Суббота, 04.07.2020, 05:40
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту




Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

Применение наказания за преступления, посягающие на трудовые права граждан

А.В. Курсаев

Применение наказания за преступления, посягающие на трудовые права граждан

В статье анализируются вопросы наказуемости преступлений, посягающих на трудовые права граждан. Анализируются особенности построения санкций и виды наказаний, применяемых за преступления против трудовых прав граждан.

Ключевые слова: преступления против трудовых прав граждан, санкция, наказание, пенализация.
 

Наказание выступает мерой государственного принуждения, назначаемого судом. Придавая большое значение строгости применяемых наказаний, нельзя забывать и того, что наказание имеет своей целью исправление осуждённого и предупреждение совершения новых преступлений. Выбор средств воздействия на преступника не может быть произвольным в правовом государстве, он должен починяться установленным правилам, соответствовать определённым критериям и быть закономерным, а не страдать волюнтаристским подходом. Правильное конструирование санкции уголовно-правовой нормы, определение вида и размера наказания имеет исключительно важное значение в сфере противодействия преступности, в т.ч. и применительно к преступлениям против трудовых прав граждан.

К указанным преступлениям мы относим деяния, определённые ст. 1272 («Использование рабского труда»), 143 («Нарушение требований охраны труда»), 144 («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»), 145 («Необоснованный отказ в приёме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трёх лет»), 1451 («Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат»), 216 («Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ»), 217 («Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах») УК РФ - всего семь составов преступлений. Данные преступлений посягают как собственно на конституционные права граждан в сфере трудовых отношений, так и на безопасность условий труда.

Криминогенная поражённость общества посягательствами на трудовые права граждан во многом обусловлена состоянием уголовной политики, эффективностью её реализации. Понятие уголовной политики и её содержание относятся к числу дискуссионных в уголовно-правовой науке.

Уголовная политика, по мнению А.И. Коро- беева, представляет собой выработанную государством генеральную линию, определяющую основные направления, цели и средства воздействия на преступность путём формирования уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, регулирования практики его применения, а также путём выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступлений [1, с. 42].

С.С. Босхолов полагает, что под уголовной политикой следует понимать: 1) государственную политику (доктрину) борьбы с преступностью, выраженную в соответствующих директивных актах (федеральных законах, указах Президента Российской Федерации, постановлениях Правительства Российской Федерации); 2) научную теорию и синтез соответствующих политических, социологических и правовых знаний; 3) особый вид социальной деятельности, направленный на активное, наступательное противодействие преступности и другим правонарушениям [2, с. 29].

В содержательную сторону уголовно-правовой политики входит в т.ч. установление характера наказуемости общественно опасных деяний - их пенали- зация, и определение оснований и условий освобождения от уголовной ответственности или наказания - депенализация.

Пенализация состоит в установлении принципов и критериев применения наиболее строгого государственного принуждения за деяния, признаваемые преступными; в формулировании целей уголовного наказания; в определении его видов и размеров, в предложении иных мер уголовно-правового характера, необходимых и достаточных для воздействия на лиц, совершивших общественно опасные деяния [3, с. 142].

В литературе имеются и иные определения пенализации. Так, А.И. Коробеев под пенализацией предлагает понимать процесс определения характера наказуемости деяний, а также их фактическую наказуемость, т.е. процесс назначения уголовного наказания в судебной практике [1, с. 48].

По мнению В.Н. Кудрявцева, пенализация представляет собой установление уголовного наказания за деяния, уже признанные преступными [4, с. 17].

Пенализация в таком случае выступает количественным показателем криминализации, ведь признание деяния преступным предрешает необходимость установления уголовно-правовой санкции. На эту её особенность ещё в 1982 г. обращал внимание В.Н. Кудрявцев, когда отмечал, что проблема пена- лизации, по существу, сводится к определению вида и размера санкции, а также условий назначения, исполнения и освобождения от наказания лиц, виновных в совершении преступлений. Степень пенали- зации есть, по существу, показатель интенсивности криминализации того или иного деяния [4, с. 17-18].

В этом с ним не согласна Н.А. Лопашенко, которая полагает сведение пенализации исключительно к установлению уголовного наказания чрезмерно зауженным, т.к. данный тезис не позволяет учитывать возможность применения иных мер уголовно-правового характера [3, с. 142].

Однако в любом случае следует признать, что пенализация неразрывно связана с уголовно-правовой санкцией, в которой устанавливается конкретное наказание за преступное поведение. Придание определённого характера наказуемости криминализованному деянию является одной из проблем уголовного права. Однако решение поставленной задачи возможно в первую очередь лишь на основе разработки и использования теории построения санкций уголовно-правовых норм. Санкция статьи Особенной части УК представляет собой ту часть уголовно-правовой нормы, в который указывается вид и размер наказания за преступление, содержащееся в диспозиции данной нормы.

В то же время приходится констатировать, что вопросы построения санкций до настоящего времени адекватного отражения не получили. К сожалению, этот вопрос остался обойдённым уголовно-правовой наукой. Научных работ по данной проблематике откровенно мало. Да и правоприменение обращает внимание в первую очередь на квалификацию деяния, т.е. опять же на признаки состава преступления, описанные в диспозиции нормы. Следует признать правоту Э.Ф. Побегайло, который отмечал, что «"ахиллесова" пята Уголовного кодекса России - это проблема санкций; вопрос о санкциях норм Особенной части проработан в нем откровенно слабо» [5, с. 33]. Солидарен с ним и А.И. Коробеев, который также констатирует, что в настоящее время теоретические основы конструирования санкций уголовно-правовых норм ещё в достаточной мере не разработаны, практика же законотворчества, лишённая научно обоснованных рекомендаций, вынуждена зачастую прибегать в этой сфере к методу «проб и ошибок», устанавливая санкции не путём научного постижения существа уголовно-правовых запретов, а исходя из уже существующих санкций по другим составам и из субъективных мнений участников выработки предложений [6, с. 123].

«При построении и применении уголовно- правовых санкций, - писал П. П. Осипов, - следует избегать односторонности и стремиться к диалектическому сочетанию внешне противоречивых (но внутренне согласованных) требований, соблюдение которых, с одной стороны, ведёт к утрате наказанием элементов жёсткости, а с другой - препятствует превращению его в сентиментально-материальную меру, проникнутую духом абстрактного гуманизма и пекущуюся лишь о лице, совершившем преступление» [7, с. 30].

С теорией санкций в уголовном праве тесно связана проблема функций наказания. В.К. Дуюнов отмечает, что функции уголовного наказания характеризуют основные направления уголовно-правового воздействия наказания на осуждённого, а также на других неустойчивых лиц в целях утверждения социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения новых преступлений. В функциях наказания находят проявление его сущность и социальное предназначение. Реализация же функциональных возможностей, заключённых в разнообразных свойствах наказания, во имя осуществления стоящих перед наказанием целей составляет механизм наказания [8, с. 77].

Ф.Р. Сундуров и М.В. Талан к функциям наказания относят: 1) восстановительную, 2) исправительную, 3) функцию безопасности, личности, общества и государства, 4) предупредительную функции [9, с. 59].

В.Ю. Орехов также выделяет основные функции санкций, к которым относит: 1) стимулирующую - способствует обеспечению таких общих функций права, как воспитательная и социальная; уголовно- правовая санкция предназначена в глобальном масштабе восстанавливать правопорядок, нарушенный совершенным деянием. В этом смысле она может рассматриваться как один из способов стабилизации и воспроизводства общественных отношений; 2) охранительную - проявляется в том, что санкция воздействует на сознание и поведение людей путём угрозы возможного наказания в случае совершения правонарушений; информирует их относительно социальных ценностей, охраняемых государством; 3) регулятивную - указывает на возможность восстановления нарушенных прав; возможность и пределы государственного вмешательства с целью привлечения виновных к юридической ответственности [10, с. 4-5].

Отдельные авторы основной функцией санкции считают её роль в определении вида и размера наказания. Так, Я.М. Брайнин полагал, что обозначение пределов наказания - основное функциональное назначение санкции [11, с. 85]. Н.И. Загородников писал, что именно санкция определяет границы уголовной ответственности (её пределы), ибо ничто не может обусловить применение к правонарушителю более строгих, нежели указано в санкции, мер воздействия [12, с. 40]. Солидарен с ними и С.И. Дементьев, который отметил, что установление санкцией верхних и нижних границ наказания определяет пределы полномочий суда при избрании мер уголовно-правового воздействия на преступника [13, с. 31].

А.П. Козлов считает, что санкцию характеризует государственное принуждение. Только благодаря ему можно анализировать эффект санкции в плане общепревентивного воздействия. Присутствующий в нормах права специальный механизм санкций в целом предназначен для того, чтобы заблаговременно «включать» у индивидов эмоции превентивного страха и заставлять их загодя вносить соответствующие коррективы в своё социальное поведение [14, с. 26, 27].

Через функции выражается сущность права и обеспечивается достижение её целей. Именно реализация указанных функций отражает механизм достижения целей наказания. При этом в процессе достижения целей наказания каждой цели наказания может соответствовать не одна, а сразу несколько функций. Может быть верным и обратное утверждение, когда одна функция наказания может способствовать достижению нескольких целей наказания.

В частности, цель исправления осуждённого обеспечивается через реализацию восстановительной, карательной, исправительной и предупредительной функций. А цель специального предупреждения преступлений - через карательную, предупредительную и исправительную функции [15, с. 34].

Функции имеют по своей значимости разноуровневый характер, что выражается в их классификации. Так, А.М. Яковлев выделяет ближайшие и отдалённые функции наказания [16, с. 230], а И.С. Ной обосновывал трёхуровневую иерархию функций наказания - ближайшие, средние и отдалённые [17, с. 5].

Законодатель использует при конструировании отдельных санкций за конкретные составы преступлений только те наказания, которые предусмотрены системой наказания.

Между системой санкций и системой наказаний существует тесная взаимосвязь, благодаря которой в санкции могут быть включены только те виды наказания и лишь в тех размерах, которые установлены системой наказаний. Такую зависимость между системой наказаний и системой санкций исследовал в своих работах А.П. Козлов. По его мнению, во-первых, специфика видов преступлений требует наличия в санкциях определённых видов наказаний; во-вторых, эти виды наказаний закономерно взаимосвязаны в санкциях; в-третьих, указанная взаимосвязь требует той или иной количественной соотносимости видов наказаний, отражённых в санкциях; в-четвертых, данная соотносимость может быть только такой, какова она в системе наказаний [14, с. 34].

Из проблемы оптимального построения санкций в целом вытекает и проблема справедливости санкций за отдельные группы и виды преступлений, которая является не менее сложной. Пенализация преступлений призвана решить вопрос о целесообразности применения того или иного вида и размера наказания за совершённое преступление, с одной стороны, и возможности государства по исполнению этих наказаний - с другой.

Конкретизация задач, целей и принципов назначения наказания происходит при определении виновному меры наказания за конкретное преступление. В этой связи при назначении конкретного наказания возникают проблемы, характерные не только для всех преступлений, но и специфические вопросы, требующие своего разрешения, характерные для отдельных групп преступных деяний. При назначении наказания за преступления против трудовых прав граждан суд, назначая виновному меру наказания, учитывает цели восстановления социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений (как общей, так и специальной превенции). Законодательной базой для их осуществления являются санкции статей уголовного закона. В связи с этим каждая санкция уголовно-правовой нормы должна содержать такие виды и пределы наказания, которые достаточно эффективно способствовали бы осуществлению названных задач.

Для правильного определения санкций необходимо определить общественную опасность преступлений против трудовых прав граждан.

Анализ санкций ст. 1272, 143, 144, 145, 1451, 216 и 217 УК РФ позволяет прийти к выводу, что преступления против трудовых против трудовых прав граждан включают в себя 19 составов преступлений: семь основных, шесть квалифицированных и шесть особо квалифицированных.

Из указанных 19 составов один состав относится к преступлениям особой тяжести, четыре - к тяжким, четыре - к преступлениям средней тяжести, восемь - к преступлениям небольшой тяжести.

В качестве наказаний используются: штраф - девять составов, обязательные работы - четыре состава, исправительные работы - три состава, принудительные работы - тринадцать составов, ограничение свободы - три состава, лишение свободы - шестнадцать составов, лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью - пятнадцать составов.

В качестве дополнительного к основному наказанию применяются: ограничение свободы и лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, причём указанные виды наказаний в преступлениях против трудовых прав граждан могут использоваться как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания.

А.П. Козлов отмечает, что степень охраны общественных отношений определяется по пяти показателям: 1) по средней тяжести (медиане) лишения свободы, отражённой в соответствующей главе уголовного закона; 2) по частоте применения неальтернативных санкций в виде лишения свободы; 3) по частоте применения в санкциях наряду с лишением свободы более мягких видов наказания; 4) по частоте применения альтернативных санкций без лишения свободы; 5) по частоте применения в законе дополнительных наказаний [14, с. 56].

Приведённый выше анализ санкций за преступления против трудовых прав граждан позволяет прийти к выводу, что данные преступления определяются законодателем как не представляющие значительной общественной опасности. Это подтверждается тем, что подавляющее большинство данных преступлений относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести, санкции сконструированы по принципу альтернативных, лишение свободы на определённый срок присутствует не во всех уголовно-правовых нормах.

Как мы уже отмечали, санкции всех статей преступлений против трудовых прав граждан носит альтернативный характер. Альтернативными санкциями являются санкции с несколькими видами наказания в них.

Суду при наличии альтернативных санкций предоставляется право выбирать из нескольких видов наказания то, которое в данном случае наиболее соответствует тяжести содеянного и личности виновного. Таким образом, необходимость повышения индивидуализации наказания и обусловливает создание альтернативных санкций. Степень общественной опасности преступлений против трудовых прав граждан различна. Субъекты данных преступлений также могут иметь разную степень криминальной поражённости. Совершение преступления может быть и случайным эпизодом жизни.

Несколько иная точка зрения по вопросу альтернативных санкций имеет место в трудах А.П. Козлова. Указанный автор выдвинул тезис, что санкция базируется на типичных признаках вида преступления. На момент создания санкций вопросы индивидуализации наказания отодвигаются на второй план. Главным здесь выступает соотносимость требований воздаяния за содеянное и степени исправимости действующего лица, которую можно представить в виде лестницы: на последней ступеньке - самая высшая степень воздаяния и самая низкая степень исправи- мости (абсолютная неисправимость), на первой - самая высокая степень исправимости и самая низкая опасность содеянного (самое низкое воздаяние). Чем опаснее вид преступления, тем выше разрыв между неисправимостью и высочайшей исправимостью. Эта дифференцированная опасность личности позволяет строить альтернативные санкции для учёта различных степеней исправимости лица: чем длиннее интервал между абсолютной неисправимостью и самой высокой степенью исправимости, тем шире должны быть представлены меры исправления, тем больше в альтернативной санкции должно быть видов наказаний [14, с. 45].

Названные концепции - альтернативности санкции как средства достижения индивидуализации наказания и законодательного учёта степени исправимости лица - являются верными и отражают разный уровень использования альтернативных санкций: в процессе правоприменения и правотворчества.

При анализе альтернативных санкций за преступления против трудовых прав граждан можно заметить закономерность их построения, заключающуюся в том, что количественный показатель альтернативности зависит от категории деяния: чем выше степень общественной опасности преступления, тем меньше альтернативных видов наказания в санкции, и наоборот. Указанная тенденция является общей закономерностью, характерной для построения типовых санкций [18, с. 9]. В то же время чрезмерно большой набор наказаний с широкими границами в альтернативных санкциях также вряд ли приемлем. Поэтому наибольшее внимание в науке уголовного права необходимо уделить конструированию уголовно-правовых норм с тем, чтобы дифференциация уголовной ответственности и индивидуализация наказания зависела бы от самого законодателя, а не от судейского усмотрения [19, с. 8].

В.Н. Воронин верно отмечает, что индивидуализация наказания представляет собой принцип назначения наказания, в соответствии с которым суд, на основе оценки ряда общих и специальных критериев, указанных в законе, определяет лицу, совершившему преступление, окончательную справедливую меру наказания, способную достичь целей исправления осуждённого, а также способствующую достижению иных целей, поставленных перед наказанием [20, с. 90].

По нашему мнению, границы индивидуализации наказания ограничены пределами санкции уголовно-правовой нормы с учётом возможности их корректировки отдельными положениями Общей части УК РФ. В связи с этим можно выделить две основные формы индивидуализации: первая - ординарная форма индивидуализации, которая осуществляется в рамках санкции нормы Особенной части УК РФ; вторая форма - экстраординарная, осуществляющаяся с выходом за нижний предел санкции по основаниям, предусмотренным в ст. 64 УК РФ.

Особенностью санкций в преступлениях против трудовых прав граждан является наличие кумулятивных санкций. Как правило, дополнительные виды наказаний вводятся в более тяжкие санкции, т.е. в преступления повышенной опасности. Однако в рассматриваемой группе преступлений данное правило соблюдается не всегда (ст. 143, 216 и 217 УК РФ), что связано с необходимостью достижения целей специальной превенции.

Таким образом, кумулятивность санкции в преступлениях против трудовых прав граждан должна быть в первую очередь направлена не на усиление карательного воздействия наказания, а на обеспечение достижения целей, поставленных перед наказанием, и учитывать характер совершенного преступления.

Трудовые права граждан требуют соответствующей степени охраны со стороны государства, в т.ч. и путём применения уголовно-правовых мер воздействия в случае посягательства на них. А.С. Курманов отмечает: в этом случае применительно к преступлениям, предусмотренным гл. 19 УК, установление именно уголовной ответственности за посягательства на конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации «вполне обоснованно, поскольку криминализация таких деяний основывается на признании особой значимости конституционных прав и свобод человека, исторических предпосылках возникновения анализируемых норм, степени общественной опасности преступлений анализируемого вида. При этом редкое применение некоторых статей, предусмотренных Главой 19 УК, не может свидетельствовать об отсутствии социальной потребности в криминализации анализируемых деяний» [21, с. 11 - 12].

Необходимо отметить, что система наказаний в санкциях преступлений против трудовых прав граждан характеризуется определёнными особенностями. Во-первых, отдельные наказания, указанные в санкциях статей, имеют достаточно отдалённое практическое значение, например, принудительные работы, либо применяются крайне редко, как обязательные работы. Во-вторых, высока доля назначения наказания со специфическим способом освобождения от наказания - условного осуждения (около половины всех назначаемых судом наказаний).

Преступления против трудовых прав граждан характеризуется невысоким масштабом применения реального лишения свободы (за исключением использования рабского труда). Данная тенденция соответствует ранее высказанным научным рекомендациям, содержание которых заключается в ограничении реального применения наказания в виде лишения свободы на определённый срок за преступления, совершенные по неосторожности, а также за преступления небольшой и средней тяжести. Содержание подобных рекомендаций основано на справедливом представлении о несовпадении степени общественной опасности неосторожного преступления (определяемого тяжестью наступивших последствий) и уровня социально-нравственной запущенности личности виновного [22, с. 247].

Так, М.Д. Шаргородский отмечает, что «лишение свободы за неосторожные преступления следует назначать лишь в исключительных случаях. Отстранение от должности, штраф, запрещение заниматься определённой профессиональной деятельностью, запрещение занимать определённые должности - вот те основные меры, которые в настоящее время могут быть с пользой применены для борьбы с этой категорией преступлений» [23, с. 105]. Более того, П.В. Коробов предлагает даже совсем отказаться от этого вида наказания для преступлений, совершаемых по неосторожности [24, с. 59 - 60].

Во многом это обусловлено тем, что реальное лишение свободы за неосторожные преступления, связанные с нарушением профессиональных функций, больше соотносится с оценкой тяжести совершенного деяния, а не личностью и ролью виновного, а потому в большей степени служит интересам восстановления социальной справедливости и общего предупреждения преступления.

В связи с этим ранее при привлечении к ответственности доминировало условное осуждение к лишению свободы. Надеемся, что с учётом введения в УК РФ с 1 января 2017 г. такой альтернативы лишению свободы, как принудительные работы, ситуация может измениться.

В целях оптимизации процесса назначения наказания и достижения его целей необходимо учитывать специфические моменты, характеризующие как саму категорию неосторожных преступлений, так и особенности рассматриваемого состава преступления.

Сложность здесь заключается в том, что общепревентивное воздействие или цель специальной превенции применительно к преступлениям, совершённым по неосторожности, действуют не в полной мере, т.к. виновный субъект не допускает, а в некоторых случаях даже и не предвидит возможности наступления преступных последствий. Более того, вряд ли существуют и инструменты оценки превентивного воздействия наказания за преступную неосторожность.

В связи с этим В.Е. Квашис верно отмечает, что выходом из отмеченных противоречий и коллизий целей наказания за неосторожные преступления, а также определённой компенсацией ограниченных возможностей наказания за эти деяния является необходимая дифференциация ответственности и наказания, оптимальная рационализация всей системы карательно-воспитательных мер борьбы с неосторожными общественно опасными деяниями [25, с. 191].

Пленум Верховного Суда Российской Федерации с учётом изложенного в п. 8 Постановления от 23 апреля 1991 г. № 1 для решения поставленной задачи применительно к назначению наказания лицам, виновным в преступном нарушении правил охраны труда и безопасности работ, рекомендует судам учитывать общественную опасность этих преступлений, характер допущенных нарушений, тяжесть наступивших последствий и другие обстоятельства, указанные в ст. 60 УК РФ, в зависимости от которых следует обсуждать вопрос не только об основном, но и дополнительном наказании в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. В случае, если суд придёт к выводу о необходимости назначения такого дополнительного наказания, в резолютивной части приговора следует сослаться на ст. 47 УК РФ.

Так, по ч. 2 ст. 143 УК РФ к ответственности привлечена гражданка П. В апелляционной жалобе осуждённая П., не оспаривая фактических обстоятельств дела, просит приговор отменить, уголовное дело в отношении неё прекратить в связи с примирением с потерпевшей, указывая, что суд необоснованно отказал в прекращении уголовного дела, т.к. вину она признала, причинённый вред возместила в полном объёме, потерпевшая к ней претензий не имеет, в связи с чем назначенное наказание является чрезмерно суровым. Московский городской суд в апелляционном определении от 15 апреля 2013 г. № 10-1475 отверг данные доводы, указав, что наказание П. назначено в соответствии с требованиями закона, в пределах санкции статьи УК РФ, по которой она признана виновной, с учётом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств дела, данных о личности виновной и обстоятельств, смягчающих наказание: первого привлечения к уголовной ответственности, положительных характеристик, возмещения вреда и наличия на иждивении матери-инвалида.

Анализ преступлений против трудовых прав граждан свидетельствует о достаточно широком применении такого вида наказания, как лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. Хомич В.М. правильно отмечает, что карательная сущность данного наказания заключается в лишении осуждённого определённых прав в связи с совершением преступления [26, с. 293]. Элемент кары в данном случае выражается в лишении осуждённого по приговору суда тех привилегий и преимуществ, которыми он обладал, занимая ту или иную должность или осуществляя определённую деятельность.

Применение в санкциях преступлений против трудовых прав граждан такого дополнительного вида наказания, как лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, следует оценивать положительно. Именно подобное наказание позволяет не допускать к процессам, которые могут повлечь преступное нарушение требований охраны труда, лиц, недостаточно компетентных по уровню своих знаний либо обладающих определёнными чертами характера, которые могут способствовать совершению преступления. Представленное наказание отражает достижение цели предупреждения новых преступлений путём специальной превенции. Лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью позволяет оценить криминологические особенности личности и их влияние на возможность совершения преступления в дальнейшем.

К сожалению, лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью в рассматриваемой группе преступлений используется только как дополнительное наказание (за исключением ст. 1451 УК РФ). Полагаем, что данный вид наказания должен перейти в разряд основного наказания, по крайней мере, в основных составах. При этом данное наказание, несмотря на то, что в системе наказаний, определённой ст. 44 УК, оно отнесено к числу наименее строгих, вряд ли обладает незначительным карательным эффектом уже в силу того обстоятельства, что его применение требует обязательного увольнения осуждённого, чего не наблюдается при назначении обязательных или исправительных работ. Таким образом, осуждённый при применении данного вида наказания лишается основного дохода. Кроме того, с утратой замещаемой должности теряется и возможность перевода на аналогичную должность, предполагающей осуществление схожих функциональных обязанностей.

Таким образом, расположение наказаний в системе наказаний (ст. 44 УК) обусловлено не их сравнительной тяжестью, а долей в ней элемента, связанного с лишением (ограничением) свободы.

Формальным последствием вышеназванного наказания может выступать и прерывание специального трудового стажа, исчисление которого может быть непрерывным. Соответственно, в этом случае он может исчисляться заново.

Более того, согласно ч. 4 ст. 47 УК, в случае назначения лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью в качестве дополнительного вида наказания к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, принудительным работам, лишению свободы оно распространяется на все время отбывания указанных основных видов наказаний, но при этом его срок исчисляется с момента их отбытия. Учитывая, что лица, осуждённым за преступления, совершенные по неосторожности, отбывают лишение свободы в колониях-поселениях (п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ), срок такого наказания становится ещё больше.

В связи с вышеизложенным вывод о том, что лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью оказывает существенное психологическое воздействие на осуждённого, значительно ограничивает его права и возможности, способствует очищению определённых видов деятельности от лиц, которые наносят серьёзный ущерб обществу и отдельным гражданам [27, с 120], представляется верным. В связи с этим о незначительном карательном эффекте этого наказания говорить не приходится.

В то же время при назначении наказания необходимо учитывать, что лишение права занимать определённые должности состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определённой профессиональной или иной деятельностью (ч. 1 ст. 47 УК РФ). Так, Московский городской суд исключил из приговора в отношении Ш., назначенного ответственным по обеспечению охраны труда на строительном объекте коммерческой организации, осуждённого по ч. 2 ст. 143 УК к наказанию в виде лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности при выполнении строительно-монтажных и пусконаладочных работ на срок два года, указание на назначение ему указанного дополнительного вида наказания, поскольку должности, которые суд запретил занимать осуждённому, не связаны ни с государственной службой, ни со службой в органах местного самоуправления (апелляционное постановление от 18 сентября 2013 г. № 10-8577/2013).

Указанное ограничение критикуется многими авторами. Предлагается как «переориентировать» правоприменителя на использование такой разновидности исследуемого наказания, как лишение права занимать определённые должности в сфере, не связанной с государственной или муниципальной службой [28, с. 32], так и обращается внимание на то, что законодатель сам нарушает данное правило, устанавливая в санкциях отдельных норм (ст. 202, 203 и 205 УК РФ) в качестве основного или дополнительного наказания лишение права занимать должности в коммерческих и иных негосударственных организациях [29, с. 31-32].

Лишение права заниматься определённой деятельностью может применяться и к несовершеннолетним (п. «б» ч. 1 ст. 88 УК), что также усиливает карательный и предупредительный элементы этого наказания.

Проблемой, существенно снижающей потенциал применения наказания в виде права заниматься определённой деятельностью, выступает то обстоятельство, что законодательство не устанавливает каких-либо серьёзных санкций за уклонение от него. За неисполнение приговора суда о лишении определённых прав ответственность по ст. 315 УК возложена только на представителей власти, государственных и муниципальных служащих, служащих государственных, муниципальных, коммерческих и некоммерческих организаций.

Фактически единственным правовым последствием для осуждённого, нарушающего запрет занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, является невключение этого периода в срок отбывания наказания. Полагаем, что данный правовой пробел должен быть устранён путём установления в УК специальной нормы, устанавливающей ответственность за уклонение от отбывания данного вида наказания - по аналогии со ст. 417 УК Республики Беларусь, в которой данная ответственность за подобное деяние уже предусмотрена [30, с. 432].

В качестве ещё одной проблемы конструирования санкции за преступления против трудовых прав граждан следует отметить «скачок» в категоризации преступления, предусмотренного ст. 144 УК РФ, установившего ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Так, основной и квалифицированный состав (ч. 1 и 2) относятся к преступлениям небольшой тяжести, а особо квалифицированный состав (ч. 3) отнесён к тяжкому преступлению. Полагаем, что тяжесть санкции должна быть более плавной.

Нельзя в этом случае не вспомнить идеи И.И. Карпеца, который полагал, что конструкция санкции была бы более оправдана, если бы высший предел санкции за менее опасное преступление был бы одновременно низшим пределом санкции за его квалифицированный состав. При этом им высказано предложение устанавливать границы санкций в пределах трёх лет [31, с. 241].

Оптимальное конструирование уголовно-правовых санкций предполагает соответствие изменения наказания изменению общественной опасности деяния и лица, его совершившего, а также другим важным с точки зрения уголовного права обстоятельствам (например, совершение преступления в соучастии). Для этого необходимо соответствие вида и размера наказания совершенному преступлению и отсутствие противоречий в системе таких средств.

Таким образом, дальнейшее повышение эффективности предупреждения преступлений против трудовых прав граждан требует совершенствования санкций за данные преступления. Но для того, чтобы уголовная политика в данной области была продуктивна, она должна строиться на научной основе, в первую очередь на достижениях уголовно-правовой науки. А это, в свою очередь требует высокого уровня развития самой науки и дальнейших научных поисков в данной области, комплексного научного анализа заявленной проблемы и обобщения собранного эмпирического материала.

Список литературы

1. Российское уголовное право. Общая часть / под ред. В. С. Комиссарова. - СПб. : Питер, 2005. - 560 с.
2. Босхолов, С. С. Основы уголовной политики. Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. - 2-е изд., перераб. - М. : Центр ЮрИнфоР, 2004. - 301 с.
3. Лопашенко, Н. А. Уголовная политика. - М. : Волтерс Клувер, 2009. - 579 с.
4. Основания уголовно-правового запрета: криминализация и декриминализация / отв. ред. В. Н. Кудрявцев, А. М. Яковлев. - М. : Наука, 1982. - 303 с.
5. Побегайло, Э. Ф. Избранные труды. - СПб. : Юридический центр Пресс, 2008. - 1064 с.
6. Полный курс уголовного права : в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. - Т. I: Преступление и наказание. - СПб. : Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. - 1131 с.
7. Осипов, П. П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций: аксиологические аспекты. - Л. : Изд-во ЛГУ, 1976. - 135 с.
8. Дуюнов, В. К. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике. - Курск. : РОСИ, 2000. - 504 с.
9. Сундуров, Ф. Р., Талан, М. В. Наказание в уголовном праве. - М. : Статут, 2015. - 254 с.
10. Орехов, В. Ю. Санкции в праве как элемент правового регулирования и охраны общественных отношений : автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.01. - Киев, 2008.
11. Брайнин, Я. М. Уголовный закон и его применение. - М. : Юридическая литература, 1967. - 240 с.
12. Загородников, Н. И. О пределах уголовной ответственности // Советское государство и право. - 1967. - № 7. - С. 39-46.
13. Дементьев, С. И. Построение уголовно-правовых санкций в виде лишения свободы. - Ростов : Изд-во Ростовского ун-та, 1986. - 157 с.
14. Козлов, А. П. Механизм построения уголовно-правовых санкций. - Красноярск : Издат. центр Крас- нояр. гос. ун-та, 1998. - 406 с.
15. Фатхутдинов, А. И. Цели наказания и правовое регулирование механизма их достижения по УК РФ : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Фатхутдинов Агдас Ильясович. - Казань, 2003. - 25 с.
16. Яковлев, А. М. Преступность и социальная психология. - М. : Юридическая литература, 1971. - 248 с.
17. Ной, И. С. Сущность и функции уголовного наказания в советском государстве. - Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1973. - 193 с.
18. Густова, Э. В. Построение санкций в уголовном праве Российской Федерации: теоретический аспект : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Густова Элла Владимировна. - Воронеж, 2015. - 30 с.
19. Самвелян, К. Р. Уголовно-правовые санкции: проблемы конструирования и применения : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Самвелян Карина Размиковна. - Краснодар, 1997. - 24 с.
20. Воронин, В. Н. Индивидуализация наказания. - М. : Проспект, 2017. - 270 с.
21. Курманов, А. С. Состояние и перспективы развития уголовного законодательства России о защите конституционных прав и свобод человека: сравнительное теоретико-правовое исследование : автореф. дис. . докт. юрид. наук : 12.00.08 / Курманов Альберт Сафуатович. - Екатеринбург, 2008. - 46 с.
22. Мирошниченко, Н. В. Теоретические основы уголовной ответственности за преступления, связанные с нарушением профессиональных функций. - М. : Юрлитинформ, 2014. - 380 с.
23. Шаргородский, М. Д. Уголовная политика в эпоху научно-технической революции // Гальперин И.М., Курляндский В.И., Шаргородский М.Д. и др. Основные направления борьбы с преступностью / под редакцией И.М. Гальперина, В.И. Курляндского. - М. : Юридическая литература, 1975. - С. 96-113.
24. Коробов, П. В. Неосторожные деяния как самостоятельная классификационная категория // Правоведение. - 1986. - № 3. - С. 59-63.
25. Совершенствование мер борьбы с преступностью в условиях научно-технической революции / отв. ред. В. Н. Кудрявцев. - М. : Наука, 1980. - 296 с.
26. Энциклопедия уголовного права : в 35 т. - Т. 8: Уголовная ответственность и наказания. - СПб. : Издание профессора Малинина, 2007. - 722 с.
27. Дополнительные виды наказаний: уголовно-правовой и уголовно-исполнительный аспекты / под ред. А. Н. Павлухина. - М. : ЮНИТИ, 2007. - 187 с.
28. Подройкина, И. А. Теоретические основы построения системы наказаний в уголовном законодательстве России : автореф. дис. ... докт. юрид. наук : 12.00.08 / Подройкина Инна Андреевна. - Омск, 2017. - 43 с.
29. Милюков, С. Ф. Российская система наказаний. - СПб. : Зерцало, 1998. - 48 с.
30. Уголовный кодекс Республики Беларусь / предисл. Б. В. Волженкина ; обзорная ст. А. В. Баркова. - СПб. : Юридический центр Пресс, 2001. - 474 с.
31. Карпец, И. И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. - М. : Юридическая литература, 1973. - 287 с.

Источник: Научно-теоретический журнал «Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России» № 2 (78) 2018 г.


Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (28.04.2020)
Просмотров: 51 | Теги: трудовые права | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...
Copyright MyCorp © 2020 Обратная связь