство женщиной рождаемого, а равно своего новорожденного ребенка.

1. Убийство женщиной во время родов рождаемого ею ребенка, а равно убийство своего новорожденного ребенка сразу же после родов, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами, –

наказывается ………………..

2. Убийство женщиной своего новорожденного ребенка в течение 24 часов после завершения раннего послеродового периода в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами, –

наказывается лишением свободы от трех до пяти лет.

3. Деяния,  предусмотренные  частью  первой или часть второй настоящей  статьи,  совершенные в отношении двух и более рождающихся либо рожденных от одной беременности детей, –  

наказываются лишением свободы на срок до девяти лет.

Примечания. 1. Под убийством во время родов понимается убийство, совершенное в момент появления из организма роженицы любой части тела рождаемого ею ребенка, имеющего сердцебиение.

2. Под ранним послеродовым периодом понимается период, равный четырем часам, исчисляемым от момента рождения плаценты.

3. Под убийством совершенным сразу же после родов понимается убийство, совершенное в ранний послеродовой период, равный четырем часам, исчисляемым от момента рождения плаценты».

Убийства матерями новорожденных детей являются частью женской, насильственной и семейно-бытовой преступности, представляют собой совокупность опасных деяний, совершаемых под воздействием различных мотивов, женщинами-матерями путем незаконного насильственного воздействие на физиологическую целостность родившегося человека (ребенка) с целью лишения его жизни.

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443x (13.01.2016)
Просмотров: 716 | Теги: Убийство, признаки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016