Среда, 24.05.2017, 07:05
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Правоохранительная деятельность

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА (ПРЕСТУПНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА (ПРЕСТУПНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)

Кубов Р.Х.

В практике деятельности органов внутренних дел сформировался термин "организованное преступное формирование" (ОПФ). Этой аббревиатурой стали обозначаться крупные криминальные структуры, оказывающие значительное влияние на состояние социально-экономической и общественно-политической ситуации в регионах. Для них характерны высокий уровень иерархичности и конспиративности, разделение организаторских и исполнительских функций, наличие самостоятельной экономической основы и коррумпированных связей в органах власти. Если говорить об их численности, то сейчас в стране, по данным МВД, действуют около 400 крупных и устойчивых ОПФ общей численностью примерно 10 тысяч человек <1>. В 2007 г. МВД было ликвидировано 67 организованных групп и преступных сообществ. По материалам, собранным сотрудниками подразделений по борьбе с организованной преступностью, возбуждено свыше 300 уголовных дел в отношении участников криминальных группировок, в том числе 30 их лидеров <2>.

--------------------------------

<1> См.: Интервью начальника ОРБ-2 МВД России В. Огаря // Газета. 28.01.2008.

<2> См.: Интервью заместителя министра внутренних дел РФ Е. Школова // Российская газета. 2008. N 4576. 31 янв.

 

Об организованной преступности говорят как о специфическом явлении, требующем особого подхода, тогда, когда речь идет не просто о групповом совершении преступлений, но об особого рода широкомасштабной коллективной преступной деятельности. Здесь налицо особый субъект такой деятельности - устойчивое организованное преступное формирование, действующее как единый слаженный организм. Причем не только в период совершения конкретных преступных деяний. Организованной преступности соответствуют либо систематический характер криминальной деятельности как образ жизни, либо решение широкомасштабных криминальных задач в какой-то ограниченный период, требующее, однако, единства разнообразных усилий многих субъектов <3>.

--------------------------------

<3> См.: Долгова А.И. Организованная преступность как специфическое криминальное явление и его тенденции в России // Организованная преступность - 4. М., 1998. С. 4.

 

Систематический характер преступной деятельности - один из ключевых признаков преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации)". Так, следственным управлением СК при МВД России по Дальневосточному федеральному округу в июне 2005 г. направлено в суд уголовное дело в отношении Пасько, который в г. Находке Приморского края создал преступное сообщество (10 человек), члены которого содержали две фирмы досуга: "Амазонки" и "Изабелла" для вовлечения женщин в занятие проституцией. В ходе следствия выявлен 21 эпизод преступной деятельности участников преступного сообщества. Далее. Следственным управлением СК при МВД России по Центральному федеральному округу в сентябре 2005 г. направлено в суд уголовное дело в отношении Тишина, организовавшего преступное сообщество (преступную организацию), члены которой (три человека) совершали вымогательства денежных средств у граждан в результате спровоцированного ДТП. В ходе следствия выявлено 55 фактов преступной деятельности участников преступного сообщества (преступной организации), установлен причиненный гражданам ущерб на общую сумму свыше 2 млн. рублей. Другое, аналогичное, уголовное дело расследовано ГСУ при ГУВД Самарской области в отношении Джалодянца и других лиц (всего пять человек), которое направлено в суд в ноябре 2005 г. Участники преступного сообщества имитировали совершение ДТП с автомашинами потерпевших и требовали с них возмещения ущерба как виновников причинения вреда. Всего в ходе следствия выявлено 23 эпизода, установленный ущерб превысил сумму свыше 700 тыс. рублей.

Однако практика применения ст. 210 УК РФ встречает серьезные трудности, которые специалисты ВНИИ МВД России ранжируют следующим образом:

- сложность и низкая эффективность правовой процедуры доказывания наличия состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ;

- неопределенность правовых признаков преступного сообщества (преступной организации), закрепленных в ст. 210 УК РФ;

- специфика деятельности организованных групп и преступных сообществ (конспирация, противодействие правоохранительным органам, криминальный профессионализм, наличие коррумпированных связей и т.д.), существенно затрудняющая борьбу с ними;

- отсутствие у оперативных подразделений по борьбе с организованной преступностью соответствующих материальных, технических и иных средств для адекватного реагирования на данный вид преступной деятельности;

- недостаточный уровень профессиональной подготовки сотрудников оперативных подразделений по борьбе с организованной преступностью;

- незначительное число преступных сообществ (преступных организаций), отвечающих признакам, указанным в ст. 210 УК РФ <4>.

--------------------------------

<4> См.: Методические рекомендации "Расследование организации преступного сообщества и участие в нем". ВНИИ МВД России. М., 2007.

 

Изучение уголовных дел свидетельствует о том, что одной из наиболее распространенных ошибок на стадии предварительного расследования преступлений данной категории является отсутствие в материалах уголовных дел сведений, которые бы свидетельствовали о сплоченности организованной группы. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении следователи не описывают признаки организованной группы, по которым действия виновных квалифицированы как создание преступного сообщества (преступной организации) и участие в нем.

Итак, значительная часть проблем связана с правильной оценкой уже на ранних этапах расследования уголовно-правовых признаков преступного сообщества. Попробуем разобраться в проблеме.

Преступное сообщество (преступная организация) представляет собой самостоятельную сложную форму соучастия. В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях. Как следует из закона, в основе понятия преступного сообщества (преступной организации) лежит понятие организованной преступной группы.

На особые уголовно-правовые характеристики преступного сообщества указывает В.М. Быков, выделяя два вида преступных сообществ (преступных организаций): сплоченная организованная группа (преступная организация) и объединение организованных групп. Первый признак преступного сообщества (преступной организации) - сплоченность организованной группы. Если организованную группу законодатель определяет как устойчивую группу, то преступное сообщество (преступную организацию) называет сплоченной организованной группой. В науке уголовного права пока не выработано общепризнанного понятия сплоченности преступного сообщества (преступной организации)... Второй признак преступного сообщества (преступной организации), указанный в п. 4 ст. 35 УК РФ, - это цель создания преступного сообщества (преступной организации), которой является совершение тяжких или особо тяжких преступлений <5>.

--------------------------------

<5> См.: Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. N 6. С. 20.

 

Отличительные признаки преступного сообщества нужно искать в законодательном определении этого явления <6>. В ч. 4 ст. 35 УК РФ преступное сообщество характеризуется как сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях. Итак, преступное сообщество - это такая организованная группа, которая является сплоченной. По мнению законодателя, сплоченность придает группе свойство организации. В теории уголовного права этот признак считается либо одним из проявлений устойчивости <7>, либо самостоятельным, наряду с устойчивостью, признаком <8>. В судебной практике сложился подход, в соответствии с которым сплоченность членов преступной группы признается свидетельством ее устойчивости <9>.

--------------------------------

<6> См.: Там же. С. 18.

<7> См.: Ковалев М.И. Указ. соч. С. 224, 229 - 231.

<8> См.: Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. С. 132 - 133.

<9> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

 

Поскольку законодатель не раскрывает понятия сплоченности, видимо, следует для его толкования обратиться к доктринальным суждениям. По мнению Л.Д. Гаухмана и С.С. Максимова, сплоченность - это оценочный признак, который характеризуется круговой порукой, конспирацией, общей кассой, наличием специальных технических средств и т.д. <10>. Т.В. Шутемова апеллирует при понимании сплоченности к внутреннему состоянию изучаемого объекта (организованной группы, банды, преступного сообщества и др.), а устойчивость трактуется ею как отражение внешней стороны деятельности этого объекта как единого целого <11>. Т.Д. Устинова связывает сплоченность с наличием тесной связи между всеми участниками, при которой наиболее тщательным образом распределены все обязанности не только между всеми членами, но и отдельными группами, составляющими такое сообщество <12>. В.М. Быков характеризует сплоченность как психологическое свойство преступного сообщества (преступной организации) - стабильность ее личного состава; ограничения, связанные с появлением в группе новых членов и выходом из нее старых; постоянное совершение новых преступлений именно в составе тех же лиц; общая ценностно-нормативная ориентация; признание всеми его членами обязательными для себя общих правил поведения и строгой дисциплины, постоянная взаимная помощь и поддержка <13>. Н.П. Водько полагает, что в связи с недостаточной определенностью и размытостью понятий устойчивости и сплоченности эти термины не могут исполнить роль оценочных признаков <14>.

--------------------------------

<10> См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). М., 1997. С. 10.

<11> См.: Шутемова Т.В. О некоторых проблемах уголовно-правовой характеристики бандитизма // Следователь. 1999. N 6. С. 11.

<12> См.: Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1997. С. 68.

<13> См.: Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. N 6. С. 18 - 20.

<14> См.: Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью. М., 2000. С. 23.

 

На самом деле проблема кроется в специфике категорий, с помощью которых законодатель описывает те или иные организованные формы соучастия. Эти категории сами по себе являются оценочными. Это приводит к тому, что при раскрытии их содержания происходит смешение уголовно-правовых и криминологических, социологических, психологических критериев, создается поле для формирования великого множества вариантов доктринального толкования. В конечном итоге это все оказывает самое негативное влияние на эффективность правоприменительной практики, затрудняя разграничение сложных форм соучастия в конкретных уголовных делах.

Так, по уголовному делу, первоначально возбужденному ГСУ при ГУВД Московской области по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации в отношении Мирзабекяна, организовавшего этническую группу из шести человек, которая на территории Химкинского района занималась изготовлением и сбытом фальсифицированного коньяка и спирта, ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации. В декабре 2005 г. Химкинской городской прокуратурой уголовное преследование по этой статье прекращено за отсутствием состава преступления, поскольку "органами предварительного следствия предъявлено обвинение по ст. 210 УК Российской Федерации по надуманным основаниям, не подтвержденным собранными по делу доказательствами", поскольку не получено достаточных данных об организации именно преступного сообщества. Действия Мирзабекяна по продаже фальсифицированного коньяка, по мнению прокуратуры, охватываются составом мошенничества, совершенного организованной группой.

Еще один пример. ГСУ при ГУВД Самарской области расследовалось уголовное дело в отношении руководителей общественного объединения "Стелла" Сыроедина и др., которые (всего 9 девять человек) в период с января по февраль 2004 г. по принципу финансовой пирамиды совершили мошенничество в отношении 179 жителей г. Сызрани, причинив им ущерб на общую сумму свыше 8 млн. рублей. В ходе следствия Сыроедину предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В сентябре 2005 г. прокуратурой Самарской области уголовное преследование по ст. 210 УК Российской Федерации в отношении Сыроедина и других лиц прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления, поскольку по мнению прокурора в ходе следствия не добыто достаточных доказательств, подтверждающих вину вышеуказанных лиц в совершении вышеназванного преступления, а материалы уголовного дела не содержат признаков устойчивости и сплоченности организованной группы.

В научной литературе ставится также проблема, связанная с соотношением понятий "преступное сообщество" и "преступная организация". Дело в том, что действующая редакция ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации)" фактически отождествляет данные понятия. К такому выводу мы приходим в результате лексического анализа данной нормы - "преступная организация" и "преступное сообщество" в контексте редакции ст. 210 УК представлены как синонимы. Вместе с тем законодательная трактовка не встречает единодушной поддержки среди ученых. "Использование в законе двух терминов для одного и того же понятия - преступное сообщество и преступная организация - свидетельствует о теоретической неразработанности этих понятий", - пишет В.М. Быков <15>. На существенные различия в объективных признаках преступного сообщества и преступной организации, рассматриваемых в законе как тождественные понятия, указывает С.В. Ванюшкин <16>.

--------------------------------

<15> См.: Быков В.М. Указ. соч. С. 19.

<16> См. подробнее: Ванюшкин С.В. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 164 - 165.

 

Отличие данных терминов по содержанию анализирует А.И. Долгова: "Преступные организации создаются для широкомасштабной совместной преступной деятельности... Преступное сообщество - это некий координационный орган, имеющий и черты "криминального профсоюза" для преступников-профессионалов, и черты партии, когда оно начинает влиять на политические процессы в стране... При этом преступные сообщества могут полностью преобразовываться в преступные организации или приобретать лишь их отдельные черты. Но тогда речь идет уже о преступных организациях" <17>. Кроме того, А.И. Долгова подчеркивает, что уязвимая формулировка диспозиции ст. 210 УК РФ привела к тому, что в условиях действия в России многих преступных организаций и не одного преступного сообщества количество уголовных дел, возбуждаемых по ст. 210 УК РФ, остается крайне низким, а количество реально осужденных субъектов - еще меньше. "Причем в суд направлены только те дела (единичные), - пишет уважаемый автор, - по которым проходили лица, обвинявшиеся одновременно в совершении других преступлений. Это рассматривалось в качестве гарантии того, что обвиняемый не будет оправдан" <18>. Заметим, что проведенный нами анализ обвинительных заключений, направляемых в суд, подтверждает этот тезис.

--------------------------------

<17> Организованная преступность - 4 / Под ред. А.И. Долговой. М., 1998. С. 34 - 35.

<18> Там же. С. 35.

 

А.В. Покаместов также указывает, что в тексте уголовного закона произошло смешение данных понятий, хотя они имеют объективные различия в направлениях преступной деятельности; и это негативно сказывается на практике привлечения к ответственности организаторов и участников преступных сообществ <19>. В подтверждение своей позиции А.В. Покаместов приводит результаты собственного исследования: подразделениями по борьбе с организованной преступностью ежегодно выявляется и документируется около 40 - 60 "воровских сходок", на каждой из которых задерживаются десятки (а иногда и более сотни) представителей организованных групп и преступных организаций. Однако большинство задержанных в течение ближайшего времени освобождается, а если кто-то из них и привлекается к уголовной ответственности, то не по ст. 210 УК (хотя "сходка" фактически представляет собой объединение, созданное для координации преступной деятельности в определенной отрасли или регионе, т.е. преступное сообщество), а за другие "фоновые" преступления (преступления, за совершение которых лицо находилось в розыске, за ношение оружия, хранение наркотических средств, подделку документов и пр.) <20>.

--------------------------------

<19> См.: Покаместов А.В. Организаторы преступных формирований и преступной деятельности: криминологические и уголовно-правовые проблемы // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М., 2001. С. 342.

<20> См.: Там же. С. 343.

 

Оправдывая подсудимых по ст. 210 УК Российской Федерации, суды наиболее часто ссылаются на отсутствие признаков преступного сообщества, которые не определены законом, как, например, отсутствие организованности в действиях участников преступного сообщества, конспирации и коррумпированности, общей кассы, связей с правоохранительными органами, строго определенного иерархического порядка построения сообщества, особого порядка подбора его членов и их ответственности перед сообществом, должной дисциплины, нахождение организованной группы в другом объединении, и другие признаки. Так, в апреле 2005 г. ГСУ при ГУВД Самарской области направлено в суд уголовное дело в отношении А.А. Герасимова, С.В. Самойлова, А.М. Курбанова и других (всего шесть обвиняемых), которые в составе преступного сообщества на территории Самарской области совершили 46 фактов сбыта поддельных долларов США достоинством по 100 долларов, поставляемых из Дагестана. В ходе предварительного слушания материалов уголовного дела в Самарском областном суде государственный обвинитель просил суд изменить обвинение, прекратить обвинение в отношении всех обвиняемых по ст. 210 УК Российской Федерации за отсутствием в их действиях состава преступления, поэтому суд вынес постановление о прекращении уголовного преследования вышеперечисленных лиц по указанной статье, а уголовное дело направил для рассмотрения по подсудности в районный суд.

В теории уголовного права предприняты попытки разграничения организованной преступной группы и преступного сообщества. Некоторые из них опираются исключительно на законодательные формулировки, другие - на сочетание уголовно-правовых и криминологических показателей, что представляется обоснованным.

Так, в науке уголовного права представлена точка зрения, в соответствии с которой преступное сообщество - это тоже организованная группа, которая, однако, характеризуется тем, что за сам факт ее создания предусмотрена уголовная ответственность как за оконченное преступление <21>. Новое уголовное законодательство не дает оснований согласиться с этой точкой зрения, поскольку уголовная ответственность как за оконченное преступление предусмотрена как при создании преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), так и при создании некоторых видов организованных групп (ст. ст. 208, 209, 282.1 УК РФ).

--------------------------------

<21> См.: Музеник А.К. К вопросу о законодательном закреплении ответственности за групповые преступления // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, 1996.

 

В качестве дополнительного критерия, позволяющего отграничить организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию) от иных форм соучастия в преступлении, предлагается рассматривать осуществление их участниками неоднократно совместно преступных даяний - преступной деятельности, причем в данном случае неоднократное совместное участие возможно в разнородных, тождественных и однородных преступлениях <22>. Соучастие в организованных группах и преступных сообществах (преступных организациях) характеризуется определенными внешними и внутренними свойствами - психическим отношением соучастников к факту как самого участия в преступном объединении, так и к факту совершения общественно опасного деяния - преступления в составе такого преступного объединения.

--------------------------------

<22> См.: Литовченко О.Н. Указ. соч. С. 6.

 

Развернутое суждение об уголовно-правовых и криминологических критериях разграничения организованной группы и преступного сообщества предлагает В.М. Быков. По его мнению, к ним относятся:

- преступная организация (или преступное сообщество) имеет, как правило, сложную структуру, она может состоять из отдельных блоков и звеньев;

- преступное сообщество (преступную организацию) возглавляет сильный лидер, который использует авторитарные методы управления сообществом;

- в преступных сообществах разрабатываются специальные меры защиты и конспирации;

- целью создания и функционирования преступных сообществ и организаций является получение все возрастающих и постоянных преступных доходов.

Таким образом, преступное сообщество (преступная организация) представляет собой исключительно общественно опасную форму совместной преступной деятельности <23>. При характеристике отличительных уголовно-правовых признаков преступной организации (преступного сообщества) следует привести позицию Т.Д. Устиновой об особом содержании количественного показателя преступного сообщества: "Сообщество имеет структурные подразделения, в качестве которых выступают конкретные организованные группы, руководители которых подчиняются общему руководителю сообщества в целом. Поскольку преступное сообщество предполагает объединение нескольких организованных групп, то, естественно, общее количество его участников намного превосходит тот количественный показатель в 2 или 3 человека, который необходим для признания наличия организованной группы" <24>. Таким образом, в научной литературе сформировался взгляд на систему признаков, позволяющих разграничивать такие сложные формы соучастия, как организованная группа и преступное сообщество.

--------------------------------

<23> См.: Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. N 6. С. 20.

<24> Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1997. С. 68.

 

Вместе с тем представлена и позиция, в соответствии с которой четкое разграничение данных форм практически невозможно. Так, А.В. Покаместов пишет: "Разграничение организованной группы и преступного сообщества (преступной организации) по признакам "устойчивости" и "сплоченности" практически невозможно, так как эти субъективно-оценочные признаки относительны друг друга и не имеют каких-либо четких критериев. Разница между "устойчивостью" и "сплоченностью" выражается в СРАВНИТЕЛЬНО БОЛЬШЕЙ (выделено автором) организованности, длительности существования, численности преступного формирования и пр... Нет четких критериев разграничения между организованной группой и объединением организованных групп в преступное сообщество. В чем разница между этими составляющими: в степени самостоятельности, численности или дифференциации каких-либо функций? Ни теория, ни практика до настоящего времени не дали ответа на данный вопрос" <25>. В данном случае мы согласны с А.В. Покаместовым в том, что разграничение организованной группы и преступного сообщества (преступной организации) по признакам "устойчивости" и "сплоченности" крайне затруднено, поскольку в обоих случаях мы оперируем оценочными категориями, не располагая "базовым" критерием, имеющим твердую, конкретную оценку.

--------------------------------

<25> Покаместов А.В. Организаторы преступных формирований и преступной деятельности: криминологические и уголовно-правовые проблемы // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М., 2001. С. 339 - 340.

 

Таким образом, следует признать, что из-за несовершенства формулировок рассматриваемой нормы уголовного закона, отсутствия руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по этим делам сотрудникам следственных подразделений приходится руководствоваться практически здравым смыслом (здесь закономерно возникает сравнение с "революционным правосознанием") при решении вопроса о применении на практике положений ст. 210 УК РФ. Очевидно, что давно назрела необходимость четких формулировок, исходящих именно от Верховного Суда РФ.

Как показывает практика, затруднения в уголовно-правовой оценке признаков состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, испытывают не только следователи, но и сотрудники оперативных аппаратов. Следственный комитет при МВД России неоднократно отмечал, что незначительное количество уголовных дел, находящихся в производстве следователей органов внутренних дел, об организации преступных сообществ (преступных организаций) обусловлено прежде всего недостаточным количеством материалов, поступающих в органы предварительного следствия из оперативных служб, содержащих признаки данного состава преступления. В основном уголовные дела по ст. 210 УК Российской Федерации возбуждаются следователями как выявленные в ходе расследования многоэпизодных уголовных дел дополнительные преступления.

Очевидно, что возбуждению уголовного дела в отношении членов преступного сообщества (преступной организации) должна предшествовать глубокая оперативная разработка, в ходе которой необходимо выяснить: состав преступного сообщества, на чем основывается и какими средствами и способами поддерживается сплоченность в каждом конкретном преступном формировании и его структурных подразделениях. В дальнейшем речь идет о грамотном взаимодействии оперативных и следственных подразделений в работе по конкретному уголовному делу. Организация и порядок такого взаимодействия регламентируются нормами УПК Российской Федерации, Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", Инструкцией по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений (утверждена Приказом МВД России от 20 июня 1996 г. N 334), Временной инструкцией об особенностях взаимодействия подразделений предварительного следствия по расследованию организованной преступной деятельности и оперативных подразделений криминальной милиции, утвержденной Приказом МВД России от 7 марта 2002 г. N 215дсп и другими нормативными актами. Соответствующие сведения должны быть документально подтверждены в ходе проведения оперативных мероприятий и закреплены в процессе производства следственных действий. Практика показывает, что такой алгоритм более чем результативен. Так, в результате успешного взаимодействия сотрудников отдела "К" УСТМ КМ и ГСУ при ГУВД Свердловской области на стадии оперативной разработки и документирования преступной деятельности возбуждено уголовное дело в отношении участников преступной группы, внедрившей вредоносные программы в компьютеры Сбербанка России с целью хищения денежных средств. При тесном взаимодействии оперативных работников УБОП и следователей СУ при МВД Удмуртской Республики успешно окончено расследование уголовного дела в отношении членов преступного сообщества Шишкина, совершивших на территории республики 45 преступлений, из которых 35 в составе организованной преступной группы.

Взаимодействие дает результаты не только в пределах одного ведомства. В 2007 г. МВД России совместно с Росфинмониторингом и Банком России была пресечена афера, сравнимая по масштабам с печально известной "схемой авизо" - обналичивание денежных средств с использованием расчетных счетов фирм, зарегистрированных по поддельным либо утраченным документам. В ходе реализации оперативной информации были получены доказательства преступной деятельности руководителей одного из коммерческих банков Махачкалы. Подделав банковские и другие документы, они легализовали свыше 50 миллиардов рублей. В созданной ими преступной схеме деньги поступали на расчетные счета фиктивных юридических лиц от фирм-однодневок, зарегистрированных в Москве и других регионах России <26>. По указанным фактам возбуждено и расследуется несколько уголовных дел по признакам составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 210, 173, 174 и 327 УК РФ.

--------------------------------

<26> См.: Интервью заместителя министра внутренних дел РФ Е. Школова // Российская газета. 2008. N 4576. 31 янв.

("Российский следователь", 2008, N 10)

Категория: Правоохранительная деятельность | Добавил: x5443 (27.04.2015)
Просмотров: 2548 | Теги: квалификация, преступное сообщество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2017 Обратная связь