Воскресенье, 19.08.2018, 06:57
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту



Главная » Статьи » Экология

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В XVII В. В ЦАРСКОЙ РОССИИ

О.В.Малащенкова
А.Л.Журавлев, канд. ист. наук

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ В XVII В. В ЦАРСКОЙ РОССИИ

Аннотация. В статье проанализированы нормативные документы семнадцатого столетия, регламентирующие отношения в области охраны окружающей среды. Исследование актов позволило определить тенденции развития законодательства, а также оформление целей его формирования.

Ключевые слова: охрана окружающей среды, нормативные правовые акты, санитарное состояние городов, животный мир, леса и иная растительность.

 

Исследование процесса становления и развития института охраны окружающей среды позволяет выявить его особенности. Семнадцатое столетие в этом отношении имеет особую значимость. Она, прежде всего, связана с формированием в правовой среде нормативных регуляторов, задающих вектор эволюции правовой категории охраны окружающей среды.

Правовая идеология, и соответственно основное ее выражение в нормативных правовых актах, оформлялась в целеполагании защиты права собственности. Ключевые положения реализации охраны окружающей среды сводились к необходимости фиксации механизмов защиты, прежде всего собственнических отношений, предметом которых выступали компоненты окружающей среды. Существующая ныне дихотомия эколого-правовых отношений природоохраны и природо- использования также находила отражение в исторических актах рассматриваемого периода. Однако значительный перевес функционирования природоресурсных норм говорит о незрелости правовой структуры эколого-правовых норм в целом, а также реализации интересов отдельной группы населения в частности.

Экологический правопорядок может считаться сложившимся в том случае, когда целью формирования правовых основ будет сохранение благоприятной окружающей среды для настоящего и будущих поколений, а также создание специального механизма, через призму функционирования которого исполнение этих правовых основ будет реализовано.

Анализ нормативных актов семнадцатого столетия позволяет констатировать отсутствие благоприятной правовой среды для формирования экологического правопорядка в Московском Царстве. Однако трансформация взглядов законодателя к концу XVII в. определила возможность подготовки базы для формирования экологоориентиро- ванной природоохранной правовой платформы.

Центральным правовым актом, регулирующим значительную часть общественных отношений, было Соборное Уложение 1649 г. , которое значительно расширяло понятие экологических преступлений. Документ выделял более десяти составов, сконцентрированных в гл. Х «О суде». Так, ст. 214 вводилась ответственность за разрушение бобровых гонов и кражу бобра. Рассматриваемый состав распространялся на вотчинные земли, что отразилось на предписываемом наказании - возмещение стоимости бобров собственнику земельного участка, на котором они проживали.

Сохранилась еще со времен действия «Русской Правды» санкция за порчу борти. Однако Уложение в ст. 218 более подробно определяло меру ответственности в зависимости от последствий указанного деяния. Так, за порубку и поджег бортного дерева с пчелами - 3 рубля, без пчел - 25 алтын. Статьей 219 был представлен состав за порчу улья и кражу пчел из него. В качестве наказания был предусмотрен штраф в размере 3 рублей.

Статьей 220 акта был установлен юридический состав за вырубку леса в чужих вотчинах. Нарушителю вменялась необходимость полного возмещения его стоимости.

Особый интерес вызывают статьи, посвященные поджогу. «Учине- ние пожара» в Соборном Уложении получило расширенную квалификацию. Статьей 224 регламентировался поджог травы в поле, из-за которого пожар распространялся на соседние угодья. В данном случае виновник пожара обязан был возместить стоимость всех погибших животных, испорченных и сожженных бортей, количества единиц утраченного леса. Отдельными составами выделялся поджог дворов. В случае непредумышленного («нечаянного») поджога, виновный наказанию не подвергался. Однако в случае причинения ущерба чужому имуществу ст. 227 предусматривался механизм компенсации его стоимости.

Умышленный поджог квалифицировался обособленно ст. 228, которая указывала: «зажигальщика казнить, сжечь». Как и в ранее действующих нормативных актах, поджог определялся как тяжкое преступление. Однако именно Соборное Уложение впервые разделило одно и то же деяние в зависимости от наличия или отсутствия умысла у «зажигальщика». Это обстоятельство позволило законодателю определить уровень юридической ответственности за поджог.

Со времен Киевской Руси сохранились нормы, регламентирующие юридические последствия за порчу межевых знаков. Статья 231 ужесточила наказание, по сравнению с Судебниками, и предписывала виновного «бити кнутьем нещадно», после чего «вкинути в тюрьму на неделю». Одновременно с физическими наказаниями предусматривались и материальные в виде штрафа в пять рублей за каждую межевую «грань» и обязательства по их восстановлению.

Более подробно Уложением рассматривались и вопросы охраны объектов животного мира. Наиболее детально это прослеживается в процессе анализа ст. 282-283 на примере убийства дворовой собаки. Так, ст. 282 обязывала возместить ее стоимость в случае «нарочного» убийства. А ст. 283 исключала ответственность в случае, если убийство произошло «не нарочно боем, не из ружья». В случае кражи или убийства остальных домашних животных («скота, кур») следовала необходимость возмещения их стоимости. Это обстоятельство подтверждает вывод о том, что животные рассматривались как имущество, а не как объекты окружающей среды. В соответствии с этим обстоятельством анализировать ответственность за посягательство на их жизнь в рамках исследования экопреступлений нецелесообразно.

В целом, Соборное Уложение 1649 г. было регулятором отношений в области охраны окружающей среды. В нем были не только систематизированы и переработаны ранее действующие нормы, но и сформированы и детализированы новые составы, ранее не известные российскому праву. Тем не менее центральное место в целеполагании наложения наказания за экопреступления занимала защита права частной собственности на компоненты окружающей среды.

Период царствования Алексея Михайловича можно характеризовать пристальным вниманием к вопросам охраны природы. Детально прописав ответственность за ряд деяний, посягающих на окружающую среду, законодатель модернизировал рассматриваемую сферу.

Так, в 1654 г. был принят Именной Указ, изменявший меру ответственности за поджог . Интересно, что Соборное Уложение квалифицировало поджог в зависимости от степени вины (с умыслом, либо без него). Рассматриваемый акт не делал акцент на субъективных признаках преступления. Отсюда следует вывод, что пожарная ситуация в рассматриваемый период усугубилась до такой степени, что появилась необходимость в ужесточении наказания и объединении квалификации преступлений. Одновременно с этим произошла смена вида санкционирования. Смертная казнь через сжигание заменилась повешением.

Вопросы охраны городов и иных населенных пунктов от пожаров не оставляли законодателя рассматриваемого периода. К модернизации нормативных актов в указанной сфере приходилось постоянно возвращаться. Формирование противопожарных правил и определение противопожарного поведения населения носило обязательный характер. Так, Наказом Московским объезжим от 17 апреля 1667 г. вводились правила обогрева домов и иных помещений. Устанавливалась необходимость иметь водяные кадки и иной противопожарный инвентарь, кроме того, при организации отопления необходимо было соблюдать временной режим (ночью «печи топить нельзя»). За нарушение указанных правил также следовало наказание в виде битья батогами и отсылке «на небольшое время в тюрьму». Таким образом, вновь расширялась квалификация преступлений за посягательство на пожарную безопасность окружающей среды. Документ также повторно закреплял смертную казнь за учинение пожара (опять же без установления умысла). Для лиц, ответственных за контроль над соблюдением противопожарных правил, также было предусмотрено наказание в случае ненадлежащего исполнения своих обязанностей. Если основное население не реализовало требования противопожарной безопасности, то «объезжим надлежало быть в опале». Акцент необходимо сделать на том, что они подлежали ответственности во всех случаях, вне зависимости от наступления неблагоприятных последствий (пожаров).

В новоуказанных статьях «О татебных, разбойных и убийственных делах» 1669 г. законодатель вновь возвращается к регламентации поджога. При этом вне зависимости от наличия летальных исходов при пожаре, наказание определялось, как и прежде, в виде смертной казни.

Законодатель продолжил заложенные в Наказе основы юридической ответственности исполнительных лиц за соблюдение противопожарных правил. Так, был принят Именной Указ от 17 апреля 1670 г. «О наблюдении в домах предостороженности от огня» . Наравне с общими правилами обращения с огнем во время отопления домов и приготовления пищи устанавливался круг лиц, ответственных за контроль соблюдения этих правил. В случае ненадлежащего исполнения возложенных контролирующих функций Указ предписывал «быть им в опале, в вечном разорении, в жестоком наказании и в ссылке». Таким образом, законодатель ужесточил наказание лиц, реализующих контролирующие функции исполнения противопожарных правил.

В 1675 г. произошла модернизация противопожарных правил и организации жизнедеятельности городов и иных населенных пунктов . Несмотря на то, что сами правила и нормы были детально изменены, вопросы санкционирования за их неисполнение коррекции не подлежали. Однако был расширен перечень действий, за которые могло последовать наказание. Сюда относились вопросы нахождения во дворах противопожарного оборудования (например, кадки с водой, ведра и лопаты), график отопления жилых помещений, приготовления еды, топки бань и т.д. Указом от 24 мая 1675 г. была установлена единая ответственность для лиц, не реализующих правила обогрева помещений и топки бань в виде битья батогами «нещадно». Подобный вид наказания следовал за обнаружение нарушения правил. В случае пожара санкция сохранялась прежней - смертная казнь.

Однако в 1680 г. законодатель смягчил наказание за указанные правонарушения. Так, Указом от 7 мая 1680 г. за нарушение противопожарных правил устанавливался штраф в пять рублей (в случае отсутствия неблагоприятных последствий). При возникновении пожара при нарушении правил отопления жилых помещений, топки бань и приготовления еды - «ссылка в дальние Сибирские города на вечное житье». Таким образом, смертная казнь перестала применяться за рассматриваемую группу правонарушений. Кроме того, акт не устанавливал градацию наказаний в зависимости от умысла правонарушителя. Это означает, что ссылка применялась и в случае возникновения пожара от неосторожного обращения с огнем, и от умышленного поджога. В ранее установленных актах умышленный поджог квалифицировался наравне с изменой. В анализируемом Указе стирались грани квалификации, объединяя умышленное и неосторожное деяние.

Формирование правового кластера в области обеспечения охраны окружающей среды от пожаров, детальная правовая регламентация и законодательное закрепление превентивных мер говорит о создании правовых норм, охраняющих публично-правовые интересы. Эти факторы стали определяющими в закладке правового направления охраны окружающей среды, а следовательно, и начальным этапом становления экологического правопорядка.

Оборонительные и экономические функции лесного фонда к 1659 г. стимулировали законодателя к изданию специальных норм о его защите. Именным Указом от 29 мая вводилась дополнительная ответственность не только на лиц, посягающих непосредственно на существование участков лесного фонда (поджигателей, браконьеров и т.д.), но и на лиц, имеющих право распоряжения участками леса. Документом устанавливалось дополнительное наказание на лиц, посягающих на борти, на противопожарное состояние в лесах, организующих рыбные и звериные промыслы, приравнивая указанные деяния к разбою и измене. Однако интерес вызывает не только переквалификация преступлений, а возможность изменения субъектного состава. Так, актом санкционировались деяния Воевод в виде предоставления возможности эксплуатации участков лесного фонда. В случае отвода такого участка исполнительному лицу «быть в опале, в жестоком наказании и в вечном разорении». Указом регламентировался процесс конфискации вотчин и поместий «бесповоротно».

Процесс ужесточения ответственности и расширения субъектного состава правонарушения объясняется самим документом. В первую очередь законодатель сфокусировал внимание на необходимости сохранения лесов и их оборонительной способности. В Указе установлено, что на территории лесов прячутся изменщики, которые путем поджога нарушают его целостность. При этом акцент сделан на том, что именно поджог и иные посягательства на ресурсы лесного фонда приводят к дефициту меда и иного провианта, что приводит к повышению цен на них. Эти процессы нарушают оборонительную и экономическую стабильность территорий, особенно приграничных. Именно по этой причине в самом документе указано, что подобные деяния необходимо квалифицировать как «объявление в измене». Следовательно, мера наказания за перечисленные деяния была аналогичной: в случае «поимки» - смертная казнь.

Позже, в 1671 г., некоторые лесные территории объявлялись заповедными. Так, на основании Именного Указа, лес в Рязанском уезде получил особый статус охраны . На основании документа вся лесная территория подверглась описи, а наличие межевых границ специальному контролю, допуск в леса ограничивался. Также акт регламентировал вопросы ограничения добычи любых лесных ресурсов. Нарушение установленных требований грозило специальным расследованием и наложением наказания как на нарушителей, так и на контролирующих исполнение указа лиц.

В следующий раз законодатель возвратился к вопросам оформления составов за нарушение правил лесоохраны в 1678 г. Был издан Указ , на основании которого юридическое санкционирование за посягательство на правила лесопользования подвергалось градации в зависимости от субъекта преступления. В случае организации дороги через засечные леса на помещиков и вотчинников налагалось наказание в виде штрафа от пяти до десяти рублей (в зависимости от наличия межевых «граней» на деревьях). Если крестьяне «чинили засечные порухи», их следовало бить кнутом публично на торговых площадях. Законодатель делал акцент на публичности наказания, чтобы «неповадно было в засеки ходить». Рецидив деяния карался смертной казнью.

Ранее действующее законодательство предписывало в качестве ответственности применять только смертную казнь. После вступления Указа в силу, подобное наказание применялось только в случае повторного совершения преступления. Это обстоятельство указывает на смягчение санкционирования и условий его наступления. В то же время нормотворец начинает активно применять функцию устрашения наказания, реализуя его превентивную нагрузку.

Середину XVII в. также можно охарактеризовать началом законодательного закрепления вопросов недропользования. В 1661 г. был издан Наказ Дьякону Василию Шпилькину, в котором регламентировались вопросы определения составов правонарушений за ненадлежащее недропользование . Однако в самом документе установлено, что самостоятельная добыча «серебряной руды» должна квалифицироваться как кража. Ответственным за процесс разработки полезных ископаемых был назначен Василий Шпилькин, для которого актом было установлено специальное санкционирование. В случае «корысти» при добыче серебра «быти ему в опале и в жестоком наказании». В чем заключалось «жестокое наказание», документом установлено не было. Тем не менее в нормативных актах впервые устанавливается наказание за нарушение законодательства о недрах. Разумеется, правовые акты рассматриваемого периода нельзя отнести к природоохранительным. В основном их целеполагание определяло необходимость защиты права собственности на недра. Однако необходимо отметить начало функционирования правовых основ, формирующих юридическую ответственность за посягательства на отношения недропользования.

Возвращаясь к вопросу наказаний, налагаемых на лиц, посягнувших на кражу «серебряной руды» в процессе ее добычи, Указом от 11 мая 1663 г. уточнялась их форма . За воровство и разбой смертная казнь заменялась отсечением ног и левой руки. Аналогичное наказание служило формой реализации санкций для лиц, посягнувших на природные ресурсы, так как их незаконная эксплуатация в рассматриваемый период приравнивалась к воровству и разбою.

Практика приравнивания несанкционированной добычи природных ресурсов к воровству была характерна для нормативных актов рассматриваемого периода. Так, новоуказанные статьи от 1669 г. незаконную добычу рыбы также квалифицировали как воровство. В то же время в документе градировалась ответственность за правонарушение. За совершение преступления впервые - битье батогами, вторично - битье кнутом, в третий раз - отсечение руки. Кроме того, закон требовал возмещения стоимости добытой рыбы.

Одним из первых составов правонарушений, закрепленных в нормах отечественного законодательства, была порча межевых знаков. Тем не менее процесс их установления также представлял определенные сложности. Этот вывод подтверждается принятым в 1678 г. Указом «О наказании за сопротивление межевщикам в размежевании зе- мель» . За указанные действия нормативный акт предписывал торговую казнь - «в торговые дни бить кнутом на площади нещадно, чтоб впредь иным так делать было неповадно». В то же время в 1680 г. законодатель смягчил наказание за порчу межевых знаков. Точнее, заменил битье кнутом денежным штрафом в пятнадцать рублей за одну межевую грань. Однако, в 1682 г., в период регентства Софьи Алексеевны, ответственность за порчу межевых знаков снова ужесточилась и, наравне со штрафом, законодатель вновь вернул телесное наказание - битье кнутом «нещадно» .

Указ царя Федора Алексеевича от 8 июня 1680 г. является первым нормативным актом, который устанавливал особенности санитарно- эпидемиологического состояния населенного пункта. Документом устанавливался запрет на участие в публичных мероприятиях лиц, имеющих «заразительные болезни». Разумеется, документ был направлен только на те мероприятия, в которых непосредственно участвовал Государь. Однако акт можно считать первым документом, фиксирующим посягательство на эпидемиологическое состояние населенного пункта в целом и Государя в частности. В качестве наказания предписывалось - «быть в великой опале, и в разореньи, без всякой пощады и милосердия, поместья и вотчины взяты будут бесповоротно».

Вопросы благоприятного эпидемиологического состояния на территории Российского Царства были продолжены в нормативных актах, регламентирующих в том числе сферу международных отношений. Так, с целью нераспространения «морового поветрия», то есть одной из разновидностей чумы, 15 января 1681 г. был издан Указ об ограничении контактов, в том числе почтовых, с Польшей .

Наравне с определением новых объектов эколого-правовой охраны совершенствовались нормы об ответственности в отношении ранее зафиксированных ресурсов. Писцовым Наказом 1684 г. санкционировалось за порчу бортного дерева, его поджог, либо иную «поруху» на территории вотчинных земель наложение штрафа (до трех рублей за бортное дерево с пчелами) и вменялась необходимость компенсации ущерба . Вид наказания за рассматриваемые правонарушения был аналогичным с установленными положениями Соборного Уложения. Однако, документом более детально ст. 40 была реализована квалификация правонарушения и, соответственно, градирован размер штрафа. Он зависел от наличия пчел в борти, возможности дальнейшей ее эксплуатации. Рассмотрены были даже вопросы ответственности за кражу пчел с сохранением борти. Размер штрафа определялся от 12 алтын до 3 рублей.

С ростом городов и их численности, к концу XVII столетия возникла необходимость охраны населенных пунктов от естественной человеческой жизнедеятельности. Вопросы охраны окружающей среды в городах и их санитарного состояния были регламентированы в Статьях объезжим Головам в 1686 г. Документом регулировались вопросы о наложении наказания за несанкционированный сброс отходов в виде битья батогами «нещадно». Правила устанавливали необходимость регулярного вывоза отходов с территории населенных пунктов «за город». Для тех лиц, которые складировали отходы возле своих «дворов»: «навоз, мертвечину и всякий скаредный помет», наступала юридическая ответственность и сохранялась обязанность вывозить отходы с прилегающих территорий. Таким образом, законодательство об урбоэкологии, выделявшее ранее вопросы пожарной и эпидемиологической безопасности, было расширено актами об отходах и санитарном состоянии городов.

К 1688 г. на территории города Москвы уже сложилась система вывоза бытовых отходов. Организация подобной санитарной деятельности была возложена на служилых людей и дворян, в чьем ведении находились определенные территории города. Несанкционированный сброс мусора, либо воспрепятствование работе служб по уборке города, а равно складирование напротив дворов было наказуемым деянием. Именной Указ, данный объезжим дворянам , устанавливал ответственных лиц за организацию мусороуборочного процесса, однако вновь не определял точной меры наказания за нарушение правил. Уточнял наказание Указ от 9 апреля 1699 г. В качестве санкции было регламентировано «битье кнутом и взятие пени».

Основы охраны объектов животного мира, заложенные Царем Алексеем Михайловичем, получили развитие в период регентства Софьи. Так, в 1683 г. был принят Именной Указ, запрещающий псовую охоту на дичь и отстрел птицы около Москвы . При этом запрет распространялся не только на государственные территории, но и на вотчинные земли. Мера юридической ответственности - «быть в опале и жестоком наказании». Были ли использованы телесные меры, происходила ли конфискация имущества, либо ограничивались штрафными санкциями - из текста закона не следовало. Таким образом, можно сделать вывод о том, что наказание было индивидуализированным и применялось персонифицировано.

Подытожив вышесказанное, можно сделать несколько выводов:

Первое. Соборное Уложение 1649 г. закрепило подробную характеристику видов правонарушений в области охраны окружающей среды. Документом выделялось более десяти составов. При этом каждый состав был подробно регламентирован в зависимости от умысла и причиненного ущерба, от чего определялась мера налагаемой ответственности. Центральное место в назначении наказания за посягательство на окружающую среду по Соборному Уложению занимал вопрос наличия или отсутствия умысла у нарушителя. Компенсация вреда, причиненного пострадавшему, сопровождала все экосоставы. Защита права собственности продолжала доминировать как цель формирования экологоориентированного законодательства.

Второе. Соборным Уложением выделялись следующие виды ответственности за экопреступления: смертная казнь (в том числе через сжигание), битье кнутом и батогами, заключение в тюрьму, в том числе пожизненно, штраф и компенсация причиненного вреда. Практически все статьи сочетали несколько видов наказаний.

Третье. Поджог, «учинение пожара», получил детальную квалификацию в статьях Соборного Уложения. Документом градировалась ответственность за поджог травы в поле, участков лесного фонда, дворов. Мера наказания зависела от умысла нарушителя. «Нечаянное учинение пожара» налагало обязанность в возмещении причиненного вреда (в случае отсутствия летальных исходов). Умышленный поджог карался смертной казнью через сожжение.

Четвертое. Расширенная квалификация ответственности за поджог, установленная Соборным Уложением, перестала применяться уже с 1654 г., когда Указом от 25 мая любой поджег карался смертной казнью через повешение. Регулярно принимаемые с середины XVII в. акты об ответственности за поджог позволяют проследить эволюцию ответственности за «учинение пожара», с одной стороны, и формирование урбоэкологических норм, с другой. За нарушение указанных норм ответственности подвергались как лица, нарушившие правила, так и лица, ответственные за организацию и контроль за их исполнением. Меру ответственности законодатель определял в виде смертной казни, ссылки, битья батогами и кнутом (в том числе публичная казнь), заключения под стражу, конфискации имущества, штрафа и компенсации вреда. Детальная квалификация обеспечения пожаробе- зопасности, правовая ориентация на защиту публично-правовых интересов стали определяющим моментом закладки правового направления охраны окружающей среды, а следовательно, и начальным этапом становления экологического правопорядка.

Пятое. Оборонительные и экономические функции лесного фонда стимулировали создание порядка лесоохраны и ответственности за его несоблюдение. Наиболее активным периодом с этой точки зрения для законодателя стала вторая половина XVII столетия. Нормативные акты определяли лес как комплекс природных ресурсов. К нему относились лесные насаждения, расположенные на его территории реки и иные водоемы, рыба в них, объекты животного мира, а также борти. Ответственность за нарушение порядка эксплуатации лесов выражалась в применении следующих наказаний: смертная казнь, публичное битье кнутом на площади, конфискация имущества.

Шестое. С середины XVII в. начали приниматься акты, регулирующие вопросы недропользования. Однако несанкционированная разработка недр, равно как и преуменьшение размеров добытого природного ресурса квалифицировались как разбой и воровство. Соответственно, мерой наказания служили смертная казнь или отсечение конечностей. Из содержания указанных актов следует, что правовой блок охраны недр был сформирован с целью защиты прав собственника. Проблемы сохранения недр, рациональной их эксплуатации и охраны окружающей среды при производстве недропользования законодателя не интересовали.

Седьмое. Правление Царя Федора Алексеевича ознаменовалось принятием нормативных актов, регламентирующих эпидемиологическое состояние на территории Руси. Были приняты акты, запрещающие участие больных «заразительными болезнями» в публичных мероприятиях. Кроме того, Указом запрещались любые контакты, в том числе почтовые, с Польшей во время эпидемии чумы. Принятие Указа в 1680 г. можно считать началом становления законодательства о благополучном эпидемиологическом состоянии страны.

Восьмое. Период регентства Софьи, а именно 1686 г., когда был принят Наказ объезжим Головам, можно считать точкой становления урбоэкологии. С 1686 по 1688 гг. был принят ряд документов, устанавливающих порядок организации вывоза отходов с территории городов. Были сформированы правила складирования отходов, их вывоза, а также структура уполномоченных лиц, ответственных за реализацию указанных норм. Наказание за их неисполнение несли как лица, нарушающие правила, так и должностные лица. Мера ответственности была выражена в виде битья кнутом и начислением пени. Кроме того, виновные лица самостоятельно за свой счет должны были организовать очистку территорий.

Девятое. Со второй половины XVII столетия начинает складываться законодательство, градирующее виды ответственности за экопра- вонарушения в зависимости от наличия нескольких видов факторов. В качестве таковых выступали: умысел нарушителя, причиненный ущерб, частота совершения подобного вида деяний. К этому же периоду относится появление публичных наказаний за рассматриваемую группу нарушений (торговые казни, битье кнутом и батогами на торговой площади). Таким образом, наказания за экоправонарушения начинают нести в себе превентивную функцию.

Десятое. К концу XVII в. охрана окружающей среды становится целью формирования нормативных правовых актов, предметом регулирования которых являются компоненты природы и окружающей среды в целом. Ряд принятых документов был направлен на стабилизацию санитарно-эпидемиологического состояния и сохранение природных и антропогенных компонентов окружающей среды. Публично-правовая направленность принятых нормативных актов заложила основу к дальнейшему становлению правовой платформы для внедрения экологического правопорядка, построение которого является целью любого государства.

Библиографический список

1. Соборное уложение 1649 г.// Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
2. Именной Указ от 25 мая 1654 г. «О вешании воров и зажигателей, и о недержании пришлых людей без приказной записки» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
3. Наказ Московским объезжим от 17 апреля 1667 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
4. Новоуказанные статьи «О татебных, разбойных и убийственных делах» от 22 января 1669 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
5. Именной Указ, сказанный Стольникам, Стряпчим, и всяких чинов людям, от 17 апреля 1670 г. «О наблюдении в домах предосто- роженности от огня» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
6. Наказ Объезжим в Кремле от 14 апреля 1675 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
7. Именной Указ, объявленный памятью Стольнику Хилкову и Дьяку Калипину «О заведовании им домов духовных людей касательно предосторожностей от пожара», от 24 мая 1675 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
8. Именной Указ от 7 мая 1680 г. «О встрече Польского Посла, о подаче новых сказок о числе крестьянских дворов в поместьях и вотчинах, и о предосторожности от пожаров» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
9. Именной Указ от 29 мая 1659 г. «О неотводе на будные станы лесов никому, ни по каким указам, и о писании о том Государю» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
10. Именной Указ от 16 декабря 1671 г. «О сбережении заповедного леса в Рязанском уезде» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
11. Именной Указ с Боярским приговором от 25 июня 1678 г. «Об осмотре и поправке границ и засек, о выборе в Головы к засекам отставных Дворян и детей Боярских и о наказании за порубку засечных лесов» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
12. Наказ Дьякону Василию Шпилькину, отправленному для отыскания серебряной руды на Канином носу на Югорском шаре, и близ реки Косвы от 12 мая 1661 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
13. Именной Указ от 11 мая 1663 г. «О наказании воров и разбойников, вместо смертной казни, отсечением ног и левой руки» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
14. Новоуказанные статьи «О татебных, разбойных и убийственных делах» от 22 января 1669 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 1. С 1649 по 1675 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
15. Именной Указ от 7 октября 1678 г. «О наказании за сопротивление межевщикам в размежевании земель» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
16. Именной Указ от 17 сентября 1680 г. «Об освобождении виновных в порче межей и граней от наказания кнутом, и о взыскании с них пенных денег» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
17. Именной Указ от 7 июля 1682 г. «О наказании за порчу межей и граней» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
18. Именной Указ от 8 июня 1680 г. «О неписании в просьбах Государю выражения, чтобы он пожаловал, умилосердия, как Бог, и чтобы чиновники, у которых в домах откроются заразительные болезни, не сопровождали Государя в Его походах и не являлись на Постельное крыльцо» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
19. Именной Указ от 15 января 1681 г. «О принятии предосторожностей от морового поветрия, открывшагося в Польше» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
20. Писцовый Наказ от 22 апреля 1684 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
21. Статьи объезжим Головам от 19 марта 1686 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
22. Именной Указ от 3 октября 1688 г. «О свозе нечистоты с улиц и переулков в Москве» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
23. Именной Указ от 9 апреля 1699 г. «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 3. С 1689 по 1699 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
24. Именной Указ от 8 мая 1683 г. «О невыезде на псовую охоту около Москвы в ближних местах и нестрелянии птиц» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 2. С 1676 по 1688 гг. - СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.

 

1 Антонов Я.В. Конституционно-правовые перспективы развития электронного правосудия в России // Администратор суда. 2016. № 2.
8 Вестник Международного юридического института
2 Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы: Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 11 октября 2012 г. № 310н // Российская газета. 2012. 28 декабря.
1 Приказ Минобрнауки от 1 декабря 2016 г. № 1511 (вступает в силу с
4 Цымбал Е.И. Проблемы правового регулирования использования психологических познаний при проведении следственных действий с участием несовершеннолетних // Психолого-криминалистические проблемы раскрытия преступлений. Тезисы научно-практической конференции. - М., 2002. С. 26. 36 Вестник Международного юридического института
1 Состояние преступности // Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации: URL: http: mvd.ru (дата обращения: 16.09.2016).
1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (научно- практический, постатейный). - 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова. - М.: ИД «Юриспруденция», 2015. С. 582.
2 Федеральный закон от 23.05.2016 № 146-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации.
II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. 134 Вестник Международного юридического института

Источник: Научно-информационный журнал "Вестник Международного юридического института"  № 3 (62) 2017

Категория: Экология | Добавил: x5443 (22.07.2018)
Просмотров: 20 | Теги: охрана окружающей среды | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2018 Обратная связь