Понедельник, 05.12.2016, 07:25
Высшее образование
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск по сайту


Главная » Статьи » Гражданское право

ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ КОНКЛЮДЕНТНЫХ ДЕЙСТВИЙ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

Ю.В. ТАЙ

ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ КОНКЛЮДЕНТНЫХ ДЕЙСТВИЙ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ


Тай Ю.В., кандидат юридических наук, доцент, управляющий партнер АБ "Бартолиус".


Идея написания данной статьи возникла в результате очень широкого и при этом непоследовательного применения в судебной практике Высшего Арбитражного Суда России такого довольно известного правового института, как конклюдентные действия. Противоречивость свойственна как выявлению целей его использования, так и возможности его применения к отдельным видам правоотношения.

Под конклюдентными действиями (от лат. conclude - заключаю, делаю вывод) <1> в гражданском праве понимаются действия лица, выражающие его волю установить правоотношение (например, совершить сделку), но не в форме устного или письменного волеизъявления, а поведением, из которого очевидно следует такое намерение.

--------------------------------

<1> Необходимо отметить, что целый ряд авторов переводят латинский термин как "заключать", что в целом верно, однако весьма неудачно, поскольку может быть понято как "заключать договор", в то время как аутентичное содержание термина включает в себя именно "появление вывода", т.е. мыслительную деятельность человека, на основе анализа фактов и обстоятельств.

 

Причины появления и развития института

Исторические причины появления указанного института просты и естественны, поскольку в обыденной жизнедеятельности далеко не все юридически значимые действия в силу различных причин сопровождаются полноценным и всесторонним документальным оформлением. В одном случае обе стороны не имеют времени, в другом - сделка слишком малозначительна, в третьем - участники в связи с правовой безграмотностью не отдают себе отчет в последствиях своего поведения. Если говорить о современном этапе, то к указанным причинам добавляется сложность и запутанность некоторых формальных процедур, а также развитие научно-технического прогресса и появление новых информационных технологий, которые позволяют совершать великое множество гражданско-правовых сделок дистанционно и даже порой с исчезновением связи "человек - человек" и переходом к цепочке "человек - компьютер (автомат)", а порой даже "компьютер - компьютер" (роботизированная торговля на фондовом рынке).

Заключая подобные сделки без совершения необходимых формальностей в виде оформления договоров в письменной форме либо определяя волю стороны из неформально подтвержденных полномочий, добросовестные участники гражданского оборота тем не менее хотят быть защищенными от неправомерных действий своих контрагентов, а также иметь возможность судебной (принудительной) защиты своих прав и законных интересов. Общество, поощряющее добросовестность, противостоит любым попыткам освобождения лиц от ответственности или от исполнения взятых на себя обязательств с отсылкой на формальные несовершенства или огрехи.

С другой стороны, само развитие права происходило именно через введение нормативно установленных, строго определенных и не допускающих различных толкований правил ведения гражданско-правового оборота, которые направлены на минимизацию конфликтов и противоречий между сторонами.

Правовая наука и практика находятся в непрерывном поиске компромисса между формальной определенностью и справедливостью. Чаша весов ни на секунду не замирает на месте. При этом одни юристы полагают, что абсолютный баланс недостижим, другие придерживаются другой точки зрения и верят в то, что формальная определенность в результате длительного эволюционного развития права одержит победу.

Небезынтересным в этой связи является мнение профессора В.А. Рясенцева, который, безусловно находясь в соответствующей политико-правовой обстановке, говоря о конклюдентном уполномочии, писал: "Право и теория различных буржуазных стран признают в тех или иных пределах так называемое молчаливое уполномочие, о котором заключают по поведению представляемого с учетом предшествующих этому поведению обстоятельств или сопутствующих ему.

В буржуазном обществе молчаливое уполномочие есть в основном следствие неорганизованности и анархии капиталистического хозяйства (выделено мной. - Ю.Т.). В условиях его отношения торгового оборота сложны и запутанны, а правовое положение их участников зачастую неясно. Капиталисты, стремясь к прибыли, не останавливаясь ни перед чем, нередко сознательно действуют через других лиц, не легитимируя их до поры до времени в качестве представителей.

Наиболее характерны те случаи, когда предприниматель, не будучи уверенным в положительных коммерческих результатах деятельности лица, выступающего от его имени и с его согласия, избегает выдавать доверенность, чтобы не быть связанным действиями этого лица. Но, убеждаясь в дальнейшем в том, что они могут принести ему выгоду, он выявляет свою волю в поведении, которое, не будучи волеизъявлением (устным или письменным), направленным на установление полномочия, тем не менее свидетельствует о признании им данного лица своим представителем. Однако, когда конечный результат не оправдывает расчетов предпринимателя, он отказывается признать действия такого лица обязательными для себя, ссылаясь на отсутствие уполномочия. Усматривая здесь нарушение интересов контрагентов, буржуазные суды стали удовлетворять требования последних к "молчаливо уполномочивающим". Новейшие законодательства ряда капиталистических стран предусмотрели такой вид уполномочия, а теоретики занялись его исследованием.

Конклюдентная же доверенность в социалистическом обороте есть проявление нечеткости в организации дела некоторыми хозорганами и в способах установления ими гражданских правоотношений с другими участниками оборота.

По указанным причинам в условиях советского оборота, основанного на плане и регулируемого государством, поле применения конклюдентных уполномочий по сравнению с капиталистическими странами чрезвычайно сузилось.

По мере дальнейшего усиления планового начала, улучшения постановки учета, достижения четкости во взаимоотношениях с контрагентами в Советском Союзе будет оставаться все меньше и меньше условий для применения конклюдентных доверенностей.

Пока же в нашем гражданском праве вопрос о конклюдентном уполномочии не утратил значения" <1>.

--------------------------------

<1> Рясенцев В.А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. М., 2006. С. 279 - 280.


Все сказанное (и проблема злоупотреблений при применении конклюдентных действий, и необходимость четкости во взаимоотношениях с контрагентами) не потеряло актуальности и в настоящее время. По мнению В.А. Рясенцева, наличие конклюдентных полномочий в частности и конклюдентных действий вообще являлось временным и искореняемым институтом права. Мы же полагаем, что рассматриваемый институт должен существовать и развиваться в интересах оборота, не ввергая его при этом в хаос и средневековье.

Из самого словосочетания следует, что конклюдентными считаются именно действия, что, по нашему мнению, является не совсем обоснованным. Поведение нельзя сводить только к действиям, поскольку оно представляет собой систему взаимосвязанных реакций на окружающую среду, может быть активным или пассивным, но все же поведением. Поэтому, на наш взгляд, конклюдентными необходимо считать не действия, а деяния, которые включают в себя как действия, так и бездействие. Обычно действиями считается и бездействие, ведь последнее - это тоже детерминированная реакция субъекта, но с терминологической точки зрения это неверно, а в силу приоритета буквального толкования норм права влечет за собой неверные решения в судебной правоприменительной практике. Воля лица следует из поведения, а не из действия, поэтому конклюдентными следует считать именно деяния.

Совершение конклюдентных действий является особым проявлением устного волеизъявления лиц, направленного на установление, изменение или прекращение правоотношений. К конклюдентным действиям относится множество самых разнообразных действий. Вне всяких сомнений, такие конклюдентные действия, как бездействие и молчание, вызывают по объективной причине наибольшие проблемы по выявлению воли лица.

Интересен пример, который был приведен М.И. Семеновым <1>. Г-н Ричардсон заключил договор с Компанией о починке протекающих труб. В процессе ремонта оказалось, что остальные трубы тоже находятся в неудовлетворительном состоянии и протекают. Компания начала чинить их тоже. Г-н Ричардсон каждый день инспектировал работу, видел весь объем производимых работ и не возражал против ремонта. По предъявлении счета за работу к оплате г-н Ричардсон отказался оплачивать весь объем работ. В результате судебного разбирательства г-н Ричардсон был вынужден оплатить всю стоимость ремонта: его действия суд признал как согласие на починку всех труб <2>.

--------------------------------

<1> Семенов М.И. Заключение сделок посредством конклюдентных действий // Право и экономика. 2002. N 7.

<2> Richardson v. J.C. Flood Co. 29 III. App. 3d 218, 330 N.E. 2d, 247 (цит. по: Len Young Smith, Richard A. Mann, Barry S. Roberts. Business Law and the Regulation of Business. 2nd ed. West Publishing Company, 1987. P. 354.


Указанная сложность не должна приводить к полной невозможности или даже недопустимости использования таких конклюдентных действий, как молчание и бездействие, в судебной практике, хотя их применение должно носить субсидиарный (дополняющий) характер к другим имеющимся более объективированным доказательствам. В тех случаях, когда молчание и (или) бездействие носят крайне красноречивый характер, суд в интересах справедливости и поддержания добросовестности в гражданском обороте не должен занимать формальную позицию.

На наш взгляд, конклюдентные действия могут иметь правовое значение на любой стадии развития договорных отношений сторон. Они могут касаться факта заключения договора, изменения его условий или прекращения его действия, о чем пойдет речь ниже. В качестве конклюдентных действий должны, в частности, рассматриваться передача технического задания и проектной документации; выплата аванса <1>; составление товарно-транспортных накладных, актов сверки расчетов, позволяющих установить факт согласования существенных условий договора <2>; поставка товара <3>, фактическое принятие товаров, работ и услуг <4> и их оплата <5>.

--------------------------------

<1> Постановление ФАС Центрального округа от 28 ноября 2005 г. N А54-712/2005-С19.

<2> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 января 2006 г. N Ф08-6212/2005; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 4 апреля 2006 г. N А74-3255/05-Ф02-1344/06-С2.

<3> Постановления ФАС Центрального округа от 11 апреля 2005 г. N А14-8831/2004/304/32; от 25 февраля 2005 г. N А14-8855-2004/344/17.

<4> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 декабря 2001 г. N А33-3142/01-С1-Ф02-2998/01-С2; Постановление ФАС Центрального округа от 21 октября 2004 г. N А64-3566/03-9.

<5> Постановления ФАС Центрального округа от 25 января 2005 г. N А35-2753/04-С11; от 27 августа 2004 г. N А36-309/8-03.

 

Конклюдентные действия как форма волеизъявления

Как известно, все субъекты действуют в обороте своей волей, но при этом воля субъекта должна быть выражена (объективирована) каким-либо образом, чтобы быть ясной для окружающих.

Все способы изъявления воли с точки зрения их проявления необходимо поделить на две группы: положительные и отрицательные.

Понимая под положительным волеизъявлением всякое проявление воли, которое может быть непосредственно воспринятым, следует согласиться с дальнейшим утверждением О.А. Красавчикова <1>, что положительное волеизъявление может иметь две основные формы выражения: выражение воли посредством языка и выражение воли посредством так называемых конклюдентных действий.

--------------------------------

<1> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 93 - 94.


Способы выражения, закрепления или засвидетельствования воли субъектов, совершающих сделку, называются формами сделок. Воля может быть изъявлена:

- устно;

- письменно;

- совершением конклюдентных действий;

- молчанием (бездействием).

Признание формы сделки способом выражения (объективирования) воли субъекта делает извечным вопрос: чему следует придавать основное значение при определении действительных намерений и целей участников сделки - воле или волеизъявлению, сделанному в одной из вышеуказанных форм <1>? Именно здесь возникает проблема толкования сделки. Данная проблема - из категории вечных проблем цивилистики. "Борьба между словом и волей стороны проходит через всю классическую юриспруденцию" <2>.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 245 - 249.

 

<2> См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1996. С. 317.


В российской цивилистике проблема приоритета воли или волеизъявления в сделке исследовалась достаточно глубоко, в результате чего были сформулированы три позиции. Согласно первой позиции при расхождении между волей и волеизъявлением при условии, что воля распознаваема и сделка вообще может быть признана состоявшейся, предпочтение должно быть отдано воле, а не волеизъявлению <1>. Согласно второй - в силу того, что сделка есть действие, то, как правило, юридические последствия связываются именно с волеизъявлением, благодаря чему и достигается устойчивость сделок и гражданского оборота в целом <2>. Авторы <3> этой концепции, в частности, отмечали, что воля должна быть выражена вовне тем или иным способом. Способы выражения воли можно назвать формами выражения воли. В этом случае можно было бы сказать, что не бывает неформальных сделок: форма, как то или иное средство выражения воли, присуща каждой сделке, каждому договору. Содержание и форма находятся в неразрывном диалектическом единстве.

--------------------------------

<1> Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 7.

<2> Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 22.

<3> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательствах. М., 1950. С. 176 - 179.


Воля, как уже говорилось, может быть выражена любым способом: словесно, письменно, молчанием, совершением так называемых конклюдентных действий, т.е. таких, которые имеют свою цель, но вместе с тем дают основание заключить о наличии воли сделать изъявление такого-то содержания (например, лицо приступает к исполнению договора - из этих его действий видно согласие на заключение договора и т.п.).

Согласно третьей точке зрения воля и волеизъявление одинаково важны, ибо закон ориентирует на единство воли и волеизъявления как обязательное условие действительности сделки <1>.

--------------------------------

<1> Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. N 3 - 4. С. 46 и след.; Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л., 1958. С. 222 - 223.


По мнению Г.Ф. Шершеневича, "недостаточно существование согласованной воли двух или более лиц. Соглашение предполагает взаимное познание этой воли, усвоение одним лицом содержания воли другого. До этого времени воля каждого лица представляет собой субъективное состояние, а потому лишена юридического значения, так как право имеет дело только с объективным миром" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула, 2011. С. 397.


Волеизъявление независимо от его формы сообщает адресату волеизъявления содержание внутренней воли лица. Соответственно, необходимым условием объективации воли будет являться совершение действующим лицом объективирующего действия и, как правило, восприятие содержания этого действия адресатом.

Значение объективирующего действия трудно переоценить, на него ложится вся нагрузка по исполнению функции сообщения воли на сделку, поэтому объективирующее действие должно отвечать такому требованию, как доступность для восприятия окружающими в качестве волеизъявления. Окружающие должны иметь возможность увидеть в объективирующем действии именно волеизъявление в юридическом смысле. Действие лица, выражающего свою волю, должно быть таким, чтобы любому объективному наблюдателю было ясно, что посредством такого действия лицо совершает волеизъявление, т.е. выражает определенную волю на достижение известных целей с помощью сделки. При этом следует учитывать способ (форму) совершения волеизъявления, язык, на котором совершается волеизъявление, либо обычное значение действия, с помощью которого осуществляется конклюдентное волеизъявление. Для установления соответствия волеизъявления указанному требованию следует рассматривать всю совокупность обстоятельств, сопровождающих действие: место, время, состояние лиц, их поведение.

Судебная практика всех округов России за последние пять лет включает более полусотни случаев применения судами института конклюдентных действий при возникновении, изменении, прекращении различных гражданско-правовых договоров, причем в подавляющем большинстве случаев суд соглашался с наличием подобных действий в рассматриваемых ими спорах.

Круг разновидностей договоров в изученных судебных делах достаточно широк:

- договор купли-продажи (дела от 20 сентября 2011 г. N Ф09-6490/10-С3; от 15 июля 2009 г. N А19-18753/08; от 22 апреля 2011 г. N КГ-А40/3238-10; от 19 апреля 2010 г. N Ф10-830/10);

- договор об оказании услуг связи (дела N А56-38247/2009 от 12 января 2010 г.; N ВАС-155/11 от 31 января 2011 г.; N ВАС-3329/11 от 1 апреля 2011 г.);

- договор лизинга (дело от 25 января 2010 г. N Ф09-11205/09-С3);

- договор поставки (дела от 7 июня 2006 г. N А43-45848/2005-4-1285; от 4 августа 2009 г. N Ф09-5520/09-С3; от 21 марта 2011 г. N А65-18442/2010; от 15 апреля 2010 г. N КГ-А40/3070-10-П; от 4 февраля 2011 г. N ВАС-597/11; от 5 мая 2011 г. N ВАС-2332/11);

- договор аренды (дела от 10 июня 2011 г. N ВАС-6494/11; от 14 июня 2011 г. N КГ-А40/9584; N ВАС-8601/11; от 2 июня 2009 г. N Ф04-3063/2009(7277-А70-39); от 28 сентября 2007 г. N КГ-А40/9730-07);

- договор оказания услуг (дела от 1 июня 2010 г. N А33-10913/2009; от 25 сентября 2009 г. N Ф10-4044/09; от 16 мая 2011 г. N ВАС-2753/11);

- договор займа (дела от 26 октября 2009 г. N Ф03-5493/2009; от 27 ноября 2009 г. N А45-4594/2009);

- договор возмездного оказания услуг (дело от 6 декабря 2010 г. N А56-7735/2009);

- договор подряда (дела от 24 августа 2010 г. N А14-20321/2009/634/1; от 8 ноября 2010 г. N Ф09-8750/10-С2; от 27 декабря 2010 г. N Ф09-10275/10-С2; от 8 июля 2010 г. N КГ-А40/6664-10);

- договор хранения (дело от 5 июля 2010 г. N А56-38054/2009);

- договор факторинга (дела от 29 октября 2010 г. N А65-20471/2008; от 27 января 2011 г. N ВАС-18527/10).

Следовательно, действующее законодательство, правовая доктрина и складывающаяся (особенно в последние три года) судебная практика относят конклюдентные действия к одному из видов объективированного волеизъявления, хотя и имеющему определенные недостатки по восприятию, пониманию, фиксации и т.д., но тем не менее являющемуся юридическим фактом, который может порождать, изменять и прекращать права и обязанности.

 

Конклюдентные действия как правообразующий юридический факт

Сделка порождает права и обязанности при условии соблюдения требуемой формы. Сделка, которая может быть совершена устно, может совершаться также путем осуществления лицом конклюдентных действий (п. 2 ст. 158 ГК).

ГК предусмотрел много возможностей использования конклюдентных действий при формировании договорных связей. Речь идет главным образом о правиле, составляющем теперь п. 3 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК. Им предусмотрено, что совершение лицом, получившим письменную оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению предусмотренных в ней условий договора признается акцептом, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Примерами служат: выполнение работ подрядчиком в ответ на предложение заключить договор подряда или уплата соответствующей суммы покупателем в ответ на предложение приобрести товары, выполнить работы или оказать услуги. Указанный способ заключения договора возможен в случаях, когда закон допускает как устную, так и простую письменную форму с тем, что при обязательной письменной форме письменной непременно должна быть и оферта.

То, что конклюдентные действия приводят к заключению договоров, можно проиллюстрировать и на других примерах: оформление договора страхования путем вручения стандартных форм страхователю на основе его заявления (письменного или устного) в виде выдачи страхового полиса или других специальных для страхования форм сертификата или квитанции - п. 2 ст. 940 ГК; договора хранения - путем выдачи номерного жетона (номера) или иного знака, удостоверяющего прием вещей на хранение, - п. 2 ст. 887 ГК; договора дарения - путем передачи дара в виде не только вручения, но и символической передачи: вручения ключей и т.п. или правоустанавливающих документов - п. 1 ст. 574 ГК; договоры перевозки, заключаемые путем совершения конклюдентных действий (принятие транспортной организацией заявки или заказа грузоотправителя; перевозка пассажиров, приобретающих билеты непосредственно в автобусе, маршрутном такси и т.п.); покупка товаров или обмен валюты через автоматы, приобретение товаров в магазинах самообслуживания. Конклюдентные действия иногда рассматриваются законодателем как способы продления договора. Так, п. 2 ст. 621 ГК признает, что если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения указанного в договоре срока, то при отсутствии возражений со стороны арендодателя договор признается продленным на тех же условиях на новый срок.

Конклюдентные действия используются, в частности, в биржевой торговле. Сначала брокер оглашает заявку выкриком по формуле "продам (куплю) - число контрактов - цена". Брокер, который соглашается с предложением, подтверждает это свое согласие громким выкриком "куплю (продам) - число контрактов - цена", одновременно указывая жестом на своего контрагента. При этом договор считается совершенным, если оба брокера подняли руки и произнесли соответствующие слова.

Помимо этого гражданин признается давшим согласие быть исполнителем завещания, если в течение месяца со дня открытия наследства он фактически приступит к исполнению завещания (абз. 3 п. 1 ст. 1134 ГК). В этом случае он выражает свое согласие путем совершения конклюдентных действий.

В практической деятельности многих коммерческих организаций, предложения которых могут расцениваться как публичная оферта, лицам, обращающимся к ним, нередко предлагается также совершить определенные конклюдентные действия. Например, издательство, предлагая свои книги широкому кругу читателей, сообщает также свои платежные реквизиты и выдвигает в качестве условия получения соответствующих книг предоставление копии платежного поручения, свидетельствующего о перечислении платы за книги в пределах установленных издательством цен.

По мнению профессора М.И. Брагинского <1>, конклюдентным действиям придается правообразующее значение при заключении договора. Специальные указания на этот счет содержатся в п. 3 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК, которые посвящены акцепту в форме конклюдентных действий.

--------------------------------

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1997. Кн. I. С. 163 - 166.


Во-первых, акцепт должен принимать форму совершения действий по выполнению указанных в оферте условий договора. Соответствующие положения ГК нуждаются в некотором уточнении, поскольку, строго говоря, договор к моменту совершения действия акцептантом только будет подобным образом заключен; самого договора пока еще нет. В качестве примера ГК приводит отгрузку товара, предоставление услуг, выполнение работ, уплату соответствующей суммы. Первая по счету ситуация имеет место в случае, когда в роли оферента выступает покупатель, вторая предполагает, что оферентом является заказчик услуг, в третьей ситуации в этой роли выступает заказчик работ, а четвертая возможна при любом возмездном договоре, который связан с оплатой предложенных оферентом товаров, работ или услуг.

Во-вторых, необходимо, чтобы оферта удовлетворяла определенным требованиям. Одно из них непосредственно вытекает из п. 3 ст. 438 ГК: в оферте должно содержаться условие о сроке акцепта.

В-третьих, предусмотренная в п. 3 ст. 438 ГК ситуация исключает в некоторых случаях возможность признать исполнение обязанности акцептантом заключением договора, если есть специальное указание на этот счет в оферте, в законе или ином правовом акте.

В-четвертых, п. 3 ст. 434 ГК признает применительно к рассматриваемой ситуации требование закона об обязательной письменной форме соблюденным лишь в случае, если оферта была письменной. Из этого следует, что все же при условии, если необходимости в письменной форме договора нет, способом, предусмотренным в п. 3 ст. 438 ГК, возможно заключить договор и в ответ на устную оферту (например, переданную по телефону).

По мнению А.Ю. Кабалкина, акцептом считаются действия по выполнению указанных в оферте условий, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Подобные действия должны совершаться лицом, получившим оферту, в срок, который установлен для ее акцепта. К их числу относятся отгрузка товара, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей денежной суммы <1>.

--------------------------------

<1> Кабалкин А. Заключение договора // Российская юстиция. 1996. N 9. С. 13.


В связи с применением нормы п. 3 ст. 438 ГК возник вопрос о том, должен ли акцепт в рассматриваемом случае представлять собой исполнение акцептантом всей своей обязанности, или достаточно выполнить ее часть. Ответ на указанный вопрос был дан в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8: "Для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом Кодекс не требует выполнения условий оферты в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте, и в установленный для ее акцепта срок" <1>. Думается, что соответствующее разъяснение позволяет различить две ситуации. Первая - совершение исполнения, которое само по себе является достаточным для признания наличия акцепта. Вторая - адресат оферты только приступил к исполнению.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 1996. N 9. С. 19.


При этом трудно согласиться с позицией М.И. Брагинского, в соответствии с которой случай, когда адресат приступил к исполнению, но не завершил его, не вполне соответствует п. 3 ст. 438 ГК, поскольку в противном случае снижается практическая необходимость данного института в связи с тем, что начало исполнения (если оно позволяет выявить волю стороны) должно восприниматься как акцепт, а соответственно, как заключение договора. В целом ряде обязательств исполнение может осуществляться несколько месяцев или лет, и ожидать полного исполнения обязательства нецелесообразно.

Применение п. 3 ст. 438 ГК ставит перед участниками гражданского оборота, а также перед судом вопрос о моменте, при котором в подобной ситуации договор должен считаться заключенным. На наш взгляд, есть основания и в данном случае исходить из общего принципа определения момента заключения договора. Договор считается заключенным в момент, когда оферент узнал о совершении ответчиком соответствующих действий. Приведенное положение означает, что в пределах указанного в оферте срока должно последовать либо само исполнение, либо получение оферентом извещения на этот счет. Иное решение поставило бы в затруднительное положение оферента, так как означало бы удлинение действия связанности за пределы срока, указанного в оферте.

В арбитражной практике возник вопрос о возможности заключения договора с помощью конклюдентных действий обеих сторон. Суть спора сводилась к следующему: комбинат стройматериалов отгрузил заводу краску, а тот, получив ее, отказался от оплаты. Президиум ВАС РФ отклонил иск. При этом он отверг утверждение истца о том, что ответчик не выполнил полностью своего обязательства по заключенному с ним устно договору. В решении было подчеркнуто, что договор между сторонами вообще не существовал: отгрузка краски одной стороной и выдача груза второй не могут создать договор, поскольку в таком случае не было соблюдено основное требование договора - о необходимости согласования существенных условий договора <1>.

--------------------------------

<1> Закон. 1997. N 1. С. 110.


Нам представляется, что такая позиция судебных органов не является верной. При этом следует иметь в виду два обстоятельства, из которых одно связано с формой, а другое - с содержанием договора. Пункт 2 ст. 158 ГК без каких-либо оговорок признает сделку заключенной в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку. По мнению М.И. Брагинского, при этом, однако, сохраняется требование о форме сделки: конклюдентное действие приобретает юридическую силу только для сделок, которые могут быть заключены устно. Значение включения в ГК п. 3 ст. 438 и п. 3 ст. 434 состоит главным образом в том, что в исключение из правил о форме договора письменная форма считается соблюденной только при условии, если конклюдентное действие последует в ответ на письменную оферту. Значит, взаимные конклюдентные действия невозможны при условии, если для договора установлена обязательная письменная форма.

Однако современная судебная практика, а также практика применения ряда развитых правопорядков показывают, что в несложных коммерческих договорах (например, купля-продажа товара) договор может считаться заключенным на основании встречно направленных конклюдентных действий. Продавец с определенной систематичностью доставляет товар, а покупатель в зависимости от необходимости принимает его, подписывая лишь акт или иную стандартную форму. Несмотря на это, продавец считается обязанным по исполнению своих обязательств по гарантийному ремонту товара, а также устранению других недостатков товара. Так же зачастую обстоит дело и при заключении договора об оказании услуг.

Вывод о возможности заключения договора двусторонними конклюдентными действиями основан на признании их способом выражения воли лица. По этой причине, когда конклюдентные действия с обеих сторон позволяют прийти к выводу о совпадении воли сторон, этого достаточно для признания договора заключенным.

Но для этого необходимо учесть второе обстоятельство: ст. 431 ГК не делает никаких изъятий из правила о необходимости согласования существенных условий. Значит, конклюдентные действия той из сторон, которая может считаться оферентом, должны включать существенные условия договора, а действия второй стороны должны подтверждать согласие с условиями.

В одном из рассмотренных Президиумом ВАС РФ споров возник вопрос о том, можно ли считать договор между сторонами заключенным. В Постановлении отмечалось, что, поскольку товар был поставлен и принят без претензий второй стороной, из этого следует: "Поведение сторон свидетельствует о том, что они намеревались заключить договор и фактически это намерение выполнили" <1>.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 1996. N 1. С. 54 - 55.


При этом само по себе отсутствие письменного ответа на предложение заключить договор купли-продажи не может служить основанием для признания договора незаключенным при намерении сторон заключить договор на условиях, предложенных одной из них, и фактическом выполнении этого намерения. В каждом конкретном случае необходимо выяснить действительные намерения обеих сторон по заключению договора. Следует принимать во внимание как письменные документы (обмен письмами, телеграммами, телефонограммами и т.п.), так и действия сторон, свидетельствующие о принятии или отклонении предложения стороны заключить договор.

Данное мнение разделяет Л.А. Новоселова <1>, отмечая, что если путем толкования условий сделки, оценки иных письменных доказательств по делу можно установить наличие и содержание встречно направленной воли сторон, то основания для признания договоров незаключенными отсутствуют. Пороки волеизъявления могут быть компенсированы путем толкования договора. Задачей арбитражного суда является выявление действительной воли сторон с учетом цели договора... В целях выявления воли сторон закон требует принимать во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся в отношении сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

--------------------------------

<1> Новоселова Л. Заключен ли договор? Об оценке арбитражными судами наличия договорных отношений // Хозяйство и право. 1994. N 9. С. 104.


Необходимо также отметить заметную активность судей Высшего Арбитражного Суда России, которые, реализуя свои полномочия в качестве судей высшей инстанции, все чаще используют неформализованный подход к толкованию норм закона, а также к толкованию содержания договора. При этом судьи учитывают не только содержание текста договора, но и фактическое поведение сторон по его исполнению, встречно направленную волю, переписку и другие значимые обстоятельства для уяснения сути правоотношений, возникающих между сторонами. Также судьи учитывают такое непоименованное в законе, но очень важное обстоятельство, как длительность отношений. Суд принимает во внимание не только действия лиц по исполнению договора, но и срок и количество систематически повторяемых действий (например, еженедельное выставление счетов и встречная их оплата на протяжении длительного времени), длительное молчание стороны и отсутствие возражений в деловой переписке и иных формальных двусторонних документах, связанных с исполнением договора. По сути, в современный юридический оборот медленно и робко, но все же вводится правовой институт англо-американского права estoppel <1>.

--------------------------------

<1> См.: Кейлин А.Д. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. М., 1958. Ч. II. С. 185 - 187; Пучинский В.К. Гражданский процесс зарубежных стран. М., 2007. С. 204 - 213; Бернам У. Правовая система США. М., 2007. С. 401.


Одно из первых подобных дел было рассмотрено Президиумом ВАС РФ в мае 2010 г. <1>, хотя в данном деле и не упоминался термин "конклюдентные действия". Спор был связан с недобросовестной попыткой одной из сторон обязательства признать договор незаключенным при наличии к тому формальных (казуистических) оснований. Истец утверждал, что в договоре подряда не согласованы начальный и конечный сроки выполнения работ, что было установлено и поддержано судами трех инстанций. Однако Президиум ВАС РФ не согласился с таким подходом и указал, что требования гражданского законодательства об определении периода выполнения работ по договору подряда как существенного условия этого договора установлены с целью недопущения неопределенности в правоотношениях сторон. Если начальный момент периода определен указанием на действия стороны или иных лиц, в том числе на момент уплаты аванса, и такие действия совершены в разумный срок, неопределенность в определении срока производства работ устраняется. Следовательно, в рассматриваемом случае условие о периоде выполнения работ должно считаться согласованным, а договор - заключенным. Как установлено судами и подтверждается материалами дела, ответчиком аванс уплачен в соответствии с условиями договора.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 2010 г. N 1404/10.


Позднее Президиум ВАС РФ в другом деле <1> также не посчитал возможным согласиться с выводом судов нижестоящих инстанций о незаключенности договора подряда, указав, что требования гражданского законодательства об определении периода выполнения работ по договору подряда как существенного условия этого договора установлены с целью недопущения неопределенности в правоотношениях сторон. Однако если подрядчик выполнил работы, а заказчик их принял, то неопределенность в отношении сроков выполнения работ отсутствует. Следовательно, в этом случае соответствующие сроки должны считаться согласованными, а договор - заключенным.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 8 февраля 2011 г. N 13970/10.


Более того, в ситуации, когда требование о признании незаключенным договора подряда предъявлено заказчиком, который получил и принял исполнение, но сам его не предоставил, и сроки давности взыскания с него задолженности как неосновательного обогащения истекли, такое требование следует квалифицировать на основании ст. 10 ГК как злоупотребление правом.

По правилам ст. 431 ГК для определения содержания договора в случае его неясности подлежит выяснению действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Президиум выдвинул чрезвычайно важный тезис-принцип толкования договоров: в случае наличия спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений.

Явно уловив тренд, задаваемый Президиумом ВАС РФ, коллегии судей высших инстанций, решая вопрос о передаче или об отказе в передаче дела в Президиум, при выявлении правоотношений между сторонами все чаще стали учитывать не только фактические обстоятельства заключения договора, но и фактическое поведение сторон по его исполнению, содержание взаимной переписки, связанной с исполнением обязательства, и другие обстоятельства, называя их конклюдентными действиями сторон.

На заседании Президиума ВАС РФ <1> было рассмотрено следующее дело. Предприятие, зарегистрировав в 2005 г. право хозяйственного ведения на причал, передало его обществу по акту приема-передачи от 1 июля 2005 г. N 8, оформленному со ссылкой на договор аренды 2005 г. без номера и даты. Такой договор аренды причала с 1 июля 2005 г. на неопределенный срок между указанными лицами был составлен, но подписан только директором общества. Директор предприятия договор не подписал, мотивировав данное обстоятельство отсутствием порядка заключения подобных договоров.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2011 г. N 4905/11.


Вместе с тем обе стороны упомянутого договора аренды подписали приложение N 2 к нему о размере арендной платы за пользование причалом, которая была определена на основании отчета независимого оценщика. Кроме того, общество и предприятие, действуя в качестве арендатора и арендодателя, заключили договор от 1 июля 2005 г. N 11/02-А о полном возмещении первым второму коммунальных и эксплуатационных расходов на содержание причала, выплачиваемых ежемесячно по 1/12 части годовых расходов, что предусматривалось п. 2.2.1 неподписанного договора аренды.

Весь период пользования причалом до момента рассмотрения дела в суде предприятие ежемесячно выставляло обществу счета-фактуры на согласованные суммы (за аренду или использование причала, оказание услуг по аренде, возмещение расходов), которые общество платежными поручениями оплачивало.

В последующем предприятие, ссылаясь на отсутствие заключенного договора аренды, потребовало от общества уплаты разницы между уплачиваемой арендной платой и той ценой аренды, которая была определена независимым оценщиком. К счастью, Президиум ВАС РФ вслед за коллегией судей не стал придерживаться формальных требований закона, а подробно исследовал фактические обстоятельства дела и суть сложившихся правоотношений.

В частности, он установил, что, оформляя акт приема-передачи причала, предприятие и общество не могли не знать об отсутствии между ними заключенного договора аренды причала.

Тем не менее предприятие по собственному волеизъявлению передало обществу причал во владение, ежемесячно требовало и принимало плату за его использование по согласованной цене, а общество своевременно вносило плату за пользование причалом.

Предложений о возврате причала либо об увеличении цены его пользования предприятие обществу не направляло.

Таким образом, договоренность о цене пользования причалом в отношениях между предприятием и обществом была достигнута, выражена в письменной форме, в течение четырех лет подтверждалась ими конклюдентными действиями при расчетах и связала их обязательством, которое не может быть произвольно изменено одной из сторон (ст. 310 ГК).

Более того, подписанное предприятием и обществом приложение N 2 к тексту не подписанного предприятием договора аренды содержит указание об определении арендной платы (причем без включения налогов и расходов) на основании отчета от 27 июня 2005 года.

Если фактический пользователь имущества уплачивал согласованную с его отчуждателем (собственником или законным владельцем) цену пользования, определенную отчуждателем без порока воли и нарушения требований закона, то неосновательное обогащение у данного пользователя отсутствует и оснований для применения положений ст. ст. 1102, 1105 ГК не имеется.

Таким образом, Президиум ВАС РФ, хотя определенно и четко не указал на то, что между сторонами был заключен договор аренды путем совершения конклюдентных действий, но все же установил возникновение некоего непоименованного, но легального правоотношения.

Позднее, 4 октября 2011 г., Президиумом ВАС РФ было рассмотрено еще более интересное дело, касающееся вопроса заключенности договора поручительства, обеспечивающего исполнение обязательств по облигациям.

Президиум выявил следующие обстоятельства. Договор поручительства второго уровня заключен поручителем посредством акцепта кредитором сделанной должником публичной оферты, которая размещена на корпоративном сайте эмитента и опубликована в журнале. В соответствии с п. 3.5 указанной оферты ее акцепт мог быть совершен только путем приобретения облигаций, и договор поручительства второго уровня считался заключенным с момента возникновения у владельца облигаций прав на них, при этом письменная форма договора поручительства считалась соблюденной. Из содержания оферты усматривается четко выраженная воля должника на предоставление поручительства.

При рассмотрении требования банка суды нижестоящих инстанций установили факт отсутствия в решении о выпуске ценных бумаг и проспекте ценных бумаг подписи должника как лица, предоставившего обеспечение за эмитента, и на основании норм Закона о рынке ценных бумаг и ст. 362 ГК сделали вывод о несоблюдении простой письменной формы договора поручительства.

Коллегия судей, передавая дело в Президиум ВАС РФ <1>, указала, что публичное размещение должником оферты и ее акцепт кредитором в определенном офертой порядке не могут быть признаны договором поручительства.

--------------------------------

<1> Определение ВАС РФ от 15 июня 2011 г. N 9951/10.


Между тем при решении вопроса о возникновении у должника обязательств перед держателями облигаций судам следовало учесть намерения и волеизъявление сторон, направленные на возникновение договорных отношений, в частности обязательств по уплате денежных сумм при неисполнении поручителем по облигациям своих обязательств. Предоставление должником обеспечения по обязательствам первого поручителя в форме, доступной для всех приобретателей ценных бумаг, как и покупка кредитором облигаций эмитента, свидетельствует о наличии сложившихся между сторонами договорных обязательств в результате их конклюдентных действий.

Положения ст. ст. 17 и 27.4 Закона о рынке ценных бумаг касаются только поручительства, обеспечивающего исполнение обязательств самого эмитента облигаций (т.е. поручительства первого уровня), и к обязательству, публично принятому должником, применены быть не могут; следовательно, правовых оснований для освобождения поручителя от исполнения публично принятых на себя обязательств не имеется.

Как видно из формулировок, коллегия судей, так же как и в других судебных актах, не указала на то, что между сторонами был заключен договор поручительства, между тем констатировала наличие неких сложившихся договорных обязательств в результате их конклюдентных действий, которые влекут возникновение обязанности у поручителя в полном объеме заявленных держателем облигаций требований. Следовательно, вне зависимости от названия этого непоименованного обязательства его правовые последствия были приравнены к поручительству.

Необходимо отметить, что во всех приведенных постановлениях Президиума ВАС РФ есть указание на то, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем Постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, что свидетельствует об их прецедентном характере.

Следующая страница

Категория: Гражданское право | Добавил: x5443x (26.03.2016)
Просмотров: 892 | Теги: конклюдентные действия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
...




Copyright MyCorp © 2016