Воскресенье, 04.12.2016, 11:08
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

ПРИМЕНЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ, МЕЖДУНАРОДНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ КОЛЛИЗИОННЫХ ПРЕДПИСАНИЙ, ДЕЙСТВУЮЩИХ В СФЕРЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В СТРАНАХ БРИКС

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ПРИМЕНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ, МЕЖДУНАРОДНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ КОЛЛИЗИОННЫХ ПРЕДПИСАНИЙ, ДЕЙСТВУЮЩИХ В СФЕРЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В СТРАНАХ БРИКС 1

К.М.Беликова

Аннотация. В настоящей статье исследуются подходы к применению национальных, международных и региональных коллизионных предписаний, действующих в сфере трудовых отношений в странах БРИКС в контексте, во-первых, определения границ международного частного права, во-вторых, действия односторонних и многосторонних коллизионных предписаний в системе норм права этих стран БРИКС, в том числе в региональном аспекте. Рассматриваются проблемы применения таких норм, в том числе проблемы применения и действия норм международных договоров и соглашений, включая таковые в области защиты прав человека; проблема территориальности и экстерриториальности норм национального трудового законодательства стран БРИКС и проблема реализации и применения многосторонних коллизионных предписаний на примере латиноамериканского Кодекса Бустаманте. Автором установлена чаще всего применяемая при решении коллизионных проблем в случае конфликтов трудовых законов той или иной страны БРИКС коллизионная привязка.

Ключевые слова: БРИКС, трудовые отношения, иностранный элемент, коллизионные привязки, международное частное право, международное публичное право, кодекс Бустаманте, международные конвенции по правам человека.


В настоящее время трудовые отношения с иностранным элементом уже не редкость. Они имеют место, когда работодатель приглашает в страну иностранных рабочих или отечественных посылает за границу. Как отмечается в этой связи [18, с. 234], сфера международных трудовых отношений расширяется, прежде всего потому, что транснациональные корпорации осуществляют свою хозяйственную деятельность по всему миру и часто стремятся снизить расходы, используя различный уровень зарплаты в разных государствах.
Одной из граней этого вопроса мы коснулись в нашей статье «К вопросу о выборе права, применимого к трудовым отношениям с участием работников из стран БРИКС» [4]. В настоящей статье рассмотрим основные подходы к определению границ международного частного права в связи с отношением стран БРИКС к нормам международного публичного права, а также место и значение односторонних и многосторонних коллизионных предписаний в системе норм права стран БРИКС, с необходимостью применения которых могут столкнуться участники трудовых отношений из/в этих стран/-ах. Задача коллизионного права в этой области заключается в том, чтобы для всех подобных случаев отыскать компетентный правопорядок.

Международное публичное право и границы международного частного права: подходы стран БРИКС и их последствия в контексте трудовых отношений

Роль международных договоров в сфере материального трудового права (международных конвенций МОТ и др.), которые унифицируют материальное трудовое право, поставлена в зависимость от подходов национальных правопорядков, что, в свою очередь, влияет и на сферу действия коллизионных норм. Так, например, отмечается, что, если они имеют приоритет перед коллизионными нормами национального права и тем правопорядком, к которому они отсылают (как, например, в Германии [18, с. 235]), это сужает сферу действия МЧП.

Если же, как это происходит согласно Конституции РФ 1993 г. [16] (ст. 15) и Трудового кодекса РФ 2002 г. [28] (ст. 10, далее - ТК РФ), общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы страны, содержащиеся в названных источниках коллизионные нормативные предписания с полным основанием можно включать в структуру общей части российского трудового права [19].

Что касается роли других стран БРИКС в решении этого вопроса, то, как отмечает Б.Ф. Мартынов применительно к Бразилии, «приверженность Бразилии международно- правовой норме выглядит ярко даже на фоне остальных членов этого формата» [20, с. 6778]. Отметим, что касается это, однако, только сферы защиты прав человека и фактически лишь с недавнего времени.
Дело в том, что в рамках режима, создававшегося при действии предыдущей Конституции Бразилии 1969 г., международные договоры по защите прав человека считались инкорпорированными в национальное право со статусом обычного закона (ordinary laws), то есть их положения могли быть отменены более поздним законом или применение их как нормы общего характера могло быть отодвинуто на второй план специальным законом. Эта позиция была отражена в решении Верховного суда (Supreme Court) по Внеочередной апелляции (Extraordinary Appeal) по делу No. 80,004 (J. 01/06/1977).

Юридически ныне действующая Конституция 1988 г. изменила это положение, признав в числе принципов, которыми руководствуется в международных отношениях Федеративная Республика Бразилия, приоритет прав человека (п. 2 ст. 4) [30]. Однако практически в 1995 г. в решении по делу о неконституционности Декрета министерства труда (Direct Case of Unconstitutionality, ADIn) по делу No. 1,347 (J. 05/10/1995) Верховный суд отказался признать международные договоры - Конвенции МОТ - в качестве барометра конституционности предписаний противоречащего им Декрета министерства труда, а в 1997 г. он же в своем решении по делу ADIn No. 1,480 (J. 04/09/1997) подтвердил, что международные договоры не только подчинены Конституции, но имеют тот же уровень действительности, действенности и правомочности, что и обычные законы.

Лишь в декабре 2008 г. в решениях по ряду дел Верховного суда, в том числе в решении по Внеочередной апелляции по делу No. 466,343 (J. 03/12/2008), эта позиция изменилась, будучи согласованной с положениями Конституции 1988 года.
Предшествовало этому вступление в силу Конституционной поправки No. 45 2004 г., которая внесла в регламентацию прав человека три важных изменения:
1) добавленный § 3 ст. 5 провозгласил, что международные договоры и соглашения по правам человека, одобренные в каждой палате Национального Конгресса в двух чтениях тремя пятыми голосов их членов, становятся равнозначными конституционным поправкам (Os tratados e convenes internacionais sobre direitos humanos ... serao equivalentes as emendas constitucionais);
2) добавленный § 4 ст. 5 провозгласил присоединение Бразилии к признанию юрисдикции Международного уголовного суда;
3) добавленный § 5 ст. 109 провозгласил, что в случае серьезных нарушений прав человека (Nas hipoteses de grave viola^ao de direitos humanos) Генеральный прокурор Республики с целью обеспечения выполнения обязательств, вытекающих из международных договоров по правам человека, стороной которых выступает Бразилия, вправе на любой стадии рассмотрения запроса или процесса (em qualquer fase do inquerito ou processo) обращаться в Высший трибунал юстиции (Superior Tribunal de Justi^a) и просить передачи такого рассмотрения или проведения процесса под юрисдикцию федеральной юстиции (podera suscitar deslocamento de competencia para a Justi^a Federal).

В остальном действует приоритет норм национального законодательства (как и в КНР) [39].

Положениями параграфа, единственного в ст. 4 Конституции Бразилии, подтверждается приверженность идее латиноамериканской интеграции 2. В нем сказано: «Федеративная Республика Бразилия стремится к экономической, политической, социальной и культурной интеграции народов Латинской Америки с целью формирования латиноамериканского сообщества наций».

В Индии принципиальной чертой современного национального права является уважительное отношение к международному праву, которое уравнено в правах с внутренним законодательством [20, с. 73-74]. Так, согласно п. b-d ст. 51 Конституции Индии 1949 г. «государство стремится. b) поддерживать справедливые и уважительные отношения между нациями; c) поощрять уважение международного законодательства и обязательств из договоров в отношениях между организованными народами; d) способствовать урегулированию международных споров посредством арбитража» [10, с. 195]. Это представление основывается, в частности, на юридическом закреплении суверенитета Республики Индия, обретенного в результате индийского национально-освободительного движения (преамбула), и на политике поддержания всеобщего мира и международной безопасности, в которой первостепенную роль играют интересы Индии [1, c. 176].

В Китае Конституция 1982 г. в п. 1 ст. 5 «Социалистическая правовая система, верховенство закона» гласит: «Управление страной в КНР осуществляется в соответствии с законом и в целях построения социалистического государства» [15, с. 228]. При этом основу соблюдения законов внутри страны составляют идеи двух родов. С одной стороны, традиционное преобладание норм морали над нормами права в регулировании любых вопросов общественной жизни, включая самые важные, вытекает из конфуцианского учения, составлявшего основу государственной идеологии Китайской империи вплоть до революции 1911 г., согласно которому на переднем плане должны находиться воспитание и убеждение, а не власть и принуждение. .По этическому учению конфуцианства гражданин, считающий, что кто-то по отношению к нему пренебрег правилами "ли" (то есть правилами гармоничного, "правильного" поведения), должен стремиться к беспристрастному разрешению конфликта посредством спокойного обсуждения, нежели подчеркивать возникшие разногласия, настаивая на своих правах или апеллируя к судье 3.

Большое внимание в Конституции уделяется определению целей и задач внешней политики китайского государства и механизмам ее реализации, определяя пять таких принципов, в числе которых и принцип как равенство и взаимная выгода [26, с. 214].
Что касается применения международного права, то действующая Конституция не говорит об этом ничего; при этом, как утверждают специалисты, договоры по защите прав человека (human rights treaties) до сих пор не применялись китайскими судами [29]. Стоит отметить в этой связи, что внутри страны конституционный статус личности базируется на социалистической доктрине прав человека и вместе с тем отражает традиционные китайские воззрения на роль человека в обществе, умаляя ценность отдельной человеческой личности при акцентировании внимания на преобладании коллективистских начал в общественной жизни [26, с. 218]. Конституционные поправки 2004 г. впервые в Китае ввели в Конституцию понятие «права человека»: «Государство уважает и защищает права человека» (ст. 33). В течение всего предыдущего периода после образования КНР понятие «права человека» считалось в КНР запретной темой в идейно-теоретическом плане [26, с. 219].

Что касается остальных международных договоров, в силу которых: 1) государство (КНР) может становиться ответчиком по искам других государств в иностранных судах (например, Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности [12]); 2) государство (КНР) может становиться ответчиком по иску своих собственных граждан (наиболее частый пример - договоры и соглашения по защите прав человека); 3) государство (КНР) может осуществлять полномочия в отношении частных лиц (например, Конвенция ООН по борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства [42]) или Конвенция ООН по морскому праву [13]); 4) частные лица могут подавать иски против частных лиц (например, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров [11] - традиционно сфера международного частного права), то они, будучи ратифицированными, применяются в контексте действия Пекинского консенсуса (Beijing Consensus) - альтернативы Вашингтонскому консенсусу, базирующегося на двух идеях: 1) приоритет экономического развития над политической демократией и социальной справедливостью и 2) наиболее эффективное (порой даже нелегитимное) поддержание авторитарного режима с акцентом на сильную исполнительную власть ради достижения поставленных перед собой государством целей [29].

В рамках такой парадигмы в КНР имеются два подхода:

1. Так называемая автоматическая инкорпорация (automatic incorporation). Большинство китайских специалистов по международному праву полагают, что молчание Конституции на счет действия международных договоров не лишает их прямого действия в Китае (см.: Shelton, D. International law and domestic legal systems / D. Shelton. - Oxford University Press, 2011, at 168, цит. по: [29]). Например, ст. 72 Закона об административной процедуре 1990 г. (Administrative Procedure Law, 1990) гласит, что «если положения международного договора, заключенного Китаем, или к которому Китай присоединился, отличаются от настоящего Закона, надлежит применять положения такого договора, если только Китай не сделал к ним оговорку».

Более важными являются установления ст. 142 Общих положений гражданского права КНР (General Principles of Civil Law, 1986, далее - ОПГП КНР) [22; 32], согласно которым «если международными договорами, которые заключены Китайской Народной Республикой или в которых она участвует, установлены иные положения, чем те, которые содержатся в гражданском законодательстве Китайской Народной Республики, применяются положения международных договоров. Однако это не относится к договорным положениям, в отношении которых Китайской Народной Республикой сделаны оговорки 4. Если законодательство Китайской Народной Республики и международные договоры, которые она заключила или в которых она участвует, не содержат определенных установлений, могут применяться международные обычаи» (см.: Wang Tieya. International law in China: historical and contemporary perspectives / Wang Tieya // Recueil des cours. - 1990. - Vol. 221, at 332, цит. по: [29]). Обозначение «гражданское законодательство» охватывает всю совокупность законов, регулирующих гражданские правоотношения.

2. Так называемая трансформация (transformation) - наиболее часто применяемый способ отношения к нормам международных договоров, при котором нормы международных договоров не имеют прямого действия (например, нормы ВТО). Так, в деле Shengzheng Chengjie 'er Trade Co., Ltd. (2012) ответчик - руководство таможенной службы г. Тяньцзинь 5 - задержал импортируемые истцом - компанией Chengjie'er товары. Последний оспаривал длительное удержание его товара, указывая, что это является нарушением ст. 55 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности 1994 г. (Agreement on trade-related aspects of intellectual property rights, 1994). Суд г. Тяньц- зиня постановил, что согласно «Правилам, выработанным по вопросу разрешения административных дел, возникающих в ходе международной торговли», подготовленным Верховным народным судом КНР (далее - ВНС КНР) в 2002 г. (Rules on issues concerning adjudication of administrative cases of international trade, 2002), подлежат применению законы Китая, а не положения ТРИПС (см.: China Applied Law Institute of the Supreme People's Court ed., Selected Cases of People's Court, People's Court Press. - 2013. - P. 365368, цит. по: [29]) 6.

В деле Longines Watch Co. Ltd. (2012) суд Пекина, не прибегая к этому инструменту, постановил, что ответчик - Апелляционная коллегия по товарным знакам Административного совета промышленности и торговли Китая (Trademark Appeal Board of State Administration of Industry & Commerce of China) - поступил правильно, применив не нормы ТРИПС, а национальное законодательство, поскольку положения Соглашения «были включены в действующий Закон КНР о товарных знаках» [29].

Что касается ЮАР, то согласно действующей Конституции 1993 г. [31] эта Конституция выступает высшим законом Республики и любой закон (any law or act), несовместимый с ее положениями, не приобретает никакой юридической силы и действия в той степени, в которой он несовместим с положениями Конституции, если иное не установлено настоящей Конституцией в явной или подразумеваемой форме (provided expressly or by necessary implication in this Constitution - п. 1 ст. 4). Конституция обязательна для всех законодательных, исполнительных и судебных государственных органов на всех уровнях управления (п. 2 ст. 4 Конституции).
В отношении места международных договоров в правовой системе ЮАР Конституция 1993 г. содержит в ст. 35 следующие предписания. «В вопросе толкования положений Части 3 настоящей Конституции [«Основополагающие права (ст. 7-35 - равенство, жизнь, человеческое достоинство, свобода и безопасность, запрет принудительного труда, религия, собственность и др. - К. Б.)»] суду (a court of law) надлежит продвигать ценности, лежащие в основе открытого и демократического общества, базирующегося на свободе и равенстве, и надлежит, в тех случаях, когда это применимо, обращать внимание (shall, where applicable, have regard to) на международное право, подходящее к применению при защите прав, обозначенных в этой Части настоящей Конституции, также суд может обращать внимание (may have regard to) на сравнимое иностранное прецедентное право (comparable foreign case law). Этот подход отчасти близок индийскому, базирующемуся на подчеркивании аспекта «уважения международного законодательства и обязательств из договоров в отношениях между организованными народами».

Таким образом, из вышеизложенного видно, что подход национальных государств к решению вопроса о применении или неприменении в странах БРИКС норм международного права действительно влияет на сферу действия международного частного права в том смысле, что признание приоритета норм должным образом ратифицированных международных договоров и соглашений расширяет возможности для применения международно- правовых актов в сфере МЧП, тогда как идея необходимости их первичной «трансформации» (как, например, в КНР) обусловливает их применение усмотрением органов государственного управления той или иной страны.

Такое положение вещей также подтверждает мысль о том, что основной и наиболее важный источник международного частного права - это национальный закон: каждое государство, в том числе и страны БРИКС, имеет собственное законодательство и через систему коллизионных норм определяет регулирование частноправовых отношений трансграничного характера, и только верховенство закона обеспечивает ограничения в применении иностранного права. Мы полагаем это верным и применительно к трудовым отношениям, хотя трудовые отношения и основаны на единстве частных и публичных начал.

Следующая страница

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443 (01.02.2016)
Просмотров: 182 | Теги: права человека, БРИКС | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016