Понедельник, 25.09.2017, 12:45
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Законодательство. Государство и право

ПРИЗНАНИЕ И ГАРАНТИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА КАК ВАЖНЕЙШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА

Э.Ю.Балаян

ПРИЗНАНИЕ И ГАРАНТИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА КАК ВАЖНЕЙШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА

Посвящена исследованию одной из важнейших миссий демократического государства. Отмечается, что деятельность органов и должностных лиц всех ветвей государственной власти и органов местного самоуправления в демократическом государстве направлена на обеспечение и защиту прав и свобод человека. При этом о реальном народовластии свидетельствует наличие прямой связи между совокупностью прав и свобод человека, закреплённых важнейшими правовыми актами, и всем комплексом механизмов и гарантий, учреждённых для их реализации и защиты.

Ключевые слова: права и свободы человека, народовластие, демократическое государство, политические права, гражданское общество.

 

Конституция РФ провозглашает страну демократическим государством (ст. 1), признавая носителем суверенитета и единственным источником власти её многонациональный народ (ч. 1 ст. 3). Следует отметить, что во всех основных законах стран с демократическим строем с непринципиальными различиями формулировок всеобщее признание получила формула «вся власть принадлежит народу». В качестве примера можно привести Федеральный конституционный закон Австрии (ст. 1) [6, с. 11], Конституцию Бельгии (ст. 33) [6, с. 113], Конституцию Федеративной Республики Германии (п. 2 ст. 20) [6, с. 187], Конституцию Греции (п. 3 ст. 1) [6, с. 245], Конституцию Италии (ст. 1) [6, с. 423] и соответствующие статьи основных законов других стран.

При этом необходимыми условиями демократии являются народовластие, разделение властей, плюрализм и многопартийность, законодательное закрепление, гарантирование и защита прав и свобод человека. Согласно Конституции РФ народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ч. 2 ст. 3). Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (ч. 3 ст. 3). Это означает, что народ свою власть осуществляет в двух формах: непосредственной и опосредованной демократии. Смысл непосредственной формы демократии заключается в том, что каждый гражданин по средством участия в референдумах, собраниях, демонстрациях и других массовых мероприятиях участвует в управлении государственными и общественными делами. Механизмы и гарантии осуществления прав человека и гражданина по реализации непосредственной демократии предусматриваются Конституцией РФ (ст. 32, 130 и др.), ФКЗ РФ «О референдуме РФ» [17], ФЗ РФ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» [16] и др.

Указанными и иными законами обеспечивается процесс осуществления и защиты соответствующих прав граждан в данной сфере. Так, в преамбуле ФКЗ РФ «О референдуме РФ» предусмотрено, что «государством гарантируются свободное волеизъявление граждан РФ на референдуме РФ, защита демократических принципов и норм права, определяющих право граждан на участие в референдуме». Кроме этого, ФЗ РФ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» устанавливает, что вопросы референдума не должны ограничивать или отменять общепризнанные права и свободы человека и гражданина, конституционные гарантии реализации таких прав и свобод (ч. 5 ст. 12). При этом голосование на референдуме является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина РФ, в том числе наблюдения за заполнением участником референдума бюллетеня для голосования на референдуме в месте для тайного голосования (ч. 6 ст. 2 ФКЗ РФ «О референдуме РФ»), что является важнейшей гарантией осуществления прав личности в сфере непосредственной демократии.

Особую важность представляет норма ФКЗ РФ «О референдуме РФ» о том, что инициатива проведения референдума принадлежит также не менее чем двум миллионам граждан РФ, имеющих право на участие в референдуме, - при условии, что на территории одного субъекта РФ или в совокупности за пределами территории РФ находится место жительства не более 50 тыс. из них (п. 1 ч. 1 ст. 14). Поскольку Конституцией единственным источником власти признаётся народ, то методологически оправдано, что и законы о референдумах признают его (народ) субъектом, который может выступать инициатором проведения референдума. В контексте указанного существенным является то, что на пути создания и становления демократического и правового государства существенное значение имеет обстоятельство, насколько народ является носителем и источником принадлежащей ему власти.

Другой важнейшей конституционной формой осуществления народовластия в демократическом государстве является представительная демократия [2, 9]. Смысл её заключается в том, что народ осуществляет управление государственными делами через свободные и справедливые выборы путём формирования важнейших и основных институтов государства (президента, парламента, органов местного самоуправления) [10, с. 18-19]. Эти органы, как уполномоченные представители народа, в пределах своей компетенции принимают нормативные правовые акты, посредством которых волю большей части народа превращают в общеобязательное поведение, государственную волю.

Право участия гражданина в управлении делами государства через выборы регулируется Конституцией РФ, ФЗ РФ № 67 от 12.06.2002 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», иными федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов РФ, иными нормативными правовыми актами о выборах, принимаемыми в РФ. Согласно указанному закону решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, а также решения и действия (бездействие) комиссий и их должностных лиц, нарушающие избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, могут быть обжалованы в суде (ч. 1 ст. 75).

Кроме этого, в соответствии с Федеральным законом № 131 от 06.10.2003 г. «Об общих принципах местного самоуправления в РФ» (ч. 1 ст. 1): «Местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя РФ, признаётся, гарантируется и осуществляется на всей территории РФ». Более того, «Местное самоуправление в РФ - форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией РФ, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, - законами субъектов РФ, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, с учётом исторических и иных местных традиций» (ч. 2 ст. 1) [15].

Исходя из этого, является важным активное и соразмерное участие жителей данной общины в процессе решения вопросов местного значения. В связи с этим весьма целесообразно, чтобы в выборах органов местного самоуправления и референдуме по вопросам местного значения имели право участвовать постоянно проживающие в данной общине и имеющие вид на жительство иностранные граждане и лица без гражданства.

Данная идея нашла своё закрепление в российском законодательстве. Однако избирательными правами и правом участия в местном референдуме обладают не все имеющие вид на жительство иностранные граждане и лица без гражданства, а только отдельные их категории. В частности, согласно ч. 10 ст. 4 Федерального закона РФ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» на основании международных договоров РФ и в порядке, установленном законом, иностранные граждане, постоянно проживающие на территории соответствующего муниципального образования, имеют право избирать и быть избранными в органы местного самоуправления, участвовать в иных избирательных действиях на указанных выборах, а также участвовать в местном референдуме на тех же условиях, что и граждане РФ.

Одним из важнейших признаков демократического государства является законодательное закрепление и обеспечение широкого перечня прав и свобод для человека. В наши дни общепризнанные права и свободы человека и гражданина закрепляются нормами международного права, которые обязывают государство обеспечивать основные права и свободы личности. В связи с этим можно процитировать норму Международного Пакта о политических и гражданских правах (16 декабря 1966 г.), согласно которой каждое государство- участник обязуется: а) для любого лица, чьи права и свободы, признанные данным Пактом, нарушены, обеспечить необходимое средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицом, действующим по должности; б) обеспечить для любого лица, требующего правовую защиту, установление такого права защиты со стороны судебных, административных или законодательных компетентных властей или другого правомочного органа, предусмотренного правовой системой государства, и возможность развивать судебную защиту; в) обеспечить применение защитных мер со стороны компетентных властей в случае их предоставления (п. 3 ст. 2).

Однако осуществление положений, закреплённых международными правовыми документами, может обеспечиваться только через их отражение во внутригосударственном законодательстве. Подобным образом государственные органы вступают в непосредственные правоотношения с лицами, проживающими на территории данного государства и имеющими различный статус (граждане, иностранцы, лица без гражданства).
Положения о правах человека, закреплённые нормами международного права, находят своё выражение преимущественно в основном законе государства. Так, Конституция РФ закрепляет основные права, свободы и обязанности человека и гражданина (гл. 2). Как и в основных международных правовых актах, в основном законе РФ они закреплены в систематизированной форме, что способствует их эффективному применению. Вместе с тем во избежание препятствий при реализации правозащитных положений конституции целесообразно систематизировать все те нормы, которыми регулируются охрана и защита прав и свобод человека, а также оказываемая ему квалифицированная юридическая помощь. Указанную проблему можно решить путём принятия Кодекса РФ о юридической защите прав человека.

Для государства и общества значение конституционно закреплённых прав заключается в том, что именно их реализация обеспечивает претворение существенных признаков демократического и правового государства [4, с. 37]. Основные законы некоторых цивилизованных демократических стран не только закрепляют права и свободы человека и гражданина, но и признают как высшую ценность достоинство человека, его права и свободы. Например, ст. 2 Конституции РФ провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Или ст. 1 Конституции Федеративной Республики Германия, гласящая, что «человеческое достоинство неприкосновенно. Его уважение и защита - обязанность всей государственной власти. Германский народ в силу этого признаёт нерушимость и неотъемлемость прав человека как основу всех видов человеческих отношений, мира и справедливости в мире» [7, с. 68].

В основных законах большей части современных государств нашли своё отражение положения и критерии документов, принятых универсальными и региональными международными организациями. Последние стремятся содержание конституционных норм и фактическую действительность в стране максимально приблизить друг к другу, что возможно только в условиях установленного государством демократического режима.
Конституция РФ (гл. 2) также закрепила права и свободы человека, предусмотренные важнейшими международными документами: «В РФ признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» (ч. 1 ст. 17).

При этом ряд прав человека, которые таковыми были признаны международным правом, Конституцией РФ предоставлены только гражданам. В частности, ст. 31 основного закона РФ закрепила, что право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование имеют только граждане РФ. Однако согласно важнейшим международным документам (в частности, п. 1 ст. 20 Всеобщей декларации прав человека и ч. 1 ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. Поэтому целесообразно в будущем при осуществлении конституционной реформы закрепить право каждого на свободу мирных, без оружия собраний.

Указанная ранее норма нашла свою детализацию в действующем российском законодательстве. И хотя согласно ч. 1 ст. 1 Федерального закона РФ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» [14] законодательство РФ о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях основывается на положениях Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права, международных договорах РФ и включает в себя настоящий федеральный закон и иные законодательные акты РФ, относящиеся к обеспечению права на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, в преамбуле указанного закона установлено, что «Настоящий Федеральный закон направлен на обеспечение реализации установленного Конституцией РФ права граждан РФ собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования».

Однако, как видим, в данном случае очевидно противоречие между преамбулой и ч. 1 ст. 1 указанного федерального закона. Предполагается, что и Конституция РФ, и положения Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» № 54-ФЗ от 19.06.2004 г. противоречат общепризнанным принципам и нормам международного права и международных договоров РФ, в частности, п. 1 ст. 20 Всеобщей декларации прав человека и ч. 1 ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Такое же противоречие (между Конституцией Армении, законом «О проведении собраний, митингов, шествий и демонстраций» [5] и общепризнанными нормами международного права) имело место и в Республике Армения до внесения изменений в конституцию страны.

В связи с этим в п. 13 Решения Конституционного Суда Республики Армения № 350 от 22 февраля 2002 г. [12] указывалось: «...Несмотря на то, что различие между конвенционными и конституционными нормами не направлено на целевое ограничение прав и свобод лиц, находящихся под юрисдикцией Республики Армения, всё же, с первого взгляда, может казаться, что между ними существует противоречие нормативного характера. Однако, учитывая то, что Конституция Республики Армения силой ст. 4 обязывает государство, исходя из принципов международного права, обеспечить все международно признанные права и свободы человека, одновременно в соответствии со ст. 43 признаёт, что перечисленные Конституцией Республики Армения права и свободы не исчерпываются, и что человек и гражданин могут иметь другие общепризнанные права и свободы, основываясь на том, что нормы конституции о правах и свободах человека имеют не запрещающий, а управомочивающий характер, можно запротоколировать, что соответствующие нормы международных актов, ратифицированных Республикой Армения, созвучны закреплённым Конституцией Республики Армения нормам и принципам о правах и свободах человека».

Однако не всем понятна такая конституционная методология, так как это такое упущение, которое ослабляет гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина, следовательно, «жизнеспособность конституционного строя» [1, с. 94]. Выход из создавшейся ситуации такой - необходимо, признавая и гарантируя верховенство права, уточнить и предопределить конституционную методологию по правам человека.

В то же время с точки зрения эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина представляется важным не только признание и закрепление этих общечеловеческих ценностей со стороны государства, но и соразмерность и правомерность принуждения, применяемого в процессе их охраны и обеспечения.

Демократическое государство не только не отрицает принуждение, но и, наоборот, предполагает его применение в предусмотренных законом случаях. В частности, защита прав и свобод человека, предупреждение и ликвидация преступности и иных правонарушений - первоочередная обязанность любого государства. Об этом свидетельствует содержание ст. 114 (п. «е» ч. 1) Конституции РФ, согласно которой правительство осуществляет меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью. Кроме этого, предусмотренные конституцией и другими правовыми актами, права и свободы граждан РФ защищаются также уголовно-правовыми и гражданско-правовыми средствами.

Важной гарантией защиты прав и свобод человека и гражданина государством является закрепление Конституцией РФ и иными нормативно-правовыми актами полномочий Президента РФ, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, органов судебной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и должностных лиц в случаях невыполнения, обхождения или злоупотребления действующих положений по отношению к правонарушителю-должностному лицу применения различных мер юридической ответственности.

Так, согласно ч. 2 ст. 19 Конституции РФ: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». При нарушении требований этой конституционной нормы указанные должностные лица в установленном Уголовным кодексом РФ порядке могут быть привлечены к ответственности по обвинению в превышении власти или злоупотреблении служебным положением (ст. 201, 202, 285).

Приоритет человека по отношению к государству позволяет определить его место и роль в гражданском обществе. В таком обществе не государство устанавливает место и роль человека, а человек сам в меру своих способностей и инициативности, поскольку демократическое государство только общими чертами регулирует его поведение, и то так, чтобы не нарушить права человека, обеспечить и защитить интересы членов общества, их непрерывное и свободное развитие.

Солидарное и обеспечивающее закономерное развитие каждого совместного существования человека, государства и общества вовсе не означает, что права человека абсолютны и ни в коем случае не могут подвергаться ограничению. Вообще, в государстве настоящую свободу личности невозможно представить без гармонии её интересов с интересами общества и государства [3, с. 12-51]. Эта задача нашла своё выражение не только в национальном законодательстве, но и в важнейших международных документах. В частности, Всеобщая декларация прав человека закрепляет возможность ограничения прав человека с целью «.обеспечения. общего благосостояния в демократическом обществе» (п. 2 ст. 29).

Однако следует отметить, что в Конституции РФ в соответствии с нормами международного права чётко не определены конституционные пределы ограничения прав человека в общих и чрезвычайных ситуациях. Так, Конституция РФ предусматривает, что «... права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (ч. 3 ст. 55). Принципиально соглашаясь с идеей закономерности такого положения [8, с. 34-35], в то же время отметим, что требование ограничения каждого из указанных в конституционной норме прав всегда должно быть обоснованно.

Вместе с тем признание приоритета прав и свобод отдельного человека нарушит один из самых важнейших и основополагающих принципов демократии: осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушать права других. В связи с этим заслуживает внимания то обстоятельство, что в конституциях некоторых стран закрепляются нормы, которые запрещают законодательному органу страны принимать законы, ограничивающие по своему содержанию права человека. Так, согласно ст. 18 Конституции ФРГ каждый, кто использует свободу выражения мнений, в частности свободу печати (ч. 1 ст. 5), свободу преподавания (ч. 3 ст. 5), свободу собраний (ст. 8), свободу объединений, тайну переписки, почтовых, телеграфных и телефонных сообщений (ст. 9), право собственности или право убежища для борьбы против основ свободного демократического строя, утрачивает эти основные права. Факт и объём лишения указанного права определяет Федеральный Конституционный суд [7, с. 70].

Естественно, ограничения прав и свобод человека и гражданина не распространяются на всю систему прав человека. Есть такие, которые ни в коем случае не подлежат ограничению (ст. 20, 21, 23 (ч. 1), 24, 28, 34 (ч. 1), 40 (ч. 1), 46-54 Конституции РФ). Однако согласно ст. 56 (ч. 1) основного закона РФ в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия.

Следует отметить, что содержание изложенной статьи должно находиться в соответствии и с некоторыми положениями Конвенции о защите прав и основных свобод человека, поскольку предоставляет возможность временного ограничения некоторых прав, учитывая пределы применения ограничений в отношении прав, предусмотренных конвенцией (ст. 18), а также отступления от обязательств в условиях чрезвычайных ситуаций (ст. 15).

Тем не менее предполагается, что первичная обязанность демократического правового государства - гарантирование и защита прав и свобод человека и гражданина, и целесообразно только в случае крайней необходимости применять институт ограничений, употреблять более чёткие понятия; в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ после слова «необходимо» добавить «в демократическом обществе и правовом государстве». Кроме этого, при детальной конкретизации ст. 56 основного закона РФ в федеральном законодательстве следует учитывать положения указанной Конвенции. Задача в том, что на основании ст. 15 европейской конвенции государство получает возможность в чрезвычайных ситуациях отступать от выполнения предусмотренных конвенцией обязательств. Однако любое ограничение в результате такого отступления должно основываться на законности и необходимости и, насколько возможно, быть кратковременным, не причинять вред обязанностям данного государства по правам и свободам человека, взятым на себя другими международными договорами.

Вместе с этим для достаточно глубокого понимания цели и сущности ст. 15 европейской конвенции важное значение имеет ознакомление с Общим комментарием № 29 Комитета по правам человека к ст. 4 Пакта о гражданских и политических правах [18], где подчёркивается, что средства отступления от положений пакта должны иметь исключительный и временный характер. Кроме этого, до ссылки на ст. 4 пакта государством должны быть соблюдены два основополагающих условия: чрезвычайная ситуация должна угрожать жизни нации, и государство-участник должен официально объявить чрезвычайное положение. Так, выполнение положений Европейской Конвенции по правам человека в большей степени гарантировано благодаря международному суду, действующему в системе Совета Европы, обязательный характер решений которого государствам-участникам конвенции принуждает более серьёзно и ответственно относиться к выполнению своих международных обязательств по защите прав человека. (Подробнее об этом: решения принятые: по делу Лоулес против Ирландии (Lawless v. Ireland, Judgment of 1 July 1961); по делу Ирландия против Соединённого Королевства (Ireland v. United Kingdom, Judgment of 18 January 1978); по делу Аксой против Турции (Aksoy v. Turkey, Judgment of 18 December 1996); по делу Джерсильд против Дании (Jersild v. Denmark, Judgment of 23 September 1994), по делу Демир и другие против Турции (Demir and other v. Turkey, Judgment of 23 September 1998) и по другим делам.)

В частности, в качестве одного из принципов ограничений, которые Конституционный Суд РФ определил в качестве наиважнейшего, является следующий: «установление ограничений прав и свобод должно быть соразмерно защищаемым Конституцией и законами ценностям правового государства» [11].

Тенденции развития современного конституционализма чётко свидетельствуют о том, что, закрепляя критерии ограничений прав человека на конституционном уровне, необходимо иметь в виду:
- что основные права человека и гражданина, непосредственно действующие права поставлены в основе ограничения государственной власти, а также обеспечены правосудием;
- основные права могут быть ограничены только законом, в пределах норм конституции и международного права;
- ограничения должны быть соразмерными и пропорциональными, вытекать из принципов и содержания системы ценностей демократического правового государства;
- ограничения не должны искажать сущность конкретного права, ограничивать или препятствовать реализации основных прав;
- в демократическом государстве любое ограничение прав человека должно иметь возможность обжалования в судебном порядке [13, с. 89].

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что права и свободы человека и гражданина, а также уровень их реализации и защиты отражают характер государства. При этом в данном случае важно наличие связи между закреплёнными конституцией и другими правовыми актами государства правами и всей системой механизмов и гарантий, созданных для обеспечения их реализации и эффективной защиты, что и свидетельствует о реальной демократии данного государства.

Таким образом, демократическое государство в РФ состоится тогда, когда ясно и чётко будет установлена, реально гарантирована и практически осуществлена обязанность государства по признанию, обеспечению и защите прав и свобод человека, по взаимному доверию и ответственности гражданина и государства. Только в этом случае гражданин данного государства может быть уверен, что его жизнь, здоровье, неприкосновенность, достоинство, безопасность, собственность, права и свободы, а также другие общечеловеческие ценности, гарантированные законами страны, надёжно защищены.

Список литературы

1. Арутюнян А.Г. Конституционно-правовые основы борьбы с терроризмом. - Ереван: Изд. Нжар, 2004. - 128 с. (на арм. яз.).
2. Городецкий В.М. Пути формирования механизма народовластия на основе действующей Конституции Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. - 2000. - № 1. - С. 15-21.
3. Гражданское общество, правовое государство и право (Круглый стол журналов «Государство и право» и «Вопросы философии») // Государство и право. - 1999. - № 11. - С. 12-51.
4. Ерицян А.Г. Права и свободы человека и гражданина в демократическом государстве: система, институты, юридический механизм реализации и защиты: монография. - М., 1998. - 360 с.
5. Закон Республики Армения «О проведении собраний, митингов, шествий и демонстраций» от 28.04.2004 г. // Официальный вестник Республики Армения, 12 мая 2004 г. - № 26 (325).
6. Конституции государств Европейского Союза / Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ; [Редкол.: Л.А. Окуньков (рук.) и др.; Вступ. ст. Л.А. Окунькова; Авт. ввод. ст. В.В. Невинский и др.]. - М.: ИНФРА-М; НОРМА,1997. - XII. - 804 с.
7. Конституции зарубежных государств / Составитель проф. В.В. Маклаков. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Изд-во «БЕК», 2002. - 592 с.
8. Лебедев А.В. Политические права и свободы граждан Российской Федерации (конституционно-правовое исследование). - Автореф. дис. . канд. юрид. наук. - Челябинск, 2003. - 38 с.
9. Масленникова С.В. Народное представительство и права граждан в Российской Федерации. - М., 2001. - 276 с.
10. Невинский В.В. Гражданин и основополагающие принципы Конституции Федеративной Республики Германии. - Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994. - 36 с.
11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.1998 № 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой» // Собрание законодательства Российской Федерации. 24.08.1998. - № 34. - Ст. 4368.
12. Решение Конституционного суда Республики Армения по делу о проверке соответствия Конституции РА обязательств, закреплённых в «Протоколе, подписанном 20 марта 1952 г. в Париже к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной 4 ноября 1950 г. в Риме, Протоколе № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод об обеспечении некоторых таких прав и свобод, которые иные, чем уже включённые в Конвенцию, и Протоколе № 1, подписанного 16 сентября 1963 г. в Страсбурге и Протоколе № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанного 22 ноября 1984 г. в Страсбурге» от 22.02.2002 г. // Вестник Конституционного суда Республики Армения. - 2003. - № 1.
13. Стрекозов В.Г. Проблема ограничения прав человека и основных свобод в решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Международный альманах «Конституционное правосудие в новом тысячелетии». - Ереван, 2003. - С. 85-96.

14. Федеральный закон РФ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» № 54-ФЗ от 19.06.2004 г. // Собрание законодательства Российской Федерации, 21.06.2004. - № 25. - Ст. 2485.
15. Федеральный закон РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131-ФЗ от 06.10.2003 г. // Собрание законодательства Российской Федерации, 06.10.2003. - № 40. - Ст. 3822.
16. Федеральный закон РФ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» № 67-ФЗ от 12.06.2002 г. // Собрание законодательства Российской Федерации, 17.06.2002. - № 24. - Ст. 2253.
17. Федеральный конституционный закон РФ «О референдуме Российской Федерации» № 5 от 28.06.2004 г. // Собрание законодательства Российской Федерации, 05.07.2004. - № 27. - Ст. 2710.
18. General Comment # 29 - States of Emergency (article 4), CCPR/C/21/Rev.1/Add.11. - 31 August 2001.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(16). 2016

Категория: Законодательство. Государство и право | Добавил: x5443 (22.04.2017)
Просмотров: 178 | Теги: демократическое государство | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь